Подписаться на обновления
18 октябряСреда

usd цб 57.3392

eur цб 67.4596

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Печать  ТВ и радио  Новые медиа  Медиабизнес  Стартапы  Кризис в СМИ  Информационное право  Facebook  Живой Журнал  Экономика знания  ВКонтакте  Общественное достояние  Ноосфера. Запуск 
  вторник, 24 июня 2014 года, 14:00

«Здесь все нельзя. О последствиях атаки на Интернет»
Статья в журнале «Искусство кино» с докладами членов Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека


Кадр из фильма «Сеть», режиссер Ирвин Уинклер
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




СПЧ провел 21 апреля 2014 года специальное заседание на тему «Права человека в контексте законодательного регулирования Интернета в России», на котором обсуждались последние законопроекты, касающиеся ограничения распространения информации, а также авторские права и свободный контент как фактор инновационного развития России.

С докладами выступили члены совета – заведующий кафедрой новых медиа факультета журналистики МГУ Иван Засурский, председатель межрегиональной ассоциации правозащитных организаций «АГОРА» Павел Чиков, профессор кафедры федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» Илья Шаблинский, исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов, профессор кафедры ЮНЕСКО Высшей школы экономики Астамур Тедеев, главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин. 

Вел заседание советник Президента РФ профессор Михаил Федотов. 

МИХАИЛ ФЕДОТОВ. Проблема правового регулирования сети Интернет, с одной стороны, знакомая, а с другой – абсолютно новая, потому что здесь мы сталкиваемся с реальностью виртуального пространства, которое совершенно непривычно для человека, и сегодня попытки юридическими средствами воздействовать на правоотношения в этой сфере сопряжены с огромными трудностями.

Одна из них связана с органическими свойствами киберпространства – мы должны как-то совершенно по-другому отвечать на те вопросы, которые известны миру со времен римского права: «Любая правовая норма действует в пространстве, во времени и по кругу лиц». Но в киберпространстве нет географической локализации юридического факта. В Интернете без специальной международной конвенции нельзя никакую доменную зону привязать ни к какой национальной юрисдикции, а конвенции такой пока нет. Следовательно, если в Интернете нет возможности географически определить место совершения события, значит, возникает вопрос о том, как будет действовать правовая норма в пространстве.

Второй аспект – это действие правовой нормы во времени, но мы с вами знаем, что в Интернете нет времени: оно меняется в зависимости от того часового пояса, в котором происходит событие, – следовательно, вы должны время привязать к пространству, а пространство-то там отсутствует. По сути, Интернет и наша реальная жизнь существуют в параллельных мирах: ни одно государство не может определить свои границы в Интернете, оно тут – это сегодня очень важно – не ощущает собственных границ.

За лайки и репосты любой информации, которая кому-то может показаться опасной, оппозиционной, разжигающей, провокационной и т.д. человек теперь может реально сесть в тюрьму на пять лет! Благо, за интернетом в наши времена следят не только специальные машины, в режиме онлайн просматривающие все посты пользователей в тех же соцсетях, но и отряды хунвэйбинов, нашистов, кремлеботов, которые за очередной донос на слишком свободно мыслящего гражданина могут получить прибавку к жалованию, а потому количество доносов будет лишь расти, сайты и аккаунты подозрительных пользователей блокироваться, с ними-самими будут проводиться специальные действия по выявлению в их действиях и высказываниях признаков экстремизма. Тем более что согласно принятым в прошлом году законам любые сайты можно блокировать в досудебном порядке.

И, наконец, по кругу лиц. Вот вы получили письмо по электронной почте от некоего лица, но вы уверены, что оно именно от этого человека? Такой уверенности нет и быть не может, потому что в Интернете мы сталкиваемся с ситуацией, когда субъектами являются не физические лица и даже не юридические, несмотря на то что это просто юридическая фикция: в Интернете субъектами взаимодействия являются сетевые объекты – компьютеры. И вы никогда не знаете, кто и в какой момент за каждым из них сидит. Предположим, с вашего домашнего компьютера в Интернете размещена какая-то противоправная информация, начинается следствие – вас обвиняют в том, что она была отправлена в Интернет с вашего компьютера, но это же не значит, что действовали именно вы, а не ваши гости, дети, другие люди… Анонимность является таким же органическим свойством Интернета, как и его безграничность и его трансграничность.

Все эти проблемы могут быть урегулированы только на основе международного конвенциального подхода: именно здесь как раз и кроется большая опасность, потому что в его отсутствие каждый национальный законодатель начинает искать собственные подходы. Здесь он неминуемо сталкивается с проблемами трансграничности, вневременного характера и анонимности – органических свойств киберпространства. Тут непременно нужно искать какие-то новые пути. Этим занимаются и ученые, и законодатели, ну а исполнительная власть пытается по мере возможности выполнить те нормы, которые создает законодатель.

Хочу в связи с этим привести слова Филиппа Кео, руководителя сектора коммуникации и информации ЮНЕСКО. Он сказал лет восемь назад: «Строить в Интернете систему запретов – это все равно что строить дамбы посреди океана: усилий много, а толку никакого. В океане нужно строить не дамбы, а корабли».

ИВАН ЗАСУРСКИЙ. У нашего совета есть определенная история оценки событий, которые происходят с Интернетом в России. В частности, мы первые откликнулись на ситуацию, когда было снято табу на законодательное регулирование Интернета, рассматривался 139-й закон о блокировке сайтов в связи с детской порнографией, наркотиками и суицидами.

