Подписаться на обновления
1 мартаВоскресенье

usd цб 61.2718

eur цб 68.6857

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияПрозрачное
образование
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия 
  вторник, 15 декабря 2009 года, 09.40

Виктор Мартинович: «Такого в нашей литературе не было 20 лет»
В Белоруссии запретили «Паранойю»


Виктор Мартинович
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Московское издательство «АСТ» выпустило книгу «Паранойя» белорусского журналиста и политолога. Спустя месяц после появления книга попадает под негласный запрет белорусских властей. Теперь её нельзя купить даже в интернете. Энтузиасты продают экземпляры, которые им удалось приобрести до запрета, на аукционах, а некоторые сканируют роман и выкладывают в формате PDF в Сети.

Виктор Мартинович, известный в Белоруссии политолог, доктор истории искусств, доцент Европейского государственного университета (Вильнюс), так объясняет специфику своего романа: «Специфика нашего века заключается в том, что антиутопии можно писать на совершенно реальном материале. Не нужно больше выдумывать «1984», просто посмотрите по сторонам!» Эта история рассказывает о любви между писателем и любовницей диктатора. Действие происходит в вымышленной стране, которая всё-таки весьма похожа на Белоруссию. Белорусские критики уже называют её «книгой года». Некоторые склонны считать, что скандал в данном случае — отличный способ пропиарить книгу. Сам Виктор говорит, что скандала не хотел. В интервью «Частному корреспонденту» он рассказывает, что могло стать причиной запрета книги, почему в Белоруссии можно гордиться тем, что работаешь журналистом, сколько можно заработать, выпустив «книгу года» в одной из самых закрытых государственных систем мира.

— О чём роман «Паранойя» и что именно в нём могло вызвать неудовольствие белорусских властей?
— Прежде всего это история любви. Почему она вызвала такой резонанс и столько запретительных мер, мне сказать сложно. Как и то, почему книгу запретили. Самая, на мой взгляд, трезвая версия была высказана женщиной-культурологом, которая ещё до выхода книги прочла её и спрогнозировала такое развитие событий. Запретить могут, так как в романе на одной странице часто встречаются слова «прослушка», «президент», «ГБ», «паранойя». Их часто употребляют белорусы в разговорах про власть, и чиновники, когда видят такое, автоматически проводят соответствующие параллели. Возможно, дело действительно в терминологии произведения.

— Вы не ставили себе цель ущипнуть власть?
— Я ставил перед собой цель рассказать художественную историю, которая родилась в моём сознании. Не более того. Понятно, что, живя в Белоруссии, невозможно писать об обществе, которое сложилось, к примеру, у папуасов в Новой Гвинее. Я написал о том, что часто вижу вокруг себя. К тому же концепция современного искусства, как мне кажется, в его провокативности. Любая книга, чтобы быть сколько-нибудь популярной, должна быть острой. Но специальной цели такой не было. В конце концов, образ диктатора в «Паранойе» очень далёк от образа президента Белоруссии. Литературный правитель помешан на музыке, и он совершенно другой — мягкотелый. Но фишка, наверно, в том, что герои книги относятся к нему примерно так же, как наше общество к существующей в Белоруссии современной власти.

— Ждали ли вы такую реакцию со стороны властей?
— Ждал и готовился к ней. Самое первое интервью, которое я дал по поводу книги, начиналось с того, что книга обязательно станет бестселлером в Белоруссии, если её запретят. И эти прогнозы сбываются.

Подготовка к юбилейной дате, 10-летию Союзного государства, не заладилась с самого начала. День образования союза двух государств — 8 декабря. Однако запланировать проведение заседания Высшего госсовета Союзного государства во вторник не удалось. Белорусский лидер Александр Лукашенко недоумевал, почему Россия откладывает проведение мероприятия на целых два дня. Дату перенесли во многом по той причине, что переговоры о проведении Госсовета начались всего неделю назад. Обычно на подготовку таких заседаний требуется гораздо больше времени. Ситуация осложнялась ещё и тем, что лидеры за последние несколько месяцев успели сделать ряд нелицеприятных замечаний в адрес друг друга.

Цель этого пассажа была вовсе не в том, чтобы пиарить её таким образом, а в том, чтобы не запрещали. Я пытался предотвратить то, что сейчас происходит. Пытался воззвать к голосу разума и здравого смысла; объяснить, что в цифровую эпоху запрещать книги невозможно: они тут же утекут в интернет. Да и вообще это глупость — запрещать художественную книгу, всё действие которой вымышлено.

