Подписаться на обновления
24 октябряЧетверг

usd цб 63.7997

eur цб 70.9644

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Игорь Фунт   пятница, 9 августа 2019 года, 19:48

«Я был богат, но счастлив не был…»
125 лет назад, 9 августа 1894 года родился Михаил Зощенко


«Серапионовы братья». Слева направо: К. Федин, М. Слонимский, Н. Тихонов, Е. Полонская, М. Зощенко, Н. Никитин, И. Груздев, В. Каверин
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Несомненно, драматизм писательства как явления поражает. Поражает неординарностью, несхожестью характеров, судеб. Потрясает неистребимостью. Несгибаемостью. Ведь чего вроде бы проще — отойди, не лезь! — иначе пошлая советская система выборочного отношения к «гениям» тебя сожрёт с потрохами, не поперхнувшись. Ан нет. Люди стояли на своём, глыбой. Вопреки такой несокрушимой махине, как СССР. Это взаправду были люди-камни. Без прикрас.

Двадцатый век... Еще бездомней,

Еще страшнее жизни мгла.

А. Блок

«А в животе прелестно — самогоном поигрывает».

Зощенко

…Знаете, Михаил Зощенко так и не реализовал один замысел, «построенный на ужасе», который он хотел назвать «Записки офицера»: «Едут по лесу на фронте два человека — офицер и вестовой, два разных человека, две разные культуры. Но офицер уже кое-что соображает, чувствует…». Так или примерно так он полагал начать рассказ всей жизни — об индивидуальном пределе, переломном судьбоносном моменте. О страсти, том предуказанном поведении, «которым впрок заряжает человека жизнь». Когда ты внезапно вдруг ощущаешь свою низость, слабость, раболепское своё положение — особенно на войне, находясь в ненавистных окопах, в «очереди к походной кухне с задымлённой, покривившейся трубой». Ощущаешь вдрызг разорванную войной душу.

И тут начинается извечная битва титанов — интеллигентности и возвышенности с пороком и злом. Минутного с вечным. Ведь важность того и другого так переменчива… Особенно в их непрестанном смешении.

*

Последнее время достаточно много пишу об известных писателях, русских, советских. Проживая чужие судьбы, проходя чужими дорогами. Пусть небольшой период, почти обрывок, вполне годный для газетной статьи, но, как правило, ярчайший, особенно и чрезвычайно напитанный тревогой, событиями и творческим озарением…

Несомненно, драматизм писательства как явления поражает. Поражает неординарностью, несхожестью характеров, судеб. Потрясает неистребимостью. Несгибаемостью. Ведь чего вроде бы проще — отойди, не лезь! — иначе пошлая советская система выборочного отношения к «гениям» тебя сожрёт с потрохами, не поперхнувшись. Ан нет. Люди стояли на своём, глыбой. Вопреки такой несокрушимой махине, как СССР. Это взаправду были люди-камни. Без прикрас.

К сожалению, и камни трескались, давая слабину, порой рассыпаясь в прах. Но не восхищаться ими нельзя. Оттого живы они в памяти навсегда, навечно. Оттого они — прекрасный пример нам и нашим потомкам, радеющим за общее будущее страны, мира. Будущее, отнюдь не кажущееся безоблачным даже с немалой высоты XXI века.

Подобных писателей-глыб, похожих на ледокол, непередаваемо разных, молодых, взрывных, раскалывающих лёд непонимания, обнажающих свежие, светлые, неизведанные грани искусства, на заре Советской власти было не так уж и много.

Среди них И. Груздев, Федин, Булгаков, Светлов, Маяковский. «Талантливая сволочь» Платонов, Заболоцкий, «шпион» Бабель, Каверин, Г. Гор, «ангел и демон» Фадеев. Совсем ещё школьник, вскорости великолепный В. Поляков («Мы с вами где-то встречались…»).

Печально звеня осколками, улетал, кружа прощальным «сонным вихрем», Серебряный век...

Таким был Зощенко с незабываемыми сатирическими «очередями у бань». Такой, напоминающей раздробленный стальным лезвием камень, была его насыщенная драматизмом судьба.

«Я порвал со своим классом ещё до Октябрьской революции!», — восклицал он. Но, чувствую, недоговаривал.

