Подписаться на обновления
25 октябряСуббота

usd цб 41.8101

eur цб 52.9065

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Прозрачное образование  Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия 
  вторник, 15 декабря 2009 года, 09.40

Виктор Мартинович: «Такого в нашей литературе не было 20 лет»
В Белоруссии запретили «Паранойю»


Виктор Мартинович
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Московское издательство «АСТ» выпустило книгу «Паранойя» белорусского журналиста и политолога. Спустя месяц после появления книга попадает под негласный запрет белорусских властей. Теперь её нельзя купить даже в интернете. Энтузиасты продают экземпляры, которые им удалось приобрести до запрета, на аукционах, а некоторые сканируют роман и выкладывают в формате PDF в Сети.

Виктор Мартинович, известный в Белоруссии политолог, доктор истории искусств, доцент Европейского государственного университета (Вильнюс), так объясняет специфику своего романа: «Специфика нашего века заключается в том, что антиутопии можно писать на совершенно реальном материале. Не нужно больше выдумывать «1984», просто посмотрите по сторонам!» Эта история рассказывает о любви между писателем и любовницей диктатора. Действие происходит в вымышленной стране, которая всё-таки весьма похожа на Белоруссию. Белорусские критики уже называют её «книгой года». Некоторые склонны считать, что скандал в данном случае — отличный способ пропиарить книгу. Сам Виктор говорит, что скандала не хотел. В интервью «Частному корреспонденту» он рассказывает, что могло стать причиной запрета книги, почему в Белоруссии можно гордиться тем, что работаешь журналистом, сколько можно заработать, выпустив «книгу года» в одной из самых закрытых государственных систем мира.

— О чём роман «Паранойя» и что именно в нём могло вызвать неудовольствие белорусских властей?
— Прежде всего это история любви. Почему она вызвала такой резонанс и столько запретительных мер, мне сказать сложно. Как и то, почему книгу запретили. Самая, на мой взгляд, трезвая версия была высказана женщиной-культурологом, которая ещё до выхода книги прочла её и спрогнозировала такое развитие событий. Запретить могут, так как в романе на одной странице часто встречаются слова «прослушка», «президент», «ГБ», «паранойя». Их часто употребляют белорусы в разговорах про власть, и чиновники, когда видят такое, автоматически проводят соответствующие параллели. Возможно, дело действительно в терминологии произведения.

— Вы не ставили себе цель ущипнуть власть?
— Я ставил перед собой цель рассказать художественную историю, которая родилась в моём сознании. Не более того. Понятно, что, живя в Белоруссии, невозможно писать об обществе, которое сложилось, к примеру, у папуасов в Новой Гвинее. Я написал о том, что часто вижу вокруг себя. К тому же концепция современного искусства, как мне кажется, в его провокативности. Любая книга, чтобы быть сколько-нибудь популярной, должна быть острой. Но специальной цели такой не было. В конце концов, образ диктатора в «Паранойе» очень далёк от образа президента Белоруссии. Литературный правитель помешан на музыке, и он совершенно другой — мягкотелый. Но фишка, наверно, в том, что герои книги относятся к нему примерно так же, как наше общество к существующей в Белоруссии современной власти.

— Ждали ли вы такую реакцию со стороны властей?
— Ждал и готовился к ней. Самое первое интервью, которое я дал по поводу книги, начиналось с того, что книга обязательно станет бестселлером в Белоруссии, если её запретят. И эти прогнозы сбываются.

Подготовка к юбилейной дате, 10-летию Союзного государства, не заладилась с самого начала. День образования союза двух государств — 8 декабря. Однако запланировать проведение заседания Высшего госсовета Союзного государства во вторник не удалось. Белорусский лидер Александр Лукашенко недоумевал, почему Россия откладывает проведение мероприятия на целых два дня. Дату перенесли во многом по той причине, что переговоры о проведении Госсовета начались всего неделю назад. Обычно на подготовку таких заседаний требуется гораздо больше времени. Ситуация осложнялась ещё и тем, что лидеры за последние несколько месяцев успели сделать ряд нелицеприятных замечаний в адрес друг друга.

