Подписаться на обновления
11 декабряПонедельник

usd цб 59.2811

eur цб 69.6434

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Печать  ТВ и радио  Новые медиа  Медиабизнес  Стартапы  Кризис в СМИ  Информационное право  Facebook  Живой Журнал  Экономика знания  ВКонтакте  Общественное достояние  Ноосфера. Запуск 
Трульс Уссинг (Troels Ussing)   четверг, 22 июня 2017 года, 05:00

«Я убеждена в том, что ни один врач не может определить, является ли кто-то душевнобольным»
Как журналистка проникла в психиатрическую больницу


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Полиция забирает испуганную и растерянную Нелли Блай в 1887 году в Нью-Йорке. Вскоре она предстает перед судьей, ее обследуют несколько врачей. Сомнений у специалистов нет: девушка — душевнобольная, ее помещают в спецучреждение. Пока для Нелли Блай все идет по плану.

Шум клавиш пишущих машинок — единственное, что слышит Нелли Блай (Nellie Bly), когда в четверг, 22 сентября 1887 года пересекает офис редакции New York World. Она стучит в дверь главного редактора.

23-летняя девушка несколько месяцев бродила по улицам Нью-Йорка, пытаясь найти работу в качестве журналиста, но ни одна дверь мегаполиса перед амбициозной девушкой из Питтсбурга так и не открылась.

Пачкать руки чернилами в борьбе за серьезные репортажи для газет — удел мужчин.

Но когда Нелли Блай заходит в кабинет Джона Кокерилла (John Cockerills), она сразу понимает, что, возможно, удача сейчас повернется к ней лицом.

Главный редактор с интересом слушает предложения мисс Блай, хотя он вынужден отвергнуть идею отправить ее в Европу, в самостоятельное путешествие через Атлантику в каюте самого низкого класса, а затем рассказать о своих впечатлениях эмигрантки на пути в США.

Но мужество молодой женщины и ее жажда приключений заставляют Кокерилла ухватиться за другую идею, о которой он размышлял вместе с владельцем газеты, обладающим богатым воображением Джозефом Пулитцером: Блай должна попытаться притвориться сумасшедшей, чтобы ее могли положить в городскую психиатрическую больницу (New York City Lunatic Asylum) на острове Блэкуэлл. Ходят слухи, что условия содержания там — просто ужасные.

Барышня Блай должна проникнуть в сумасшедший дом

«Записывайте только то, что видите, ничего не исключая и ничего не прибавляя. Ругайте и хвалите в тех случаях, когда вы найдете это уместным, и все время помните о правде», — раздается из-под густых усов, закрывающих верхнюю губу Кокерилла и скрывающих рот.

«Правда, меня немного смущает то, что вы все время улыбаетесь», — продолжает он.

«Больше не буду», — вырывается у Блай, которая просто в восторге от того, что ей наконец доверили важное задание для большой газеты.

Вместе с тем ей ясно, что для того, чтобы вообще проникнуть за стены закрытого спецучреждения, понадобятся все ее актерские способности

«Попытайтесь. Если вы это сделаете, то все будут просто в восторге», — с энтузиазмом уверяет ее Кокерилл, который чувствует, что New York World — на пороге одной из самых сенсационных историй.

Нелли Блай никогда не боялась трудностей. Молодая женщина знает, что задание на острове Блэкуэлл наконец-то сможет прославить ее в мире газетчиков.

Вместе с тем полная надежд журналистка знает, что как только ее перевезут на ужасный остров, ей придется быть в изоляции, что она будет там очень уязвима, и что ей придется находиться среди душевнобольных женщин.

Поэтому она позволяет себе высказать некоторую озабоченность.

«А как вы заберете меня, если я туда проникну?» — спрашивает она Кокерилла, немного нервничая.

«Не знаю», — отвечает редактор.

Выполнение задания начинается в приюте

Уже вечером следующего дня Нелли Блай прогуливается по продуваемым всеми ветрами улицам Манхэттена, одетая в свою самую унылую одежду. По ее словам, выглядит она, словно «бедная несчастная девушка».

Она несколько часов училась ходить с вытаращенными глазами, пристально глядя на прохожих, чтобы выглядеть безумной.