Плоть от плоти первооткрыватель, каверинский капитан Григорьев от литературы, истый советский писатель, Зощенко всё-таки не любил, точнее, недопонимал советскую власть, ментально противостоял коммунистической идее и нарождающимся, не виданным доселе обычаям. Иногда чудовищным до безобразия, истерическим смехом, иногда — трогательным до слёз. Хотя воевал за них в Красной армии, положил за них здоровье: «Товарищи! Мы строим новую жизнь, мы победили, мы перешагнули через громадные трудности, давайте всё-таки уважать друг друга!», — возглашал он в отчаянии, сходном с нереализованной задумкой об офицере и верстовом.

«Долой чеховщину!»

Корней Чуковский вспоминал, как однажды летом, в 20-х, он пошёл разыскать Зощенко на окраине Сестрорецка.

Народу на улице полным-полно. День стоял жаркий: все копошились под солнышком. Корнея Ивановича неожиданно поразило то, что все эти занятые делом люди изъяснялись меж собою не абы как, а именно по-зощенковски, будто сам Михал Михалыч поставил печать на простонародный их язык.

Не зря профессор Виноградов счёл нужным написать целый трактат под названием «Язык Зощенко». Настолько своеобразным и ценностным показалось будущему академику, знаменитому лингвисту и лауреату Сталинской премии мировоззрение самобытного острослова.

«Сделанность вещей Зощенко, присутствие второго плана, хорошая и изобретательная языковая конструкция сделали Зощенко самым популярным русским прозаиком. Он имеет хождение не как деньги, а как вещь. Как поезд», — вторил В. Виноградову Виктор Шкловский.

Зощенко — первый из молодой поросли советских литераторов 20-х годов XX в., который с виду легко и беззаботно, без малейшего усилия, точно в сказке, получил признание сразу и беспрекословно. К тому же и среди читателей, и непосредственно среди сонм свежеиспечённых пролетарских писателей.

Его сравнивали с замечательным сказителем и интерпретатором образов И. Горбуновым, автором-отцом неумирающего генерала Дитятина. Стилистически уподобляли Гоголю, Лескову.

«Все смеялись над книгами Зощенко, но все считали необходимым выразить по его адресу своё неудовольствие», — признавал К. Федин.

Да, ругали много. За якобы чрезмерное преувеличение пережитков, пороков чеховских «нервных людей». Мол, откуда в новом обществе столько уродств и безобразий? — да нет столько, ей богу! Да и автор, по-видимому, не лишён филистёрства: сам проклятый мещанин и мошенник, вот те крест: «С кого они портреты пишут? Где разговоры эти слышат?», — вопрошала критика.

Будучи ещё в начале пути, будучи членом «Серапионовых братьев», в петроградской студии на углу Литейного и Спасской, Зощенко отметился дерзким пародийно-комическим слогом, идущим наперекор общепринятым требованиям, покамест сочинялись поэтические рулады в духе «гнойной жижи» «Курганов» Вс. Иванова.

Уже тогда он прямо-таки выпрастывал наружу массу беллетристических новинок. На зависть многим, ретивый, своенравный, самостийный, обидчивый, необычайно талантливый. Никому не подражавший, ни с кем не советовавшийся. …С походкой Чаплина, всегда печальный и угрюмый. Особенно когда все вокруг смеялись, аки запорожцы у Репина, над его собственными рукописями.

20-е годы пролетели под непрекращающиеся овации читающимся с многочисленных эстрад зощенковских анекдотов, «Слабой тары», «Истории болезни», «Аристократки», «Спекулянтки» и т. д. Под стук печатных станков, выпускающих и выпускающих его книги во всевозможных издательствах.

Под знаком Собрания его сочинений в конце десятилетия: «С именем Зощенко связана крупная литературная удача», — начиналась вводная статья к собранию.

Под знаком любви и похвальбы самого Горького, помазанника тов. Ленина, кстати, тепло любимого Михал Михалычем. И, по ленинскому наследству, под знаком благоволения самого тов. Сталина, хитрой пропагандистской бестии. Его бы воля… да время не пришло: НЭП.

