Подписаться на обновления
23 маяЧетверг

usd цб 64.4156

eur цб 71.8427

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
  четверг, 15 апреля 2010 года, 09:35

Василий Бархатов: «Опера — это музыка, а не ремарки к ней…»
26-летний режиссёр считает, что современные оперные спектакли должны быть убедительными и понятными


Василий Бархатов // РИА Новости
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Какой должна быть опера сегодня? Почему Большой театр и Мариинка не конкуренты? Какой он, цинизм с человеческим лицом? Что эффективнее: ядерные боеголовки или «Дом-2»?

Василий Бархатов — самый молодой режиссёр оперного театра в России. В 20 лет он дебютировал в столичной «Геликон-опере».

Впервые за историю Большого там решились на оперетту! Выбор пал на одну из лучших представительниц этого жанра — «Летучую мышь». Поставил старушку-оперетту 26-летний Василий Бархатов, снискавший себе славу вундеркинда на ниве оперной режиссуры.

Сейчас за его плечами более десятка спектаклей, пять из которых в Мариинском театре. Недавно Василий поставил в Большом оперетту «Летучая мышь». Спектакль, действие которого разворачивается на огромном лайнере «Иоганн Штраус», вызвал бурные дискуссии не только в среде опероманов, но и в средствах массовой информации.

— Василий, недавно прошли премьерные спектакли «Летучей мыши». Всё ли получилось так, как вы задумывали?
— Вопрос довольно странный, не знаю, как на него отвечать. Нет. Не всё. Но никогда не получается абсолютно так, как ты хочешь, это просто невозможно. Можно спросить у любого режиссёра театрального или киношного: никогда ничего не получается на все 100 %. Не могу сказать, на сколько процентов получилось у меня в «Летучей мыши», я же не математик. Но я почти доволен.

— Мне показалось: ваша постановка тяготеет к театру абсурда. Насколько вам близко само это понятие?
— Всем живущим в этой стране это понятие близко от рождения. Можно сказать, с молоком матери оно впитывается. Однако не значит, что все произведения можно решать в стилистике абсурда.

Хотя кажется, что она даёт тебе право на всё что угодно, как и постмодернизм, делай, что хочешь, к тебе никто не подкопается, потому что абсурд есть абсурд.

Но даже в абсурде есть своя жёсткая логика, где каждый ход должен быть чем-то подтверждён или доказан. Всё зависит от произведения. Стилистика абсурда близка «Летучей мыши», так как абсурд был заложен в неё самим Иоганном Штраусом: муж изменяет своей жене со своей женой, ухлёстывает за ней на балу. Это такой абсолютный абсурд, но человеческий бытовой абсурд, который хотелось докрутить до каких-то других масштабов.

— А сама оперетта вам близка?
— Я не делаю произведения, которые мне не близки и не нужны. На определённом уровне авторского театра не существует элемента заказа. Если мне предложат произведение, которое мне не нравится, я никогда не буду его делать ни за какие деньги.

— Даже если предложение поступит от какого-то известного и авторитетного театра?
— Я думаю, известный и авторитетный тетра никогда не предложит какое-то плохое произведение. Тем более что театр сначала спрашивает, что хочешь ты, приглашает тебя как автора, режиссёра, а не как строителя-монтажника, что должен отремонтировать ванну по тем эскизам, по которым хочет хозяин.

Приглашают тебя такого, какой ты есть, зная, какой театр ты делаешь, какой линии придерживаешься.

— А как вас пригласили в Большой театр?
— Это решение принял Анатолий Иксанов. Мы встретились у него в кабинете, стали обсуждать разные произведения. В конечном счёте сошлись на «Летучей мыши».

Он знал, что я проявляю интерес к этой оперетте. И у меня есть какие-то определённые мысли на счёт её постановки, которые я хотел бы воплотить. И я тут же ухватился за это предложение.