Однако те чувства, которые я испытал, когда узнал о запрете романа, спрогнозировать было невозможно. Это тотальное чувство ошизения. Ты пишешь текст и думаешь, что его могут запретить. А когда узнаёшь, что это произошло, а также комментарии чиновников, которые это опровергают, а спустя пару минут читаешь, что его «снимают с интернета», — понимаешь, что такого в белорусской литературе не было последние 20 лет.

— Запрет на книгу повлёк за собой какие-то имиджевые бонусы или денежные издержки?
— Говорить о каких-то имиджевых бонусах в данном контексте просто смешно. Книга издана в России тиражом менее 50 тысяч. За такие книги писатель получает копейки (я получил менее 1 тыс. долларов). Эта книга писалась не для того, чтобы заработать на ней деньги или чтобы стать белорусской Марининой. При всей её нынешней скандальности это не тот текст, который может сделать меня знаменитостью или литературным открытием.

Есть лишь исключительно имиджевые потери. Вместе со статусом писателя я приобрёл ещё и статус диссидента. Мне это глубоко неприятно. Мне это некомфортно. Я не люблю говорить так, как говорят жертвы. Гораздо лучше было бы, чтобы книга свободно продавалась, а я давал интервью просто как автор хорошего или плохого романа. Получается же, что все вопросы, которые мне приходится слышать, — это вопросы о ситуации со свободой слова в Белоруссии. Это дурацкая ситуация. На эти вопросы надо отвечать в связи со СМИ, интернетом, телевидением. Получилось так, что после запрета книги все пытаются найти в ней рассказ о современной власти, а я как писатель ставил себе другую цель.

— Как хорошо продавалась «Паранойя» до запрета?
— По моим данным, за месяц после выхода тиража было продано две его трети. Без всякого скандала. Так что и без этой дурацкой ситуации он был бы допечатан. Что будет сейчас, я прогнозировать не берусь. Скандал навредил книге. В Киеве, мне говорят, книгу не купить просто потому, что о ней там никто не знает. А в Белоруссии тираж запретили, хотя именно здесь должны были быть основные продажи.

— Часто приходится слышать, что в Белоруссии авторам провокативных текстов бывает страшно за себя. Было ли у вас что-то подобное?
— Когда я писал этот текст, было ощущение, что за ту Белоруссию, которая в нём описывается, можно сесть в тюрьму.

Долг пишущих людей — проверять и перепроверять значения слов. Критически анализировать логические цепочки, которые бытуют в языке. Наполнять слова адекватным смыслом. Критиковать и отбраковывать порочную логику, прояснять системы доказательств. И уж конечно, видеть всё содержание обсуждаемого текста, а не цепляться к отдельным словам-раздражителям. Пока не всегда получается, увы. Вернее будет сказать так: идеальной ситуации, когда думающие и пишущие люди прилежно и непредвзято анализируют слова и смыслы, свои и своих оппонентов, — такой ситуации, наверное, не бывает вообще.

Если бы я имел дело с министерством госбезопасности, которое есть в книге, я бы уже точно сидел. Но там иная версия реальности. И она откладывала отпечаток на моё сознание. Было настолько страшно, что одну из глав я писал не на компьютере, а во время работы с текстом я никому о нём не говорил и отключался от интернета. Это был пример классической паранойи. Сейчас я вижу, как эта «Паранойя» начинает реально сбываться.

Могу рассказать одну смешную историю. Через два дня после выхода книги я захотел улететь в далёкую страну отдохнуть. И в минском аэропорту после прохождения паспортного контроля я вдруг обнаружил, что за мной всюду ходят два каких-то товарища с весьма характерными лицами. Они просто шагнули со страниц романа в мою реальность. Я входил в кафе — они шли за мной. Я выходил из него — они становились и рассматривали меня. В итоге они подошли ко мне сами и попросили купить дешёвого алкоголя в дьюти-фри, поскольку они сотрудники аэропорта, а им это делать нельзя. Вот пример того, как наши страхи заставляют нас действительно становиться параноиками, как мир наших фантазий отличается от мира реального.

Но сейчас, когда книгу нельзя купить даже в интернете (хотя в нём можно купить всё — от пиротехники до вибраторов), становится не смешно. Видно, что кто-то проделал колоссальную работу по зачистке.

— В своём ЖЖ вы говорите о том, что презентация книги отменена, поскольку её внезапно запретили. При этом попросили не рассказывать, где планировалось это мероприятие. Всё действительно так строго?
— У меня нет никаких сомнений, что, если бы презентация состоялась, у клуба отобрали бы лицензию. Причём навсегда. Прецеденты уже были. И я решил просто не подставлять людей, которые мне доверились.