Пока она бродит по тротуарам Второй Авеню, Блай вспоминает истории о привидениях для того, чтобы окружающим показалось, что она чем-то напугана. Она никогда раньше не встречала людей, у которых не все в порядке с психикой.

Когда она осторожно стучится в дверь временного приюта для женщин, больше всего она надеется на то, что сумеет провести всех в приюте вокруг пальца и заставить их поверить в то, что она — совершенно чокнутая.

«Нелли Браун», — представляется Блай, когда какая-то женщина из приюта открывает дверь.

Ей встречает миссис Стэнард, помощница управляющей приютом. В течение вечера хозяйка обращает внимание на то, что с этой молоденькой мисс Браун что-то не так.

«Что вас беспокоит? У вас какое-то горе или какие-то другие проблемы?» — спрашивает Стэнард.

Блай немедленно хватается за возможность рассказать о своей хрупкой душе и о том, что она смертельно боится всех, кто обитает в доме.

Дело в том, что она знает, что душевнобольные нередко скептически относятся к незнакомым людям, и пытается вести себя именно так, чтобы казаться как можно более убедительной.

Остаток вечера Нелли Блай продолжает игру, ведет себя, как маньячка, бросая на других женщин испуганные и полные отчаяния взгляды.

Поскольку подходит время ложиться спать, многие из других обитательниц приюта начинают выражать беспокойство по поводу новой девушки.

«Мне страшно здесь находиться, когда в доме сумасшедшая», — говорит одна, в то время как другая заявляет, что «Нелли нас тут до утра всех поубивает».

Судьбу Блай решает судья

Ночью одна из обитательниц приюта просыпается от кошмара: ей кажется, что Нелли Браун заколола ее ножом.

Поэтому на следующее утро миссис Стэнард посылает за двумя полицейскими, а потом проводит их в комнату Нелли.

«Если она сейчас не пойдет с нами сама, тихо и спокойно, я ее силой потащу», — говорит один из полицейских, выводя мисс Браун на улицу.

За ними хвостом следуют мальчишки, что-то крича вслед этой явно ненормальной женщине.

И миссис Стэнард тоже неохотно шествует к зданию ближайшего суда, где ей приходится объяснить судье, что произошло, чтобы слуги закона могли определить судьбу молодой женщины.

Нелли по-прежнему изображает из себя сбитую с толку и напуганную — судье она, в частности, говорит, что приехала с Кубы.

«Бедняжка. Одета хорошо, красивая, настоящая дама. У нее безупречный английский, бьюсь об заклад, она — приличная девушка», — вырывается у судьи, который явно в сомнениях и не знает, что ему делать.

«Но кто-то же должен о ней позаботиться», — бормочет он, и вдруг у один из полицейских неожиданно предлагает: «Да отправьте вы ее на остров!»

«О нет, не делайте этого! — умоляет миссис Стэнард. — Не делайте этого! Она — настоящая леди, и ее это убьет!»

На счастье Нелли Блай, судья решает определить ее в учреждение, которое расположено чуть ближе, чем остров Блэкуэлл. Путь сбитой с толку мисс Браун лежит теперь в больницу Manhattans Bellevue Hospital — в карете скорой помощи.

Врачам больницы предстоит оценить, на самом ли деле молодая девушка — сумасшедшая.

«В отделение для душевнобольных», — приказывает врач скорой помощи высокому, мускулистому мужчине, когда карета въезжает на территорию Bellevue Hospital на берегу Ист-Ривер.

Врачи объявляют ее душевнобольной

Гигантский мужчина жестко хватает Блай за руку — достаточно жестко, чтобы она «почувствовала, как все тело ее пронзила боль», и ведет ее по коридорам больницы.

В конце концов они добираются до корпуса, в которых на скамьях сидят еще трое предполагаемых душевнобольных в ожидании приговора.

В то время как Блай ждет, когда же у кого-то из врачей найдется для нее время, подходит санитарка, чтобы узнать, нет ли у «мисс Браун» каких-нибудь монет.

«Они все равно их у вас заберут, милочка, так что просто отдайте их мне», — шепчет санитарка Блай. Но та решительно отказывается отдавать деньги незнакомой женщине.