— В Мариинском театре вы ставите оперу «Бенвенуто Челлини» и приглашаете на роль Челлини Сергея Шнурова. Кто и когда мог вообразить, что в спектакле Мариинки будет играть музыкант, за которым закрепилась слава главного матерщинника страны? В Большом театра, где два с половиной века шли исключительно оперы и балеты, вы ставите оперетту…
— Получается, что это такие непроизвольные революции. Движение вперёд. Банальный прогресс, сопутствующий любому театру.

Тем более что «Летучая мышь» идёт во всех крупных оперных домах мира. В Венской опере, Баварской, «Ковен Гарден», во всех национальных оперных театрах мира идёт «Летучая мышь» как серьёзное оперное произведение, и никто не возмущается, что это оперетта.

К тому же в Большом уже давно присматривались к этому произведению. К нему хотели обратиться и Борис Покровский, и Мстислав Ростропович. Поэтому мысль о постановке оперетты там давно озвучивалась, и не мной она была придумана.

— Некоторые склонны видеть в этом первый шаг к появлению на сцене Большого и других оперетт, таких как «Сильва» и «Мистер Икс»...
— Так могут считать только необразованные люди, которые не видят разницу между «Сильвой» и «Летучей мышью».

То, что народ не отличает одного от другого и совершенно ничего не понимает в современном искусстве (и не только в театральном), — это проблемы министра образования, а не мои.

«Летучая мышь» — серьёзное драматургическое произведение, которое почему-то стало образчиком опереточного жанра. Хотя такой образчик — скорее «Сильва».

«Летучая мышь» же — скорее опера, причём сам Иоганн Штраус таковой её и считал. И если вы посмотрите, кто дирижировал опереттами, такими как «Мистер Икс», вы поймёте, что среди них нет каких-то серьёзных имён.

А «Летучую мышь» в своей жизни хоть раз ставил практически любой уважаемый дирижёр. Утверждать, что «Летучая мышь» — это лёгкое дурацкое произведение, значит идти против всего культурного мира. Это глупо.

— У вас пять постановок в Мариинском театре. Появился опыт работы в Большом. Вы можете сравнить внешнее и внутреннее устройство двух театров, между которыми всегда существовал определённый элемент соперничества...
— Никакого соперничества между ними нет. Просто так случилось, что в нашей стране никто с этими двумя театрами не может конкурировать.

И надо смириться, что на сегодняшний день у нас два серьёзных оперных дома: Большой театр и Мариинский театр. У каждого своя дорога. И у того, и у другого есть свои плюсы и минусы. Но это единственные театры в России, которые могут позволить себе театральные эксперименты, новые названия в репертуаре, способствующие образовательному процессу.

Так, маэстро Гергиев ставит такие произведения, которые остальные просто бояться озвучивать. Взять хотя бы ту же «Женщину без тени», например.

Или вот Большой театр взял и позволил себе поставить «Воццека». И столько вокруг этого было шуму! В прессе на полном серьёзе обсуждалось: нужен ли России «Воццек».

Это так обидно, когда обсуждается, нужно ли России произведение, которое во всём мире считается классикой оперного искусства. В эти моменты становится совершенно неудобно за происходящее.

В Германии же никому в голову не придёт обсуждать, нужен ли там Чайковский или Щедрин. А у нас всё: Берг нам не нужен, «Летучая мышь» нам не то…

— А как вам кажется, почему у нас так? Сказываются пробелы в образовании?
— Дело не в школьном или в институтском образовании, а в образовании по жизни.

В драматическом театре у нас всё более динамично происходило, было больше интересных людей. А в оперном театре в советский период одна опера была похожа на другую (собственно говоря, одна с другой копировалась), и смотреть там ровным счётом было нечего.

И вот это очень сильно укоренилось в сознании людей. Я, например, тоже так долгое время считал, пока не попал на спектакль, убедивший меня, что оперный театр такой же динамичный и яркий, как драматический.

— А можно узнать, какой спектакль так на вас повлиял?
— Это произошло, когда я уже учился в РАТИ на факультете музыкального театра. До второго курса я не знал, буду ли этим заниматься в будущем. А убедил меня спектакль Дмитрия Чернякова.