— Как часто в Белоруссии вообще запрещают книги?
— Это первый художественный роман, который запретили в нашей стране за всю её суверенную историю. До этого запрещали книги Павла Шеремета и Александра Федуты, но то были документальные истории о действующей власти. Недавно журналисты подметили, что это ещё и первая русскоязычная запрещённая художественная книга. Ранее считалось, что всё, что можно в России, можно и у нас. Русский язык всегда считался неприкасаемым.

— Вы же прежде всего журналист. Насколько опасна сейчас работа сотрудника независимого издания?
— Ситуация уникальная и классная. С одной стороны, у нас нельзя так резко критиковать всё подряд, как это можно, например, на Украине. Огрести за критику можно гораздо больше, чем огрёб бы где-то по соседству. Но с другой стороны, ты чувствуешь, как много твоё слово значит. Будучи журналистом в негосударственной газете, ты точно знаешь, что если напишешь о том, что кто-то из чиновников построил дом в водоохранной зоне, то либо сядешь в тюрьму за клевету, либо его снимут с поста. В Белоруссии чиновник любого уровня может лишиться кресла за одну публикацию в газете! Этим надо гордиться.

— Вы говорили, что будете предпринимать попытки возврата книги в продажу. Что можно предпринять?
— У меня есть ощущение, что книгу можно вернуть в продажу, встретившись с одним из трёх важных чиновников. И с ними встретиться можно. Но я не для того писал этот роман, чтобы унижаться в кабинетах. Я надеюсь, что со временем ситуация разрешится сама собой. Решение о её запрете принимали, скорее всего, недалёкие люди из чиновничьих низов. Как только ситуацией заинтересуются верхи, она вернётся в магазины. В ней же нет разжигания национальной розни или призывов к терроризму.

Очевидно, что чем сильнее запрет, тем больше о ней говорят вокруг. А чем больше говорят, тем менее это выгодно чиновникам. Резонанс не нужен им. Ситуацию может разрешить один телефонный звонок от важного человека в магазин, который и даст добро. Я надеюсь, что это случится...

— Этот скандал уже можно назвать международным. Не вредит ли он имиджу президента, который пытается строить отношения с Западом? Будете ли вы использовать каким-то образом эту ситуацию против власти?
— Я стараюсь не дать этому скандалу возможность приобрести характер международного. Другое дело, что сейчас появляются неконтролируемые, независящие от меня выводы. Во всех своих комментариях я пытаюсь подчеркнуть, что происходящее — дело рук каких-то не очень высоко сидящих идиотов. Мне хочется верить, что администрация президента в этом не участвовала. Я надеюсь, что кто-то вышестоящий, начальник этих идиотов, вернёт книгу в продажу, поскольку запрещать то, что запретить нельзя, глупо. Да и, собственно, бояться истории о любви тоже не надо.

Беседовал Валентин Мальцев




ОТПРАВИТЬ:       



 





Студент — личный, определенный, безличный?

Современные образовательные критерии и старый метод письменных работ

Альберт Эйнштейн однажды сказал, что «образование – то, что остается после того, когда забывается все, чему нас учили». Вызывающая множество споров Болонская система, построенная на тестовых заданиях и учете посещений лекций и семинаров, отлично эту цитату подтверждает. В условиях глобальной стандартизации учебного процесса единственное, чего не забыть никогда – те работы, что ты сделал сам.

27.02.2015 15:30, Ксения Володина


Нормативная теория трудоустройства

Путь к мечте: 4 года, 100 страниц и умение фокусироваться

Десятки тысяч выпускников со всей России раз в год съезжаются в столицы, чтобы «пробить себе дорогу в жизнь». Однако радужное представление о том, что «топовый» вуз обеспечит своих студентов перспективой головокружительного карьерного роста, крайне редко соответствует реальности, а срок обучения выливается в 4 года смертной скуки и многостраничный труд, смысл которого сводится к формальной процедуре защиты. И все же бывает и наоборот.