В своем заявлении мы сразу дали понять, что в действительности, конечно же, это является трюком и вслед за этим законопроектом последуют другие инициативы, которые будут развивать философию и практику блокировок. Высказали предположение, что следующими будут авторские права и политические свободы. Где-то, видимо, существует некая «дорожная карта», по которой идет работа в отношении интернет-законодательства, к сожалению, эта информация не является публичной.

На территории Украины происходят события, которые кроме прочего имеют также трансграничную природу, в частности у нас развернулась настоящая информационная война. Накал страстей очень высок, и люди, которые участвуют в этом процессе, хорошо владеют технологиями размещения и распространения соответствующей информации через социальные сети.

Очевидно, что все законопроекты, которые сейчас вносятся, исходят из желания получить законную возможность контролировать любую информацию. В частности, в последнем антитеррористическом пакете дополнительные обязанности накладываются на пользователей Интернета, если на страничку пришло более трех тысяч посетителей.

Если этот законопроект будет реализован, то фактически все популярные блогеры и все частные лица, которые в силу тех или иных обстоятельств получили на свою страницу в Интернете больше трех тысяч посетителей, могут быть оштрафованы. И, разумеется, те же самые меры могут коснуться всех тех, кто предоставляет им интернет-услуги, не говоря уже о блокировках сайтов и прочем.

Очевидно, что этот законопроект пересекает ту красную линию, которая отделяет нынешнее законотворчество Думы от нарушений конституционных запретов. Выбранная информационная политика, на мой взгляд, есть не что иное, как способ радикализации ситуации в стране, подготовка к эскалации будущих социальных конфликтов, что очень несложно доказать на примере Украины. События, которые там происходили, если вы помните их предысторию в прошлом году, четко показывали связь между принятием репрессивных законов и других аналогичных поступков власти, нацеленных на урегулирование конфликта с помощью силовых тактик давления и контроля, что неизбежно приводило к разрастанию протестной активности.

С моей точки зрения (а моя специализация – это сфера новых медиа), те шаги, которые сейчас предпринимаются, не могут во время информационной войны внести какой-либо позитивный вклад в разрешение ситуации, они, напротив, ведут к ее эскалации и в конечном счете к разрушению страны. Почему? Мы уже дважды теряли государственность во многом из-за цензуры, из-за того, что политические процессы оказывались недоступными и невидимыми ни для власти, ни для, скажем так, более продвинутой части общества. Мы знаем явления, которые неизбежно порождает любая цензура: люди начинают бояться говорить, начинают высказывать стереотипные официальные точки зрения, а реальность медиа начинает стремиться отражать только то, что они хотели бы видеть, вместо того чтобы отражать актуальные конфликты. Все это приводит к тому, что социальная система становится невероятно поверхностной, примитивной, даже глупой, а сами граждане – легкой добычей манипуляторов в любой информационной войне.

Сейчас концептуальная идеологическая война ведется, как вы знаете, на уровне каждого пользователя, потому что каждый человек выбирает, во что верить, в ситуации, когда вы ограничиваете его доступ к информации. У наших людей, которые привыкли к практике советского времени, этот рефлекс действует как безусловный. Но в какое-то мгновение официальная информация начнет восприниматься как недостоверная, а значительная часть пользователей Интернета в конечном счете радикализируется. Ради своих убеждений они будут идти до конца, потому что у них не останется никакого способа получать независимую информацию.

Те законопроекты, которые сейчас разрабатываются и вносятся в парламент, не просто, на мой взгляд, вводят в России цензуру – в политическом смысле они интенсивно раскачивают лодку. По сути, мы имеем дело с глубоко непрофессиональным подходом к очень серьезному новому феномену функционирования современных обществ. Во многом только ради того, чтобы у начальников, ответственных за формирование политического курса, была хорошая отчетность перед высшей властью. Так формируются шансы для поражения действующей системы, потому что, будучи закрытой в современном глобальном мире, она просто не может выиграть.

Россия сейчас делает заявку на мировое лидерство, хотя бы на то, чтобы быть более значимой, суверенной, серьезной страной. Но нет никакого способа выиграть в этом соревновании, если она закрывается от мира. В этом случае мы только укореняемся в своих предрассудках. Мир перестает нас понимать, равно как и мы его.

Снятие табу на законотворчество в отношении Интернета стало неким призывом ко всем, кому он мешает разобраться наконец с этим новым цивилизационным феноменом. Изменение политического курса позволило в свое время извозчикам поднять бунт против таксистов, а крестьянам – против железных дорог. Люди, страдающие под натиском инноваций, нарождающихся бизнес-моделей, новой информационной экономики, заинтересованные в сохранении отживающей системы взглядов, смогли найти взаимопонимание с депутатами Думы и внесли несколько законопроектов, которые разрушают информационную экономику России. А ведь она является самым быстрорастущим сектором отечественной экономики. Здесь нет стагфляции, инфляции, рецессии – в интернет-экономике у нас рост 30 процентов в год. А могли бы ожидать в этом году до 40 процентов.