И добило меня, когда я был на стажировке в Германии и смотрел немецкие спектакли, понял, что всё не так плохо и мне стоит заниматься оперной режиссурой.

— Вы упомянули спектакль Чернякова. Не могу не поинтересоваться: как вы относитесь к его «Евгению Онегину», который вызвал бурю эмоций не только у любителей оперы. Галина Павловна Вишневская крайне негативно оценила такого «Онегина».
— Я считаю, что это один из лучших оперных спектаклей, которые существуют в мире, один из самых точных талантливых, профессионально проработанных. Да и не один я так считаю.

— Часто слышишь мнение, что спектакли нужно ставить только так, как написано у автора. Вот сказано, например, действие происходит в Петербурге в конце XVIII века, значит, так оно и должно быть. Не согласны — пишите свою оперу и ставьте её, как хотите.
— Дело в том, что опера — это музыка, а не ремарки к ней. «Аида» написана не об истории саркофагов и египетских костюмов, а о человеческом конфликте, любви, зависти, ненависти и прочем. Произведение именно об этом, и это есть в музыке, в драматургии.

В музыке «Аиды» нет ни одного восточного мотива. Это итальянская опера, написанная о людях, а не о том, во что они одеты. Любая опера не иллюстрирует, а рассказывает о происходящем.

Совсем недавно оперы Верди были отражением действительности, как современное кино. Люди выходили из оперного зала и понимали, что посмотрели спектакль на злобу дня. Так было, например, с «Травиатой».

И оперный жанр совсем не подразумевает, что всё должно происходить в костюмах конкретной эпохи (хотя можно и в костюмах, это не важно). Главное, чтобы актёрское проживание было очень точным и современным.

Я как раз не настаиваю на том, что надо всё делать в современных декорациях. Французский театр прекрасен во многом тем, что артисты там в барочных костюмах и посреди барочных декораций ведут себя не как люди эпохи Барокко, а как наши современники. И это очень классная стилистика.

А то, о чём вы говорите, — это такая глупая вредная придирчивость, которая в принципе никакого отношения к опере не имеет, хотя бы потому что все ремарки пишет не композитор. Композитор пишет языком музыки.

— Вы считаете, что действие оперы надо как-то приближать к современному зрителю?
— Конечно. Всё же для зрителя происходит. Действие должно быть внятным, не должно быть ничего мутного. Одинаково не допустимы ни скука, ни пошлость.

В общем-то, любое искусство на этих тонких гранях и держится. И единственный способ удержаться в этих рамках — быть честным со всеми и с собой.

Если я скажу, что мне наплевать, сколько зрителей меня смотрят и понимают, это будет неправдой. Естественно, я хочу, чтобы мои спектакли смотрели и понимали как можно больше людей.

При этом я никогда не буду подкладываться, подстраиваться под какого бы то ни было.

— А нужны ли современному зрителю оперы, написанные 100, 200, а то и 300 лет назад? Ведь все говорят о том, что и времена изменились, и ритмы уже совсем не те...
— Это всё равно что сказать, нужен ли сегодня Шекспир, понятен ли он нам. Люди-то не меняются. Повадки, проблемы остаются такими же, какими были описаны в Библии, откуда они потом разошлись по произведениям мировой литературы. Простые человеческие вещи, понятные каждому, ложились в основу любой оперы.

Я стараюсь выбирать произведения, где меньше условностей, произведения, которые я мог бы сделать убедительными и понятными.

В этом смысле, наверное, музыка ХХ века более реалистична, более привязана к человеку, к его переживаниям. Она не столько музицирование, сколько какой-то своеобразный драматургический текст.

— Однако в репертуарах театров операм ХХ века отводится более скромное место, чем их старшим сёстрам…
— Так сложилось, что музыка ХХ века многими воспринимается как нечто сложное, тяжёлое для восприятия. Кто-то рассуждает так: если я слышу какую-то мелодию, которую могу повторить, значит, это нормальная опера, а если всё гремит, есть какие-то музыкальные всплески, то это что-то не то.