26.02.2015 16:30


«Я не собираюсь быть миллионершей»

История бизнесвумен с двумя высшими образованиями, которая бросила городскую жизнь, завела себе миниатюрную лошадь и прибыльное дело для души

Жизнь Ольги Колпаковой не похожа на глянцевую женскую мечту с огромным домом у моря и любимой работой на пару часов в неделю — она живет и работает в селе Каменка в своем «Теремке» и ежедневно 6 часов проводит на морозе, ухаживая за животными, чьи хозяева отправились к морю. В 45 лет женщина с двумя высшими образованиями не побоялась покинуть теплый офис и заняться любимым делом. Хозяйка зоогостиницы «Теремок» рассказала, зачем ей срочно понадобилась лошадь, и поведала удивительные истории дружбы и любви своих четвероногих постояльцев.

26.02.2015 09:00, Валерия Беленькая


Было бы желание

Способы добычи и смысл письменных работ в контексте российской системы высшего образования

Для России типичны разговоры о том, что нужно тщательнее следить за обучением студентов, проверять дипломные работы и поднимать рейтинг отечественных вузов, самые известные из которых теряются где-то во второй сотне между мелкими европейскими университетами. Точнее, теряется МГУ: другие российские вузы в таких списках уже просто не фигурируют. Однако взгляды на происходящее со стороны общества и со стороны студентов – даже самых умных и честных – могут не совпадать.

25.02.2015 12:00, Ангелина Горбунова


Откуда обществу знать, что нам это надо, если нас там нет?

Что нужно, чтобы ребенка с особенностями приняло общество

Можно потратить кучу усилий и денег, и привезти к нам сюда из Америки очень хороший телевизор. Совершенно неразумное предприятие. В американской розетке 110 вольт, а в нашей 220, и втыкать его в нашу розетку бессмысленно. Для того, чтобы он таки заработал, нужен адаптер. Но есть еще один подвох. Такой адаптер для телевизора будет стоить соизмеримо с ценой самого телевизора.

17.02.2015 14:30, Дмитрий Тимашков


Лгут ли опросы общественного мнения в России?

О причинах недоверия к результатам массовых опросов и типичных ошибках опросных организаций

Дмитрий Рогозин — социолог, кандидат социологических наук, посвятивший ряд работ изучению методологии социальных обследований. В статье он анализирует феномен недоверия к опросам общественного мнения в России, объясняет, почему «врут» социологи и какие ошибки допускают опросные организации.

16.02.2015 14:30, Дмитрий Рогозин, директор Центра методологии федеративных исследований РАНХиГС


Прометеев огонь ИНИОНа

Для российской общественной науки начинается новая жизнь, жизнь после пожара

Несколько дней назад прошла презентация сборника переводов классических текстов по экономической социологии, в подготовке и редактировании которого мне довелось участвовать. Этот сборник мы рассматривали как последний в цепочке переводов, которые выпускали на протяжении всего постсоветского времени. Мы исходили из того, что прошло время ознакомления российских исследователей с основами современной социологической мысли и настало время сказать свое слово в развитии этой мысли – что для социальной науки в России закончен один этап и наступает другой. Нам не могло прийти в голову, насколько близки мы были к ужасной истине.

12.02.2015 13:30, Григорий Юдин


«Ваша девочка прекрасна!»

Почему на родине нам этого не говорят?

В пункте А немощным создают условия жизни посреди всех. Это способствует их распространению, сильным и успешным приходится вести себя потише и помедленней. Но при этом я вижу более учтивое, более внимательное, доброжелательное отношение друг к другу. В пункте Б немощные сидят по норам, не мешают сильным и успешным обустраиваться так, как им нравится.

10.02.2015 15:00, Дмитрий Тимашков


Большие перемены в маленьком саду

Специалисты-биологи о предъюбилейных преобразованиях в «Аптекарском огороде»

В 1706 году по указу Петра I в Москве был создан огород лекарственных растений, который спустя почти столетие был приобретен Московским университетом и под его началом разросся до ботанического сада. В 2015 году «Аптекарский огород» готовится праздновать юбилей памятной покупки и подводит итоги преобразований последних лет. О нелегком пути к успеху, профессиональном сотрудничестве и секретах перемен – в интервью со специалистами, знакомыми с «Аптекарским огородом» со студенческой скамьи.

10.02.2015 09:30


Не считайте себя «совестью нации»

Хамство бытовое. Рецепты борьбы от епископа Ионы

В общественных местах постоянно приходится сталкиваться с различными проявлениями общественной жизни, и хамство, к сожалению, — одно из самых распространённых. Как бы с ним ни боролся, результат всегда тот же: нулевой. Любые способы воздействия на хамящего, как правило, ни к чему, кроме конфликтов, не приводят. Наместник Киевского Троицкого Ионинского монастыря епископ Обуховский Иона известен своей предельной деликатностью, поэтому задать накипевшие за часы передвижения в городских маршрутках вопросы мы решили именно ему. Как воздействовать на того, кто хамит? По-христиански ли это — «проглатывать» обиду? Отмалчиваясь и уклоняясь от споров, не даём ли мы, таким образом, хамству процветать?

