Подписаться на обновления
22 сентябряСуббота

usd цб 66.2497

eur цб 78.0753

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
  понедельник, 11 апреля 2011 года, 09:22

Владимир Раннев: «Бетховен — современный российский композитор…»
Современный питерско-московский композитор о европейском духе, выраженном венским классиком


Владимир Раннев
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Эстетический радикализм Бетховена сформировал тип творческого действия, удивительно актуальный у нас сегодня. Поэтому я и утверждаю, что (не буквой, а духом) Бетховен — современный российский композитор.

Мы продолжаем цикл бесед с современными композиторами, рассказывающими о своих предшественниках. После Чайковского и Глинки , Вагнера, Шуберта и Шёнберга пришла очередь Людвига ван Бетховена, о котором рассуждает известный авангардный композитор Владимир Раннев.

В рамках этого цикла в прошлый раз Раннев говорил о Шостаковиче. Следует отметить, что фигура великого Бетховена возникает в наших разговорах не первый раз — осенью был записан диалог с Ольгой Раевой, объяснившей фортепианную природу творчества венского классика.

— Какое место в вашей жизненной и композиторской биографии (если это разные биографии) занимает Бетховен?
— Конечно, жизненная и композиторская биографии — разные. Хотя бы потому, что с музыкой Бетховена советские дети знакомились ещё до того, как способны были мечтать о будущей профессии.

Родившийся в Москве, современный композитор-экспериментатор Владимир Раннев ныне живёт и работает в Санкт-Петербурге, проделав, таким образом, путь, обратный тому, который в середине прошлого века осуществил один из главных симфонистов советской эпохи. Ведь Шостакович родился в Санкт-Петербурге, вырос и начал сочинять в Ленинграде, затем переехал в столицу СССР. Но говорим мы с Ранневым не о месте жизни, но о месте встречи, которым является великая музыка великого композитора.

По-серьёзному Бетховен появился в моём сознании в пубертате, и это появление, видимо, пубертату и обязано. Я стал опознавать в его музыке такие вещи, которые в то время во мне как раз активировались.

Речь не столько о формирующейся сексуальности, сколько о сопутствующих этому формированию психических сдвигах: странные, невесть откуда взявшиеся энергии начали по-новому дифференцировать мир и отношение к нему, и музыка стала как бы опытным инструментом этой дифференциации.

Бетховен вдруг отклеился от соседей по музыкальному опыту — «великих композиторов» из фортепианного репертуара ДМШ, перестал быть великим и вообще композитором, а стал акустическим механизмом, переорганизующим реальность, испытывающим её на прочность. Собственно, во многом таковым он для меня по сей день и остаётся.

— Что же в этом акустическом механизме отражается? Гегелевский дух истории?
— Кому-то он самый, кому-то что-то ещё, но вообще этот механизм ничего не отражает, он действует. Формы жизни, которые практикует европейская культура с XIX века и по сей день, включая самые радикальные, соотносят себя (даже если не отдают себе в этом отчёта) с напряжениями и пропорциями, сорганизованными в бетховенской музыке. Скорее всего, так будет не всегда, но пока что механизм работает.

— Объясните, если можно, про «напряжения» и «пропорции».
— Сочинение музыки — это такое занятие, в котором мир познаётся через отбор звуков и их расстановку в определённом порядке. А именно в таком, чтобы звуки вышли из-под контроля, обрели собственную волю и начали самостоятельно выяснять отношения друг с другом, с остальными звуками и с тишиной.

Странным образом результат этого занятия обретает значение лишь тогда, когда понять его во всей полноте невозможно. В этом и есть самая суть музыки — в том, чтобы её нельзя было схватить за хвост пониманием.

Единственное и главное, что она даёт нам понять, — что мы мало что о себе и о том, что вокруг нас, понимаем. И напоминает об этом каждый раз, когда мы её слушаем. Она — вызов мышлению, особенно его рафинированным формам — анализу и т.д.

