Подписаться на обновления
12 декабряСреда

usd цб 66.5022

eur цб 75.6197

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Ольга Балла   среда, 22 мая 2013 года, 12:01

Воспитать речь
Культурология – режиссёр всех жанров, включая самое себя


Александр Люсый
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Александр Люсый – фигура в современной интеллектуальной жизни столь же яркая, сколь сопротивляющаяся закреплению в дисциплинарно и жанрово предписанных рамках.

Формальная его социальная ниша - старший научный сотрудник Российского института культурологии и Центра гуманитарных исследований пространства Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва (Института Наследия). По образованию – историк (Симферопольский государственный университет) и литературный критик (Литинститут). Был школьным учителем, научным сотрудником Крымского краеведческого музея, редактором издательства «Таврия». Редактировал книги по краеведению, стал одним из тех, кто создавал крымскую краеведческую школу, а затем противостоял ее развалу.

«Советский, украинский и российский культуролог, - терпеливо перечисляет его облики всезнающая Википедия, - краевед, журналист, публицист, литературный критик, писатель, общественный деятель…» Автор ярких книг: «Пушкин. Таврида, Киммерия» (2000), «Крымский текст в русской литературе» (2003), «Наследие Крыма: геософия, текстуальность, идентичность» (2007), «Нашествие качеств: Россия как автоперевод» (2008), «Поэтика предвосхищения: Россия сквозь призму литературы, литература сквозь призму культурологии» (2011), «Новейший Аввакум: Текстуальная революция в России в свете Первой мировой Крымской семантической войны» (2012), а также монографии о «Первом поэте Тавриды» Семёне Боброве (Симферополь, 1991), не говоря уже о множестве критических статей и философских эссе в журналах «Октябрь», «Век ХХ и Мир», «Silentium», «Предвестие», альманахе «Памятники Отечества» и в других бумажных и электронных изданиях. Сейчас к изданию готовятся новые его книги: «Парад утопий» и «Московский текст и другие».

Кроме того (и это, кажется, самое интересное), Люсый – создатель оригинальной концепции крымского текста в русской литературе и текстологической концепции русской культуры, разрабатывающий представление о культуре как сумме и системе локальных текстов.

Какой логикой всё это связано? В чём смысл теоретических построений Александра Люсого, что даёт предлагаемое им понимание культуры? Всё это и постаралась выяснить наш корреспондент Ольга Балла.

— Кем вы, человек со многими интеллектуальными обликами, считаете себя по преимуществу: критиком, культурологом, журналистом, писателем…? В какой мере для Вас эти типы деятельности связаны? И не соперничают ли они друг с другом?
— Мои интеллектуальные увлечения сначала развивались последовательно: журналитика, краеведение, критика, культурология, - а сейчас сосуществуют вроде индивидуальной жанровой системы, то дополняя друг друга, а то и соперничая.

— Что для вас культурология - в том её варианте, в каком вы ею занимаетесь: строгая ли наука, род ли искусства (есть же такая разновидность культурных форм – интеллектуальные искусства) - или, может быть, самостоятельная, ни к чему не сводящаяся форма мышления?
— Она для меня - режиссер всех названных жанров, включая самое себя.

Сегодня все реже, но иногда еще звучат мнения об «излишности» культурологии. Вспомним, однако: алхимия тоже когда-то считалась «лженаукой» и для многих позитивистски настроенных ученых остается ею и сейчас. А для Карла Юнга и Мирчи Элиаде она была бесценным источником знаний о человеческом сознании и самосознании. А теология - наука ли она? Ральф Дарендорф, например, считает, что для средневекового общества теология означала то же, что социология - для индустриального общества и философия для эпохи перехода к современности

То есть: все эти три дисциплины незаметно, но действенно были или остаются, наряду с выполнением собственных задач, ещё и инструментами самоинтерпретации своей эпохи. Не менее популярен тезис, что философия – тоже не наука, а метанаука. В принципе, верно и это. Современная «недостаточность» философии - в ее самососредоточенности, замкнутости в собственном языке, а культура оказывается предоставленной самой себе.

