Подписаться на обновления
16 декабряСуббота

usd цб 58.8987

eur цб 69.4298

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияiPChain
Общество  Экономика  В мире  Культура  Медиа  Технологии  Здоровье  Экзотика  Мнения  Дискуссии  Сколько стоит Россия?  Кофейные заметки  Сеть 
Игорь Фунт   вторник, 29 ноября 2011 года, 15:50

Время писать
Эмоциональная заметка о свойстве современной литературной мысли


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Никого не ругаю, не обвиняю и не журю мятежно – как можно журить Литературу! Это всё равно что журить Историю за неправильный, не в ту сторону брошенный ренессансом реверанс, в любом случае приведший тебя прямо в «сейчас», в данный конкретный исторический миг, и уже ты сам, своею рукой можешь изменить, написать, выгравировать, кто мешает? Вот и пишу, гравирую, чтобы потом, оторвавшись от виртуального стола, ещё и в реале сделать что-то необходимо нужное, доброе хотя бы близкому кому-то, родному, да вообще хоть кому-нибудь…

          Житьё дуракам между трусами, а писателям меж читателей.
                (Перефразируя Тургенева)

Извечный вопрос – художественность. Достаточно ли её, нужна ли она вообще настолько, как это требуется русской литературе, отражающей, как правило, голос эпохи, глубокую ответственность, без кокетства, надуманного фиглярства; либо пришло время немного ею пренебречь, коли такое дело… кризис там, происшествия, теракты. Литература-то никуда не делась, понятно, и требования к ней прежние, высокие – но ведь что происходит, господа, что происходит: читать о нелёгкой нашей повседневности, не говоря уж о всё чаще упоминаемых прошлых, совковых безобразиях, либо о советском до безобразия величии, тратить время, штудировать хорошо написанный-отточенный слог, тонко продуманные метафоры-метаморфозы, – о чём? – о том, что уложилось бы в полстраницы, не глупо ли…

Виктор Пелевин, Владимир Сорокин и Борис Акунин – одно, два, а то и, как, например, сегодня, все три этих имени можно обнаружить в топ-10 любого крупного книжного магазина от Калининграда до Владивостока. В своем нынешнем виде этот правящий триумвират отечественной прозы фактически поделил всю сферу читательских потребностей: Акунин работает старшим по развлечениям, Пелевин иронически объясняет настоящее, а Сорокин предрекает будущее.

Согласен, многочисленные мемуарные вирши немолодых, но бодрых духом признанных классиков понять можно – им есть что вспомнить-подумать-описать, и вспоминают они, как правило, с юморком, задором, да молодцы они, что и говорить, коли больше не о чем. Они мотыжат, поддевают дёрн эпох, – пока живы, слава богу (будьте здравы!), – пластами, стотонными пластинами затерянных, забытых знаний, и это оправдано реальностью, не каждый чувствует себя комфортно здесь и сейчас, в невесомом состоянии секундой пронёсшейся в «Твиттере» информации, так уж пусть мотыжат там, в своём медленном, неповоротливом «далёко», у них получается, хотя вряд ли их обожаемый, обласканный правнук оторвётся от монитора, чтобы постигнуть неведомую черноту исторической, непрожитой и неосознанной тысячелетней пустоты, под завязку забитой забытым хламом, никому не нужным в непосредственно данный, и, кстати, – вжик! – пролетевший всуе момент. А на носу вот уже новое мгновение, а за ним другое, и всё дальше уплывает прошлый век, минувшая жизнь с её покрытыми саркофагом-временем эмоциями, когда-то ядерными – теперь немного затхлыми, из сознания потомков по-настоящему Больших людей, построивших могучую страну, несущуюся в светлое будущее на плечах невозвратных, невосполнимых дедовских воспоминаний, жаль, невостребованных.