Позже появляется врач. Он спокойно садится рядом с Нелли, считает пульс и проверяет язык. «А что вы делаете в Нью-Йорке?» — спрашивает он после короткого обследования.

«Ничего», — отвечает она.

«А работать вы можете?» — говорит доктор.

«No, señor», — отвечает Нелли Блай по-испански.

«А скажите, может, вы — одна из таких… Вы позволяли мужчинам себя содержать?» — задает он вопрос.

«Я не понимаю, о чем вы говорите», — сердито отвечает Блай, хотя больше всего ей хочется дать врачу пощечину.

Вместо этого журналистка продолжает отвечать на вопрос за вопросом. Каждый из них — «такой же бесполезный и бессмысленный», как и предыдущие.

Наконец врач встает и немедленно говорит о своем решении санитару.

«Совершенно очевидно: она — сумасшедшая. Я квалифицирую это как безнадежный случай. Ее нужно поместить туда, где о ней кто-нибудь может позаботиться», — говорит он, стоя прямо напротив Нелли. И она немедленно теряет уважение к врачам.

«Я убеждена в том, что ни один врач не может определить, является ли кто-то душевнобольным», — напишет она позже.

На следующий день — в воскресенье, 25 сентября, Нелли Браун осматривает новый врач. Он хочет знать, не слышит ли молодая женщина по ночам голоса.

Когда Нелли отвечает утвердительно, дело становится совершенно ясным: женщина безумна, и единственное решение — поместить ее в больницу для душевнобольных на острове Блэкуэлл.

Всего лишь за одни выходные Нелли Блай удалось обеспечить себе местечко в заведении, закрытом для общественности.

Примерно в середине следующего дня ее и четырех других пациентов переправляют на пресловутый остров на Ист-Ривер.

Журналистка удивлена тем, насколько легким было начало ее работы под прикрытием. Когда она ступает на землю острова, у нее самое радужное настроение. Но продолжается это недолго.

Когда сразу же после этого ее грубо хватает за руку мужчина — один из работников — чтобы проводить ее в карету скорой помощи, это напоминает ей о том, что впереди ей предстоят испытания.

«А что это за место?» — спрашивает Нелли Блай мужчину, чтобы не выходить из образа находящейся в замешательстве ненормальной особы.

«Остров Блэкуэлл — место для душевнобольных, из которого вам никуда не деться», — сухо отвечает мужчина.

Первый день: Чернослив и сухой хлеб на ужин

Карета скорой помощи прыгает по дорожкам острова вечером в понедельник 26 сентября, в то время как Нелли Блай отмечает, что газоны по пути к спецучреждению — красивые и ухоженные.

Но настроение ее резко портится, когда она всматривается в лица пациентов, едущих вместе с ней в карете: всех их ожидает неясное будущее за решеткой.

«Бедные женщины без надежды на освобождение в обозримом будущем. Для них было бы гораздо легче идти на виселицу, а не в эту могилу живых страхов», — писала Блай позже о времени, проведенном в клинике.

Пока карета едет к вытянутым каменным зданиям больницы в северной части острова, Нелли заводит беседу с Тилли Майард (Tillie Mayard) — молодой женщиной, производящей впечатление совершенно здоровой.

Но врачи вынесли свое решение, и Тилли знает, что у нее и у Блай немного шансов когда-нибудь покинуть остров.

«Если уж нас сюда поместили, надо сохранять спокойствие, пока мы не найдем выход. Но выходов немного, потому что врачи отказываются слушать меня или дать мне шанс доказать, что я совершенно нормальная», — спокойно говорит девушка, которая никак не может понять, как психиатры могли объявить Нелли Блай сумасшедшей.

«Душевнобольная? По твоему лицу этого не видно», — успевает сказать Тилли, прежде чем вновь прибывших пациентов быстро выводят из кареты скорой помощи и сопровождают к большому главному зданию учреждения.

Когда они входят, то слышат, как за ними захлопываются замки большой тяжелой двери главного входа.

После еще одного врачебного обследования в психиатрической больнице на острове Блэкуэлл диагноз Нелли Блай остается неизменным, хотя она настаивает на том, что она «не больна и не хочет здесь оставаться».