05.02.2015 09:00, Юлия Коминко






 
 

Новости

Убит Борис Немцов
Политика убили около Кремля, из проезжавшего мимо автомобиля в оппозиционера выстрелили не менее шести раз, четыре пули попали в цель, Путин взял расследование под личный контроль.
Социологи измерили шпиономанию россиян
Одни видят активность западных спецслужб, другие - эффективность наших.
Царская охота
Вертолет, коттедж, 3 миллиона из бюджета за 8 убитых волков: забавы главы магаданского охотнадзора вызвали возмущение.
Правозащитники бьют тревогу: голодающая Савченко находится на грани смерти
Член Совета при президенте России Елена Масюк призвала коллег изменить на домашний арест меру пресечения украинской летчице, обвиняемой в пособничестве убийству на Донбассе журналистов из РФ.
Генрих Падва назвал мракобесием идею главы СКР
Адвокат раскритиковал инициативу Александра Бастрыкина об отказе от приоритета международного права над российским, однако президент пока не комментирует эту идею.

 

 

Мнения

Дмитрий Бавильский

Случай на выставке Пауля Клее

«Странные» художники дают нам возможность прикоснуться к опыту чужой внутренней жизни, устроенной каким-то иным образом, не таким, как у нас

Странный случай был вчера на выставке Клее, куда я пришёл вчера во второй раз, чтобы посмотреть не только временную выставку, но и новую версию развески «импрессионистов», определенных на стены, вновь покрашенные в нейтральный цвет: один посетитель с неожиданным шумом и нервными подергиваниями накинулся на свою спутницу.

Денис Драгунский

Шкафчик и Нарцисс

Денис Драгунский о том, почему влюбленность в себя часто заканчивается одиночеством

На самом деле фанатки фитнеса и жрицы косметики вовсе не собираются быть обаятельными и привлекательными в прямом смысле слова. То есть не хотят никого обаять и привлечь. Они страстно обожают сами себя, как мифологический Нарцисс и прочие нарциссы с маленькой буквы, то есть люди, обуянные нарциссизмом, самолюбованием. Весь этот пилинг и шугаринг, креативная, извините, эпиляция, спа и солярий, накачка плоского живота и круглой попы — все это делается не для кого-то, не для принца на белом Maybach, а для себя самой.

bobuk

Do not be evil

Довольно непростой, но, очевидно, знаменательный день. Яндексу пришлось пойти на шаг, который, как мне всегда хотелось верить, никогда не придётся делать. Мы обратились в регулирующий орган ФАС, чтобы вернуть равноправные отношения на рынке мобильных устройств. Наше обращение — признание одного неприятного факта. У нас с вами есть все шансы попасть в мир, где только одна компания будет решать, кто получит возможность донести сервисы до людей и чем эти люди смогут пользоваться.

Андрей Мирошниченко

Газеты и Print first – держаться до последнего рубля

Средства массовой информации растворяются в среде массовой информации

Интернет размывает представление о средстве массовой информации. Раньше типология СМИ базировалась преимущественно на способе производства и распространения: пресса, радио, телевидение. Теперь такое понимание термина «средство массовой информации» уже не работает. Если телевидение и радио еще более или менее сохраняют свою самость, то пресса, по крайней мере, на федеральном уровне, уже очевидно растворяется в мультимедийности.

Александр Чанцев

Иные границы, время мертвых

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики. Триер, Озон, Звягинцев, Бертон и другие — читайте и смотрите.

Игорь Фунт

Записки вятского лоха. Февраль, 2015

«Вы думаете, что у нас, на почте, всё плохо. Вы ошибаетесь. У нас ещё хуже. Ты не представляешь, брат, как плохо. Берём всех подряд: хромых берём, косых, еле шевелящихся, без образования. Хочешь к нам? Прямо завтра приходи – возьмём. Про зарплаты вообще молчу. (От 4-х до 7 тыс. в провинции, – это нижнее звено.) Про условия работы молчу. Про дикие, дичайшие клиентские очереди, ждущие перед закрытыми дверями, потому что оператор взял и не вышел по какой-то причине, молчу. Самое главное, знаешь в чём? В том, что система, и так еле ворочающая ржавыми шестернями, рушится прямо на глазах. И с этим никто ничего не делает. И не сделает. Да и не система это вовсе. А бред»…

Виталий Куренной

Ещё раз о «Левиафане»

Есть два основных жанра Голливуда, по отношению к которым можно прочитать фильм

На зимней школе будущие магистры голосованием выбрали для просмотра «Левиафан». Правда, когда результаты выяснились, попытались переголосовать, так что пришлось настоять на незыблемости демократических процедур. Посмотрели, разобрали. Вот какое сложилось мнение.