До 2013 года Россия была одним из излюбленных мест для того, чтобы начинать интернет-бизнес. Это было связано с несколькими особенностями нашей ситуации, главной из которых было то, что инвесторы очень серьезно воспринимали обещания Путина не трогать Интернет. Это значительно снижало инвестиционные риски. Кроме того, предписывающих законов действительно не было, как и никаких попыток со стороны политического класса, спецслужб или каких-то других заинтересованных лиц вносить законодательные изменения, которые подрывали бы саму природу функционирования Интернета. Ущемления тех технических особенностей, которые в действительности делают эту среду тем, что она собой представляет.

После событий, которые развернулись в российском Интернете в последние полгода, мы можем сказать, что крупнейшие российские компании сильно пострадали, в частности капитализация «Яндекса». У нас умеют сделать все что угодно: отобрать компанию, отключить – мы никак не сможем это изменить.

Можно признать, что крупнейшая российская компания «ВКонтакте» оказалась, по сути, разорена через силовое воздействие, через преследование ее генерального директора ради того, чтобы создать механизмы, с помощью которых можно блокировать активность пользователей Сети. А ведь «ВКонтакте» является самой крупной и быстрорастущей в Европе социальной сетью, которая имела потрясающую репутацию во многом из-за того, что во главе нее стоял очень креативный человек с либеральными взглядами. Пользователь с абсолютно любой политической, социальной, какой угодно ориентацией мог свободно использовать «ВКонтакте», не чувствуя себя ущемленным, маргинальным. Будучи умным или глупым, мог свободно пользоваться этой сетью. «ВКонтакте» потеряет сейчас эту свою привлекательность. Во всяком случае, в значительной степени это уже произошло. Сам Павел Дуров наверняка от этого даже в каком-то смысле выиграл, потому что его новый продукт Messenger строится целиком на победе над теми проблемами, с которыми в России столкнулась сеть «ВКонтакте»: протокол Telegram недоступен нашим спецслужбам, все его серверы находятся за пределами Российской Федерации, а ключи к шифрованию также не могут быть получены. Самые перспективные, талантливые и иногда самые богатые люди в Интернете, как только у них появляется малейшая возможность, уезжают в Америку и начинают бизнес в Калифорнии, где у них есть достаточно серьезная защита от юридических рисков.

Есть ли шанс, что в современном глобальном мире подобная ситуация может усилить Российскую Федерацию хоть каким-то способом? С моей точки зрения, существует колоссальное непонимание природы Интернета именно как коммуникационной системы, как информационной среды. В отличие от традиционных медиа, где очень важен сигнал, который я посылаю тому, кто его получает, где идет прямая передача сигнала, Интернет имеет резонансную природу. Не так важно, с какой силой вы послали сигнал, важно то, что когда сигнал уже в Сети, он мгновенно возвращается оттуда, обретя стократную силу. Поэтому в действительности контролировать это невозможно в принципе, потому что в тот момент, когда этот сигнал идет, он идет намного быстрее, чем вы можете пошевелиться. В течение секунд или минут современные технические возможности позволяют противостоять любым попыткам блокировки.

В конце концов выяснилось, что вся система блокировок просто несовместима с информационной средой следующего поколения с адресным пространством IPv6, который сейчас вводится. Вместо победы эта стратегия приводит к поражению, не позволяет тотально контролировать общественные настроения, скорее, наоборот, их радикализирует. Ограничения и контроль, давление в информационном пространстве являются средством для государства дотянуться до каждого гражданина, чтобы стукнуть его по голове.

В условиях резонансной информационной среды можно говорить о том, что нет другого способа довести ситуацию в России до кипения, кроме как атаковать всех без разбору лидеров мнений, сделав их обязанными регистрироваться, платить штрафы, а значит, действовать. Не пройдет и полугода, как станет очевидно, что это все не работает, а те, кто атакует Интернет, жертвуют возможностью собственной победы в информационной войне. Они изначально занимают проигрышную позицию: отказываются от работы с людьми, пытаясь контролировать лишь сами каналы доставки смыслов.

Долгосрочная победа в информационной войне возможна только в том случае, если государство реализует принципиально иную политику: осуществляет инвестиции в культуру, образование, в развитие личности. Сохраняет открытое коммуникационное пространство, дает возможность сложиться определенным общественным отношениям, которые в своей мозаичности и обеспечивают объемный образ жизни. Мы сейчас в этом плане находимся на самом пике конфликта, потому что антипиратские поправки, ставшие локомотивом блокировок, являются, безусловно, регрессивными с точки зрения влияния на информационную экономику. Они принудительно инсталлируют устаревшие бизнес-модели, правоотношения, само понимание охраны авторских прав. Под видом борьбы с потенциальными оппонентами происходит отторжение людей, которые хотят смотреть советское кино, с теми сервисами, которые предоставляют доступ к труднодоступным лентам.

Выбранная стратегия приводит лишь к эскалации ограничений, к тому, что вся коммуникация онлайн становится исключительно национальной, а в результате многие перестают вообще интересоваться информацией и под напором репрессий, по сути, гоняют между собой устаревшие стереотипы. В этой ситуации наша страна становится очень уязвимой.

В минувшем году мы получили миграцию самых перспективных бизнесменов в Америку – теперь они там развивают сложнейшие способы доставки информации, недоступные нашим спецслужбам. Всю эту работу они, кстати, делают на свои деньги, которые заработали в России, а теперь вывезли их, чтобы там инвестировать в новые разработки.

