Подписаться на обновления
19 августаПонедельник

usd цб 65.9961

eur цб 73.2227

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Общество    Экономика    В мире    Культура    Медиа    Технологии    Здоровье    Экзотика    Корреспонденция    Книги   
  среда, 15 сентября 2010 года, 02:08

Владимир Сорокин


Владимир Сорокин // Коммерсантъ
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог


Владимир Сорокин (1955) — один из ведущих писателей современной России, первоначально представлявший концептуализм, но постепенно освободившийся от его влияния и ставший самостоятельной фигурой, наиболее последовательно и точно, хотя и в метафорической форме отражающий особенности социокультурной ситуации в стране рубежа веков. Известен также как драматург и киносценарист.

Раннее творчество Сорокина

Сорокин, первоначально занимавшийся живописью и художественной графикой, ещё совсем молодым человеком вошёл в круг художников-концептуалистов (Булатов, Кабаков, Вс. Некрасов, Д.А. Пригов, Рубинштейн), активно работавших с речевыми клише и включавших в свои художественные работы всевозможные тексты.

Поэтому самые ранние произведения Сорокина (повесть «Очередь» [1983], состоящая из реплик и переклички людей, стоящих в очереди непонятно за чем, и особенно сборник рассказов «Первый субботник» [1979—1984]) на самом деле являются не литературными, но художественными произведениями, в которых формальное и пластическое мастерство не менее важно, чем вербальное наполнение.

Другое дело, что в логоцентричной, литературоцентричной стране такие художественные тексты воспринимались как сугубо литературоцентричные жесты и потому несколько ошибочно проходили по литературному ведомству.

Открытия Сорокина

Ранние рассказы, а также книги «Роман» (1985—1989) и «Норма» (1979—1983) были построены на двух очень важных литературных приёмах, открытых Сорокиным. Первое открытие основано на дискурсивных смещениях: текст, начинающийся в одном стилистическом ключе, продолжается в каком-то другом, чтобы после очередного «перещёлкивания» закончиться в каком-то третьем, противоположном предыдущим ключе.

Эти «перещёлкивания» (между прочим, опередившие похожие открытия Квентина Тарантино) основаны на том, что Бахтин называл «памятью жанра»: для того чтобы произведение опознавалось выдержанным в том или ином жанре, оно обязательно должно нести ряд признаков этого самого жанра: у песни они одни, у басни — другие, у романса — третьи.

Сорокин брал формальные признаки того или иного жанра, синтезировал те или иные писательские манеры (условные Набоков или Тургенев) и наполнял их прямо противоположным по смыслу содержанием. Кроме того, он сталкивал жанры с помощью «вирусов», запускаемых в недра дискурса. И в этом состояло другое его немаловажное открытие.

Третье открытие Сорокина — «буквализация метафоры» — тоже позже было активно использовано кинематографом. Буквализация метафоры основана на логическом продолжении метафоры и доведении её таким образом до абсурда. Так, в «Норме» по деревне одинокая бродит гармонь, а пареньку пытаются отпилить руки, поскольку они у него золотые.

На этом приёме построены многие тексты и зрелого периода творчества Сорокина.

Творчество зрелого периода

С концептуализмом Владимир Сорокин распрощался книгой «Пир» (2000), не случайно каждый включённый в неё текст посвящён тому или иному. Далее начались поиски своего собственного, незаёмного стиля и языка.

Главным произведением этого периода стала гностическая «ледяная трилогия», состоящая из книг «Лёд» (2002), «Путь Бро» (2004) и «23000» (2005), в которых влияние концептуальной поэтики оказалось постепенно изжитым. Как и каждый большой художник, Сорокин выше любых течений, направлений и школ.

Новый период начался у Сорокина пару лет назад, когда писатель опубликовал сначала антиутопию «День опричника» (2006), темы которой были продолжены в сборнике рассказов «Сахарный Кремль» (2008) и повести «Метель» (2010), демонстрирующих метафорические смещения реальности в сторону антиутопической констатации существующей в стране ситуации.



Сорокин: рождение пародии из духа музыки

7 августа 2010 года исполняется 55 лет писателю Владимиру Сорокину

7 августа 1955 года родился Ребров, один из убойной бригады, мчащей по страницам романа «Сердца четырёх», тогда же родился и Владимир Сорокин. Что из этого следует? А что следует из того, что Достоевский позволил генералу Иволгину по-гаерски употребить надпись с могилы своей матери («Покойся, милый прах, до радостного утра»)? Да ничего! Или почти ничего.

07.08.2010 09:23, Виктория Шохина







 

Мнения по теме «Владимир Сорокин»

Сергей Львов

Метель после модернизации

Отсыл к традиции как взгляд в будущее

Почему-то литературным критикам очень важно определиться, ЧТО написал Владимир Сорокин: роман ли, повесть или просто большой рассказ?.. Но кажется более важным другой вопрос: о ЧЁМ написал Сорокин в своей «Метели»?

Дмитрий Бавильский

Настало никогда

Достучаться до небес ― 2. В финале повести Сорокина «Метель» приходит не Фортинбрас, но китайцы: чужой язык открывает другую реальность

Как правильно прочитать новую повесть Владимира Сорокина «Метель»? Да как хочешь, так и читай. Всё равно, что ты из неё вычитаешь.

Галина Юзефович

Три богатыря

В российской литературе правит триумвират – Пелевин, Сорокин, Акунин

Главные отечественные писатели современности монополизировали книжный рынок: никому из конкурентов и близко не подобраться к их гонорарам, тиражам и популярности. Однако монополизм вреден в литературе не меньше, чем в экономике.

Интервью по теме «Владимир Сорокин»

Ольга Раева: «Ожидание казни и восхождение на эшафот…»

Композитор, сочиняющая оперу в восьми снах рассказывает о работе с Владимиром Сорокиным и о том, как к ней приходят музыкальные идеи

Ты им доволен ли взыскательный художник? Какую роль в нынешней жизни выполняет современная поисковая музыка? Как приходят идеи новых сочинений? Должен ли композитор сам быть хорошим исполнителем, как Лист, как Шопен, как Рахманинов? Должен ли он уметь дирижировать, как Стравинский?

Владимир Сорокин: «Идеальное бывает разных размеров…»

Сорокин о Толстом и Достоевском, Перми и Норильске, глобализации и новом мученичестве

Писатель большого калибра исчез из русской культуры, считает Владимир Сорокин, на роль духовного лидера нации вполне может претендовать продавец кондиционеров. Сорокин ответил на вопросы пользователей «Живого журнала», которых интересовала новая телесность и последствия экономического кризиса.

Александр Иванов: «Пиар относится к области бессознательного»

Чтобы быть по-настоящему успешной, реклама должна соответствовать духу продукта, который она пытается продвигать

В конце января исполняется 20 лет фетве, вынесенной аятоллой Хомейни против Салмана Рушди. Пока на Западе спорят, можно ли считать публикацию «Сатанинских стихов» продуманной пиар-акцией, мы поговорили о рискованных технологиях промоушена с Александром Ивановым — руководителем издательства Ad Marginem и непосредственным участником многих литературных скандалов последних лет.