Но всё это от неопытности. Вот если бы у нас с 50-х годов опере уделялось столько же внимания, сколько уделялось в Германии, многое, наверное, было бы по-другому.

Сейчас в каждом немецком городе есть оперный театр, где можно услышать и Чайковского, и Берга. И среди публики немало молодёжи. Я не говорю, что у нас как-то совсем паршиво и только старушки в общипанных шубах приходят в театр и наслаждаются элитарным искусством оперы. Нет.

Но всё равно есть какое-то общее невнимание, которое в какой-то степени даёт тебе право делать всё, что ты хочешь, всё равно никто ничего не понимает.

Даже если критики и напишут что-то, то это будет страшно не конструктивно, как это вышло с «Летучей мышью». Я бы сам лучше мог раскритиковать эту постановку. А так всё свелось к «а вот мне не понравилось, это ужасно». Это по меньшей мере непрофессионально, что ли.

Конечно, исключения есть, но в общей картине они мало что меняют. Я даже больше верю драматическим критикам, потому что музыкальные критики — это в большинстве музыковеды, которые совершенно никакого отношения не имеют к театру. Они могут оценить, как был исполнен какой-нибудь концерт. Скорее их сфера деятельности — филармония, а не театральная площадка.

Или вот один мало понятный дядя по телевизору, обсуждая «Мышь» и приводя примеры из других моих спектаклей, вообще выдал постановку «Отелло» Джанкарло дель Монако за мою, вдруг стало понятно, что ни того, ни другого он в глаза никогда не видел.

У нас на факультете в РАТИ одним из старейших преподавателей была Инна Натановна Соловьёва, так она лучше разбирается в современном театре, чем половина молодых людей, которые сейчас об этом пишут.

И я скорее буду слушать драматических критиков, чем тех, кто обратил внимание только на то, что вот артисты стояли далеко, их не было слышно. Я согласен, это нехорошо.

В «Летучей мыши» есть такие проблемы, они, правда, сильно преувеличенны, но и их мы будем решать. То, что они пели громко или не громко, не является качественной особенностью режиссуры.

— Разве режиссёр не должен об этом думать?
— Должен, это закон жанра. В опере артисты в первую очередь должны хорошо петь, а оркестр хорошо звучать. Раньше на этом оперы и держались. Но это не всё.

Единственный человек, который в советский период это понимал, — Борис Александрович Покровский. Многие солисты его не понимали и считали, что он требует от них невозможного.

Но это классик, с достижениями которого считаются во всём мире. Сейчас он местами современнее всех. Это такой второй Станиславский для музыкального театра.

Странно слышать, что солисту достаточно только петь, в партитуре композитором прописано очень много актёрских задач. И композитор понимал, что надо играть, что одними связками сделать спектакль не получится.

Почему люди не ходят в оперу? Потому что они не знают, какой интересной она может быть. Я верю (и знаю), люди, попадая на мои спектакли, начинают интересоваться оперой.

Не хочу называть себя популяризатором и брать на себя ответственность по какому-то образовательному процессу. Я сам за себя.

Но если благодаря мне в оперный театр придёт на два человека больше — это круто, значит, я не зря делаю своё дело. Я понимаю людей. В детстве мне самому было скучно в опере, и я не понимал, за что мне эти муки, да ещё и за деньги. Платишь тысячу рублей, а тебя за неё ещё и расчленяют своим «искусством». Но «заразился» оперой я в очень короткие сроки, причём уже в сознательном возрасте. В РАТИ решил поступать совершенно случайно. И уже учась, понял, насколько это интересно, и стал тем, кем стал. В опере есть что-то интересное для любого современного человека, и даже подросток может понять и полюбить оперный театр. А это очень важно.

Оперный театр — некий абсолют, соединение изобразительного искусства, музыкального и театрального. Как только ты это понимаешь, для тебя пение перестаёт быть условностью.

Шекспир был не дурак, когда сказал, что весь мир — театр и люди в нём — актёры. Только сегодня театр — это жизнь, а жизнь как раз стала не качественной театральной постановкой.