Функция музыки — заставить человека заблудиться в себе, поэтому вся парадоксальность процесса композиции — в познании через артикуляцию непознаваемости.

Какими руслами этот процесс протекает, зависит от внутренних интенций композитора, которых, в сущности, две — назовём их «muss es sein?» и «es muss sein» (вопросы, выписанные в партитуре бетховенского квартета оп. 130 автором).

Первый случай — это, как говорил Ясперс, «высвечивание экзистенции», то есть освоение очень частных, ускользающих и пограничных участков переживаемого опыта через решимость формообразования.

Форма тут — фонарик, который — если композитору удастся его собрать и заставить работать — высвечивает отдельные принципы, управляющие чем-то в человеке и вокруг него.

Так как это высвечивание происходит впотьмах, то сориентировать высвечиваемое относительно неопределённого количества контекстов (традиция, каноны, типы мышления, представления и ожидания) приходится на ощупь.

Ведь в лучшем случае композитор получает лишь звено пазла, уместность которого в общей картинке лишь подразумевается, — «muss es sein?».

И есть второе русло — «принудительное знание, мироориентация» (опять же по Ясперсу). Это обращение не к отдельным наболевшим «экзистенциям», а — через их голову — к закономерностям, продуктами которых они являются.

Форма здесь должна работать не как фонарик, а как электростанция, от которой питается всё, что способно излучать свет. Композитор тут пререкается с богом, как бы набрасывая за него и у него не спрашивая чертёж мироустройства с самонадеянной резолюцией «es muss sein».

Разумеется, во всяком процессе сочинения обе эти интенции сосуществуют, только в разных пропорциях. Скажем, Бетховен, чтобы «схватить судьбу за горло», должен был сначала определить, что вообще из себя эта судьба представляет и где у неё находится горло. Иначе не схватишь.

А «судьба» в его эпоху на глазах теряла свои привычные очертания. Галантный век проваливался в историю вместе со всеми культивируемыми им совершенствами и становился, как говорят немцы, «zu schön, um wahr zu sein» («слишком красивый, чтобы быть реальным»).

На рубеже XVIII и XIX веков европейская культура из отполированной целостности растрескивалась на множество разобщённых частных случаев.

На всех них фонариков не напасёшься, а закономерности сосуществования этих частных случаев переставали работать. Поэтому Бетховен был вынужден искать очень жёсткие способы «собирания камней» для строительства своей «электростанции».

Отсюда такое предельное уплотнение материала, повышение удельного веса минимальных конструктивных элементов вплоть до наделения тематическими функциями отдельных аккордов (Пятая соната, Третья симфония, «Кориолан»), ритмических рисунков (Пятая симфония) или интервалов (Große Fuge), спрессовывание или отсечение «соединительной ткани» в форме (редукция связующих тем, сжатие гармонических ходов в гармонические скачки, экономное обращение с секвенциями) и «оптимизация» самих форм (лучше не рондо, а рондо-соната, если вариации, то двойные с одновременным проведением обеих тем и т.д.).

При этом сам материал ведь у Бетховена не абы какой новаторский, ему вполне хватало наследства XVIII века, продуктов его, как это называл Асафьев, «интонационной среды» — упругости немецкого Lied, пластики венского мелодизма.

Бетховен работал с переозначением отдельных элементов этого материала, смещая выверенные пропорции между ними. Это вело к аккумуляции мощных напряжений внутри конструкции формы, которые запускали в ней какой-то тайный, автономный механизм становления и саморазвития, внутреннюю волю.

Это как раз тот случай, когда воля звуков к самоорганизации выходит из-под контроля и начинает сама собирать материал в большой пазл.

Мне кажется, что на бетховенский вопрос «Muss es sein?» ему за него ответила исписанная нотами бумага, которой прикинулся бог: «Es muss sein».