Цель этого пассажа была вовсе не в том, чтобы пиарить её таким образом, а в том, чтобы не запрещали. Я пытался предотвратить то, что сейчас происходит. Пытался воззвать к голосу разума и здравого смысла; объяснить, что в цифровую эпоху запрещать книги невозможно: они тут же утекут в интернет. Да и вообще это глупость — запрещать художественную книгу, всё действие которой вымышлено.

Однако те чувства, которые я испытал, когда узнал о запрете романа, спрогнозировать было невозможно. Это тотальное чувство ошизения. Ты пишешь текст и думаешь, что его могут запретить. А когда узнаёшь, что это произошло, а также комментарии чиновников, которые это опровергают, а спустя пару минут читаешь, что его «снимают с интернета», — понимаешь, что такого в белорусской литературе не было последние 20 лет.

— Запрет на книгу повлёк за собой какие-то имиджевые бонусы или денежные издержки?
— Говорить о каких-то имиджевых бонусах в данном контексте просто смешно. Книга издана в России тиражом менее 50 тысяч. За такие книги писатель получает копейки (я получил менее 1 тыс. долларов). Эта книга писалась не для того, чтобы заработать на ней деньги или чтобы стать белорусской Марининой. При всей её нынешней скандальности это не тот текст, который может сделать меня знаменитостью или литературным открытием.

Есть лишь исключительно имиджевые потери. Вместе со статусом писателя я приобрёл ещё и статус диссидента. Мне это глубоко неприятно. Мне это некомфортно. Я не люблю говорить так, как говорят жертвы. Гораздо лучше было бы, чтобы книга свободно продавалась, а я давал интервью просто как автор хорошего или плохого романа. Получается же, что все вопросы, которые мне приходится слышать, — это вопросы о ситуации со свободой слова в Белоруссии. Это дурацкая ситуация. На эти вопросы надо отвечать в связи со СМИ, интернетом, телевидением. Получилось так, что после запрета книги все пытаются найти в ней рассказ о современной власти, а я как писатель ставил себе другую цель.

— Как хорошо продавалась «Паранойя» до запрета?
— По моим данным, за месяц после выхода тиража было продано две его трети. Без всякого скандала. Так что и без этой дурацкой ситуации он был бы допечатан. Что будет сейчас, я прогнозировать не берусь. Скандал навредил книге. В Киеве, мне говорят, книгу не купить просто потому, что о ней там никто не знает. А в Белоруссии тираж запретили, хотя именно здесь должны были быть основные продажи.

— Часто приходится слышать, что в Белоруссии авторам провокативных текстов бывает страшно за себя. Было ли у вас что-то подобное?
— Когда я писал этот текст, было ощущение, что за ту Белоруссию, которая в нём описывается, можно сесть в тюрьму.

Долг пишущих людей — проверять и перепроверять значения слов. Критически анализировать логические цепочки, которые бытуют в языке. Наполнять слова адекватным смыслом. Критиковать и отбраковывать порочную логику, прояснять системы доказательств. И уж конечно, видеть всё содержание обсуждаемого текста, а не цепляться к отдельным словам-раздражителям. Пока не всегда получается, увы. Вернее будет сказать так: идеальной ситуации, когда думающие и пишущие люди прилежно и непредвзято анализируют слова и смыслы, свои и своих оппонентов, — такой ситуации, наверное, не бывает вообще.

Если бы я имел дело с министерством госбезопасности, которое есть в книге, я бы уже точно сидел. Но там иная версия реальности. И она откладывала отпечаток на моё сознание. Было настолько страшно, что одну из глав я писал не на компьютере, а во время работы с текстом я никому о нём не говорил и отключался от интернета. Это был пример классической паранойи. Сейчас я вижу, как эта «Паранойя» начинает реально сбываться.

Могу рассказать одну смешную историю. Через два дня после выхода книги я захотел улететь в далёкую страну отдохнуть. И в минском аэропорту после прохождения паспортного контроля я вдруг обнаружил, что за мной всюду ходят два каких-то товарища с весьма характерными лицами. Они просто шагнули со страниц романа в мою реальность. Я входил в кафе — они шли за мной. Я выходил из него — они становились и рассматривали меня. В итоге они подошли ко мне сами и попросили купить дешёвого алкоголя в дьюти-фри, поскольку они сотрудники аэропорта, а им это делать нельзя. Вот пример того, как наши страхи заставляют нас действительно становиться параноиками, как мир наших фантазий отличается от мира реального.