Сегодняшняя жизнь засорена. Как город пронизывают радиоволны, так и человека пронизывает какая-то фальшь. Вот я, например, редко открыто выражаю свои эмоции, будь то любовь или какое-нибудь недовольство. Всё время кажется, что у меня получится неловко, и я стесняюсь. Мне кажется: вот здесь я как-то недотянул, здесь перетянул, а тут как-то сфальшивил, а вроде хотел сказать искренно. И у всех так. Все запутались и уже не понимают, как должно выглядеть то или иное чувство.

А в театре можно посмотреть всю модель. В театре любовь такая, какой она должна быть. Сегодня театр с жизнью поменялся местами. В жизни такой бардак, фальшь и наигранность, а в театре как раз всё искреннее, чистое. И люди идут в театр, чтобы посмотреть, как на самом деле должно быть.

Поэтому театр — это не отражение реальности, театр — это хранитель реальности, образчик, на который всегда можно посмотреть.

— Вы как-то сказали, что со зрителем нужно говорить цинично. Что для вас цинизм? В наше время произошла какая-то подмена понятий, словом «цинизм» легко прикрывается любая глупость. Дошло до того, что «Дом-2» — это тоже проявление цинизма, ведь там такие циничные ребята…
— Я бы не говорил, что «Дом-2» — это цинизм. Мне не интересно смотреть 24 часа в сутки на идиотов, 15 минут вполне достаточно. Я, конечно, уважаю этот первый русский телевизионный продукт, на который покупают права во всём мире.

Вед, всегда мы покупали идеи всяких шоу, а тут у нас. Но, мне кажется, лучше б мы делали ядерные боеголовки и в открытую их продавали всем подряд, чем торговали такой телевизионной продукцией.

Хотя в этом тоже что-то есть: продав в другую страну «Дом-2», может, мы её уничтожим быстрее, чем с помощью любого оружия. Произойдёт распад на уровне духовности, и страны не станет. Зашлём всех участников, и они быстро развалят страну предполагаемого противника.

Я понимаю, что есть крайности. Может быть, я где-то и переигрываю с порочными крайностями, но я в своём случае делаю то, что мне надо, как я себе это предполагаю.

А в случае цинизма «Дома-2» всё делается на потребу публики, потому что трудящиеся любят ерунду всякую — и вот вам, пожалуйста. Я в первую очередь забочусь о себе, чтобы остаться честным, я не могу делать вещи просто на потребу.

Для меня цинизм не является словом со знаком минус. Цинизм — это адекватное отношение к себе и к окружающим. Не заламывать руки, не охать и ахать от прекрасного, а попытаться как-то с этим разобраться, чуть-чуть отстраниться, снять пафос ложной чувственности.

Сейчас человек закрывается от искренности. Он видит какие-то умилительные вещи на сцене и чувствует фальшь, он думает: фу, что это за сопли? Поэтому он лучше воспринимает, когда ты с ним говоришь чуть жёстче, чем он привык.

— У Сергея Довлатова есть такое определение: цинизм — единственное оружие беззащитных…
— Все циники, с которыми я сталкивался, — это ранимые, романтичные и милые люди. Цинизм — это не прикрытие. Цинизм — это сегодняшняя искренность, когда ты искренен со всеми. Но эта искренность не навязчивая.

Так, например, слово «страх» или любое другое уже несёт в себе свою энергетику и смысл, и необязательно его продавливать при произнесении. Цинизм — чёткое произнесение слов без педалирования.

— В 2004 году вы поставили «Дневник исчезнувшего» в театре «Геликон-опера», в 2007-м — «Енуфу» на сцене Мариинского театра. Вас что-то влечёт к музыке Леоша Яначека, или же это просто совпадение?
— Он мне очень близок. И я знаю, что я обязательно буду его ставить ещё. Я ценю в авторах честность. Есть писатели, композиторы — игроки в бисер, а есть авторы, для которых в первую очередь важна честность.

Вот Иоганн Штраус как раз абсолютный игрок в бисер. Я считаю его чуть ли не первым постмодернистом. В музыке он делал то, что впоследствии и назвали постмодернизмом. Но он немножко неискренен.