Россия стойко держится за свой литературоцентризм. Территория литературы тем временем сжимается, как шагреневая кожа. Словесность сделалась провинцией и в общественно-политическом, и в глобально-эстетическом смысле. Поэзия и проза как таковые неактуальны. Но, может быть, у искусства слова особый путь и литература, обогнув современность по таинственной параболе, снова сделается столицей и для общества, и для искусства в целом?

Молодёжь (в кавычках) тоже всё о недавнем, 20-ти, 30-летнем недавнем, и как, каково? Идёшь с начала –хорошо вроде, чёрт возьми, смотришь с конца, сверху вниз, слева направо – тоже хорошо, правда, никакой разницы, понимаете? – и ведь, в принципе – литература, всё выстроено-выверено, мягко стелено, даже получило какую-то премию. Что это, скажите: инерция просветления, нежелание меняться, или ощущение извечной стабильности высоких, с натяжкой, идеалов? Почему с натяжкой? Да потому что идеалы идеалами, никуда они в итоге не денутся, но хочется чего-то по-современному сочного, насущного, не «под классика», а чтоб обухом по голове – со скрытым смыслом, с изюминкой, марихуанинкой, что ли, чтоб звучала музыка – не попса, а Музыка – которая огорошит-остаканит, съест заживо, разрежет напополам, а потом без наркоза сошьёт тебя заново, выбраковав, отбраковав или вычистив до трёхдевяточного блеска.

Никого не ругаю, не обвиняю и не журю мятежно – как можно журить Литературу! Это всё равно что журить Историю за неправильный, не в ту сторону брошенный, ренессансом, реверанс, в любом случае приведший тебя прямо в «сейчас», в данный конкретный исторический миг, и уже ты сам, своею рукой можешь изменить, написать, выгравировать, кто мешает? – вот и пишу, гравирую, чтобы потом, оторвавшись от виртуального стола, ещё и в реале сделать что-то необходимо нужное, доброе хотя бы близкому кому-то, родному, да вообще хоть кому-нибудь…

Масскульт "правилен" и моралистичен. Заповедь "не убий" не смели оспорить ни Конан Дойл, ни Агата Кристи, ни тем более Донцова с Дашковой. Скандальное нарушение табу - один из способов привлечь публичное внимание. Так прославились, например, два Владимира Владимировича - Маяковский и Набоков. А как сегодня выходят из формата и проявляют творческий нонконформизм?

Вы говорите, со времён Классика горя и беды стало больше – вряд ли – больше стало Пространства, простора для горя и беды, включая сферу виртуальную, равную, а в чём-то превосходящую границы человеческого бытия, потому как даже случаем его покинув (не преднамеренно же!), мы не упокоеваемся под камнем, единственным пристанищем навек, а остаёмся, продолжаем жить и говорить, доказывать-досказывать в сотворённых нами же средах творческих, литературных, в Мирах искусства, созидания, если, конечно, ты успел там засветиться, брат, только вот если успел… что, кстати, непередаваемо восхитительно, и это выгодно отличает нас от поколений предыдущих, лелеявших единственную надежду высказаться, втолковать детишкам, детишкам их детишек смутную надежду на то, что их когда-то всего лишь прочтут, листая пожелтевшие журналы и книги с библиотечных полок, увы, неизбежно погрязших под сонмами, глыбами неисчислимых, свежих знаний, увы, также быстро теряющих злободневность под наплывом знаний ещё более правильных и свежих; как, о чудо! – сегодняшний мир дал возможность пыльным фолиантам возродиться из небытия за счёт глобальных виртуальных возможностей, и наши предки с благодарностью зрят с мониторов в каждом доме, уча, подталкивая нас, на ошибках своих, не ошибаться и не писать чуши несусветной, пусть и ровненько-мягонько поданной, оформленной, на примере своём. Спасибо! – говорят они нам и благосклонно-благодарно дают возможность выбрать, вырвать, вычленить лишь самое прекрасное, верное и правильное из мириад сказанных-написанных слов.