Артур Гранд

«Здорово и вечно»

Приглашение к огню

Практически все, кто написал об этом фильме, начинали со своих воспоминаний о «Гражданской обороне». «Здорово и вечно», снятый вдовой лидера Егора Летова и музыкантом Анной Цирлиной, к этому располагает, даже настаивает, поскольку не является чем-то еще, кроме как попыткой фиксации личного прошлого, ставшего неразрывной частью общего настоящего.

dolboeb

«А, может, мы сами что-то сделали не так?»

Ответ Антона Носика украинским «учителям жизни»

Патриоты Украины, видимо, думают, что, приходя в ЖЖ к россиянам с однообразными репликами «сначала свергните Путина, потом поговорим», они как-то помогают решению проблем, накопившихся в их стране за последние 23 года. Потому в ЖЖ комментаторы с жовто-блакитными IP в ответ на абсолютно любой пост предлагают обсудить свержение режима Путина, или постыдное неучастие россиян в этом процессе.

Этери Чаландзия

Старое на новое

Менять привычные маршруты и никогда не сомневаться

До какого-то момента мы крутим свою жизнь, пробуя, рискуя, ошибаясь и выигрывая, но с возрастом мы определяемся по всем статьям и пунктам – карьерным, семейным, душевным, сексуальным, формируются наши вкусы и предпочтения, - и словно в доме закрываются все двери и форточки. Мы еще живы, но программа уже выполнена. Система становится замкнутой, все так или иначе уже было, все предсказуемо и известно наперед, ты видишь людей насквозь и, чтобы по-настоящему удивиться или вздрогнуть, нужны потрясения шекспировских масштабов.

Александр Феденко

Бог и Бездна Андрея Звягинцева

Важно уточнить: это не рецензия на «Левиафан», это взгляд на самого Андрея Звягинцева через его кино. Взгляд субъективный

Из четырех фильмов сложилась единая картина – сложная, интересная, но остающаяся незамеченной. Она висит перед всеми нами и, стоит пристально вглядеться, как она раскроется. И раскроется не только теми смыслами, о которых хотел рассказать режиссер; но и теми, которые он хотел скрыть, которые живут в нем, переживаются им и, может быть, даже не всегда осознаются. В этом полотне я искал ответы на два вопроса: «О чем Звягинцев снимает кино?» и «Что он сам ищет?».

Антон Красовский

Граница Уральских гор в российских головах

Манифест русского европейца

На фоне попыток отмежеваться от бьющего санкциями Евросоюза и все не отпускающей россиян волны патриотизма и национализма слова «Я русский – и я европеец» звучат как что-то давно забытое. Однако они прозвучали: журналист Антон Красовский опубликовал манифест нового русского западника, место которого – в первых рядах на Марше единства всей Европы. Facebook скорее согласен.

Татьяна Щербина

Традиционны ли ценности?

Общественный запрос — хочется вернуть идентичность, вернее, ее образ, и спрятаться туда от будущего

«Традиционных ценностей» — проверенных временем, многовековых, которые ныне пропагандируют в России, — просто не существует. Ни российских/русских, ни французских, ни немецких, хотя набор моральных ценностей в каждую эпоху очевиден: «официальные», декретируемые, всегда поддерживает большинство, а у разных социальных групп и ценности разные. Нет ценностей, которые продержались бы в течение всей истории страны, — есть национальный характер, проявляющий себя разными гранями в разных обстоятельствах, и бытовые привычки.

Алексей Синяков

«Крылья бы мне действительно помогли»

Как я познал похмелье

Эту невыносимо похмельную, полную страданий и пост-алкогольных телепортаций ту самую историю нам рассказал Алексей Синяков. Надеемся, она поможем вам справится с этими затянувшимися каникулами.

 

Календарь

День белого медведя

27 февраля - Международный день белого медведя. Эта дата была выбрана международной организацией Polar Bears International с целью привлечь дополнительное внимание к охране самого крупного наземного хищника планеты

В настоящее время в мире обитает 21-25 тыс. белых медведей, из которых на российский сектор Арктики приходится 5-7 тыс. зверей. На западе в районе Баренцева моря Россия делит популяцию с Норвегией, а на востоке - чукотско-аляскинскую - с США. В России охота на белого медведя полностью запрещена с 1957 г., белый медведь занесен в Красную Книгу Российской Федерации.