Бисер

Язык Зощенко. О нём будет напечатано огромное количество исследований. В основе его — ненависть и неприятие скудоумия и казённого протокольного новояза «новых советских русских».

Альфа-омега фабулы произведений — большевистская привычка к доносительству, рабская эстетика подхалимажа, приверженность рапортовать, приверженность канцеляризмам, дурной иностранщине, обывательским штампам. Занозой застревающим в головах «уважаемых граждан»:

«Жила, жила с таким отсталым элементом и взяла и утонула».

— Пойдёмте, — говорит сестричка, — на обмывочный пункт.

— Я, — говорю, — не лошадь, чтоб меня обмывать.

«…Бьёт его в рыло за исковерканную дамскую жизнь плюс туфельки и пальто».

— В Америке я не бывал и о ней, прямо скажу, ничего не знаю. А вот из иностранных держав про Польшу знаю…

«Если вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте!»

Те, кто изъясняется на этом новоязе — люди очень невысокой материи, морали. Те, кто на нём думает, — мелкие жулики и воры, лишённые элементарной честности. Потому что не гнушаются претвориться даже покойником, чтобы «начисто смыться» из постылого коммунального существования во избежание неприятностей, дабы начать всё заново («Святочная история»).

Потому что поражаются простому доброму слову «извиняюсь», сказанному «чудным прохожим» в ответ на пустяшный толчок локтем. Оттого и живут в такой степени низком, свирепом и грубом мире, мире склочничества и глумления над человеческой личностью, — что обычная деликатность и заурядная вежливость кажется им инопланетным чудом («Коза»).

*

Слава и почёт подействовали на Зощенко 30-х годов благотворно.

Он стал уверенным и спокойным, приветливым и уравновешенным.

Злободневные фельетоны подписывал по-простецки «Гаврилыч», чем стал необыкновенно близок народу. Гаврилычу писали сотни обиженных людей. В ответ Зощенко, быстро, без помарок, кропал и тут же публиковал подлинные сатирические шедевры. Что доставляло ему явное наслаждение.

Популярность достигла пика. Популярен З. был настолько, что, в частности, в Крыму регулярно обнаруживалось пять-шесть, или больше, двойников-сердцеедов «Зощенко», пудривших мозги доверчивым пляжным барышням: «И рисуется её глазам уж, что она за Зощенку выходит замуж» (Маяковкий). А улицу «Зодчего Росси», путаясь, нарекали «улицей Зощенко Росси».

Студенческая бедность отошла на задний план. Критика наконец-то благоговела.

Работы неимоверно много, пусть «чёрной», репортёрской вдобавок, неважно, — он не чурался труда. И работал не для «удовлетворения своей гордости и тщеславия», а для всемирного «уничтожения страдания», отмечал Горький.

В материальном достатке и блистательном успехе Зощенко неприхотлив и аскетичен — с едой и одеждой не заморачивался — как друг Маяковский, например.

Конечно, далеко не все ощущали воздух «брюссельского кружева» (Мандельштам), неподражаемую музыкальность и причудливость, многостильность, диккенсовскую пластичность языка Зощенко. Для «обширной толпы» глубина зощенковских текстов оставалась недоступна. Зритель-обыватель воспринимал его простым «развлекателем», мнимым аверченковским балагуром-неудачником.

…А он проникновенно сопереживал натурфилософии и психологическому анализу Заболоцкого.

Публика же, развращённая выкрутасами футуристов, вместо того чтобы сосредоточиться на удивительной поэтике «Страшной ночи» или «Пьес», требовала «Баню» и «Аристократку», а не эту «ерунду»: «…если б мне сейчас пройтись на руках по сцене или прокатиться на одном колесе — вечер был бы в порядке», — сетовал автор.

Далее я бы добавил фразу: «Я подумал о смехе, который был в моих книгах, но которого не было в моём сердце»… — Зощенко и желал бы стать наивным и бесхитростным, да не мог: горьковский «пёстрый бисер» его слов, языка и чрезвычайно тонкого мироощущения окутал, напитал ранимую душу возвышенным аристократизмом опер Бизе и текстов Ницше. Что тяготило неимоверно…

Хандра

Зощенко страдал. В весёлых компашках более угрюмо молчал, чем беседовал. Тем самым сбивая градус общего писательского юмора и веселья, обычного в среде Муз и Пегаса. Из автобиографической повести «Перед восходом солнца» мы узнаём, сколько несчастий приносили ему нередкие, неумолимые припадки «угрюмства», причём с юности: «Я был несчастен, не зная почему… Я хотел умереть, так как не видел иного исхода»; «…нет, я не мог родиться таким уродом!».