Но сейчас, когда книгу нельзя купить даже в интернете (хотя в нём можно купить всё — от пиротехники до вибраторов), становится не смешно. Видно, что кто-то проделал колоссальную работу по зачистке.

— В своём ЖЖ вы говорите о том, что презентация книги отменена, поскольку её внезапно запретили. При этом попросили не рассказывать, где планировалось это мероприятие. Всё действительно так строго?
— У меня нет никаких сомнений, что, если бы презентация состоялась, у клуба отобрали бы лицензию. Причём навсегда. Прецеденты уже были. И я решил просто не подставлять людей, которые мне доверились.

— Как часто в Белоруссии вообще запрещают книги?
— Это первый художественный роман, который запретили в нашей стране за всю её суверенную историю. До этого запрещали книги Павла Шеремета и Александра Федуты, но то были документальные истории о действующей власти. Недавно журналисты подметили, что это ещё и первая русскоязычная запрещённая художественная книга. Ранее считалось, что всё, что можно в России, можно и у нас. Русский язык всегда считался неприкасаемым.

— Вы же прежде всего журналист. Насколько опасна сейчас работа сотрудника независимого издания?
— Ситуация уникальная и классная. С одной стороны, у нас нельзя так резко критиковать всё подряд, как это можно, например, на Украине. Огрести за критику можно гораздо больше, чем огрёб бы где-то по соседству. Но с другой стороны, ты чувствуешь, как много твоё слово значит. Будучи журналистом в негосударственной газете, ты точно знаешь, что если напишешь о том, что кто-то из чиновников построил дом в водоохранной зоне, то либо сядешь в тюрьму за клевету, либо его снимут с поста. В Белоруссии чиновник любого уровня может лишиться кресла за одну публикацию в газете! Этим надо гордиться.

— Вы говорили, что будете предпринимать попытки возврата книги в продажу. Что можно предпринять?
— У меня есть ощущение, что книгу можно вернуть в продажу, встретившись с одним из трёх важных чиновников. И с ними встретиться можно. Но я не для того писал этот роман, чтобы унижаться в кабинетах. Я надеюсь, что со временем ситуация разрешится сама собой. Решение о её запрете принимали, скорее всего, недалёкие люди из чиновничьих низов. Как только ситуацией заинтересуются верхи, она вернётся в магазины. В ней же нет разжигания национальной розни или призывов к терроризму.

Очевидно, что чем сильнее запрет, тем больше о ней говорят вокруг. А чем больше говорят, тем менее это выгодно чиновникам. Резонанс не нужен им. Ситуацию может разрешить один телефонный звонок от важного человека в магазин, который и даст добро. Я надеюсь, что это случится...

— Этот скандал уже можно назвать международным. Не вредит ли он имиджу президента, который пытается строить отношения с Западом? Будете ли вы использовать каким-то образом эту ситуацию против власти?
— Я стараюсь не дать этому скандалу возможность приобрести характер международного. Другое дело, что сейчас появляются неконтролируемые, независящие от меня выводы. Во всех своих комментариях я пытаюсь подчеркнуть, что происходящее — дело рук каких-то не очень высоко сидящих идиотов. Мне хочется верить, что администрация президента в этом не участвовала. Я надеюсь, что кто-то вышестоящий, начальник этих идиотов, вернёт книгу в продажу, поскольку запрещать то, что запретить нельзя, глупо. Да и, собственно, бояться истории о любви тоже не надо.

Беседовал Валентин Мальцев




ОТПРАВИТЬ:       



 





Будни Перестройки

Дневник простого казанца

Обычный работник НИИ Веткин в 1990 году вёл дневник событий и впечатлений. В нём он описывает как повседневную жизнь Казани, в основном состоящую из поисков еды, так и основных политических событий того времени – татарский национализм, восхищение Ельциным, ожидание скорой войны или даже конца света.