— Получается, что содержание бетховенских симфоний можно в том числе описывать в понятиях архитектуры и сопромата?
— Пропорция и напряжение — универсальные категории. Недавно мне попалась замечательная книга Кеннета Кларка «Нагота в искусстве», в которой два эти существительных встречаются едва ли не чаще предлогов и союзов — от первых глав по античной эстетике до финальных о человеческом теле у модернистов.

Российский композитор, ныне живущий в Германии, Ольга Раева не скрывает того, что творчество Бетховена произвело на неё весьма сильное впечатление и повлияло на собственные сочинения. Объясняя смысл и значение бетховенских симфоний (а также особенности их интерпретаций), Ольга Раева вскрывает фортепианную природу главных сочинений композитора.

Европейская культура, начиная с древних греков, — она вообще дигитальная, то есть познаёт себя через меру и организацию, выражаемые посредством числовых отношений.

Древние греки впервые занялись собственно искусством — созданием произведений, вещей в себе, микромоделей бытия. То есть занялись формотворчеством.

«Ибо душа есть форма», как говорил Эдмунд Спенсер. И уже у них действие искусства определяется не «содержаниями» (они, в сущности, и по сей день одни и те же), а идеей формы.

Поэтому они так активно рефлексировали поверх этих идей — писали трактаты, устанавливали нормативы и допущения. Вот и слушая Бетховена, я всегда интересовался не о чём это, а как это сделано.

Я ведь не говорил о содержании его симфоний. Строго говоря, слово «содержание» уместно лишь в отношении программной музыки. Или в дидактическом ключе, когда понимание музыки требует от человека наполнения её каким-то экстрамузыкальным смыслом. Но это, так сказать, для достопочтенной публики. А для инсайдеров требуется другой угол зрения. Преподавая анализ музыкальных форм, я обратил внимание, какое расширение сознания производит у студентов разбор нескольких удачно сопоставленных примеров.

Скажем, есть такая тема в курсе — «Эволюция простых форм у романтиков». У Бетховена невозможно представить, чтобы второе предложение периода разбухало за счёт внутренних расширений настолько, что могло быть раз в пять больше первого (хотя отдельный разговор — поздний «странный» Бетховен, которому так идут слова Фрэнсиса Бэкона: «Не бывает красоты, которая не имела бы странности в пропорциях»).

Так вот, представьте себе, что одно крыло Адмиралтейства в пять раз больше другого и иначе декорировано. Лично я не против, но это будет совсем другая архитектура. Это как бы «Остапа понесло».

А у романтиков, скажем у Грига, — пожалуйста, вторая часть фортепианного концерта. Его именно что несёт, и вот уже эта динамика диктует другой гармонический язык, фактуру и т.д.

«Ах вот в чём дело!» — говорит студент, ковыряясь в нотах с карандашиком, считая и объединяя такты, подписывая гармонические функции.

И если он хороший студент, то начинает въезжать в музыку не через содержание, а через тип мышления и идею формы. Тут-то и возникают категории пропорции и напряжения.

— Бетховенские симфонии вообще составляют для вас некое нарративное единство или они все про разное, а соседство их случайно?
— Нет, не составляют. Некоторые музыковеды действительно предпочитают рассматривать все его симфонии как один гиперцикл. Но сколько я ни слушал про это — всё притянуто за уши.

Это всё какая-то беллетристика, роменролланство. Людям хочется искать связи там, где их нет, так проще сорганизовать, классифицировать. А композитор — он не может всю жизнь собирать цикл из ещё не прожитой жизни.

— Как вы считаете, почему именно Бетховену удалось выразить некий общий, обобщённый «европейский дух», позволивший эксплуатировать цитаты из его произведений в многочисленных телевизионных заставках и на программных концертах?
— Я думаю, что он его не выражал, исторические обстоятельства сложились так, что тема финала его Девятой стала де-факто, а потом и де-юре (когда все страны ЕС проявили единодушие, признав эту песню своим гимном) выражением этого духа. Который созрел совсем недавно, на костях самих европейцев после кошмаров прошлого века и последующей интенсивной работы над собой.