Обо всём, что касалось любимой «больной» темы — исцеления тела и духа — З. говорил без тени улыбки, словно и не юморист вовсе, а врач-психиатр или психотерапевт.

Хотел открыть рецепт исцеления, омоложения, радости и упоения восторгом вечной жизни. Подключал для этого значительных мудрецов и учёных — Пастера, Гёте, Канта, Розанова, Павлова, Фрейда. Он жаждал поучать, по-толстовски проповедовать во имя призрачно-неясного благополучия и людского счастья, будто примеряя к себе евангельский сюртук, так не свойственный его истинному предназначению. Он даже написал пару-тройку «добрых» повестей… в которых не видно ни Зощенко, ни огромного гоголевского таланта, ни искромётного юмора.

*

Хандрой, равно как литературой, З. «заболел» в детстве, с младых ногтей определившись с призванием.

Писать начал рано, с 6-7 лет. Правда, гимназия в сочинительских способностях ему упорно отказывала по причине несогласия неорганизованного ученика с установленным образовательным трафаретом. Определив конфликт творчества на долгие годы вперёд. Так сама юность, не ведая того, подводила будущего великого насмешника к поискам всемирной гармонии в печальном величии ницшеанства: «Как же странно и как болезненно преломилась в сердце русского писателя идея, созданная индивидуализмом, — о свободном и сильном человеке!».

Любовь и революция. Ненависть и любовь. Любовь и смерть. Любовь и война…

Первую мировую З. встретил на полях сражений одновременно с уроками сатирического жанра в «полевых книжках» — хлёсткими эпиграммами.

Реальные боевые награды. Реальное ранение. Зачатки сердечной болезни и дальнейшее неумолимое развитие ипохондрии. «Наглость контрастов» подлинной военной, послевоенной и далее послереволюционной «ненастоящей жизни» и жизни глубинной, созидательной — бьёт писателя в самое сердце, разрывая душу на части, изнутри: «Всё разрушено, всё разрезано ножом, кастетом и вдохновенными критиками».

Правда, он уже у цели — в 20-е гг. Зощенко большой профессиональный писатель. Каким и мечтал быть с детства. Чем необычайно гордился, к чему страшно ревновал критику. Внешне сосредоточенный, напряжённый, порой робкий. Внутри открытый, добрый, добрейший… Никому до конца не понятный. Непо́нятый. Именитый…

Ипостаси

Ежели зощенковскую судьбу 1915—20-х гг. компактно сложить в багаж, то получится следующий винегрет из «путешествий в люди»: петербургский университет, кавказская железная дорога Минводы — Кисловодск. Дуэль, осознание себя героем-авантюристом. Первая мировая, офицерство: «рубака-адъютант». Дореволюционные, послереволюционные скитания. Плотничество, промысел, кролиководство. Подрабатывал грузчиком, подмастерьем, портным. Служил телефонистом, агентом уголовного розыска. Дегустаторство, разгул, картёжничество. Служба в Красной армии. Даже врачом немного побыл.

Придя в литературу через блестящую пародию (на Шкловского, Замятина и др.), — в «серапионах» отточив, отлакировав её безмерно — З. нашёл своё, ни на кого не похожее двойное дно: «двойное» авторское зрение. Что и напрягало, путало впоследствии недалёкую публику. Она принимала ругаемого героя сатирикона за самого автора. Не иначе.

Очень быстро выпустил первую книгу «Рассказов Назара Ильича господина Синебрюхова». По ошибке и по хмурой иронии судьбы вышедшей в обложке «Трактата о трагическом» лучшего друга, переводчика К. Державина.

По легенде, наборщики кооперативного издательства перепутали обложки из-за всеобщего неудержимого хохота — аж до визга — над рукописью Зощенко.