24.10.2014 12:00


Говард Рейнгольд: «Школы должны не делить информацию на хорошую и плохую, а учить детей грамотно задавать вопросы и определять достоверность полученных ответов»

Американский медиаэксперт, учитель и писатель – об идеях взаимообучения и самообразования в Сети

Говард Рейнгольд – исследователь и футуролог мирового масштаба, специализирующийся на изучении культурных, социальных и политических влияний на медиасферу современности. Его проект Peeragogy объединил лучшие практики эффективного обучения людей с общими интересами. 18 октября он выступит в Москве на конференции про новые образовательные технологии EdCrunch, организованной журналом журналом о будущем образования Edutainme, центром технологического предпринимательства DigitalOctober и НИТУ МИСиС. Перед конференцией Рейнгольд рассказал о том, каким видит настоящее и будущее образования.

16.10.2014 14:00, Наталья Чеботарь, основатель Edutainme.ru



«Сейчас происходит кризис человеческих ресурсов»

Кен Робинсон о поисках себя и правильном выборе

Сэр Кен Робинсон — специалист в области инноваций, креативности и человеческих ресурсов, консультант правительств и ведущих мировых культурных мероприятий. Посвящен в рыцари в 2003 году за заслуги в развитии образования и искусства. В своем выступлении в The School of Life лондонского Конвэй-холла, старейшего из существующих обществ свободной мысли, Робинсон доказывает, что причина наших ошибок — не в завышенных, а наоборот, в слишком низких ожиданиях, и объясняет, почему стоит заниматься только любимым делом.

06.10.2014 11:00, Кен Робинсон


Эхо октябрьской стрельбы

Кто излечит Россию от ран 1993 года?

«Бэтээры стоят. Вдруг один… разворачивается и несётся по площади. Боковые то ли пулемёты, то ли ещё что палят по окнам первого этажа… Один из лежавших за палатками приближается к спине машины… Он размахивается, в воздухе что-то блестит, БТР тихо и быстро вспыхивает. Остальные три… бьют по площади вдоль — по палаткам.

04.10.2014 08:00, Дмитрий Петров


«1993 год. Почти Милошевич. Почти Югославия»

Блогеры вспоминают события более чем двадцатилетней давности и размышляют над его историческим значением

Двадцать лет в истории человечества — срок совсем небольшой. В жизни всякого отдельного человека — немалый. Тем не менее, когда вспоминаешь о событиях осени 1993 года, завершившихся расстрелом законно избранного российского парламента, кажется, что это было вчера. Возможно, таково свойство нашей памяти: прошло два десятилетия, промелькнули, а тебе, непосредственному участнику описываемых событий, по-прежнему приходят на ум герои и антигерои тех дней, настроения, ожидания, эмоции, несбывшиеся надежды, отчаяние, слёзы, жёсткий, чуть ли не посекундный, хронометраж дней и ночей с 20 сентября по 4 октября 1993 года.

03.10.2014 11:18


Дмитрий Волошин: «Распределение выпускников? Давайте попробуем на чиновниках»

В последние несколько лет идея о государственном распределении студентов-бюджетников, которая уходит корнями в СССР, получила второе дыхание. Тогда, в Советском Союзе, распределение выпускников высших учебных заведений было обоснованно с экономической точки зрения. В условиях плановой экономики необходимо было принудительно направлять трудовые ресурсы туда, где в них нуждались.

23.09.2014 17:30, Дмитрий Волошин, директор департамента исследований и образования Mail.Ru Group


22 сентября — Всемирный день без автомобилей

Ходи пешком, катайся на велосипеде, дыши полной грудью, не порть воздух!

Всемирный день без автомобилей, призванный показать жителям планеты, что город — это место обитания людей, а не машин, в крупных городах России традиционно сопровождается километровыми пробками и практически ничем не отличается от остальных дней в году. Но экологи не устают напоминать: машины — это зло.

22.09.2014 11:00


Боже, царя храни

7 тезисов о прошлом, настоящем и будущем государства

Устройство современного общества и его механизмов кажется нам чем-то естественным и безусловным. Однако это не так — на протяжении всей своей истории общество бесконечно менялось, и сегодняшний день — это всего лишь точка на траектории этих изменений. Как будет выглядеть государство будущего, как оно стало таким, каким мы его знаем, и бывает ли по-другому? Об этом рассказал почетный профессор Еврейского университета в Иерусалиме Мартин ван Кревельд во время первой публичной лекции из цикла совместного проекта журнала Esquire и InLiberty.