У культурологии как гуманитарной «алхимии» XXI века нет единого языка. Правда, единой культуры тоже нет. Культуры - включая и контркультуру - множественны, хотя демаркация границ не завершена.

Сегодня ясно, что дело - не в «бескультурье», а в драматическом столкновении разных культур (с непростой проблемой их «равноправности»).

— Что вас побудило этим заняться?
— В ранней юности я мнил себя то историком, то сочинителем, пытался писать рассказы – преимущественно, из истории собственной жизни, и, наконец, занялся журналистикой. От неё перешел к критике, окончил Литературный институт и стал работать в редакции краеведческой литературы издательства «Таврия». В начале 1986 года, когда, после некоторого колебания, сверху была дана отмашка на перестроечный «огонь по штабам», мне на страницах «Литературной России» удалось обнародовать зловещие планы Управления санаториями и домами отдыха в Крыму Четвертого главка Минздрава СССР снести дом Ришелье в Гурзуфе.

Построенный в 1811 году генерал-губернатором Новороссийского края и Крыма герцогом Арманом Эмманюэлем дю Плесси Ришелье, дом этот долгое время оставался единственным строением европейского типа на всем Южном берегу Крыма. Владелец, погруженный в текущие хлопоты, побывал в своем доме лишь однажды, но охотно разрешал останавливаться в нем путешественникам. В этом доме вместе с семьей генерала Николая Раевского большую часть своего пребывания в Крыму прожил Пушкин, называвший эти дни, кстати, «счастливейшими минутами жизни». В советское время на волне знаменитого в своем роде Пушкинского юбилея 1937 года здесь открыли музей Пушкина (часть сотрудников вскоре была репрессирована). После войны в истории дома начался санаторный период, а в 1960-е здесь разместили водолечебницу, которая стала медленно разрушать здание изнутри. В 1985 году крымское ведомство 4-го главка Минздрава и санаторий «Пушкино» решили дом снести (и построить на его месте новое помещение для оздоровительных процедур). Под это решение даже организовали «литературоведческие» изыскания на тему «а был ли тут Пушкин?». Предложения исключить дом из списка памятников культуры обосновывались тем, что он теперь «угрожает жизни людей».

Во второй половине 1980-х газетная компания, поддержанная собратьями по перу и видными деятелями культуры, сыграла, в конечном счете, спасительную роль. Хотя и не сразу. Вскоре в «Литературной газете» появился мой, в соавторстве с «крокодилистом» Виталием Витальевым, фельетон «Театральный бум-бум» - о том, как местный театр, попав в обкомовский фавор, стал расширяться, снося соседние памятники культуры, и среди них - помещение каретного сарая, где был расположен самый первый русский театр в Крыму: в нём выступал Михаил Щепкин, а среди публики был замечен Виссарион Белинский. Казалось бы, где еще создавать театральный музей?

Такая смычка краеведения, журналистики, публицистики, литературоведения происходила во вполне боевых условиях. Обкомовское начальство – Крым, напомню, еще не был автономной республикой - запросило у директора издательства «Таврия», где я тогда работал, мое личное дело. Помню, пришли по этому поводу ко мне в кабинет краевед Вадим Гарагуля и бывший морской десантник, археолог Михаил Фронжуло.

- Ну, какие новости? – спрашивает последний.

- Да вот, снайпер уже напротив засел, - говорит ему с не очень глубоко скрытым юмором краевед.

- Где? – отвечает археолог, и надо было видеть, с какой оборонной профессиональностью пригнулся он, вжав голову в плечи и устремив цепкий взгляд вверх.

Однако крымская гласность в своем пушкиноведческом измерении заполняла все больше центральных газет. В итоге хозяевам дома все же пришлось не только отказаться от планов сноса, но за свой счет отреставрировать его и даже открыть там новый музей Пушкина.

Но вскоре волна гласности пошла на убыль, и «музею Онегина» - а идея такая была - так и не довелось стать всесоюзной ударной музейной стройкой. Сейчас он, будучи на территории уже приватизированного санатория, по-прежнему в осаде – то отопление отключат, то электричество. Гуманитариям Крыма то и дело опять приходится собирать подписи в его защиту.