И только Зощенко теперь

Живёт в обломках старой хазы,

И юмористы СССР

Валяют под него рассказы.

Е. Полонская

…Фатально-болезненная, метафизически-космическая связь, близость с Гоголем. Неуёмная жажда познать себя, предназначение и место в жизни, окружении, искусстве — через поиски личного и общественного, видя, «как много в человеке бесчеловечья», — приводят Зощенко и его героев к исполнению некоего социального заказа в стиле «плохой» литературной традиции. На создание, так сказать, нового Акакия Акакиевича, не «фигурировавшего раньше в русской литературе».

Так появляется почти анатомическая «Голубая книга» с «Трагикомическим рассказом про человека, выигравшего деньги», «Любовью», «Коварством» и т. п. Так появляются упомянутый выше Забежкин со своей чёртовой козой, тапёр Перепенчук, музыкант Котофеев — зеркальные отражения бесшинельного Башмачкина:

— А-а, — закричал Борис Иванович, опускаясь на деревянный тротуар («Страшная ночь»). — Граждане!.. Милости прошу… На моё несчастье… На мою беду… Подайте, кто сколько может!

Узнаёте ильфовскую предтечу Кисы Воробьянинова: «Месье, жене манж паси жюр…». — Где зощенковские горемычные персонажи становятся тем смешнее, чем горше и печальнее, мельче и трагичнее контекст: «Я на высокую литературу и не претендую», — словно подмигивает-поддакивает нам автор. Краем рта не выпуская неизменную сигарету, хитро ухмыляясь с высоты времён.

В переписке, разговорах с друзьями Зощенко всё чаще и чаще возвращается к той «великой грусти», тому нереализованному переломному проекту, звучащему неким чистым камертоном, с которого мы начали статью. И от которого вряд ли бы отказался, скажу по-зощенковски, «экспрессионист от анархизма» Леонид Андреев, попади тот замысел ему в руки. Да и «кухонный шифровальщик» символист Петров-Водкин обработал бы такой сюжет в подобающей манере: «Записки офицера», как их понимал Зощенко, — благодатнейшая тема для онтологически живописных аллегорий в стиле Sovieticus.

Добавим, зощенковская живопись концептуально отличалась от полотен его выдающихся современников: Шварца, Хармса, Добычина, Олейникова, Ильфа и Петрова. Отличалась именно исторически-социальной философией образа, по-фаустовски поэтично, в тот же момент безапелляционно и жёстко накрывающей всеобщую воинственную падучесть, бездуховность… псевдореволюционной, несбыточной фразеологией Дон-Кихота, Собакевича, Ноздрёва, мистера Пиквика и Человека в футляре одновременно. …Обращая все эти фантасмогорические объекты-образы в жертвенную насмешку Мефистофеля. Причём обитающего в коммуналке.

Перелом

— А ведь со мной опасно показываться на людях, — сказал он однажды приятелю Михаилу Слонимскому: — Появились какие-то критики, которые соединяют имена. Ты заметил? Я уже сложил чемоданчик…

Привыкший к успеху, после войны Зощенко оказался не удел.

Его словно вычеркнули отовсюду, как вычёркивали Ахматову, Мандельштама, Пастернака. Даже будучи много лет председателем приёмной комиссии Ленинградского отделения Союза писателей, он не удержался под безумной лавиной незаслуженного обвинения в «злопыхательстве и клеветничестве», «отсидке в тылу», «чудовищной обывательской психологии», конспирологии, антисоветчине и др. Ну, да инверсивно-административной колеснице это не впервой.

Так по страницам СМИ пополз суесловный мерзостный миф чуть ли не о предательстве: «Зощенко были приписаны мысли и сатирические намерения, которых у него никогда не было. Началась тяжёлая пора его жизни» (Утёсов):

— Миша, не погуби!.. — суетливо крича, паскудно перебегал от Зощенко на другую сторону улицы какой-то бывший товарищ, — вспоминал А. Дымшиц.

Слава богу, не дошло до репрессии, чему негласно и под страхом гильотины содействовали любившие его друзья в сталинском окружении. Да и Вождь, известно, не чурался экспериментов с интеллигенцией: казнил и миловал выборочно. (В 40-м году был уничтожен, — наряду с другими «заговорщиками», — «агент империализма», главред газеты «Правда» поэт М. Кольцов.)