19.09.2014 08:30, Мартин ван Кревельд


Мосгордума-2014, итоги

Правительство, которого мы заслуживаем

Предоставив остальным отрабатывать главную политическую тему года - украинский кризис - "Единая Россия" сосредоточилась на традиционной безликой демагогии по поводу "интересов простых горожан". В этих условиях рекордно низкая явка (21,02%, по официальным данным) оказалась выгодна фаворитам власти, собравшим голоса, по обыкновению поставляемые административным ресурсом. Но даже при этой схеме, "Едро" и его "самовыдвиженцы" сумели собрать в среднем по Москве лишь 45,47% голосов.

15.09.2014 17:30, denis_bilunov






 
 

Новости

Это не Путин и не гонения на инакомыслящих
Навальный назвал главное препятствие политических перемен в РФ.
Марш против ненависти пройдет в Петербурге 2 ноября
Акцию проведет коалиция «Демократический Петербург» по инициативе входящего в нее Правозащитного совета Санкт-Петербурга.
Западные СМИ назвали Формулу-1 в Сочи подобием потемкинских деревень
Естественно, что политическая составляющая спортивного мероприятия не осталась в стороне.
«Евромайдан» вошел в шорт-лист премии Сахарова
Короткий список номинантов опубликован на сайте Европарламента.
В Минобороны раскритиковали идею отмены осеннего призыва
По мнению военных, отказ от осеннего призыва приведет к снижению на полгода боеготовности ряда соединений и воинских частей армии.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Казус Запесоцкого, тяжба с СГА и проблема рейтингов Минобрнауки

Рособрнадзор напрасно медлит с проверкой дипломов вузов на плагиат

Новость о том, что Рособрнадзор лишил аккредитации ещё 7 вузов, «взорвала» соцсети, хотя длинная эпопея закрытия Современной гуманитарной академии (СГА) и масса других похожих решений ведомства уже продемонстрировали, что в преддверии сокращения потока абитуриентов Рособрнадзор готов отказывать в аккредитации сомнительным с точки зрения чиновников университетам.

plushev

Вегетарианец поневоле

От некоторых привычных вещей вполне не страшно отказываться и жизнь от этого совсем не теряет в качестве, не говоря уж про смысл

Вот уже год я «рыбный вегетарианец» врачебным предписанием. У меня после месячного приступа артрита диагностировали подагру и врач, которому я доверяю, предложила не садиться популярные у не желающих себя ограничивать мужчин таблетки, а попробовать существенные ограничения в еде.

Владимир Путин

«Свобода СМИ, право граждан на получение и распространение информации – это базовые принципы любой демократической власти»

Владимир Путин провёл заседание Совета Безопасности, посвящённое вопросам противодействия угрозам национальной безопасности в информационной сфере. Обсуждались меры по повышению уровня защищённости отечественных сетей связи и информационных ресурсов, обеспечению устойчивого функционирования российского сегмента интернета.

dolboeb

Запрет на кредитование и женитьбу

Как отрегулировать до 100% российских СМИ

На официальном сайте Госдумы сподобились выложить скан законопроекта №604509-6, вводящего в России запрет на журналистскую и издательскую деятельность для иностранных юрлиц и физлиц, а также для россиян, имеющих иное гражданство.

Умберто Эко

Умберто Эко: «Дорогой внук, учи наизусть»

Память подобна мускулам ног, если ее перестаешь упражнять, она становится дряблой

Наступит день, и ты состаришься, но ты будешь чувствовать, что прожил тысячу жизней, как если бы ты участвовал в битве при Ватерлоо, присутствовал при убийстве Юлия Цезаря, побывал в том месте, где Бертольд Шварц, смешивая в ступке различные вещества в попытке получить золото, случайно изобрел порох и взлетел на воздух (и так ему и надо!). А другие твои друзья, не стремящиеся обогатить свою память, проживут только одну собственную жизнь, монотонную и лишенную больших эмоций.

Николай Горькавый

«Моё время ещё придёт!»