Виктория Макеенко

Страсти по Хундертвассеру

15 лет назад, 19 февраля 2000 года, умер австрийский архитектор и живописец Фриденсрайх Хундертвассер — революционер в области архитектуры, создатель неповторимого экологичного стиля

Легко ли разрушить иллюзию идеального мира? Наверное, поверить в существование такового кажется чем-то невероятным, но иногда, если очень-очень захотеть, то по такому миру можно даже отправиться в путешествие. А если, кроме иллюзий, в Вас есть немного страсти, то Вы, непременно, каждый день создаете такой мир вокруг себя. Человек, который каждый миг создавал новый мир, не боясь, что другие его разрушат, так никогда в него и не проникнув – Фриденсрайх Хундертвассер. Его иллюзии, его жизнь, его мир как воплощение его безграничной страсти.

Петр Епифанов

Последний германец Италии

1 марта 1932 года окончилась жизнь Дино Кампаны – одна из ярких и загадочных поэтических судеб ХХ века

Э. Монтале: «Промчавшись, как комета, Дино Кампана не имел, может быть, «огромного влияния», но след за собой оставил неизгладимый. В нем не было ничего от посредственности. Даже его ошибки – нам лучше называть их не ошибками, а неизбежными ушибами от камней, что подстерегали его на каждом шагу. Ушибами слепого, скажем так. Ясновидящие, как Кампана, на этой земле – существа самые ранимые, самые слепые…»

Константин Рылёв

Ноктюрны надежды

1 марта 1810 года родился Фредерик Шопен

Биографической литературы о Шопене — ноль. Я обошёл больше десятка магазинов — ничего. Тонюсенькие биографии в сборниках «Великие композиторы». В серии ЖЗЛ Шопен выходил в 1963 году. Зато любой книжный может предложить россыпь его нот и записей. Может, это и есть лучшая память о композиторе — его произведения?

Джордж Томас Сайм

Бэнд, который добился успеха

1 марта 1904 года родился Гленн Миллер, один из самых популярных джазовых музыкантов Америки, национальный символ США

Ко дню рождения великого джазмена «Частный корреспондент» публикует фрагмент книги Джорджа Томаса Сайма «Гленн Миллер и его оркестр» (Скифия, Санкт-Петербург, 2004, перевод Юрия Верменича, предисловие Владимира Фейертага), любезно предоставленный издательством «Скифия». Книга, снабженная большим количеством иллюстраций, рассказывает о карьере Миллера, его друзьях и сподвижниках, о конкурентах и звездах джаза тридцатых-сороковых годов.

Анна Александровская

Тёмная звезда

27 февраля 1912 года родился Лоренс Даррелл

Один из самых запоминающихся героев «Александрийского квартета» Лоренса Даррелла – Наруз Хознани – впервые появившись на страницах книги, поднимает голову – и мы видим заячью губу, «тёмную звезду, тяготевшую над его жизнью» - жизнью родившегося не ко времени, несостоявшегося и обреченного пророка и религиозного лидера. Такой тёмной звездой на небосклоне английской литературы XX века был и сам Лоренс Даррелл.

Константин Рылёв

Череп, чернильница и молоток

115 лет назад открылась первая выставка Пикассо

Первая выставка девятнадцатилетнего Пикассо была устроена в феврале 1900 года в барселонском кафе «Четыре кота». Количество выставленных работ было для молодого художника немалым — 150 рисунков. В основном портреты друзей: поэтов, художников, музыкантов. Эти произведения были тем художественным багажом, с которым неистовый каталонец ринется на завоевание Парижа.

Людмила Иванова

Гелена

27 февраля 1922 года родилась советская певица Гелена Великанова

Ко дню рождения Гелены Великановой «Часкор» публикует посвящённый певице фрагмент книги «Я люблю вас…» (Нижний Новгород: Деком, 2005). Автор — Людмила Иванова (народная артистка России, актриса театра «Современник», художественный руководитель детского музыкального театра «Экспромт»). В своей книге она рассказывает о театре и о судьбах актёров, о своих друзьях.

