Подписаться на обновления
21 мартаЧетверг

usd цб 64.2803

eur цб 72.9389

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Павел Руднев   четверг, 14 октября 2010 года, 09:34

У каждого поколения своя война
В спектакле «Я, пулемётчик» режиссёр Владимир Панков сгустил всю ненависть молодого поколения к властям предержащим


Сцена из спектакля "Я, пулемётчик" // soundrama.livejournal.com
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Политическая и криминальная вакханалия пожирает нас целиком и оставляет молодому поколению только один выбор: сражаться и погибать на безыдейной войне, войне политиков и коммерции, войне криминала и рекламы.

Редко в Москве случаются спектакли остро социального звучания, осмысливающие умонастроение общества, пристально вглядывающиеся в современность, определяющие позицию поколения, которому отведено наше время для самовыражения.

Таких спектаклей в России больше нет и вряд ли будет: московский театр документальной пьесы «Театр.doc» работает на территории гражданского высказывания. В этом смысле градус социальной активности и общественного негодования беспримерен: современностью русский театр интересуется редко.

В этом бесчувствии театра к нашему сегодня, пожалуй, кроется причина, о которой сегодня многие аналитики говорят открыто: как только театр в общей массе перестал озвучивать сигналы времени, из зрительного зала ушла культурная элита, желающая не развлекаться, а распознавать в искусстве образ эпохи.

С начала 1990-х театр постепенно перестаёт быть местом интеллектуального напряжения, предпочтя позиции агона и народного судилища позицию развлечения и буржуазного досуга, ностальгии, воспоминаний и культурной игры с самим собой.

Современная пьеса в её наиболее радикальной ипостаси, движении «Новая драма» и практике документального театра, попыталась с конца 90-х вернуть в театр социальную тему, вернуть современного героя, не прикрытого одеждами осовремененной классики, а как он есть на самом деле, в терминах современности.

Среди этого процесса режиссёр Владимир Панков стал одним из тех, кто смог соединить гражданственность театра с театральностью, тонкостью, инновационностью режиссёрского рисунка.

В его самопровозглашённом жанре «саундрама» (не музыкальный спектакль, но театр музыки) реализуется голос улицы.

С одной стороны, шумовая завеса мегаполиса, какофония и разноголосица пугающего своим разнообразием, ошеломляющего пестротой мира, с другой стороны, фольклорный голос, народная мелодия de profundis из хранилищ загнанной в подполье духовной жизни человека, жутковая, утробная музыка невольников, томящихся под спудом цивилизациии и подающих сдавленные голоса отчаяния: мы здесь ещё, погибаем, но не сдаёмся.

В первом спектакле «Красной ниткой» мрачным, хтоническим, нарочито не осветлённым фольклором соткался образ России — невыспавшейся, простуженной, криминально-грязной страны, где слишком много совести и мало закона, где явь столь неприглядна, что пережить её можно только как сновидение.

В «Докторе» в угаре удалой ямщицкой песни, где ничего и никого не жалко, Панков рисовал кричащими яркими красками жизнь провинциального фельдшера, творящего чудеса в реальности без чудес и забывающего в бесперспективной борьбе за здоровье своего околотка себя, свою личную жизнь.

В «Переходе» у Панкова вставала на авансцену в ряд вся униженная и забитая постоянной перестройкой, постоянным «переходным моментом» Русь, взывала к небесам: «Посмотри же, наконец, что над землёй Твоей делается».

Россия пела новый российский гимн, к которому музыкально приклеивались и старый советский, и «Славься», и «Боже, царя храни».

Все наложенные друг на друга вариации проявлений национальной гордости, которые сперва заставляли зрительный зал встать в едином порыве в ответ на провокацию, а затем только собственно задуматься, засомневаться, а есть ли повод к такой бравурной гордости.

Позже начался период классики. В «Молодце» по Марине Цветаевой Панков строил спектакли по логике фольклорной стихии, он делал звук главным действующим лицом, музыка заполняла все пустые пространства, которые оставлял для неё режиссёр.

Панков наслаждался тем, как авангардная революционная поэзия вызывает к жизни русское язычество, бунтующее против запретов, христианского мученичества, наслаждался тем, как запущенная им стихия крошит, дробит реальность, сеет весёлый хаос и радость беззакония.

Российская мистика, дьявольская, разрушительная энергия музыки продолжала действовать и в гоголевском трёхчастном цикле по «Вечерам на хуторе…» с его идеей тотальной подчинённости человека природному циклу и шабашу сюрреалистических сил, когда человек безволен и счастлив лишь только, когда покорён судьбе.

«Классический» период творчества Владимира Панкова был интересен и результативен, но во многом свидетельствовал о кризисе, о закольцованности приёмов и технологий, которые сперва кажутся новацией, а затем набором персональных клише.

Пик кризиса, на мой взгляд, проявился в «Ромео и Джульетте», где Панков впервые, пожалуй, не сочинял спектакль заново, а инсценировал известный сюжет.

Пытаясь привязать его к современности (Капулетти — племя столичных гастарбайтеров, дворники, строители, азиаты; Монтекки — гламурная раскованная молодёжь), режиссёр запутался в своих превращениях.

Запутался и упустил тему любви, потерял ритм и не смог объединить разрозненные яркие сцены каким-то подобием целиковой идеи. Попытка освоить известную классическую историю окончилась для Панкова бессвязным нагромождением щедро растраченных постановочных идей.

Премьера пьесы Юрия Клавдиева «Я, пулемётчик» оказалась выходом из кризиса и очень значительным для московского репертуара явлением.