Чем большее будет давление ограничений, тем больше спонтанной энергии молодых людей будет направлено на борьбу с системой. Мне кажется, сейчас очень важно остановиться, подумать, какие цели на самом деле преследует это регулирование и к каким результатам мы можем прийти.

ВЛАДИМИР ХАРИТОНОВ. Ситуация перешла черту, за которой мы должны уже говорить не о свободе слова, а о «свободе цензуры», которая появляется в нашей стране.

Можно напряжением значительных сил государства ограничить обмен и распространение информации: мы все помним, как это происходило в те времена, когда Интернета еще не было, но в этом случае остается обмен личной информацией. С другой стороны, нельзя – если только не полностью отключить инфраструктуру Интернета, на которую завязана сейчас значительная часть коммуникаций экономики страны, – ограничить обмен и распространение информации. Она уже не зависит от материального носителя – действительно, бесполезно строить дамбы в океане. Однако начиная, видимо, с закона о «черных» списках и заканчивая последними законодательными новациями – законом о блогерах – государство осуществляет действия, которые вполне можно квалифицировать как нарушение Конституции. В частности, статьи 13 о запрете монополии на идеологию, статьи 24 о том, что «сбор, хранение, использование, распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается», статьи 28 о том, что «каждому гарантируется свобода совести, также право иметь и распространять не только религиозные, но и иные убеждения», статьи 29 о том, что «гарантируется свобода слова и никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них».

Учитывая то, что любой российский районный суд может инициировать признание любого материала экстремистским, становится понятно: попав в список, материалу от этого клейма уже не отмыться. Очень хорошо это иллюстрирует случай с книгой «Удар русских богов», решение о признании которой экстремистским материалом было отменено через некоторое время после вынесения. Однако к тому времени книга уже была в списке и находиться там будет еще долго: никакой процедуры исключения оттуда не предусмотрено...

Дело, впрочем, не только в том, что законодательная и исполнительная власти идут поперек как буквы, так и духа Основного закона страны, но и в том, что существование нормального, жизнеспособного общества невозможно без свободы выражения мнений граждан и распространения информации. Без этого государство обречено принимать решения, действовать только в той картине реальности, которую оно само и навязывает гражданам, независимо от ее краткосрочной и долгосрочной эффективности. Сложные системы гибнут без обратной связи, отсутствие которой не позволяет им изменяться и адаптироваться к новым вызовам. Политический консерватизм, приверженность к которому сейчас декларируется, вполне может быть перспективным и целесообразным, но ровно настолько, насколько он смягчает резкость перемен, а не препятствует им. Слоган здорового консерватизма сформулировал еще апостол Павел: «Всё испытывайте, хорошего держитесь».

Что же касается перемен, то они неизбежно происходят. И прежде всего технологические, экономические, структурные. Их приносят в российскую экономику интернет-бизнес и IT-индустрия в целом, которые являются одним из главных факторов реального, а не ресурсного развития всей экономики страны.

По данным Фонда общественного мнения, на лето 2013 года проникновение Интернета среди взрослого населения составляет 57 процентов – это более 66 миллионов человек. При этом к активной части аудитории, выходящей в Сеть хотя бы раз в сутки, можно отнести 45 процентов взрослого населения. Согласно выводам и прогнозам отчета «Экономика Рунета», подготовленного Высшей школой экономики и Российской ассоциацией электронных коммуникаций, в прошлом году средний рост интернет-индустрии составил не менее 25 процентов к объему предыдущего года. Это значительно превышает средний рост экономики России в целом, а также большинства отдельных ее сегментов. Размер всей системы интернет-зависимых рынков составляет сейчас примерно 4,5 триллиона рублей (более 7 процентов всего ВВП страны).

Политика дальнейшего ужесточения регулирования Интернета как в сфере авторских прав, так и в области распространения информации в целом создает неблагоприятный фон для развития Интернета. Может быть, еще десять лет назад интернет-пользователи были молчаливыми потребителями, но сейчас – их никак не менее половины – это активные создатели и распространители информации в социальных сетях, Википедии, на своих собственных ресурсах. Люди приходят в Интернет не только читать, смотреть и слушать, но и писать и обсуждать то, что они думают, – это теперь привычная среда для общения.

В большинстве своем взбудоражившие думающую Россию законы в полной мере просто нереализуемы. Эксперты отрасли, независимые специалисты много раз указывали их авторам на это обстоятельство. Но законодатели в каждом таком случае предпочитают закрывать на это глаза. От этого кажется, что политика игнорирования объективной реальности проводится законодателями либо по невежеству, либо в каком-то измененном состоянии сознания, либо совершенно осознанно. Реальная цель гротескных, искусственных ограничений, предусмотренных последними законодательными инициативами, не столько реализация прямо прописанных в законопроектах запретов, сколько прямое запугивание пользователей. Если закон невозможно реализовать, значит, он либо не продуман, либо принимается для недобросовестного его исполнения, а это, в свою очередь, создает условия для цензурного и политически ангажированного произвола. Каков же экономический эффект такой политики? Судите сами: последние несколько лет шел бурный рост числа доменов и сайтов в зонах Ru и РФ: их количество в зоне Ru увеличилось с трех миллионов в конце 2010 года до почти пяти миллионов в конце 2013-го. Однако примерно с начала 2013 года – именно тогда начал работать механизм блокировки сайтов, осуществляемый Роскомнадзором, – можно наблюдать постепенное снижение прироста числа доменов, а доля их продления, желание людей продолжать работать в российском сегменте Интернета сократилось до уровня начала 2012 года. По данным агентства OpenStat, уже сейчас более трети доменов зоны Ru располагается на зарубежных серверах, то есть Рунет в значительной своей части живет уже за границей.