Борис Прокудин

Взгляд на общество «глазами Бога», или принцип обратной перспективы в политике

25 февраля 1933 года был выписан ордер на арест-обыск П.А. Флоренского

«Поп-профессор» Павел Александрович Флоренский был одним из самых ярких представителей поколения Серебряного века. Он был одновременно богословом и естествоиспытателем, видящим за непреложностью физических законов красоту божественного замысла. Но помимо этого Флоренский был политическим мыслителем. За несколько лет до смерти, в тюремной камере, он написал удивительный политический трактат, наполненный скрытыми смыслами, расшифровать которые невозможно без привлечения его культурологических и богословских работ.

Илья Калашников

Мир без Стива Джобса

24 февраля основателю Apple исполнилось бы 60 лет

Уроки, которые нам подарил Стив Джобс - поистине бесценны для строительства будущего с определённым знаком качества. А ведь будущее создаётся нами. И только нам предстоит решить после Стива каким оно будет.


 

Интервью

Оскорбление идентичности

Есть ли способ «правильно» шутить на этнические темы? Где проходит грань между шуткой и оскорблением? И как получилось, что слово «оскорбление» за последние годы обрело такую пугающую и насыщенную новую жизнь в русском языке (и не только в нем)? Писатель Линор Горалик расспрашивает Максима Кронгауза — профессора, доктора филологических наук, заведующего кафедрой русского языка, экс-директора Института лингвистики Российского государственного гуманитарного университета — о том, какую роль наша языковая чувствительность играет в окружающих нас событиях.

Денис Драгунский: «Пришла пора немного отрезвить читателя»

В середине февраля в продажу поступит семисотстраничный том Дениса Драгунского «Вид с метромоста». Что вошло в эту книгу, почему издатели считают, что рассказы не продаются, и чем полезна желчь — об этом и многом другом рассказал известный автор.

Николай Усков: «Тоталитарному государству глянец не нужен»

К выходу своей книги «Неизвестная Россия» главный редактор проекта «Сноб» (а также историк и президент медиагруппы Михаила Прохорова «Живи!») поговорил с Анной Монгайт о тоталитарном режиме, путинском гламуре и судьбах медиа.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

Райнер Линднер: «Россия теряет привлекательность для немецких инвесторов»

Исполнительный директор Восточного комитета немецкой экономики Райнер Линднер (Rainer Lindner) рассказал о том, какие потери немецкие компании несут из-за обострившегося экономического кризиса в России и конфликта на востоке Украины, а также объяснил, почему 2015 год может стать судьбоносным для компаний из ФРГ, работающих на российском рынке.

Можно ли научить человека думать?

Интервью с преподавателем Школы Талантливого Мышления Юлием Мурашковским

Думать человек учится в первые годы своей жизни. Поэтому вопрос стоит поставить иначе: можно ли научить человека думать талантливо, гениально? И тут лично у меня нет сомнений уже более 40 лет. Можно! Талантливое мышление – это пожизненный труд. Вот Ньютон. Сел под дерево, получил яблоком по лбу, и тут же придумал теорию всемирного тяготения – гений! А то, что от первых мыслей по этому поводу, взятых у предшественников – Кеплера, Гука – до книги с изложением теории прошло 22 года напряженной работы, это никого не волнует. Если вы к этому не готовы, если у вас нет сильного желания учиться и работать в этой области, если вами движет только желание быстро прославиться или заработать, то никакая методика не поможет.

Кино должно работать

Алина Рудницкая поделилась своими мыслями на тему документальных фильмов и фестивалей

В этом году честь быть в составе жюри конкурса полнометражных фильмов на Амстердамском фестивале документального кино IDFA выпала режиссёру Алине Рудницкой. Слава не только в России, но и за её пределами, пришла к ней вместе с дебютным фильмом, а каждая последующая работа способствовала укреплению её статуса талантливого документалиста. Мы встретились с Алиной Рудницкой за пару часов до объявления номинантов IDFA, чтобы поговорить "за кино и за жизнь".

Детство на свалку

Ханна Полак закончила работу над своим новым фильмом, посвященном теме российских бездомных детей

Документальный фильм Ханны Полак «Человек живет для лучшего» о девочке Юле с подмосковной свалки получил на Амстердамском фестивале IDFA Специальный Приз Жюри. Названием картины послужила цитата из пьесы Максима Горького «На дне». Главной героине присущи те же проблемы и радости, что и всем остальным детям, но с одной поправкой – у неё нет дома. Режиссёр наблюдала за Юлей на протяжении 14-и лет, отразив процесс её взросления и жизненную ситуацию, в которой она оказалась. В своём интервью Ханна Полак рассказывает об отношении к бездомным детям и к кино, и о том, как она пришла к этому.