А вот Яначек относится ко второй категории. Все его произведения рождались в тяжёлое для него время. Когда он писал «Енуфу» (оперу, связанную с убийством младенца), у него умирала дочь. И она, умирающая, просила, чтобы он играл ей на рояле куски из «Енуфы».

«Дневник исчезнувшего» — про влечение к цыганке замкнутого деревенского человека.

Будучи уже стариком, Яначек влюбился в жену посла. И он так изводился этой любовью, что достал эти 22 стиха неизвестного крестьянского автора и написал «Дневник».

Яначек записывал всё, что с ним происходит. Все страшные личные, интимные, глубокие вещи, которые нельзя рассказать никому, он записывал нотами. И так рождались его потрясающие произведения. Именно от этого они такие искренние, человечески тёплые, экзистенциальные.

— Такой Достоевский в музыке получается...
— Да. У него есть опера «Из мёртвого дома» по Достоевскому, которую я очень хочу поставить. Сам Яначек — это Достоевский в кубе. Но он теплее, чем Фёдор Михайлович, может, даже более искренний. Бриттена я тоже люблю за эту же честность.

Хотя это совершенно другой человек, другой психосексуальной физиологии, но такой же искренний. В его музыке больше чистой психологии, чем эмоций, есть попытка докопаться до каких-то глубин. А вот оперы века XIX — это трагедии абсолютно эмоциональные. Хотя, например, «Отелло» для меня — психологическая история. Но XX век — век, приближённый к человеку, поэтому странно, что его музыка тяжелей воспринимается. При этом Бриттен очень мелодичный.

— Первые спектакли вы делали ещё и как сценограф. Неужели так сложно было найти художника?
— Для меня сценография и режиссура — это неразделимые понятия. Где кончается режиссура и начинается сценография, мне сказать сложно.

Раньше все предполагали, что художник делает свои декорации, а режиссёр их потом обживает. Всё это ерунда, и к реальному хорошему театру не имеет никакого отношения.

Учитывая комический сюжет, приблизительно известный по фильму из детства, всё обещало удовольствие сродни удовольствию от винтажного платья, тщательно вычищенного в мастерских Сан-Оноре. И нужно сказать, постановщики не соврали. Действо, начиная с бесконечных собачушек, мечущихся по пирсу, и до огромной плазмы на весь задник с медленно погружающимся пароходом Strauss, мерцало и светилось, нагромождало один гэг за другим, один глянцевый look за другим.

Всю машину запускает режиссёр, он чётко придумывает, где он хочет, чтобы всё происходило: на подводной лодке или на Олимпе. А потом говорит художнику, что вот Олимп должен быть синенький, а подводная лодка красненькая.

Сплошь и рядом в российской действительности встречается такой режиссёрский подход: нарисуй мне, художник, что-нибудь такое прикольное, чтоб шикарно было, ну и стол чтоб стоял.

Как правило, нормальный художник с такими режиссёрами старается не работать. Я не мог сойтись с молодыми художниками, потому что многие из них предлагали всякий символизм и то, что называют «образ спектакля». От этого всего я стараюсь держаться подальше.

А поскольку чётко понимал, что мне надо, я просто просил кого-нибудь нарисовать мне эскизы, технологам-макетчикам на пальцах объяснял, что вот здесь надо так, а здесь так. На уровне тех спектаклей как-то более-менее справлялся. Мне хватало себя.

Потом как-то в Мариинке мы столкнулись с Зиновием Марголиным. Я выпускал оперетту Шостаковича «Москва — Черёмушки», он выпускал балет «Золотой век».

Когда мы пообщались, я понял, каким должен быть настоящий художник. Он не пошевелит пальцем, пока ты чётко не расскажешь, что и где должно быть.

Настоящий художник — это человек, который не чувствует себя зависимым от режиссёра, чётко выполняет все постановочные задачи, при этом он делает их так, что всё равно видно его авторство. Вообще мы с Марголиным делаем один театр и одинаково смотрим на многие вещи, как мне кажется.