В безоговорочном приятии бетховенской оды на пространстве от исландцев до греков важны два обстоятельства (кроме, понятно, её собственно музыкальных достоинств) — места и времени действия, на пересечении которых оказался Бетховен.

Про время — это европейский классицизм как мифология приживлённого к real life Прекрасного. Музыка венского классицизма является средством развиртуализации этого мифа, потому что при каждом исполнении и прослушивании она актуализирует эту мифологию живой, почти физиологической реакцией из самого корня европейского коллективного бессознательного. Плюс ко всему классицизм до недавнего времени — последняя панъевропейская культура.

Но Бетховен — это и начала романтизма, эмансипации частных микропространств, ключевых в послевоенном вопросе «Как нам обустроить Европу?».

А про место — важно, что это немецкая музыка, то есть европейской страны, которая в силу исторических обстоятельств совершила над собой самое радикальное преображение, и это действие воли музыка Бетховена символизирует наиболее убедительно. Объединённая Германия, объединённая Европа, «обнимающиеся миллионы» — та же панъевропейская мифология с приживлением Прекрасного к real life.

— Если продолжить про немецкую музыку, то какое место Бетховен в ней занимает? Насколько он продолжает Баха и развивает Гайдна и Моцарта, чтобы дать начала для романтиков, Брукнера и Малера? Возможна ли явная эволюционная цепочка, как это предлагают учебники, или же всё сложнее?
— Учебники правы. Ранний Бетховен вышел из гайдновского камзола, а его последний сюртук достался Шуберту. Если с переодеванием камзола всё прошло вполне элегантно, то с сюртуком — не вполне. Время было мутное, судя по всему похожее на наше. В советских учебниках это называлось (я почему-то дословно запомнил) «гнетущей обстановкой политической реакции в Европе». Наверно, и в этом учебники правы.

На днях скончался Борис Тищенко, и я в некрологе в «Коммерсанте» написал: «Вместе с ним ушла эпоха» — в данном случае не фигура речи. Тип композитора-симфониста, мыслящего масштабными формами и опирающегося на принципы классического мышления, уходит в историю».

Так вот, что-то подобное в ощущении времени, его растресканности было, наверно, и тогда, и Шуберт всеми силами — от симфонии к симфонии — пытался это ощущение преодолеть. Что ему, на мой взгляд, удалось лишь в последней, Девятой. Она как бы экспериментальное доказательство того, что будет ещё и Брамс, и Брукнер, и Малер, и Шостакович. То есть что «Бетховен жив!».

— Камерная музыка Бетховена важнее его симфонической или наоборот? Малые жанры требуют большей выделки или же это безделушки, выточенные рукой мастера? Можно ли проводить параллель с романом (симфония) и рассказом (фортепианные сочинения или же дуэты, трио, квартеты)?
— Дима, про «малые жанры» (камерную музыку) я уже высказался в квартетном вопросе о Шостаковиче. То же самое можно сказать и о Бетховене.

А вот параллели с романом (симфония) и рассказом (камерная музыка) не всегда уместны. Отличия ведь здесь не в масштабе жанра («малый», «большой» — такой классификации в музыковедении нет), а в масштабе высказывания.

Ну да, у камерного состава меньше ресурсов для освоения музыкальной мыслью продолжительного отрезка времени. Это значит, что надо либо стёсывать эту мысль до компактной реплики, либо научиться виртуозно обходиться ограниченными инструментальными ресурсами.

Начиная с Шуберта, а то и с Гайдна, композиторы научились с помощью трёх-четырёх инструментов говорить долго и подробно о многом.

Можно залезть и раньше — в партиты Баха, сопоставимые по масштабу с иными симфониями его коллег из XIX века. Таким образом, возможны как шикарные сочные оркестровые «рассказы», так и нерасточительные «романы».