Врач даже не вносит ее возражения в карту. Вместо этого он отправляет Блай в общую комнату, где пациенты сидят на жестких желтых скамейках и смотрят перед собой. Кроме ненастроенного пианино в помещении ничего нет.

«Всем в коридор!» — командует чуть позже какой-то голос, и пациенты тащатся к большой, запертой двери столовой.

Женщины стоят и ждут у двери четверть часа. В открытые двери задувает холодный осенний ветер. Пациентки уже посинели от холода.

«Как это жестоко», — шепчет она еще одной из прибывших вместе с ней, Энн Невилл (Anne Neville), прежде чем пациенток по двое начинают пропускать в столовую, где женщины рассаживаются на длинных скамьях без спинок.

Нелли Блай с тоской смотрит на стол перед собой, где пять черносливин лежат на маленькой тарелке рядом с сосудом со «розовой жидкостью», которая наверняка должна быть чаем.

Рядом с тарелкой лежит ломтик сухого хлеба с маслом, но не успевает Нелли усесться, как другая женщина хватает бутерброд.

Вскоре Нелли приходится констатировать, что чернослив совершенно несъедобен, и она отдает его еще кому-то из сидящих за столом. Остается чашка с розовым чаем.

Сделав маленький глоток, Нелли отдает и эту жидкость, «похожую на воду» одной из своих испытывающих большую жажду подруг по несчастью.

«Ты должна заставлять себя есть, иначе заболеешь. И в такой обстановке уж точно спятишь. Мозгу нужно питание», — предупреждает ее Энн Невилл.

Пациентов бросают в ледяную воду

Так ничего и не съев, она вместе с остальными идет в ванную, где женщинам велят раздеться.

Поскольку Нелли Блай колеблется и даже протестует, пара санитарок срывает с нее одежду, один предмет за другим, пока она не остается в одном белье.

«Я не буду это снимать», — кричит Нелли, но даже не успевает выговорить это до конца, потому что одна из санитарок срывает с нее и это. И вот Нелли — совершенно голая, а другие пациентки стоят и пялятся на нее.

Чтобы как-то укрыться, она быстро прыгает в ванну с ледяной водой, в то время как пациентке возрастом постарше велят ее мыть.

«Мне на голову выливают три ведра ледяной воды, вода попадает в глаза, уши, нос и рот. Я испытываю то же, что испытывает человек, который вот-вот утонет, прежде чем они вытаскивают меня из ванны, а я хватаю ртом воздух и дрожу от холода и шока. На этот раз я и вправду чувствую себя совершенно ненормальной», — вспоминает Блай.

Пока холодная вода все еще стекает по ее телу, санитарки облачают Нелли Блай в костюм, на котором красуется надпись «Учреждение для душевнобольных. B.I. H. 6». Это указывает на то, что вновь прибывший пациент относится к отделению 6 в больнице на острове Блэкуэлл. Там ей предстоит жить в камере с холодными каменными стенами.

Прежде чем санитарка мисс Групе закрывает дверь камеры Нелли, пациентка просит ночную рубашку.

«Вы сейчас в официальном учреждении, и не можете рассчитывать на то, что вам тут что-то будут выдавать», — отвечает Групе с сильным немецким акцентом.

«Но ведь за то, чтобы сотрудники были добры к тем несчастным, которые сюда попадают, платит город», — возражает Блай.

«Не стоит рассчитывать на какую-то доброту, потому что вы ее не увидите!» — шипит Групе, а затем снова захлопывает дверь. Промерзшая до костей и мокрая Нелли Блай снова остается сидеть одна в темноте.

Второй день: от уборки становится теплее

Когда Блай будят на следующее утро, на часах 05.30. Санитарка распахивает окно, и Нелли ощущает порывы холодного утреннего ветра. Она почти не спала из-за криков других пациентов.

Блай рассматривает пациенток, пока они ждут завтрака и понимает, что ей трудно их различить.

Все шаркают ногами, все — в одинаковых белых одеяниях. Наконец она находит Тилли Майард, которую довольно легко узнать, поскольку у нее короткие волосы.

«Как спалось после прохладной ванны?» — спрашивает Нелли свою новую подругу.