Сказка о монахе Менделе, который нашёл великий закон на грядке с горохом

Жужжали пчёлы, деловито облетая цветы в поисках нектара. Цветы не возражали и даже, наоборот, старались привлечь крылатых тружеников сладким запахом и яркими красками. В ту пору летнее кипение белых, синих, красных, жёлтых цветов было настолько привычным зрелищем, что люди редко замечали это разноцветье. Тем более равнодушны к таким пустякам были крестьяне, которые работали с утра до вечера не меньше озабоченных пчёл.

Владимир Познер

О мозгах

История тянет на притчу c глубинным философским смыслом

Так и хочется вспомнить моего любимого и неподражаемого Николая Васильевича: кто что ни говори, но такие случаи бывают. Редко, но бывают. Не ручаюсь за точность цитаты, тем более за пунктуацию, но за смысл ручаюсь, и это любимое мной гоголевское изречение пришло мне в голову в связи со следующей историей.

Лев Симкин

Гудел как улей родной завод

Вентиляторный завод как зеркало русской экономики

Решив быть в тренде и поддержать отечественного производителя (а в старое время отец мой был самым что ни на есть отечественным производителем), в прошлые выходные я привез его к родному заводу. Точнее, к тому месту, где завод был когда-то, сейчас там торговый пассаж и офисное здание. В этот самый момент из жилого дома напротив вышел прогуляться отцовский коллега. Ветераны труда обнялись, прослезились, так что мне не оставалось ничего иного как отвести их в соседний кабак, где они смогли предаться воспоминаниям.

Этери Чаландзия

Москва моя

Не все воспоминания приятны, не все пережитое повторимо, но родной город – это место силы, воспринимать его иначе – обесценивать свою жизнь

Мне всегда хочется признаться в любви родному городу, но, как назло, вечно что-то мешает. Только я проникнусь нежными чувствами к столице, как вдруг дворники принимаются по весне вымазывать ядовитой краской заборы, или без предупреждения снесут старый особняк, или меняется расписание мусоровозов, и грохочущий зловонный ужас въезжает во двор в пять утра. Или опять что-то новое придумают с городскими парковками и ищи-свищи по штрафстоянкам свою голубу, а то и вовсе в канун каких-нибудь праздников глубокой ночью не подъехать к дому. Стоишь в час ночи в безнадежной пробке и дивишься, ну что за город такой?..

Антон Меркуров

Ограничения не спасут духовные скрепы

На любые запреты, сеть отвечает успешными решениями

«Ну что, оградят ли теперь наши власти граждан страны от экстремистов?» - примерно так был сформулирован вопрос телеканала Lifenews заданный мне в контексте обсуждения вступивших в силу поправок позволяющих Роскомнадзору блокировать без суда сайты за «экстремистскую социально опасную инфомацию, предоставляющую угрозу для общества и личности».

 

Календарь

Теперь он ушёл навсегда

Стив Джобс: «Память о том, что я скоро умру, — самый важный инструмент, который помогает мне принимать сложные решения»

Три года назад, 5 октября 2011 года в США на 57 году жизни скончался основатель компании Apple. За полтора месяца до этого Стив Джобс, зная о том, что времени у него осталось совсем немного, ушёл с поста гендиректора Apple, который занимал последние 14 лет. Свой уход он объяснил коллегам в прощальном письме. «Правила жизни» человека, изменившего мир, будут актуальны и после его смерти.

Максим Медведев

Человек с бульвара Капуцинок

150 лет назад, 5 октября 1864 года, родился Луи Жан Люмьер, один из родоначальников кинематографа

Его жизнь и деятельность до сих пор окутаны легендами и мифами. До сих пор на русскоязычных форумах люди уверенно делятся информацией, почерпнутой из советских источников. На самом же деле многое в жизни Люмьера было совсем не так…

Дмитрий Корель

Мёртвая петля Есенина

119 лет назад родился поэт Сергей Есенин

«Сергей Александрович Есенин родился 3 октября 1895 года в обыкновенной (вариант — простой; вариант — традиционной) крестьянской семье…» Так начинается большинство хрестоматийных биографий «вышедшего из народа поэта» Сергея Есенина. Предполагается, будто читатель знает, что такое обыкновенная (вариант — традиционная; вариант — простая) русская крестьянская семья конца XIX — начала XX века.