Наиболее очевидно независимость масштаба мысли от масштаба инструментального вооружения проявилась в музыке XX и XXI веков. Хрестоматийный случай — Pierrot Lunaire Шёнберга, из XXI века — например, 40-минутная Freude Штокхаузена для двух арф. Между ними много чего — «Квартет на конец времени» Мессиана, Récitations Апергиса, Альтовая соната Шостаковича и т.д. Ну а у Бетховена — посмотрите на 32-ю фортепианную сонату — она же всем симфониям симфония.

— Говоря о Бетховене, принято ссылаться на природную гениальность, божью искру и прочие нерукотворные силы. А каково в его музыке действие тех обстоятельств, которые окружали его «в миру»? Насколько они его сформировали? Можно ли говорить о каком-то особом типе композитора, который появился в бетховенской биографии? И если да, то жив ли подобный тип сегодня?
— Начиная с XIX века композиторское ремесло осваивает новые формы взаимодействия с заказчиком, исполнителем, слушателем. Эти формы и причины их появления уже многократно описаны, достаточно почитать любую книжку про начала романтизма, картину мира того времени, место в ней искусства и художника. Нам важно то, что с тех пор эти формы не слишком изменились. И ответы современных композиторов про своё житьё-бытьё в вашей серии интервью на сайте «Частный корреспондент» и в особенности комменты к этим интервью удивительно похожи на полемику вокруг современной музыки начала XIX века.

Я даже больше скажу: легко представить себе, что Бетховен — современный российский композитор. Восстань он сегодня из могилы не в кайзеровской Австро-Венгрии, а в суверенно-демократической России, ему не пришлось бы долго примериваться к тому, что тут и как.

Та же бархатная империя, которая в силу не отчаянного положения вещей рулит не кулаком, а ложью. И нравы соответствующие. В своих публичных высказываниях Бетховен был, говоря по-нашему, попутчиком леворадикалов, а его переписка хорошо переводится на современный медийный язык, прежде всего сетевой полемики (той её части, что на достойном уровне).

Поведение же напоминает тактически гибких до определённой черты, но за ней бескомпромиссных режиссёров, художников, композиторов. Наверно, стратегия поведения Бетховена была бы сегодня такой же, как с его венскими покровителями и заказчиками.

Он ими, так сказать, грамотно пренебрегал, что означает не посылать, а переворачивать под себя — так, чтобы они работали на него, будучи уверенными, что он работает на них. Отсюда в его переписке с ними такая виртуозная смесь дерзости и учтивости.

Эти сравнения уместны постольку, поскольку отношения композитора со средой обитания в Der Fall Beethoven немаловажны. Его эстетический радикализм был вызван не в последнюю очередь его социопатией: он видел то, что не могли видеть Гайдн и Моцарт (к их счастью).

На рубеже веков мир стремительно менялся, уже не покоясь на «само собой заведённом». Это относилось и к устройству музыки. Моцарт мог позволить себе, как писал Асафьев, «принимать многое в готовом виде как создание эпохи и строить новые системы доказательств, а не новые миры».

Бетховен же, принимая не «многое», а инвариантное (тонально-гармонический язык, жанровые конструкции), работал, пользуясь терминологией Булеза, не с формулой, а с формой. Тому же Булезу это дало право утверждать, что «универсальность музыкального языка» была утрачена в начале XIX века «в основном по вине Бетховена».

Известно, например, как Бетховен ответил на претензию своего ученика Фердинанда Риса к «запрещённой» гармонической последовательности в одном из квартетов: «А я её разрешаю!»

Вмешиваясь в нормы музыкального языка, он вмешивался в нормы жизнеустройства. Это как в последних «Приключениях Индианы Джонса» — мальчик-раджа бьёт ножом куклу, а боль от каждого удара чувствует не она, а Джонс.

Бесконечные неудовольствия публики и скандалы на премьерах — свидетельство того, что «удары» Бетховена достигали цели. Не случайно Ромен Роллан употребляет слово «насилие», говоря о действии музыки Бетховена на его современников (сравнивая с Моцартом, музыка которого «приносит облегчение»).