Я же, подвергнутый позже журналистскому остракизму за «непатриотичную» классификацию политических сил Крыма в парламенте уже образовавшейся республики: бандиты, дилетанты и татары, - вынужден был Крым покинуть. А полученные разножанровые импульсы объединились в концепцию крымского текста русской культуры.

— Как ваша работа по осмыслению крымского пространства соотносится с геопоэтикой Игоря Сида и его единомышленников?
— Сид обнаружил меня в редакции симферопольской газеты «Будем милосердны» в 1994-м, когда готовил II Боспорский форум современной культуры. Литературное приложение к газете, которое мы тогда спланировали, не удалось, а форум прогремел на весь мир.

У Сида в голове в это время рождалась сначала тавриология, а потом и геопоэтика - его фирменное, наряду с западноевропейской геопоэтикой Кеннета Уайта, интеллектуальное движение с сетевой структурой и точечной стратегией, что предопределяет и точечный характер моего с нею взаимодействия. Я стараюсь не пропускать ни одной такой открытой точки.

Личных соперничеств на почве амбициозности у нас с Сидом нет, хотя сами логики разных конкурирующих друг с другом жанров, бывает, создают полемические коллизии. Однажды я, преимущественно еще как журналист, пришел на встречу со знаменитым публицистом крымского происхождения Юрием Черниченко в Крымском клубе. Уже через день в газете «Вечерняя Москва» вышла моя заметка с огромным заголовком на первой полосе, что, мол, Черниченко призывает вернуть Крым в состав России. А у Сида в этот день была назначена встреча в Украинском культурном центре насчет совместных культурологических акций. К счастью, созданный этой публикацией холодок все же удалось преодолеть.

Сформулированная мной теория крымского текста – «традиционная» академическая концепция. На эту тему я защитил диссертацию в Российском институте культурологии. Сид провел презентации моих книг «Крымский текст русской литературы» и «Наследие Крыма: геософия, текстуальность, идентичность». Увы, в один прекрасный момент выяснилось, что читал он их не так уж внимательно. В статье «Переизбыток писем на воде» он написал, что у Семена Боброва -«поэтического Колумба Крыма», как я охарактеризовал его еще в брошюре 1991 года «Первый поэт Тавриды», - якобы «нет ни одного текста, посвященного возлюбленной». Мне стало обидно за забытого «пиита» - главного героя моих книг, поскольку его поэма «Таврида» - постоянное обращение к пусть и условной, но возлюбленной Зарене (русифицированной во втором издании поэмы «Херсонида» в Сашену), и я не удержался от полемики насчет особенностей крымского Эроса. Но это не помешало моему участию в составленном Сидом сборнике «Введение в геопоэтику». Плодотворный, по-моему, диалог продолжается.

— В чём сверхзадача Вашей культурологической работы, её генеральный план, если таковой есть?
— Сейчас в России на стыке разных отраслей гуманитарных наук складывается традиция концептуализации и исследования текстов культуры разного уровня. Это приобретает характер «текстуальной революции» гуманитарного знания.

Под постоянным воздействием концепции петербургского текста - и вопреки намерениям ее основоположника, Владимира Топорова, который, как известно, считал, что иных текстов, кроме петербургского, у русской культуры нет - происходит триумфальное шествие этой революции: повсеместное и целенаправленное, при всей внешней стихийности, учреждение разнообразных «текстов» - московского, киевского, сибирского, алтайского, уральского, волжского, саратовского, самарского, кавказского, вятского, елецкого, муромского, северного... В каждом из таких текстов, крымском или сибирском, возникает внутреннее напряжение между внешним (классическим, «столичным») взглядом и внутренним, «местным» ответом. Миф Киммерии - в ответ на миф Тавриды; движение «областничества» в ответ на классический, а по сути - колонизационный в ту или иную сторону взгляд традиционной русской литературы на Сибирь…

Внимательное изучение этих наработок наводит на мысль: как правило, весь этот материал – с некоторыми, разве, исключениями - не поверхностное подражание, как может показаться на первый взгляд, но ответ самого российского пространства, с его особенностями, и всего накопленного ранее комплекса гуманитарного знания на глубинные потребности национального семиозиса.