Несмотря на то что Фадеев самолично приводил в исполнение партийный приговор в отношении Ахматовой и Зощенко, он поддерживал последнего в дальнейшем: «Саша Фадеев помогает. Он знает, что ничто не может подорвать во мне советского человека», — грустно утверждал всё понимавший и никого не обличавший Зощенко. …Абсолютно ничего не понимая!! Оболганный, загнанный, затравленный. Вопреки всему не сдавшийся русский офицер, красный командир. Адъютант командира полка имени деревенской бедноты. Сражавшийся против белой армии генерала Юденича.

Он болел. Страдал. Стал «устрашающе худым». Работал в стол. Переводил по подстрочнику — финский, норвежский. Мечтал перевести «Бравого солдата Швейка»…

*

После смерти Сталина Зощенко восстановили в Союзе Писателей. Но здоровье и доверие читателей были безвозвратно подорваны и потеряны.

До конца дней З. не мог осмыслить, за что его критиковали. Не мог!!! «…Сейчас работаю над большой книгой. (Перевод М. Лассилы «За спичками», — авт.) Но, конечно, без уверенности, что напечатают. Непостижимо трудно сейчас в литературе! Но может, я постарел и перестал видеть мир, как это надлежит современному литератору? Нехорошо долго жить на свете…» (Из письма к Л. Островской. 1952.).

Невзирая на невзгоды, писал каждый день. Рассказы, скетчи, фельетоны, сценарии. Писал о партизанах, о Великой Отечественной. Сидел в архивах. Его принципиально не издавали: «…либо меня не хотят печатать, либо я и в самом деле ошибся…». — Депрессия усиливалась. Не помогло и то, что к концу жизни ситуация с публикациями улучшилась, но…

Старость, чёрт её дери,

С котомкой и клюкой,

Стучится, чёрт её дери,

Костлявою рукой…

Перед кончиной «почти ничего не ел. Пил чай. Курил папиросу за папиросой». Слушал обожаемого Шопена. Мысленно возвращаясь и возвращаясь к намерениям о книге мемуаров, где соберёт квинтэссенцию размышлений о том, что произошло с ним и со страной… И людьми в ней. Возможно, пытаясь вторить любимой драйзеровской комедии перевоплощений — на социалистический только лад. Превращая и перевоплощая «Американскую комедию» в советскую, русскую «комедию» положений: бахтинский «тотальный карнавал».

На смертном одре вспоминая, как истово-искренне писал «своему» тов. Сталину бесполезное письмо о непричастности… Ввергая исследователей-зощенковедов в инвариантную пучину экзистенциализма. Но это уже совсем, совсем другая история.

Грехи людей мы отливаем в бронзу,

Их подвиги мы пишем на воде…




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«С ним было трудно ладить, и он был очень погружен в себя»

Десять фактов о о величайшем датском писателе

Кто из нас не читал в детстве «Гадкого утенка» и «Русалочку»? Однако не все знают, что их автор был очень стеснительным и умер девственником, но при этом обожал фотографироваться.

23.10.2019 19:00, Кристофер Страндберг (Christopher Strandberg)


Дерзкие и громкие

8 самых известных арт-краж

Из художественной галереи в Сан-Франциско утром 15 октября 2019-го вынесли гравюру Сальвадора Дали «Горящий жираф». Преступнику понадобилось всего 32 секунды, чтобы войти в галерею Dennis Rae Fine Art, снять с мольберта гравюру размером 50 на 60 сантиметров и беспрепятственно уйти.

22.10.2019 19:00, Ксения Гашо, vokrugsveta.ru


Смертный приговор Николая Клюева

«С молотом в руке, в медвежьей дикой шкуре!»

135 лет назад, 22 октября 1884 года родился Николай Клюев. Основоположник новокрестьянства, жертва сталинского террора.

22.10.2019 16:00, Игорь Фунт


Весёлый человек с грустными глазами

История Давида Самойлова

О том, как поэт Давид Самойлов пересидел соперника в борьбе за сердце красавицы, сблизился со Сталиным и ушёл из дому, как Лев Толстой.