В отношении Бетховена справедливо утверждение Барта, что раздражение — самый мощный двигатель творческой активности. Знаменитая, затёртая цитированием фраза Бетховена о высечении огня из души человеческой сообщает нам, кто в его случае являлся источником и адресатом этой активности.

И если Бах утверждал, что «музыка — это разговор души с богом», то (не сочтите за богохульство) Бетховену этого было мало. Вера уже не могла стать для него убежищем, а выползающий из-за горизонта романтический пантеизм — ещё не мог.

Я сейчас скажу, возможно, очень банальную мысль, но всё же: композиторский облик Бетховена вплоть до особенностей инструментовки, тональных планов, синтаксиса, голосоведения и т.д. есть результат его, как у нас недавно говорили, «активной жизненной позиции».

Необходимость такой позиции в то время, когда он жил и творил, была не просто человеческая, гражданская и т.п., а именно профессиональная, ремесленная (что не требовалось ни раньше Моцарту, ни позже Шуберту) и была условием формотворчества, прибавления смысла.

И в этом параллель с положением дел у современных российских композиторов — те коллеги, что ищут убежища в скитаниях духа или лезут на небеса, не оглядываясь на то, что творится у них под ногами, теряют в элементарном профессиональном качестве музыки.

Редчайшие достойные исключения — это те, кто не ищет и не лезет, а всегда «где-то там». Скажем, Кнайфель или украинец, но всё равно «наш» Сильвестров.

И то, проводя аналогию с бетховенским временем, они как бы Гайдны, то есть композиторы, сформировавшиеся в предыдущую эпоху.

Эстетический радикализм Бетховена как условие разбирательства с тем миром, в котором ему досталось жить, сформировал у него тип творческого действия, удивительно актуальный у нас сегодня. Поэтому я и утверждаю, что (понятно, не буквой, а духом) Бетховен — современный российский композитор.

Беседовал Дмитрий Бавильский




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«Люди стояли под дождем и слушали музыку»

В Татарстане завершился фестиваль пианиста Бориса Березовского «Летние вечера в Елабуге»

Выдающийся пианист современности так скромен, что не скажет о себе: «Я провёл грандиозный, незабываемый фестиваль, аналога которому нет в России». Впечатлениями поделились звёздные участники форума, который за четыре дня, с 12 по 15 июля, посетили более 40 000 зрителей.

24.07.2018 19:00, Лилия Ященко


30 лет Камерному оркестру Игоря Лермана

Игорь Лерман: «Власти города считали, что слово «камерный» пришло из уголовного мира»

Поводом для интервью стал предстоящий с 12 по 16 июля фестиваль «Летние вечера в Елабуге», где главными героями будут пианист Борис Березовский и Камерный оркестр Игоря Лермана, отмечающий в 2018 году 30-летие.

15.06.2018 20:00, Лилия Ященко


За флажки

Семидесятые годы были не только удивительно спокойным десятилетием в русской истории ХХ века — это было время убожества и скудости. Высоцкий выламывался из него, стоял поперек. Два «мерседеса» и жена-француженка так же возмутительны, как недельные запои, заграничные диски, готовность качать права и дать в морду.

08.02.2018 16:00, Сергей Кузнецов


Возвращение «Возвращения»

XXI фестиваль камерной музыки «Возвращение», Рахманиновский и Малый залы Московской консерватории, 9 – 15 января 2018 года

Фестиваль камерной музыки «Возвращение», недавно прошедший уже в двадцать первый раз, без сомнений можно назвать одной из добрых московских музыкальных традиций. Цикл из четырёх концертов, раз за разом «возвращающийся» в столицу, несомненно, получил признание у слушателей — билеты раскупаются за несколько месяцев до начала фестиваля, залы на самих концертах переполнены.