«Я почти окоченела от холода, а поскольку было шумно, то большую часть ночи не спала. Это кошмар. Как будто мне недостаточно было того, что я испытала до того, как здесь оказалась! Я не собираюсь терпеть такое давление», — вздыхает Тилли, прежде чем усталые женщины входят в столовую, где их ждет холодный чай и комок отвратительной овсянки.

Позже в тот же день Блай обращается к санитаркам и просит дать еще какую-нибудь одежду, чтобы пациенты не мерзли все время в неотапливаемых помещениях.

В ответ она удостаивается лишь кислого взгляда.

Женщины немного согреваются, когда им утром выдают тряпки и щетки для мытья пола.

«Это не персонал содержит заведение в чистоте для несчастных пациентов, как я всегда думала. Нет, здесь все делают пациенты — они даже убирают спальни медсестер и стирают их одежду», — пишет Блай.

За сад тоже отвечают пациенты, но на улице они могут находиться, только когда ухаживают за газонами. Просто так заниматься чем-то на улице или наслаждаться солнышком на траве им запрещено.

Еще хуже — ежедневная прогулка для самых больных и наиболее склонных к насилию пациентов острова. Они привязаны друг к другу за ремни с помощью веревки.

«Помоги им, Господи! Это так ужасно, что я не могу на это смотреть», — вырывается у Анны Невилл, когда две женщины на прогулке видят группу привязанных друг к другу пациентов.

В оставшуюся часть дня Блай и другим пациенткам не остается делать ничего иного, как сидеть в общей комнате и смотреть в потолок. Ужин вносит некоторое разнообразие в скучное существование, но унылое меню не обещаем пациентам ничего хорошего.

«Сердцу больно, когда видишь, как больные пациенты заболевают еще сильнее. Мисс Тилли Майард стало так плохо, когда она проглотила один лишь кусочек, что ей пришлось выбежать из-за стола, и она тут же получила нагоняй за то, что покинула свое место. Если пациенты жалуются на еду, им просто велят заткнуться», — записывает Блай, которая видит в то же самое время, как персонал объедается дынями, виноградом, мясом и свежим хлебом.

Каждый час означает мучение, а после ужина пациентов вновь заставляют прямо сидеть на жестких скамейках, пока не приходит время ложиться спать. Женщинам не разрешают даже проводить время с книгой. Проведя сутки в спецучреждении, Нелли Блай становится совершенно убеждена в том, что пребывание на острове Блэкуэлл приносит больше вреда, чем пользы.

Дни 3-9. Сотрудники устраивают пытки

Дни идут, и условия на острове Блэкуэлл возмущают Блай все больше. Холодная осенняя погода, кажется, лишает пациентов любой жизненной искры.

«Почти каждую ночь я слышала, как какая-то пожилая женщина кричала, что ей холодно, а также просила Бога позволить ей умереть», — пишет Блай о ночи в больнице.

С горечью в сердце она замечает, что ни мисс Групе, ни другие санитары — одетые в шерстяное нижнее белье и теплые куртки — совершенно не заботятся о старой пациентке, которая жалуется на то, что мерзнет.

«О, что вы со мной делаете? Мне так холодно, так холодно. Почему вы не можете просто оставить меня в кровати или дать мне шаль?» — спрашивала женщина, когда персонал заставлял ее сидеть на одной из скамеек в общей комнате.

Каждый раз, когда старуха пытается лечь на скамейку, к ней подбегают санитары и поднимают ее.

В конце концов мисс Групе усаживается к женщине на колени и шарит холодной рукой под тряпками старухи так, что у пациентки перехватывает дыхание и она начинает кричать.

Групе и другие сотрудники злобно хохочут, а потом немецкая санитарка повторяет все снова.

Сотрудники больницы систематически унижают пациентов, чтобы насладиться их реакцией. Даже грубое насилие на острове — дело совершенно обычное.

Однажды шокированная Блай наблюдала, как старшая сестра, мисс Грейди (Grady), сознательно спровоцировала приступ у пациентки по имени Урена (Urena).

«Врачи говорят, что тебе 33, а не 18», — презрительно заявляет Грейди, которая знает, что пациентка всегда приходит в ярость, если кто-то начинает утверждать, что она уже не так молода. Урена громко кричит, а потом разражается рыданиями.