Конечно, не хотелось бы Литературу в её классическом понимании равнять с Информацией, быстрой, доступной, лопающейся жевательными пузырями, но и читать разжёвываемую, перемалываемую грамотными словесами-жерновами тоскливую чью-то, пусть и с ностальгическим намёком на самобичевание-самолюбование жизнь ну неохота, чесслово. «Не читай! – скажете вы, и будете правы. – Переключи кнопку, перелистни страницу, смени журнал, возьми другую книгу». – От этого никуда не деться – это новая реальность с её миллионными тиражами нужной и ненужной информации, читабельной, нечитабельной, кликабельной и не очень, запоминающейся и тошнотворной, но далёкой, к сожалению, крайне далёкой даже от намёка на массивность, вечность, неповторимость.

В современной российской словесности, пишут Сергей Чупринин и Виктор Топоров, две старые литературные беды слились в одну. Беда первая - графомания, беда вторая - клубность-фестивальность. Новая и отныне главная беда состоит в том, что графоман пошёл в клуб и на фестиваль. Прямо как середняк в колхоз. Великий перелом. Больше того, графоман стал сам для себя организовывать клуб и фестиваль. А значит, стал издаваться. В чём же существо беды? А вот в чём. Клуб и фестиваль (и сопутствующие ему премии и издания, а также критические восторги) были единственными надёжными критериями, отличающими "литературу" от "графомании". Теперь этой благодати конец.

«Так чего тебе надо? – спросите Вы, – ведь незыблемо освещают интеллектуальный горизонт и «этот», и «тот», и оба по-своему значительны, массивны, и на слуху совсем уж всемирно известный автор, о котором разве что новорождённые не в курсе, потому что не успели пока ещё отлезть от мамкиной груди и не прикипели намертво к телевизору; чего тебе надо?» – Всё правильно, отвечу, верно, но Литература должна побеждать повседневность; а «тот», так получилось, ушёл в какой-то свой, называемый им Историей, мир, навеваемый переменчивым до бессознательности ветром непроверяемых фактов; «этот», в желании обойти конкурентов, переборщил с хорошо слепленной, искусно собранной расплывчатостью образов, или, лучше сказать, образностью расплывчатых, оттого невинно притягательных литперсонажей, пожертвовав молотом сермяжной правды, хотя к чему она, правда, хм… она ж и так изрядно надоела – с газет, экранов, с мониторов, хоть выбрасывай с балкона эти компы, чтоб дети наши шли уже, в конце концов, на улицу, на стадион, в парк; куда-нибудь, только не в этот, сермяжной истиной-ложью проржавленный и протравленный донельзя виртуал – ведь неуместная Истина, сызмальства ломающая маленького человечка, становится большей Ложью… Человечек и сам хлебнёт её, лжи, лажи, в своё время – только чтобы в своё! – не надо раньше, и в этом заложена современная актуальная Беда, надо признать, причём беда ярко-визуализированная, раскрашенная, как обложка канала СТС, оттого принимающая зловеще-прагматичный оттеночек, характер.

Но и без Информации, болевой, резко пахнущей, неприятной, без насыщения текстов жертвенностью нашего времени, скорбностью его, не может быть Литературы, ведь и Печаль бывает светла, если она соткана из нитей, пронизывающих, золотом ли, кровью, реальную жизнь, воспеваемую в нами же созданных твореньях, тогда лишь завораживающими, задевающими за живое, когда боль виртуальная становится взаправдашней, что происходит, конечно же, за счёт Слова, величайшего оружия и владыки, прекращающего страх и отвращающего печаль, вызывающего радость, усиливающего жалость, дрожь, но Слова нового, по-новому сказанного, трепещущего, дышащего свежими соками, новым временем, столетием.