Поэтому, думаю, сейчас очень актуально преодолеть методологическое разобщение отдельных дисциплинарных и «региональных» направлений – и создать целостную интерпретацию русской культуры как суммы и системы текстов. Это вполне можно считать сверхзадачей и моей работы.

— Объясните, пожалуйста, для неспециалистов: что имеется в виду, когда говорят о «тексте» того или иного пространства?
— Текст в этом смысле, если говорить совсем коротко, - «читаемость» культурной среды. Гносеологическая метафора «текста» (или «супертекста») позволяет рассматривать саму среду обитания человека как знаково-символическую реальность, наполненную связными последовательностями смыслов и значений - при всей возможной сложности и даже непоследовательности таких связей. Однако текст - все же не просто метафора, а, скорее, метаформа, «форма форм». Будучи продуктом текстов иного уровня, метатекст, в свою очередь, и сам задает правила порождения текста, его грамматику и синтаксис.

Культурные тексты - это культурные коды: то есть, универсальные способы репрезентации, структурной организации и трансляции культурного опыта и ценностей. Благодаря им возможна общезначимая организация социального опыта и информации, их упаковка, складирование и передача. Формы культурного кодирования – и, соответственно, языки – бывают разные; их столько же, сколько и сфер человеческой деятельности: словесные, предметные, музыкальные, изобразительные…

По-моему, осмысление – говоря учёным языком, концептуализация - локальных текстов русской культуры сегодня - высшее выражение процесса национального семиозиса (наработки системы символов, значимых для нашей человеческой общности, для её консолидации и понимания ею самой себя). Это -вполне адекватный, кажется, ответ на потребности социокультурной идентификации современного российского общества и построения у нас коммуникативного сообщества, центральная проблема которого - коммуникация столицы и страны в целом.

— То есть, насколько я понимаю, сверхзадача проявления разного рода локальных текстов в пределах нашей культуры – создать и воспитать речь, с помощью которой страна могла бы говорить о себе? На какие, в таком случае. теоретические авторитеты вы ориентируетесь, и кого бы вы могли назвать своими учителями?
— Владимир Топоров своей концепцией петербургского текста русской культуры бросил России методологический вызов. И та ответила ему текстуальной революцией гуманитарного знания. Поэтому Топоров кажется мне самым актуальным из современных мыслителей. я стараюсь прочитать все его постепенно публикуемые тексты. Это при том, что первый же абзац авторского вступления в его «итоговой», подготовленной уже не самим автором книге «Петербургский текст» содержит небесспорный посыл: «Восстав из “топи блат”, Петербург расколол русское общество на две непримиримые части…». Ведь раскол общества, породивший само это понятие, раскол, в «тишайшей» своей стадии возник еще в царствование отца Петра I, Алексея Михайловича. Раскольник как тип, правда, сам еще внутренне не «раскалывался» в ходе церковного и общественного раскола, спровоцированного тогдашними текстуально-редакторскими реформами одержимого «византийской прелестью» патриарха Никона. Созданный Никоном подмосковный Новый Иерусалим занимает ментальное место как бы между Третьим Римом и Петербургом, а тогдашняя контропричнина духовно-хозяйственного сопротивления озаряла пространства раскольничьего ухода.

Авторитетен для меня и мой нынешний непосредственный начальник по сектору теории искусства Российского института культурологии Вячеслав Шестаков. С ним мы, при полном взаимопонимании, тоже порой полемизируем, причем весьма плодотворно. Недавно я писал отзыв на его новую книгу «Повседневная жизнь Итальянского Возрождения». Мне показалось слишком категоричным утверждение, что «Россия не переживала эпоху Возрождения, как все другие европейские страны. Не до того было… В XIV-XVI в. России не было того подъема, который происходил во многих странах Западной Европы. Но зато в начале ХХ века у нас был религиозно-философский Ренессанс, обладающий многими чертами того европейского Возрождения, который в свое время прошел мимо нас». Правда, при этом приводится такой фрагмент письма Михаила Алпатова Эрвину Панофски: «Очевидно, не существовало прямого контакта между искусством Москвы и Италии вплоть до конца XV столетия. Важность икон на темы Апокалипсиса состоит не только в том факте, что они заключали некоторые итальянские мотивы, но и в том, что они содержали оригинальные идеи и интерпретацию текста».