И поскольку она не прекращает рыдать несмотря на приказы персонала, санитары бьют ее по телу и по лицу.

«Из-за этого бедняжка стала рыдать еще сильнее, и поэтому они стали ее душить. Да, они просто-напросто попытались ее задушить. Они потащили ее в туалет, и я слышала полные ужаса крики, которые тонули в звуках удушья. Ее не было несколько часов, а когда она вернулась в общую комнату, я отчетливо могла разглядеть следы их пальцев на ее шее», — расскажет Блай позднее.

Журналистка несколько раз жаловалась на жестокое обращение и врачам, и медсестрам, но единственным результатом стало то, что Нелли перевели в The Lodge, где содержались самые больные пациенты.

«Это худшее место на острове. Там ужасно грязно и чудовищно воняет», — констатирует Блай, которую в отделении регулярно избивают. Несколько раз санитарки даже прыгали по ней, в результате чего у нее оказались сломаны два ребра.

Но у красивой молодой девушки, которую перевели в The Lodge одновременно с Блай, дела идут еще хуже. Блай обратила внимание на то, что девушка смертельно больна. У нее лихорадка, но чудовищные условия, когда повсюду — грязь и крысы, совершенно не способствуют ее выздоровлению.

Молодая девушка жалуется, и санитары тащат ее в ванную комнату. Там ее избивают, раздевают догола и держат под ледяной водой, бегущей из крана.

Потом санитары отправляют мокрую и дрожащую женщину назад в кровать.

«На следующее утро девушка была мертва. Врачи сказали, что она умерла от судорог — вот и все», — замечает Нелли Блай, которая понемногу начинает чувствовать, что с нее всего этого уже хватит: «Я втайне проклинала врачей, сестер, санитаров и все государственные учреждения», — пишет она.

Десятый день: адвокат вызволяет Блай

В среду 5 октября Нелли Блай совершает ежедневную прогулку, но вдруг ее отводят в сторону и сообщают, что ее ждет адвокат.

Адвокат, посланный New York World, рассказал руководителям больницы, что друзья Нелли Браун согласились взять на себя заботу о 23-летней женщине, объявленной душевнобольной всего лишь десять дней назад.

По договоренности с главным редактором Джоном Кокериллом Нелли взяла фамилию Браун. С помощью адвоката газета может ее вызволить.

Пациент может покинуть остров Блэкуэлл только в том случае, если семья или друзья соглашаются взять на себя заботу о нем.

Поэтому сотрудники лечебницы не препятствуют адвокату газеты, когда он приезжает за Блай.

«Прощайте, я сейчас уезжаю домой», — вот последние слова Блай ее новым знакомым. А потом она — удрученная, с ощущением, что совесть ее нечиста, покидает своих товарищей по несчастью, которым предстоит продолжать жить в неволе на забытом богом острове.

«Я проходила мимо них, идя к свободе и жизни, в то время как их ожидала жизнь, которая хуже, чем смерть. Десять дней я была одной из них. И в тот момент, когда я стояла там и собиралась их покинуть, мне казалось, что невероятно эгоистично оставить их там в этом ужасе. У меня появилось романтическое желание помочь им, выразить мою симпатию и остаться. Но только на мгновение. Как только исчезли решетки, вкус свободы стал слаще, чем когда-либо», — рассказала она.

Статьи Блай стали сенсацией

Хотя Нелли Блай и не может помочь несчастным на острове Блэкуэлл, оставшись там, она начинает бороться за них с помощью ручки и бумаги.

Уже 9 октября — спустя только четыре дня после возвращения домой — New York World напечатала первую статью Блай об психиатрической больнице.

Под заголовком «За решетками учреждения» журналистка описывает «террор с использованием холодных ванн и злобных жестоких санитаров, которые мучают пациентов и истязают их», заявляет газета во введении к материалу.

«Заведение для душевнобольных на острове Блэкуэлл — это ловушка, только не для крыс, а для людей. Оказаться там просто, и, если уж ты туда попал, вырваться невозможно», — пишет Блай. Она своим рассказом ясно показывает, как равнодушно действуют врачи, которые решают судьбы женщин, испытывающих смятение, и как отвратительно обращаются с пациентами, когда они оказались в застенках.