— Вы ставите не только оперные, но и драматические спектакли. В своих интервью вы нередко говорите, что мечтаете о своём театре. Каком, оперном или драматическом?
— Безусловно, оперном. Драматический — тоже неплохо, но мне кажется, что я больше смогу сделать для оперного театра как организации. Мне нравится ездить: сегодня я что-то ставлю в Москве, завтра в Петербурге, потом в Германии, затем в странах Балтии.

Но мне бы хотелось иметь свой театр (в смысле не здания, а стилистики) и делать там спектакли со своими людьми. Если ты хочешь сделать качественный продукт, ты не должен быть ограничен во времени, в сроках и прочем.

Всё это серьёзно влияет на качество. Когда я это понял, я захотел свой театр. Просто понимаю, если вдруг возглавлю театр — даже самый убитый, — я бы мог реализовать многие полезные для себя и него вещи. Хотя это не то, что я прям схожу с ума и требую власти, мне и сейчас неплохо.

— Вы уже знаете, что будете ставить сейчас и в следующем сезоне?
— Сейчас я попробую снять свой первый художественный фильм. Я хочу сделать простое, лёгкое и очень лиричное кино. Фильм не будет музыкальным. Хотя я не против музыкальных фильмов, но против киноопер.

Этот жанр, по-моему, высосан из пальца. Лучше уж посмотреть хороший спектакль на DVD. Второй фильм, о котором я сейчас думаю, будет авторским, фестивальным.

В следующем сезоне я буду ставить оперный и драматический спектакль. По поводу оперного пока ничего не могу сказать, потому что объявлять название раньше театра как-то некрасиво. А драматический будет «Портрет Дориана Грэя» в петербургском театре «Приют комедианта».

Беседовала Вера Величко




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Тяжёлое ремесло невесомых танцовщиц

Чего стоит успех балерины

Редкий человек не слышал о том, как тяжело стать профессиональной балериной: выносить многочасовые репетиции, жёсткий режим, постоянную конкуренцию. Тем более трудно справляться с этим начинающим балеринам. Бывшие ученицы балетных студий и хореографических школ вспоминают, с какими трудностями им пришлось столкнуться в училищах.

11.11.2018 16:00, Татьяна Копенкина


Вацлав Нижинский

«Золотой век» русского балета

Вацлав Нижинский – великий танцовщик и хореограф начала XX века, слава и трагическая судьба которого тесно переплетена с золотым веком русского балета. Он стал одним из первых танцовщиков-мужчин в мире, чьи балетные партии смогли затмить славу многих прим того времени. Его пластичность и артистическая харизма, благодаря которым Нижинского называли человеком-птицей, принесли ему известность на всю Европу. О его жизненных коллизиях ходят целые легенды: снимают фильмы, пишут романы, ставят драматические и балетные спектакли и все это связано с разными периодами, безусловно, многогранного творчества.

14.01.2018 19:00, Мария Молчанова для «Дилетанта»


Родину себе не выбирают?

Вопреки всем предчувствиям и пророчествам, премьера балета «Нуреев» в Большом театре все-таки состоялась

Пусть и со второй попытки, уже в отсутствие режиссера. Ее отмена летом вызвала резонанс однозначно более мощный, чем если бы спектакль удалось выпустить в штатном режиме. Почему не удалось – вопрос отдельный, есть официальная версия (неготовность работы к показу на публике), есть множество альтернативных, по нынешней моде конспирологических, с углублением в тайны кремлевского двора и секреты патриаршего подворья.

09.12.2017 16:00, Вячеслав Шадронов


«Семирамида» – одно из чудес света

В рамках Большого фестиваля РНО прозвучала опера Дж. Россини «Семирамида» в концертном исполнении Российского национального оркестра, хора Академии хорового искусства им. Виктора Попова и солистов. Дирижер Альберто Дзедда (Италия). Художественный руководитель фестиваля Михаил Плетнев.