Да, есть такие писатели, которые пронзают строгие постулаты боковым пронизывающим ветром, и в наш век, слава богу, их признают при жизни; да, они возвращают Литературе смысл, угасающему большому, мощному когда-то писательству – движение, движуху, уменьшающемуся читательскому спросу – волнение, пульсацию; затерянной, забытой, в меру надобной пафосности – жизнь, толкая, двигая всю литературно-информационную махину к первородству, первопричинности, к истокам красоты, нужности и сопричастности, но это всё капли в застывшем океане словесности.

Ведь «большие» блоггеры становятся если не иконами литературного стиля, то символами «правильной» подачи материала как минимум, копилкой, инкубатором литературно-информационных клонов – во-вторых. И уже несутся по страницам сетературы содранные с лидеров, срисованные как из-под кальки, похожие друг на друга опусы, разглагольствования, объяснения, поучения и т.д., что, в общем-то, неплохо, образовательный уровень лидеров сетедвижения немаленький, неслабый уровень – можно выискать преинтереснейшие вещи, читаемые на раз, махом, чего не скажешь об отстающей неповоротливой колеснице изданий официальных, профессиональных, что тоже неплохо – им-то спешить некуда, есть время выбрать, подрихтовать, подчистить, отсеять-отстрелять, отобрать, вновь встретиться с признанным мэтром, дать слово неоперившемуся таланту, на первую полосу поместить звёздного песнописца, но…

Гложет такое чувство, что профессионалы пишут внутрь себя самих, издательства издают себя вовнутрь, не причиняя творческого неудобства окружающим, а надо бы. Толпы читающих, миллионы готовых поглощать, дышать свеженаписанным, свежеизданным воздухом толкутся там, где не гладко, небрито, наскоро, с ошибками и неточностями, но правдиво и честно – иначе не задержались бы ни на секунду! – излита соль сегодняшнего времени, открыта на всеобщее обозрение душа, чаяния, чувства – в блогосфере. И ведь там действительно кипит живая река человеческого общения – а что это, как не жизнь, источник радости и благо! В то же время мысли просвещённо-эрудированные, елейно сложенные в аккуратные поленницы слов-словечек, но аморфные, сыто-мягкие, пылятся на полках, стыдливо прикрываемые лакокрасочными обложками сериалов, кочующих с бумаги на телеэкраны и обратно – это так надо – это менеджмент!

А мы её… и не солёную, – сказал бы Иван Сергеич, – правду-то, да вприкуску! Ан нет – так не бывает – не бывает «несолёной» литературы, как не было бы Интернета без животрепещущей, убийственной, но по-настоящему острой, «сырой», событийной Правды. Ты скажешь, у него есть возможность выбора: человек волен распоряжаться хозяином своих помыслов, и будешь прав, – каждый вдвигает своё «я» в любое окружающее его пространство, взяв со стола томик Тургенева, либо раскрывая себя, болящего, блогосфере, всасывая, борясь, переплавляя весь белый свет, как в горниле, через всемирную Сеть, таким образом осознавая свою связь с человечеством, и дальше с бесконечностью, и так без края, что ж… Литература не взыщет, она вытерпит и это, было бы стремление, хотя стремление без знания слепо, а что такое поиск знания, как не непрестанный творческий полёт и радость, лишь бы этот путь не превратился в бремя, тогда стремление станет тьмой, и ничто уже не поможет. Так пусть же хоть так?..

– Что ты хочешь сказать? – так и назревает вопрос у недоумевающего Издателя, профи в своём деле, доки.

Ухмыляясь:

– Льёшь крокодиловы, пирровы слёзы, сопоставляя несопоставимое – высокое искусство «Литературу» и прикладную науку о коммуникативных средствах доставки информации, причём отчасти неточной, не той и не оттуда взятой, оттого не стоящей серьёзного осмысления и глубокого понимания, проникновения. А кому надо – тот и без этих рассуждений найдёт себе, чего душе угодно – от книги до кинофильма, от произведений живописи до предметов антиквариата. Так что, господин «не понятно что критикующий критик», не можете вы найти соприкосновения с вечностью, ощутить её движение, дух, не можете, уж поверьте.