Я думаю, в названное время подъем в сфере внешнего государственного строительства и с точки зрения политики, и с точки зрения эстетики (идею «государства как произведения искусства» выдвинул в XIX веке Якоб Буркхардт на основе изучения всех видов итальянской государственности XIV-XV вв.), тогдашний русский Ренессанс, - если понимать смысл этого явления этимологически, как «возрождение» уже существовавшей основы, то есть единого государства с новым центром в Москве, а не в Киеве, - скорее даже превосходил своим масштабом итальянское Возрождение, развивавшееся в условиях отсутствия реального политического единства. Связь подкреплялась и непосредственным участием итальянских архитекторов в строительстве ряда важных сооружений Кремля. Состоялся в то время и философский монашеский десант из Италии в Москву, типа перестроечного «Деррида в Москве».

Так что я благодарен Вячеславу Павловичу за возможность сформулировать свой вывод, о котором впервые говорю сейчас: сама идея «Третьего Рима» была типологически возрожденческой - и в плане декларируемого возрождения нового сакрального центра на новом месте, и в плане своей апокалиптичности: «А четвертому не быть». Концепция о. Павла Флоренского, «русского Леонардо», о храмовом действе как синтезе искусств – генетически из такого Возрождения. Хотя сам термин «русский религиозный Ренессанс» имеет скорее значение метафорического знака качества, чем типологической аналогии. Кстати сказать, и текст культуры, тот же крымский текст – это не знак качества, а исследовательская схема (так что пусть некоторые из живущих писателей не обижаются, почему я их туда не «взял»).

Многому - в частности, принципам пространственного мышления - учусь я и на заседаниях Центра гуманитарных исследований пространства Российского НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева у Дмитрия Замятина, Бориса Родомана, Ольги Лавреновой, Ивана Митина и других.

— Есть ли что-то из сделанного вами до сих пор, что вы считаете в каком бы то ни было отношении особенно важным?
— Сам не знаю, что тут выбрать: спасение дома Ришелье? Концепцию крымского текста? Текстологическую концепцию русской культуры - современную «русскую теорию» как конкретизацию в новых условиях «русской идеи»? Или распространение известной схемы Арнольда Тойнби «вызов - ответ» на механизм становления локального текста? Думаю, со стороны виднее.

— Что из делающегося сегодня в области культурологической мысли и культурологического воображения видится вам наиболее значительным и перспективным?
— Я бы назвал среди самого важного создание теории текстов культуры, в частности, локальных текстов. Она может, думаю, стать действенным способом социокультурного самоопределения личности и общества на нынешнем этапе нашей истории. Способом понять себя, друг друга и общее всем нам целое, сориентироваться и договориться. При этом культурно-исторические символы, составляющие континуум текстов нашей культуры, должны, я считаю, не соперничать друг с другом, а интегрироваться в единый образный ряд. Сейчас, правда, происходит нечто как раз противоположное.

В массовом сознании всё обилие культурно-исторических образов сведено к бинарной оппозиции «Россия–Запад». Влиятельному меньшинству «Запад» видится абсолютным добром, а Россия – воплощением неизбывной отсталости и неполноценности. Подавляющее же большинство видит в «Западе» врага, стремящегося уничтожить Россию как единственно возможную цивилизационную альтернативу. В обоих случаях дуалистическая картина одна и та же, меняются лишь знаки: «минус» на «плюс», и наоборот. Но такая картина мира не соответствует реальной ситуации, в которой нам нужно стремиться к конкуренции, а не к конфликту цивилизаций. Проблема - не в выборе между «изоляционизмом» и «глобализмом», а в поиске оптимальных форм культурно-исторической идентичности, которые по-новому раскрывали бы роль и значение России в мировой истории.