28.09.2015 16:00, Лилия Ященко


Смеюца морщинки на синем сене

В Электротеатре Станиславский завершились премьерные показы пятиактного оперного триллера “Сверлийцы”

Художник Герман Виноградов сравнил спектакль с волшебной пилюлей, погружающей практически в психоделический трип, но изготовленнной при этом разрешенным законодательством способом. Опера действительно напоминают сон, сладкий обморок, во время которого попеременно оживает прошлое и будущее, играет атональная музыка, текст застревает в памяти поэтическими всполохами и окончаниями “ца” вместо “тся” и “ться”, а смыслы то и дело ускользают, ибо “Сверлийцы” - не предъявление смыслов, а скольжение по ним.

20.07.2015 09:30, Артур Гранд


Пышный праздник эпохи барокко

«Сон в летнюю ночь», новая постановка Музыкального театра республики Карелия, баррокальный балет-феерия на музыку Ф. Мендельсона подробно разбирает природу человеческого конфликта. Рассказывает о том, как важен в отношениях каждый пустяк, ведь из мелочей и рождается большая ссора. Запутанная шекспировская история кажется очень современной – ведь в ней ощущается иронический, пресыщенный, усталый внутренний разлад нашей эпохи.

09.06.2015 16:00, Ольга Погодина-Кузмина


«В натуре безупречный»

«Титий безупречный» А.Маноцкова в Камерном театре им. Б.Покровского, реж. В.Мирзоев, дир. А.Кашаев

В основе либретто - пьеса Максима Курочкина, а полноформатная двухактная опера на современный постмодернистский текст по определению не может не отдавать пародией. К тому же «Титий безупречный» - это еще и «спектакль в спектакле».

07.04.2015 13:00, Вячеслав Шадронов


При участии солдат и мирного населения

Европейское в параллель с национальным: две оперные премьеры в Мадриде. «Театро Реаль» и «Театр Сарсуэлы»

Известные мадридские музыкальные театры привлекают постановщиков, хорошо известных в Москве. Именно поэтому последние испанские премьеры интересно смотреть на фоне московских спектаклей.

05.03.2014 16:00, Вячеслав Шадронов


Слово о любви Игоревой

Самая громкая оперная премьера сезона в Большом театре продемонстрировала торжество мультикультурности

Нынешний «Князь Игорь» не менее авангарден, чем «Руслан и Людмила» Дмитрия Чернякова, звучавшего на открытии исторической сцены, продолжая линию на модернизацию русских классических опер.

21.06.2013 11:05, Дмитрий Бавильский


Лондон. Февраль тринадцатого. Балет

Впечатления

Рассказом о Королевском национальном театре Англии я начал публиковать заметки о недавних лондонских театральных впечатлениях. Сегодня драматический театр уступает место Его Величеству Балету. Я приглашаю вас в Королевский оперный театр Англии (Ковент-гарден), где вот-вот поднимется ярко-красный занавес и начнется вечер одноактных балетов в исполнении артистов Королевского балета (The Royal Ballet).

13.03.2013 11:25, Сергей Элькин






 

Новости

Нидерланды победили на Евровидении
Победу в международном песенном конкурсе «Евровидение-2019» одержал Дункан Лоуренс из Нидерландов, который исполнил композицию Arcade.
Умер композитор Евгений Крылатов — автор «Крылатых качелей» и «Колыбельной Умки»
Композитор Евгений Крылатов умер на 86-м году жизни. Об этом ТАСС сообщила его дочь Мария Крылатова.
Creative Commons запускает сервис по поиску бесплатного контента
После более чем двух лет бета-тестирования начал свою работу сервис поиска CC Search, куда уже сейчас включено более 300 миллионов свободных изображений.
Эрмитаж запустил свою Академию — там можно бесплатно изучать искусство и историю
Государственный Эрмитаж запустил собственный образовательный онлайн-проект «Эрмитажная академия». Сейчас на сайте собрано более 100 бесплатных текстов и видео по истории и искусству.
Умер Георгий Данелия
В Москве в возрасте 88 лет умер кинорежиссер Георгий Данелия, сообщает «Новая газета» со ссылкой на его родных.

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.