Если давление на Интернет со стороны государства будет продолжаться, то несложно спрогнозировать начало сокращения российской доменной зоны, увеличение числа сайтов, которые физически будут хоститься, «прописаны» за пределами страны, это серьезно снизит потенциал отрасли и затормозит ее дальнейший рост. Но никому не удастся – как бы, может быть, этого ни хотелось, при том что мы не Китай и человеческий, культурный и цивилизационный, фактор надо учитывать – закрыть Интернет целиком. Демонстративное вывешивание объявления «Здесь всё нельзя» создает все условия для закручивания спирали молчания, формирует в обществе неадекватное ощущение всеобщего единомыслия, часто лицемерного осуждения любой другой точки зрения. Конечно, это может быть удобной тактикой для политиков, но не способно быть стратегией, потому что такая спираль заканчивается «штопором», из которого, как известно, есть лишь один выход.

Когда в законе написано, что регистрироваться должен каждый сайт, который доступен с территории России, получается, что Российская Федерация претендует на то, чтобы регулировать весь Интернет в мире. Технически это вряд ли может быть реализовано, но это дорога к тому, чтобы перейти от «черных» к «белым» спискам. «Черные» списки – сайты, на которые ходить нельзя и туда не пускают. Другое дело, можно туда добраться или нет. «Белые» списки – совсем другая ситуация, когда можно ходить только туда, куда разрешено. История с регистрацией сайтов, с регистрацией блогеров представляется желанием ввести «белую» фильтрацию. По «белым» спискам надзирателям куда проще жить, чем по «черным». Открываем Интернет только для специально зарегистрированных или хорошо регистраторам заплативших. Государство всячески пытается всех интернет-пользователей, в сущности, превратить в детей, сказать им: «Вот туда ходить можно, а туда вы все равно не пойдете, потому что ничего об этом не знаете, – мы там все закрыли».

ИВАН ЗАСУРСКИЙ. Хостинг ведь гораздо важнее для многих интернет-сайтов, потому что если вы размещаете вашу информацию на русских серверах, то в случае вашего преследования в России уничтожается весь ваш бизнес, в то время как, если вы размещены за границей, даже в случае, если ваш бизнес в России заблокирован, ваши страницы, случайно или преднамеренно – другой вопрос, все равно доступны всем остальным пользователям. Поэтому я думаю, что действительно эти законы убивают индустрию хостинга в России.

Что касается «свободы цензуры», то это метафорический термин. Я имею в виду, что те законы, которые сейчас принимаются, являются законами во многом рамочными, они не дают точных определений. Вот некий сайт имеет три тысячи посещений – кто его посетил? Как это измерили? Кто за это отвечает? Непонятно.

АСТАМУР ТЕДЕЕВ. Я абсолютно согласен с Иваном Засурским, что когда очень хочется власти, то все доводы разума, в том числе юридические, ее не останавливают. В этом случае проблемы юридической процедуры принятия тех или иных актов и даже вопросы их правовой эффективности уходят на второй план. Необходимо остановить курс на самоуничтожение системы, осознать то обстоятельство, что принимаемые решения ведут к невидимому разрушению социального управления, в том числе через механизм десистематизации.

Законы не могут приниматься «по свистку» или в связи с информационным поводом, в режиме скорой помощи или по пожарной команде. Когда возникает такой повод, нужно почему-то обязательно «отстреляться» новым законом, хотя эту проблему можно было бы решить не принятием нового нормативного акта, а внесением изменений в какой-то уже существующий. Но для этого нужно было задуматься о том, как принимаемое решение ложится в общую систему национального законодательства.

Конституция странам, которые хотя бы делают вид, что они демократические, нужна в первую очередь для того, чтобы в этом странном документе закрепить свои идеалы, оглядываясь на которые и должно развиваться отраслевое законодательство. Если в какой-то момент оно начинает развиваться в отрыве от этих идеалов, с нарушением тех принципов, которые заложены во всю систему функционирования государства, то какое-то время это происходит безболезненно, потом – весело, потому что у законодателя возникает ощущение, что можно принимать любые решения. Но в конечном счете все это заканчивается крахом сначала судебной системы, потому что суды не понимают, как все соединять вместе, потом правоприменительной, а затем и всей государственной системы. В связи с этим хочется повторить известный в мировой истории вопрос: «Это глупость или предательство?»

У всех государств разные конституции, написанные на разных языках, но они похожи в главном. Поэтому каждое государство действует так, как, в общем, и должно действовать. При этом важно учитывать, что киберпространство действительно новая для права среда. Традиционные юридические инструменты здесь не всегда работают, поэтому каждое государство действует очень просто: одной рукой держится за свою действующую конституцию, а другой ищет разумные, реализуемые и эффективные решения, исходя из тех конституционных идеалов, которые закреплены в Основном законе. Так поступают все.

К сожалению, мы сегодня идем своим путем – странным, ведущим к самоуничтожению важнейших элементов системы.