– Пирровы слёзы?

– А разве пирровы победы не оплаканы пирровыми, никчемными слезами?

– Победы над чем?

– А критика твоя случайно не глумливое ожидание пирровой победы над вечностью, неподкупностью творчества?

– Да ничего я не критикую, – оправдываюсь. – А вечность кто-то выхолостил, выветрил из неё дыхание непредвзятости, уж не Вы ли?

– Не шути со мной так. Не забудь, когда-то и ты пойдёшь сдавать в печать эту свою статью, чтобы остаться, так сказать, в памяти.

– Да, это старая дилемма – мечта о вечности собственного творения; но место в этом стремительно несущемся потоке времени определяется, увы, не нами. Что сказать, ты прав, Издатель, чуть не вырвалось: Создатель.

– Вот-вот, неужели ты думаешь, что я забыл, запамятовал меру достоинства творений человеческих.

– И что же это?

– Как что – новизна, конечно, нетленная, непреходящая, бескомпромиссная новизна!

– И вновь ты прав, Издатель, почему же не всегда тогда придерживаешься сего достоинства?

– Такое время, брат, его недостатки распространяются и на меня, не свят я, брат, не свят.

– Так сделай первый шаг.

– Я не смогу, вернее… не чувствую, что способен на это.

– Хотя бы в этой неуверенности есть твое достоинство, уважаемый Издатель. Прощай.

Уходя:

– Я слишком привязан к воздушным замкам, в которых живут читатели – мои кормильцы, ведь я смертен. Прощай, незнакомый и малоизвестный критик не понятно чего.

Ему вдогонку:

– А статья и в Интернете приживётся неплохо.

Он, издалека:

– Интернет – это месть интеллекта искусству-у-у!..

Это я уже слышал где-то. И победа в этой незримой войне предречена отнюдь не второму. Но так ли уж пострадает художественность – то, с чего мы начали эту эмоциональную заметку о свойстве современной литературной мысли, ведь художественный стиль произведения есть сам человек, произведение создавший, и если оно трогает, задевает, завладевает нами, то не это ли является целью искусства, целью уха, сердца и кровотока своей страны – художника, пусть и называющегося «блоггером», да как угодно – писателем, поэтом, музыкантом. Если художник смог, сумел заглянуть в душу при свете совести и убедился, что сделанным можно гордиться или, по крайней мере, не краснеть за него, значит, очередной день читающего, внимающего, слушающего человека превратился в маленькую вечность. В таком случае художественность, как преходящая мода, претендующая на новизну, конечно, уступает место более ценным качествам характера творца, и не только творца – любого, познающего Правду мира, – самовыражению и самоотдаче, призванным во всей полноте проявить нашу сущность – ведь для этого мы живём.

Так что пишите, господа, на здоровье – в Сеть, в блоги, журналы, «твит», просто в стол, да куда угодно. Вы пишете, значит, говорите особым способом: говорите, и Вас не перебивают; вы читаете – значит, слушаете, и в этом также огромная радость – Вы беседуете с Мудростью и просто другими людьми, близкими Вам. Вы пишете – и одновременно мыслите, переживаете и самовыражаетесь, то есть обладаете в равной мере умом, душою и вкусом, и это здорово!

А вообще, чувствую, это только начало большого разговора о недавно зародившемся жанре творческого самовыражения – жанре короткого описательного репортажа, не лишённого художественных изысков, ведь это не статья в прямом смысле – это именно живое, жизненно-житейское изображение произошедшего с человеком чуда под названием «маленькая вечность» – мгновенного эпизода, к сожалению, канувшего в Лету, но, к счастью, принёсшему автору такую отраду и ублаготворение, что он решил излить свои чувства в цифровом эфире, блоге, Рунете, то есть поделился эмоциями не менее как со всем человечеством, причём, что важно, здесь и сейчас; и уже мы, здесь и сейчас становимся судьями-читателями этого смельчака, одобряя или осуждая его – наш выбор! – сравнивая и сопоставляя, ликуя и печалясь, и, как ни странно, иногда не в пользу тех, кто призван это делать профессионально, превратившись в ласковых зануд, понужающих до отвала накормленного сладкоголосого Пегаса, запряжённого в хорошо смазанную и отремонтированную литповозку, бредущую точь-в-точь в противоположную сторону от ненасытного, жадного до Правды читательского роя.