28.01.2018 16:00, Артем Пудов


Унесённые ветром революции…

Концерт Бориса Березовского

В ушедшем 2017 году многие концерты были посвящены 100-летию Октябрьской революции. Не стал исключением и клавирабенд Бориса Березовского: пианист преподнёс публике программу поистине аристократическую.

05.01.2018 16:00, Лилия Ященко


Оркестр с молодёжным задором

Московский молодёжный камерный оркестр успешно выступил на фестивале во Франции

Париж перед Рождеством сказочно прекрасен! Именно таким, волшебным и сверкающим, его увидели юные оркестранты Московского молодёжного камерного оркестра, прекрасно выступившие на фестивале «Артистические семьи и династии» / Lignée d'Artistes, который вот уже пятый год подряд проходит в городке Таверни, что в 22 километрах от Парижа.

30.12.2017 16:00, Лилия Ященко


Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

26.11.2017 14:54


«Грезы любви»

Ноктюрн Ференца Листа, посвященный Каролине Витгенштейн

В феврале 1847 года Ференц Лист, знаменитый во всей Европе 36-летний пианист-виртуоз и композитор, давал концерты в Киеве. Одной из слушательниц на концерте в зале Киевского университета св. Владимира была Каролина Петровна Витгенштейн. 28-летняя женщина была женой князя Николая Сайн-Витгенштейна, однако брак этот был неудачным, и после рождения дочери Марии супруги уже несколько лет жили врозь.

08.11.2017 19:00, izbrannoe.com


И медные трубы

VII Международный фестиваль медного духового искусства Brass days приближается к своей кульминации – гала-концерту, который пройдет 4 ноября в Большом зале консерватории. В его преддверии нам удалось встретиться с основателем и художественным руководителем фестиваля Владиславом Лавриком и побеседовать о самореализации, новой музыке и о рыбной ловле.

03.11.2017 00:45, Светлана Остужева


Медь дороже золота?

В Туле проходит VII Международный музыкальный фестиваль медного духового искусства BRASS DAYS

«Вчера в Туле был такой классный концерт! Открыли фестиваль BRASS DAYS под руководством дирижёра и трубача Владислава Лаврика, а солировал пианист Борис Березовский», – услышали мы с дочерью, стоило лишь переступить порог родной музыкальной школы. Вот так-то! Пока мы доехали от Тулы до Москвы на машине со скоростью 120 км/ч, «сарафанное радио» уже известило в первопрестольной о том, что открытие фестиваля BRASS DAYS прошло на ура!

10.10.2017 15:00, Лилия Ященко






 

Новости

Более 120 сияющих картин Архипа Куинджи выставят в Третьяковской галерее
В Инженерном корпусе Государственной Третьяковской галереи 4 октября 2018 года открывается выставка «Архип Куинджи».
Венская опера запускает онлайн-трансляции с русскими субтитрами
Венская государственная опера сделает русские субтитры к онлайн-трансляциям своих спектаклей, пишет ТАСС со ссылкой на директора театра Доминика Мейер.
Ампир V — первый блокбастер, финансируемый с помощью криптовалюты

Граждане США не смогли принять участие в дегустации баблоса
В рамках ICO было выпущено 2 000 000 Bablos, в открытую продажу поступило 1 700 000 Bablos. Уже на старте продаж ICO-кампания Bablos преодолела Soft Cap (2000 ETH), то есть было продано более 100 000 Bablos.

Миссия – открытый доступ

НП «Викимедиа РУ» подготовило рекомендации по реорганизации работы библиотек в условиях цифровой эпохи
Документ ориентирован в первую очередь на публичные библиотеки, которые работают со всеми категориями населения. Работа предлагает переориентировать деятельность учреждений на сохранение знаний и обеспечение к ним доступа для всех интернет-пользователей. С полным текстом рекомендаций можно ознакомиться здесь. Приводим ключевые положения документа.

Умер Иосиф Кобзон
Скончался народный артист России Иосиф Кобзон.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.