20.10.2019 19:00, Олег Хлебников, story.ru


Ограничение сознания влияет на вашу свободу

Подборка культовых фильмов, после которых вы начнете жить иначе

Представляем список фильмов, в которых показано, как конфайнмент (удержание, ограничение свободы) — даже временный — действует на сознание человека при различных условиях.

19.10.2019 19:00, cameralabs.org


Любимая пианистка Сталина

История Марины Юдиной

В 1960-е годы она была настоящей легендой музыкального мира. Публика слушала ее стоя, не отпускала со сцены. В конце концов, окончательно устав, пожилая женщина показывала со сцены руки, заклеенные пластырем: «Простите, я больше не могу... Резала рыбу кошкам».

18.10.2019 16:00, izbrannoe.com


Тяжелые шутки

Разбор нашумевшего «Джокера»

«Это самый тяжелый фильм», «это самые пронзительные шутки», «это жизнь в ее прямом воплощении». Такие отзывы мы слышим от людей, выходящих из кинотеатра после просмотра фильма «Джокер». Ему пророчат «Оскар», он самый обсуждаемый, после него плачут и уходят в депрессию. Посмотрели, что говорят об этом кино пользователи социальных сетей.

15.10.2019 19:00, Редакция "Частного корреспондента"


Инга Кузнецова: «Это антиутопия с прогнозом на завтрашнее утро»

Интервью, посвященное новому роману писательницы

Роман «Промежуток» Инги Кузнецовой — о том, что с нами сегодня происходит и какие формы может принять социальный протест, если запретить не только дело, но и слово. Сможет ли Промежуток, в котором оказались герои, стать Просветом в недалеком будущем? Какую цену стоит заплатить, чтобы построить новую реальность «с нуля»?

15.10.2019 16:00, Игорь Бондарь-Терещенко


Ловушка для Вирджинии Вулф

Дом стал для нее роковым

В 1919 году писательница купила загородный дом — маленький особняк XVIII века Монкс-хаус, «Монашескую обитель». Сейчас этот дом сделали её музеем. «Сказочное место!» — такие записи оставляют посетители. А вот сама писательница так и не смогла ужиться с этой «сказкой». Почему?

14.10.2019 19:00, Дмитрий Воденников, story.ru


Настоящий детектив

Артур Конан Дойль в роли Шерлока Холмса: как писатель расследовал реальное преступление

Конан-Дойль — известный всему свету сочинитель похождений Шерлока Холмса, спустился недавно с высоты фантазии и изобразил лично Шерлока Холмса, чтобы доказать невиновность одного молодого адвоката, Георга Эдальи, осужденного в 1903 году, совершенно несправедливо, к 7 годам тюремного заключения.

13.10.2019 19:00, grandpaper.ru






 

Новости

Умер художественный руководитель Ленкома Марк Захаров
Умер художественный руководитель московского театра Ленком, народный артист СССР Марк Захаров.
«Викимедиа РУ» подготовила рекомендации по «Открытому наследию»
В рамках проекта «Открытое наследие», выполняемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов, в 2018—2019 годах НП «Викимедиа РУ» совместно с Ассоциацией интернет-издателей проведено исследование причин, препятствующих публикации в открытом доступе культурного наследия России.
Подведены итоги второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019»
Подведены итоги и награждены победители и призёры второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019», проходившего с 1 июня по 14 июля 2019 года. Призовой фонд мероприятия, проводившегося некоммерческим партнёрством «Викимедия РУ» в рамках проекта Ресурсный центр «Открытое наследие» за счёт средств гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, составил 201 000 рублей.
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» про писателя Владимира Сорокина
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» — о русском писателе, драматурге и художнике Владимире Сорокине. Картина появится в прокате с 12 сентября.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Анапе
1 августа 2019 года в стенах Центральной библиотеки города Анапа прошла презентация ресурсного центра «Открытое наследие» для представителей библиотечного сообщества муниципального образования города-курорта Анапа. Пред представителями 29 филиалов Централизованной библиотечной системы выступили представители НП Викимедиа РУ Станислав Александрович Козловский и Дмитрий Александрович Жуков.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.