Конституцию надо просто исполнять. Либо, если мы строим другое государство – феодальное, предположим, больше не хотим строить, а хотим сразу рабовладельческое, – тогда мы должны поступать честно. Нельзя носить брюки от одного костюма, а пиджак – от другого, а снизу еще надевать юбку. Тогда мы должны честно менять Конституцию, свои идеалы. Установить, кто является рабом, когда стал, куда надо двигаться… – и тогда проблем никаких нет. Тогда не происходит внутреннего диссонанса, внутреннего разрыва – тогда нет нужды каждый раз ломать через колено нашу правовую систему.

ПАВЕЛ ЧИКОВ. Мы ведем мониторинг нарушений свободы Интернета в России последние четыре года. Цифры показывают гигантское увеличение различного рода давлений, преследований, фактов блокировок, цензуры, ограничений, нападений на блогеров. Рост таких действий происходит в геометрической прогрессии. Параллельно мы фиксируем и количество государственных инициатив в отношении Интернета. Они тоже возникли всего лишь несколько лет назад. До 2010 года, когда на Интернет официальные органы мало обращали внимание. С того времени мы насчитали 147 различных государственных инициатив по регулированию Интернета, и ни одна из них не касается утверждения каких-либо гарантий свободы слова, скажем, расширения правового статуса пользователей Интернета. Они все направлены исключительно на контроль, на преследования, ограничения.

В последние два года мы уже четко можем фиксировать, что направлением государственной политики в отношении Интернета были выбраны блокировки сайтов. Не административные или уголовные преследования – мы даже фиксируем их некоторое снижение, – а в основном блокировки, блокировки и блокировки. Видимо, это некий компромиссный вариант вмешательства государства в свободу слова. По сравнению с тюрьмой очевидно, что блокировки все-таки менее жесткий вариант. Но сейчас это направление регулирования Интернета подается под самыми разными соусами, например в качестве недопущения нарушений авторских прав.

Кому-то хотелось таким образом конвертировать конституционные права и свободы, о которых здесь говорилось, в отношении интернет-среды. Переписать конституционные свободы применительно к отношениям в Интернете. Но, на мой взгляд, это неверный посыл, потому что базовые ценности остаются: свобода слова есть свобода слова. Отдельный закон, который регулировал бы интернет-пользователей, скорее вреден. Есть общие принципы, которые должны распространяться на все виды деятельности. Для того чтобы их заставить работать, ничего другого не придумано, кроме обращения в суды.

Здесь возникают другие трудности: во-первых, интернет-среда, к сожалению, не очень привержена к юридическим методам защиты пользователей, которые готовы судиться с блокировками, с различного рода давлением. Это на самом деле трудно. Тех, кто решительно пошел в суд, единицы, хотя заблокированных сайтов насчитывается уже десятки тысяч. Интернет-сообщество болеет эскапизмом, в сложных ситуациях оно переезжает на иностранные домены, регистрирует зеркала, пытается всячески уклоняться от любых форм давления и контроля. Но при этом избегает жесткого противостояния. Но нет никаких сомнений в том, что закон о «черных» списках, закон Лугового и другие подобные акты надо тащить в высшие суды, чтобы там им дали взвешенную оценку.

Я надеюсь, что мы с Владимиром Харитоновым в самое ближайшее время пойдем в Конституционный суд. Хотя нет сведений ни об одном случае, когда суды признали бы незаконной блокировку, осуществленную Роскомнадзором. И да, люди мало обращаются в суды, потому что знают, что еще нигде ни разу запрет не признали незаконным.

Роскомнадзор сейчас все чаще становится исполнителем, но еще и всячески старается продемонстрировать, что он всего лишь исполнитель: сам не оценивает контент – к нему Генпрокуратура пришла с требованием – они и заблокировали Грани.ру, gasparov.ru, ej.ru, блог Навального и так далее. Но прокуратура, как всем известно, не живет в Интернете. Когда вы к ним придете, вам там скажут: «У нас и Интернета нет, есть один компьютер, подключенный к Интернету на третьем этаже в дальней комнате, туда мы иногда с особого разрешения ходим» – это действительно так. И реально определяют государственную политику в отношении интернет-пользователей: с ними нет никакого общения, нет контактов, никаких переговорных площадок. Со стороны властей нет инициативы реагирования на готовность интернет-сообщества вести какие-то обсуждения этой важнейшей проблемы развития нашей страны.

Я считаю, что одним из очевидных способов расшевелить эту ситуацию является готовность массово идти в суды: должны быть десятки судебных процессов по стране, которые касаются вопросов, носвязанных с Интернетом. Да, не было положительных исходов, потому что происходило мало судебных процессов и в основном они были в столице. Добиться правосудия в Москве гораздо сложнее, чем в регионах. Но даже одна-две-три победы уже создают ситуацию неоднозначной судебной практики и, главное, дают повод для того, чтобы выходить в высшие суды с целью ее определения. То есть должно быть судов больше.

Во-вторых, к сожалению, без проигрыша в районах и в городах – то есть на низовом уровне – невозможно выйти в суды высших инстанций, обратиться в Конституционный суд. Сейчас формируется пакет дел, связанных с блокировками сайтов, в Европейском суде по правам человека. Три дела уже там есть, и их точно будет больше. Поэтому в среднесрочной перспективе ближайших двух-трех лет определенно появится положительная картинка.