В воскресенье выходит следующая статья Блай, жители Нью-Йорка выстраиваются в очереди, чтобы ее прочитать. Даже конкурирующие издания публикуют то тут, то там колонки об этом деле.

И они даже объявляют Нелли Блай новым великим журналистом.

Все в Нью-Йорке только о ней и говорят. Еще никогда о женщине-репортере не говорили так много.

«У нее — большое будущее», — объявляет владелец New York World Джозеф Пулитцер и подкрепляет свои слова тем, что берет Блай на постоянную работу.

Через два месяца газетный магнат позволяет 23-летней журналистке написать книгу о том, что ей довелось испытать на острове Блэкуэлл.

На тот момент статьи молодого репортера давно разбудили нью-йоркских политиков, и вместе с комитетом по расследованию Блай возвращается в учреждение.

Здесь многое произошло со времени ее отъезда. Многие сотрудники уволены, условия стали лучше.

«С того момента, как мисс Браун покинула это место, все стало по-другому. Санитары стали гораздо приветливее, у нас достаточно одежды. Врачи посещают нас чаще, еда съедобна», — рассказывает Энн Невилл, которая знает Блай только как свою подругу Нелли Браун.

Блай с присущим ей журналистским скепсисом думает, не получила ли ее бывшая подруга по несчастью инструкции от сотрудников заведения, не велели ли ей приукрасить действительность. Она обеспокоена — в том числе и потому, что во время нынешнего посещения острова видит Тилли Майард, по состоянию которой вовсе не заметно, что жить ей стало лучше.

Наоборот, Нелли Блай считает, что состояние молодой девушки явно ухудшилось.

Блай осознает, что спасти на острове Блэкуэлл можно не всех.

Но благодаря ей у пациентов сейчас стало гораздо больше шансов выжить.

Послесловие

Работа Нелли Блай под прикрытием не решила все проблемы, но имела большое значение для страдающих душевными заболеваниями в Нью-Йорке.

Еще до конца 1887 года городские политики выделили дополнительно миллион долларов подобным учреждениям. Власти также ввели новые правила обращения с душевнобольными.

Десять дней, проведенных Нелли Блай в лечебнице, не оказались напрасными.

Источник: inosmi.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«Добавьте золота»

Максим Ильяхов о том, как зарабатывать с помощью текста и расправляться с правками

Творческому человеку непросто дается работа с заказчиками: не каждое сердце выдержит правки, которые превращают созданный со всей душой проект в нечто с трудом узнаваемое. Максим Ильяхов, редактор и автор книги «Пиши, сокращай», вышедшей в издательстве «Альпина Паблишер», на лекции «Страх, боль и правочки. Как спокойно работать с клиентами, если вы творческий человек» рассказал о правилах, которые помогут справиться с любой работой. T&P опубликовали тезисы.

25.09.2017 19:07, Anna Lukachuk


Уход в себя

«Внутренняя эмиграция» по-английски

В Лондоне все чаще обращают внимание на то, что нарастающий объем информации, который обрушивается на современное общество и давит на человека, имеет обратный эффект и приводит к противоположному результату: потере интереса к новостной информации. Более того, эксперты отмечают драматическое наступление другого процесса — люди «отключаются» от информационного потока.

20.07.2017 13:00, Нана Яковенко


Спасибо Носику за это

Рунет лишился своего гуру. Не стало Антона Носика

Сейчас, когда к интернету в России подключено 70 миллионов человек, сложно представить, что лет 20 назад их было пару сотен тысяч, человек 100 из которых делали то, чем мы сегодня ежеминутно пользуемся. Антон Носик был одним из них.

10.07.2017 13:00, Антон Меркуров


Жизнь и смерть в цифре

О проблеме архивации и резервирования информации

По оценкам исследователей International Data Corporation, количество информации удваивается в мире каждые два года. На данный момент ее объем составляет несколько тысяч эксабайт, и лишь один процент из этого объема так или иначе проанализирован. Однако даже эта информация сохранена ненадежно: хрупкость аналоговых носителей и развитие ПО увеличивают риски ее потери.