Источник: РуЖи на Хроносе




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«Грустно от сознания, что ты — для славы, а я — для тебя»

Письма Любови Менделеевой к Александру Блоку

«Для тебя есть наравне со мной этот чуждый, сокрытый для меня мир творчества, искусства; я не могу идти туда за тобой, я не могу даже хоть иногда заменить тебе всех этих, опять-таки, чуждых мне, но понимающих тебя людей; они тебе нужны так же, как я», - писала Любовь Менделеева Александру Блоку незадолго до свадьбы. Здесь она лукавила: мир творчества не был далек от девушки. Любовь Дмитриевна играла в театре, изучала балетное искусство и написала несколько работ по истории танца. Кстати, Александр Блок «разглядел» свою будущую супругу на репетиции любительского спектакля «Гамлет».

20.11.2017 19:00, diletant.media



Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

05.12.2015 08:00, Максим Медведев


А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

05.12.2015 08:00, Игорь Фунт


Чужая среди своих

Дина Рубина: «Мы живем в омерзительном регионе»

Писательница Дина Рубина живет сегодня в маленьком городке Маале-Адумим в Иудее, в нескольких километрах от Иерусалима. О том, почему она не стала частью местной литературной элиты, что поняла за 25 лет жизни в Израиле и как это повлияло на ее творчество.

20.08.2015 19:00, Алла Борисова



Метафора во плоти

Почему поэтическое мышление основано на телесном опыте

Классическая философия дуализма оказалась под угрозой: оказалось, что противостояние духа и материи — на самом деле взаимовыгодное сотрудничество. Абстрактное мышление рождается из метафор, которые опираются на наш чувственный опыт.

24.07.2015 19:00, Елена Щур


Список Тарковского

Фильмы, которые Андрей Тарковский на своих лекциях советовал своим студентам для обязательного просмотра

Режиссер "Соляриса", "Сталкера" и "Пути к Брессону" – о тех фильмах, которые помогут развить художественный вкус.

18.07.2015 18:00


«Есть ощущение, что мы живем в последние времена для свободной литературы»

Писатель Дмитрий Глуховский о текущем влиянии государства на умы

Деньги, государственная политика, вечные проблемы России, отношения с Сергеем Лукьяненко и другие герои бесед с Дмитрием Глуховским: "Государство не должно рассказывать, кто хорош и кто плох, во что мне верить. Предоставьте себя мне самому, а я сам разберусь".

08.07.2015 16:30, Temych


Любовь как источник таланта

К юбилею Константина Райкина

Сегодня празднует 65-летие Константин Райкин - актер и режиссер, мимика которого хорошо знакома не только гостям театра "Сатирикон", но и каждому советскому зрителю. Дань восторга ко дню рождения талантливого артиста.

08.07.2015 15:00, Галина Иванова






 

Новости

Задержаны 10 семей защитников парка Торфянка
Сегодня утром в своих квартирах были задержаны более 10 защитников парка Торфянка с семьями.
Технологии от школьников
В Москве стартовала открытая олимпиада 3D-технологий
Отказ пролить свет
Власти Нидерландов отказались рассекречивать документы по Boeing, потерпевшему крушение в июле прошлого года на Украине
Слабоумие вместо Паркинсона
Актеру Робину Уильямсу был поставлен ошибочный диагноз
Памятка до тюрьмы доведет
Генпрокуратура предложила возбудить уголовное дело против авторов "памятки туристам" для поездки в Крым

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.