— В таком случае, какие участки современной российской культурологической мысли, по-вашему, особенно неразработаны и нуждаются в культивирующем внимании?
— Бенно Хюбнер, современный немецкий философ, с которым я общался на конференции в Киеве, считает, что культурология в России - в отличие от западных наук о культуре - выполняет компенсаторную функцию: восполняет экзистенциальный вакуум, образовавшийся в период краха метафизической идентичности советского периода. В этом есть правда, тем более, что происходит это на фоне исчерпания проективного потенциала воспроизводства, включая предпринимательский.

Мы больше не в состоянии управлять реальностями, которые сами же и породили, контролировать осуществление собственных проектов, справляться с экологическими проблемами. Из-за множественности нами же порожденных миров мы утеряли онтологическое единство человечества и единство понимания мира.

Так вот: для нового понимания сложности как кризиса и кризиса как сложности нужны новые понятия. Над этим надо работать.

— А что имеется в виду под вызовом и ответом?
— В каждом из этих текстов возникает внутреннее напряжение между внешним - классическим, «столичным» - взглядом и внутренним, «местным» ответом. Ответом на имперский романтический («туристический», по определению Максимилиана Волошина) миф Тавриды стал «внутренний» миф Киммерии, который, впрочем, Анне Ахматовой тоже казался неуместным «вызовом», поэтому она полемически идентифицировала себя в своем крымском измерении как «последняя херсонидка». Ответом на поверхностно-идеологическое рассмотрение Сибири представителями русской классической литературы было литературное и общественное движение «областничества». Урал – тоже место аналогичного поиска общей, но «геологически» обоснованной истины. И так – до Владимира Топорова и его последователей включительно.

Беседовала Ольга Балла




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



В чей самолет я бы сел? О Солженицыне

Я всегда храню благодарность писателю, который открыл мне правду о моей стране. Помню, как в середине 1970-х я держал в руках, обжигаясь, первый том «Архипелага», данный кем-то из друзей на день или два. Из всех русских книг 20 века она больше всего похожа на «кусок горячей дымящейся совести» (слова Б. Пастернака, который мечтал именно о такой книге). И мне казалось тогда, что если бы весь народ смог прочитать «Архипелаг», то навсегда стал бы другим и возврат к прошлому был бы невозможен. Я переоценивал значение книг и недооценивал инерцию насилия и рабства в народе. Но книга Солженицына продолжает обжигать и сегодня.

11.12.2018 20:00, Михаил Эпштейн


Что сериалы говорят о нашем видении мира

Смерть кинематографа или новая литературная форма?

Писатель и психоаналитик Жерар Вайцман пытается показать, что телесериалы несут в себе новый коллективный нарратив, формируя новую цивилизацию. Торжество сериалов, по его мнению, можно рассматривать как своеобразную «смерть» национального кинематографа. Однако затем автор ставит под сомнение этот вывод. А может, сериал означает появление новой литературной формы?

08.12.2018 19:00, Мариз Эмель (Maryse Emel), inosmi.ru


«Русский человек любит вспоминать, но не любит жить»

Фрагмент из книги Дмитрия Лихачёва «Раздумья о России»

Ни одна страна в мире не окружена такими противоречивыми мифами о ее истории, как Россия, и ни один народ в мире так по-разному не оценивается, как русский. Н. Бердяев постоянно отмечал поляризованность русского характера, в котором странным образом совмещаются совершенно противоположные черты: доброта с жестокостью, душевная тонкость с грубостью, крайнее свободолюбие с деспотизмом, альтруизм с эгоизмом, самоуничижение с национальной гордыней и шовинизмом.

07.12.2018 19:00, izbrannoe.com


Две Сонечки и Марина

«Красною кистью рябина зажглась. Падали листья, я родилась»

Имя Марины Цветаевой связано с Татарстаном, а конкретно – с чудесной Елабугой, с «нижней» (нежной!) Елабугой, со «старым городом». Дом, в котором поэт рассталась с жизнью, стоит и теперь, в нём – музей. Мемориал Цветаевой. Бродишь там, испытывая и грусть, и радость, и нечто третье, неуловимое, как дух поэзии. А на шишкинских прудах почему-то особенно думается о Цветаевой, о её жизни в целом и о последних днях.

06.12.2018 19:00, Альбина Гумерова


Сергей Довлатов: «Кто написал четыре миллиона доносов?»

Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов? Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой? Ничего подобного. Их написали простые советские люди. Означает ли это, что русские — нация доносчиков и стукачей? Ни в коем случае. Просто сказались тенденции исторического момента.

05.12.2018 19:00, Сергей Довлатов


Классик поп-арта

Работы Дэвида Хокни, самого дорогого художника из ныне живущих

15 ноября аукционный дом Christie’s провел торги в Нью-Йорке. По итогам аукциона британский художник Дэвид Хокни, один из самых влиятельных деятелей искусства ХХ века, стал самым дорогим художником из ныне живущих. Покупатель, который захотел остаться анонимным, приобрел его картину «Портрет художника (Бассейн с двумя фигурами)» за $90,3 миллиона.

04.12.2018 19:00, buro247.ua


Дыхание дерева

Звуковые ландшафты саунд-арта

Историк звукового искусства Константин Дудаков-Кашуро рассматривает способы взаимодействия саунд-художников с миром природы: как они прислушиваются к взмахам крыльев бабочки, падающим снежинкам и пению разрезанных пополам древних валунов.

04.12.2018 13:00, Константин Дудаков-Кашуро, iskusstvo-info.ru


Chick lit, lad lit и fratire

Как литература начала делиться по половому признаку

В 1992 году книга психолога Джона Грэя «Мужчины с Марса, женщины с Венеры» стала мировым бестселлером. Потрясенное человечество сдалось теории Грэя мгновенно: ему, наконец, разъяснили то, что оно давно подозревало. Мужчины и женщины настолько не похожи в мышлении и поведении, что это почти два разных вида! Это стало логичным завершением второй волны феминизма, усилив уже существующий раскол между полами. Культура, всегда отражающая перемены в обществе, не замедлила откликнуться. С конца XX века популярная художественная литература начала всё сильнее делиться по половому признаку.

03.12.2018 13:00, Елена Кушнир, knife.media


Артур Конан Дойл. «Любящее сердце»

Рассказ о долгой настоящей любви

Врачу с частной практикой, который утром и вечером принимает больных дома, а день тратит на визиты, трудно выкроить время, чтобы подышать свежим воздухом. Для этого он должен встать пораньше и выйти на улицу в тот час, когда магазины ещё закрыты, воздух чист и свеж и все предметы резко очерчены, как бывает в мороз.

02.12.2018 19:00, izbrannoe.com


Фредди Меркьюри в «Богемской рапсодии» дает 4 блестящих ответа на самые сложные вопросы

Удивительный пошаговый план того, как быть самим собой

Биографический фильм режиссера Брайана Сингера «Богемская рапсодия» о жизни лидера группы Queen Фредди Меркьюри рассказывает историю становления легендарной группы и знакомит зрителя с ее классическими произведениями. Кроме всего прочего, основываясь на примере жизненного пути Меркьюри, кинолента также предлагает зрителям несколько глубоких наблюдений о том, как лучше всего показать свои сильные стороны, истинного себя и добиться цели.

02.12.2018 09:00, cluber.com.ua






 

Новости

100 лучших песен года по версии The Guardian
The Guardian представила список из 100 лучших песен года, который составили музыкальные обозреватели газеты. Всего в жюри вошло 50 критиков.
ICO-кампания фильма «Ампир V» успешно завершена

Hard Cap достигнут за несколько дней до окончания сроков проведения ICO
При сумме сбора 3,360,000 EUR собрано 32175 ETH, что на момент завершения ICO равнялось 3,506,801 EUR. Фильм поддержали 145 инвесторов. ICO-кампания проведена при технической поддержке WebMoney Transfer.

В Москве впервые пройдет масштабная выставка Фриды Кало и Диего Риверы
В Москве впервые проведут масштабную выставку работ Фриды Кало и Диего Риверы. Она пройдет в «Манеже» c 21 декабря по 12 марта.
Бондарчук презентовал платформу для соинвестирования в кино
Первым проектом на BeProducer станет фильм «Притяжение-2».
Умер Стэн Ли
Сооснователь Marvel Comics Стэн Ли умер в возрасте 95 лет, передает портал TMZ со ссылкой на дочь покойного.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.