АЛЕКСАНДР РЫКЛИН. Здесь в нескольких выступлениях прозвучала совершенно правильная мысль о том, что нынешнее законодательство, регулирующее интернет-сферу, вполне драконовское. Но проблемы заключаются еще и в том, что государство не выполняет и те законы, которые само принимает. Что касается последнего закона Яровой и Лугового, по которому, собственно, заблокирован наш сайт, то там прямо говорится, что Роскомнадзор обязан по предписанию Генпрокуратуры заблокировать тот контент, который она сочтет возможным. А генпрокурор и кто-то из его замов Роскомнадзору ничего объяснять не должны. Они просто выдают предписание, а Роскомнадзор выполняет техническую функцию – транслирует это мнение провайдерам. Но в законе говорится, что кто-то из этих госструктур должен объяснить блокируемым, за что они наказаны. Мы так и не получили никакого ответа – ни внятного, ни невнятного – на простой вопрос: «А у вас какие к нам претензии?» По закону мы же должны что-то исправить, изменить контент, который вам кажется не соответствующим российскому законодательству. Пожалуйста. Но нам никто этот ответ до сих пор не дал.

А что касается судов – да, мы, конечно, пойдем туда, нам свойственно иногда совершать бессмысленные поступки. Но я не верю в то, что это может каким-то образом повлиять на что-либо. Есть свобода слова, но есть еще и коммерческая составляющая. Я теперь должен сидеть с нашими рекламодателями и объяснять им, что наш трафик стал сложнее, чем он был раньше. Понятно, что у подобного рода рекламодателей существуют серьезные политические рис­ки, теперь еще им нужно объяснять сложные технические детали устройства Интернета. Некого даже спросить: «Почему вы рушите мой бизнес?» При этом посещаемость сайта под доменным именем ej.ru упала, а посещаемость контента, который производит «Ежедневный журнал», возросла.

ИЛЬЯ ШАБЛИНСКИЙ. Проблема, как она представлена здесь экспертами, носит не технологический и не правовой характер, а, по сути дела, политический. Уже действующий закон о внесудебных блокировках отдельных интернет-ресурсов и законопроект об их тотальной регистрации – это инструменты, а цели тут, конечно же, политические. Мы понимаем: это ограничение распространения некоторых суждений, недопущение в публичную дискуссию определенных политических взглядов – критики действий российских спецслужб. Это то, чего действительно нельзя касаться, – доходов и личной жизни президента, политических аспектов операции в Крыму, действий в отношении Украины в целом. Но поскольку правоприменительная практика отклоняется от точного соблюдения норм закона, то экстремистским может быть признана любая критика президента, а также любое толкование внутренней или внешней политики. В действующем законе о внесудебной блокировке сказано, что основаниями служат призывы к несогласованным массовым акциям и к действиям экстремистского содержания.

У нас есть закон, где расшифровано, что такое экстремизм, но там нет критики политического курса. Lenta.ru наказана за интервью с одним из лидеров организации «Правый сектор». Тут тоже был применен внеправовой метод – популярный сайт не был заблокирован, а «лишь» изгнан главный редактор. И информационная политика Lenta.ru изменилась.

В общем, от права ничего не осталось. Я поддерживаю Павла Чикова в том, что в суды все-таки нужно идти, потому что знаю больше чем о десяти случаях, когда они отказывали прокуратуре в применении закона об НКО. Как они поведут себя в случае жалоб заблокированных интернет-ресурсов, многие из которых не являются юридическими лицами, не знаю. Правовой аспект тут, к сожалению, играет даже не второстепенную, а третьестепенную, десятистепенную роль.

Перед нами эволюция политического режима: я стал членом нашего совета в условиях одного официального мировоззрения, а сейчас оно уже другое. Люди из властвующего круга против распространения определенных политических взглядов, против критики некоторых тем в телеэфире и в интернет-пространстве. Они ссылаются на благоприятный, с их точки зрения, опыт Китая, где провайдеров держат под контролем, но при этом экономическое развитие осуществляется.

Подходит ли это для России? Каждый дает себе сам ответ на этот вопрос. Но при этом стоит учесть некоторые важные вещи: в технологическом плане китайские провайдеры, китайские интернет-бизнесмены далеко не в авангарде мировых достижений в этой сфере: они используют, адаптируют американские, японские, тайваньские разработки. Китай продвигает гигантский сектор легкой промышленности, но интеллектуальные технологии ему почти ничего не приносят.

Что будет с Российской Федерацией, если мы воспримем стратегию запретов как образец? А именно его сегодня нам настоятельно предлагают.

Мы все, конечно, понимаем, что целью начавшейся войны с Интернетом является политическая корысть, консервация, определенный статус-кво, а также убеждения немалых групп нашей общественности. Развитие каталога прав человека – это во всех своих смыслах и функциях самоцель. Когда у человека расширяются права и возможности, а ограничений и запретов, налагаемых государством, становится меньше. И всестороннее развитие личности – тоже великая самоцель.

Журнал "Искусство кино", № 5 2014

Источник: president-sovet.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«Добавьте золота»

Максим Ильяхов о том, как зарабатывать с помощью текста и расправляться с правками

Творческому человеку непросто дается работа с заказчиками: не каждое сердце выдержит правки, которые превращают созданный со всей душой проект в нечто с трудом узнаваемое. Максим Ильяхов, редактор и автор книги «Пиши, сокращай», вышедшей в издательстве «Альпина Паблишер», на лекции «Страх, боль и правочки. Как спокойно работать с клиентами, если вы творческий человек» рассказал о правилах, которые помогут справиться с любой работой. T&P опубликовали тезисы.