30.06.2017 21:00, Евгений Механцев


Битва за открытый доступ

Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа. Часть 2

Крупнейшие архивы открытого доступа, функционирование пиратских площадок и будущее научной коммуникации.

29.06.2017 19:10, Аса Сигурэ


Новые медиа, старые проблемы

Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа. Часть 1

Один из персонажей в пьесе Бернарда Шоу «Врач перед дилеммой» говорит: «Профессия есть заговор против мирян». По словам профессора Джона Нортона, чтобы понять ситуацию в сфере научной коммуникации, нужно просто заменить слово «профессии» на «издатели академических журналов». Это справедливое утверждение: удивительно, но в эпоху развития интернета знания оказываются закрытыми, и на пути к ним стоят корпорации, получающие огромную прибыль за труды других людей.

28.06.2017 19:00, Аса Сигурэ


«Общественность не должна платить за открытый доступ к исследованиям»

Точка зрения австралийского издателя: о сложностях политики открытого доступа

Аргументы в защиту свободного обмена научно-исследовательскими данными кажутся убедительными. Как заметил Стивен Инчкомб (Steven Inchcoombe) из издательства Springer Nature, «популярность журналов открытого доступа растет, так же как – чуть в меньшей степени – популярность монографий открытого доступа».

22.06.2017 16:00, NATHAN HOLLIER


Проект European Open Science Cloud

Европа создает крупнейший научный репозитарий открытых данных

Ведущие европейские исследовательские институты договорились о совместной работе со спонсорскими организациями и законодателями над созданием European Open Science Cloud – крупнейшего открытого репозитория данных в истории науки. Идея проекта European Open Science Cloud заключается в том, чтобы предоставить каждому ученому и всем желающим открытый доступ к результатам исследований, проведенных за счет государственного финансирования.

20.06.2017 16:00, Benedict O'Donnell


Путь в ноосферу

Запущена Федеральная резервная система банков знания

В рамках Третьего международного профессионального форума «Книга. Культура. Образование. Инновации» состоялись специальный семинар «Открытый доступ» и пресс-конференция «Федеральная резервная система банков знания: настоящее и будущее», проведенная Ассоциацией интернет-издателей (АИИ) совместно с НП «НЭКИОН». Ключевыми темами для обсуждения стали открытый доступ к научным исследованиям и планы по развитию Федеральной резервной системы банков знания, которая была запущена в рамках проекта «Ноосфера. Запуск» весной 2017 года в тестовом режиме. На пресс-конференции был анонсирован ее официальный запуск.

07.06.2017 15:00, Агент Ноосферы


Пять вопросов об открытой науке и ответы на них

Кратко о главном: что такое открытая наука, почему это важно для исследователей и почему – для всех остальных

Под термином «открытая наука» понимается практика, когда научные исследования и их результаты становятся открытыми и доступными для людей за пределами узкого круга исследователей. Среди прочего, открытая наука подразумевает доступность исследовательских материалов, данных и лабораторных протоколов для всех желающих. Многие ученные также поддерживают открытый доступ – параллельное движение, сторонники которого считают, что научные статьи должны быть бесплатно доступны для чтения без необходимости платить за подписку или разовый доступ.

02.06.2017 14:00, Elizabeth Gilbert, Katie Corker, The Conversation






 

Новости

От согласия к решимости
27 сентября на международной конференции НЭИКОН состоялось специальное мероприятие, посвященное вопросам открытого доступа в России.
Сотни видеолекций преподавателей Факультета гуманитарных наук ВШЭ выложены в сеть
Сотни видеозаписей лекций преподавателей Факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ) выложены в свободный доступ.
570 оцифрованных страниц из дневников Леонардо да Винчи опубликованы онлайн
Британская библиотека опубликовала 570 оцифрованных страниц из дневников Леонардо да Винчи для всеобщего обозрения. Страницы можно листать, увеличивать и скачивать.
«Газпром-медиа» не выявил отношений «Эха Москвы» с американским агентством BBG
Холдинг «Газпром-медиа», контролирующий акционер радио «Эхо Москвы», в ходе проверок не выявил каких-либо отношений радиостанции со структурами американского правительственного агентства Broadcasting Board of Governors (BBG).

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.