Виктория Шохина

Русский архетип

3 октября (21 сентября) 1895 года родился Сергей Есенин

В Советском Союзе Есенин был чуть ли не единственным источником, к которому припадала вся наша огромная, нервная, склонная к депрессиям и истерикам и вечно ищущая художественные формы для них народная душа. К его могиле на Ваганьковское кладбище приходили 3 октября алканы — застаканить за Серегу, Сереженьку, Сергея Александровича. «Эх, Серега, — кто-нибудь самый лиричный поднимал слегка запотевший граненый стакан, — поехали!», как будто он погиб только вчера.

Milady-S

Вы не должны терять веры в человечество

145 лет назад, 2 октября 1869 года, родился родоначальник философии ненасилия Махатма Ганди

Махатма Ганди не нуждается в представлении. Все мы знаем человека, который привел жителей Индии к независимости в 1947 году. Однако далеко не все знают о том, какими жизненными принципами руководствовался идеолог национально-освободительного движения Индии. «Вы не должны терять веры в человечество. Человечество — это океан; если несколько капель в океане грязны, океан не становится грязным», - писал Ганди.

teh-nomad

Петров, спасший Землю

26 сентября 1983 года человечество могло бы исчезнуть, если бы не этот человек из Фрязино

Cловосочетание «человеческий фактор» чаще употребляется с негативной окраской. Однако, в этой истории интуиция и привычка думать, в ситуациях, в которых большинство предпочитает слепо следовать инструкции, дабы не нарваться на неприятности, помогли спасти мир. Да-да, именно так спасают мир. В кино и в жизни.


 

Интервью

Мы имеем дело с непознанным

Интервью с Иваном Засурским, журналистом, заведующим кафедрой новых медиа и теории коммуникаций факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова

О трендах современной медиасреды, способах выживания интернет-проектов и о том, как не стать персонажем «Тошноты» Сартра, мы поговорили с человеком, который мечтает создать мир, где будут править накопленные знания.

«Зрителя нужно воспитывать, а чтобы его воспитывать, должна быть политическая воля»

Андрей Кончаловский о кризисе церкви, президенте-предателе и поиске счастья

Знаменитый режиссер, новый президент киноакадемии «Ника» Андрей Кончаловский в интервью корреспонденту РБК Александре Федотовой рассказал, почему в России, как в Африке, нет общества, а также о свободе, интеллигенции, сочувствии к оппозиции и новых зрителях, выросших на голливудских ситкомах. Главный европеец отечественного кино уверен, что мы закрыли петровское окно и до сих пор живем в Московском княжестве с ордынскими комплексами.

Юрий Вировец: «Я абсолютно уверен, что государство в интернете – это зло»

Сооснователь и президент HeadHunter о том, как убедить пользователя платить за информацию, почему сайт для людей лучше сайта для рекламодателей, и почему отсутствие госрегулирования было для Рунета благом

Почему русский интернет хороший? Потому что в него мало вмешивалось государство. До самого последнего времени государство не понимало важность интернета и вообще закрывало на него глаза. И это позволило развиться Рунету в прекрасную индустрию. К сожалению, в будущее я бы смотрел пессимистически, потому что сейчас государство опомнилось и стало интернет гнобить. В связи с этим я предвижу сложные времена. Практика показывает, что там, куда приходит государство, сразу становится все плохо. Я абсолютно уверен, что государство в интернете – это зло.

«Из второго эшелона мы переходим в первый»

Генеральный директор крупнейшего российского доменного регистратора REG.RU Алексей Королюк — о создании доменной зоны .рф, функции регистратора и хостера, фильтрации контента и русских людях в Сети.

Людмила Улицкая: «Мы Европе не подходим…»

Лауреат Европейской премии о книге памяти Горбаневской, закате русской культуры, и о том почему Россия – всё-таки, не Европа

Именно великая русская культура, солнце которой закатилось, более всего свидетельствует о том огромном потенциале, который был бесславно потрачен на полях революции и двух мировых войн, каждая из которых -следствие безумия, эгоизма и тщеславия политиков. Впрочем, как и во внутренних битвах с собственным народом, уже в СССР.