25.09.2017 19:07, Anna Lukachuk


Уход в себя

«Внутренняя эмиграция» по-английски

В Лондоне все чаще обращают внимание на то, что нарастающий объем информации, который обрушивается на современное общество и давит на человека, имеет обратный эффект и приводит к противоположному результату: потере интереса к новостной информации. Более того, эксперты отмечают драматическое наступление другого процесса — люди «отключаются» от информационного потока.

20.07.2017 13:00, Нана Яковенко


Спасибо Носику за это

Рунет лишился своего гуру. Не стало Антона Носика

Сейчас, когда к интернету в России подключено 70 миллионов человек, сложно представить, что лет 20 назад их было пару сотен тысяч, человек 100 из которых делали то, чем мы сегодня ежеминутно пользуемся. Антон Носик был одним из них.

10.07.2017 13:00, Антон Меркуров


Жизнь и смерть в цифре

О проблеме архивации и резервирования информации

По оценкам исследователей International Data Corporation, количество информации удваивается в мире каждые два года. На данный момент ее объем составляет несколько тысяч эксабайт, и лишь один процент из этого объема так или иначе проанализирован. Однако даже эта информация сохранена ненадежно: хрупкость аналоговых носителей и развитие ПО увеличивают риски ее потери.

30.06.2017 21:00, Евгений Механцев


Битва за открытый доступ

Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа. Часть 2

Крупнейшие архивы открытого доступа, функционирование пиратских площадок и будущее научной коммуникации.

29.06.2017 19:10, Аса Сигурэ


Новые медиа, старые проблемы

Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа. Часть 1

Один из персонажей в пьесе Бернарда Шоу «Врач перед дилеммой» говорит: «Профессия есть заговор против мирян». По словам профессора Джона Нортона, чтобы понять ситуацию в сфере научной коммуникации, нужно просто заменить слово «профессии» на «издатели академических журналов». Это справедливое утверждение: удивительно, но в эпоху развития интернета знания оказываются закрытыми, и на пути к ним стоят корпорации, получающие огромную прибыль за труды других людей.

28.06.2017 19:00, Аса Сигурэ


«Общественность не должна платить за открытый доступ к исследованиям»

Точка зрения австралийского издателя: о сложностях политики открытого доступа

Аргументы в защиту свободного обмена научно-исследовательскими данными кажутся убедительными. Как заметил Стивен Инчкомб (Steven Inchcoombe) из издательства Springer Nature, «популярность журналов открытого доступа растет, так же как – чуть в меньшей степени – популярность монографий открытого доступа».

22.06.2017 16:00, NATHAN HOLLIER


«Я убеждена в том, что ни один врач не может определить, является ли кто-то душевнобольным»

Как журналистка проникла в психиатрическую больницу

Полиция забирает испуганную и растерянную Нелли Блай в 1887 году в Нью-Йорке. Вскоре она предстает перед судьей, ее обследуют несколько врачей. Сомнений у специалистов нет: девушка — душевнобольная, ее помещают в спецучреждение. Пока для Нелли Блай все идет по плану.

22.06.2017 05:00, Трульс Уссинг (Troels Ussing)


Проект European Open Science Cloud

Европа создает крупнейший научный репозитарий открытых данных

Ведущие европейские исследовательские институты договорились о совместной работе со спонсорскими организациями и законодателями над созданием European Open Science Cloud – крупнейшего открытого репозитория данных в истории науки. Идея проекта European Open Science Cloud заключается в том, чтобы предоставить каждому ученому и всем желающим открытый доступ к результатам исследований, проведенных за счет государственного финансирования.

20.06.2017 16:00, Benedict O'Donnell


Путь в ноосферу

Запущена Федеральная резервная система банков знания

В рамках Третьего международного профессионального форума «Книга. Культура. Образование. Инновации» состоялись специальный семинар «Открытый доступ» и пресс-конференция «Федеральная резервная система банков знания: настоящее и будущее», проведенная Ассоциацией интернет-издателей (АИИ) совместно с НП «НЭКИОН». Ключевыми темами для обсуждения стали открытый доступ к научным исследованиям и планы по развитию Федеральной резервной системы банков знания, которая была запущена в рамках проекта «Ноосфера. Запуск» весной 2017 года в тестовом режиме. На пресс-конференции был анонсирован ее официальный запуск.

07.06.2017 15:00, Агент Ноосферы






 

Новости

От согласия к решимости
27 сентября на международной конференции НЭИКОН состоялось специальное мероприятие, посвященное вопросам открытого доступа в России.
Сотни видеолекций преподавателей Факультета гуманитарных наук ВШЭ выложены в сеть
Сотни видеозаписей лекций преподавателей Факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ) выложены в свободный доступ.
570 оцифрованных страниц из дневников Леонардо да Винчи опубликованы онлайн
Британская библиотека опубликовала 570 оцифрованных страниц из дневников Леонардо да Винчи для всеобщего обозрения. Страницы можно листать, увеличивать и скачивать.
«Газпром-медиа» не выявил отношений «Эха Москвы» с американским агентством BBG
Холдинг «Газпром-медиа», контролирующий акционер радио «Эхо Москвы», в ходе проверок не выявил каких-либо отношений радиостанции со структурами американского правительственного агентства Broadcasting Board of Governors (BBG).

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.