Во-первых, редким спектаклем о современной войне (а темы терроризма, грузинской и чеченских войн, криминальных убийств прошли почти бесследно для российского театра).

Во-вторых, спектаклем-высказыванием, где чувствуется боль потерянного поколения, яростная, кипучая ненависть художника к развалу и хаосу в стране, отравление ложью, отторжение лжи и политико-экономических манипуляций с нами.

Его компания «Саундрама» получила теперь маленькое пространство для игры. Проект «Фабрика» в Переведеновском переулке поделился с компанией маленькой территорией, одним из бывших цехов, для очень маленькой сцены с зальчиком мест на 100.

До сих пор одному из самых известных инновационных театров Москвы приходилось играть на сценах театров-партнёров: «Театра.doc», Центра драматургии и режиссуры, Театра Et cetera, Центра им. Вс. Мейерхольда, Театра наций.

Владимир Панков вернулся на территорию современности, новой пьесы и резко пошёл вперёд, найдя для себя новые образы и приёмы, сделав свой театр более агрессивным и действенным.

В «Пулемётчике», может быть, меньше сочинённой музыки, но есть другая звукопись — мелодия городской среды, музыка городских нервов, состоящая из обрывков мобильных сигналов, позывных авиадиспетчеров, стрекота пулемёта, машинных шумов, реверберации, обрывков рекламы и политических лозунгов.

Всё это, повторяясь, микшируясь самым естественным образом, формирует чудовищную звуковую агрессию, пожирающую наше внимание, насилующую наш слух, заставляющую быть всё время на взводе, с автоматом в руке, готовым отразить натиск врага — чужого.

Градус спектакля невероятно высок: Панков строит свою работу на чувстве социальной злости, чувстве попранной справедливости, внутреннего одичания.

Такой спектакль мог создать только глубоко взволнованный, неравнодушный гражданин, готовый на, может быть, горячечное и невнятное, но очень серьёзное высказывание о современном герое, о нас сегодня.

Спектакль конкретен — он о войне, о том, что война стала нормой современного общества, привычной реальностью, видом за окном дома.

Войны действительно много: и если военные конфликты в России и около неё, ни разу не поддержанные обществом, его потребностями, не прекращаются, то закономерно, что война стала способом коммуникации, врезалась в сферу быта и ежедневного общения, в тотальный страх другого.

Тема спектакля постепенно вызревает из хаотического начала и крепнет к кристальному финалу.

В первой половине перед нами разворачивается шумная, крикливая вакханалия телевизионной реальности. На сцене конструкция: трибуны лесенкой, украшенные алой драпированной материей.

На них, словно куклы на грядках, копошатся и беснуются в кураже вседозволенности маски — актёры с нацепленными бумажными улыбающимися лицами политиков всех мастей и рангов. Веселятся, танцуют, «зажигают», дуреют, играются.

Эти трибуны дают сразу множественные ассоциации: кукольный раёк, тир с механическими фигурками, политические подмостки с телевизионными головами, думские прения, кафедры для выступлений, урны для выборов.

Торжественно, театрально и безжизненно: ярмарка тщеславия, карусель мнимостей, роботы.

А под трибунами, на крошечной авансцене, приютилась неприглядная жизнь простого человека: чёрный хлеб, водка, дед в тулупчике, мужички бандитского вида, нарезающие скороговоркой речугу-девиз: «Главное, не забыть по дороге пиво купить».

Нищета, отупление, торможение, оцепенение — жизнь социальных низов.

Под балалаечный свист и стон Анастасия Сычёва выпевает чётко, отделяя слово от слова, радостно и одновременно механически: «Welcome to the hotel California».

В англоязычном контексте это фраза из мирового хита The Eagles воспринимается как приглашение к самоубийству, к уходу в душный мирок покоя и уюта, в путешествие в отель своей души, закрытый со всех сторон анклав частной жизни.

История русской культуры знала и описала разные поколения героев, признанных лишними людьми, аутсайдерами, выпадающими из общественного контекста, родившимися не вовремя, живущими невпопад. Европеец Чацкий в гнезде комфортной корпоративной фамусовской Москвы, живая, искренняя Катерина в ритуальном мире сословного Калинова, «мыслящий тростник» Клим Самгин, раздавленный в клещах революции и контрреволюции, задумавшийся филистер Подсекальников в «Самоубийце» Эрдмана, герои Олега Янковского в кино 1970-х.

Режиссёр сообщает новой драме не документальный, а метафорический характер, во многом развивая и обогащая этот стиль, давая множество иных возможностей одной из лучших пьес 2000-х, знавшей уже много интерпретаций.

Текст Юрия Клавдиева очень ярко, звонко звучит в режиссуре Панкова, запоминаясь то как оборванная лирическая строка, то как гимническая поэзия, то как зернистая, жирная проза, то как глоссолалия.

Но надо признаться, что изначально в «Пулемётчике» вовсе нет пацифистского компонента — это добавление от Панкова. По сути, монолог Клавдиева Панков расчленяет, растворяет в своём хоре, в своей разноголосице.

Голос одного становится голосом многих, и судьба одного становится судьбой каждого: каждого, кто сегодня переживает мир в состоянии перманентной войны.

Для Клавдиева в «Пулемётчике» важно, что современный герой криминальных хроник вспоминает своего деда и проверяет на нём подлинность своих переживаний. Клавдиев приходит к неожиданному тождеству трагических судеб современного бандита и солдата Советской армии.

Бессмысленность и безыдейность потерь в кровавых бандитских разборках словно высветляется за счёт сопоставления с тяготами дедовой истории.

У каждого поколения своя война. И свои возможности стать героем или тряпкой. И никто не виноват в том, что история одному молодому человеку подкидывает войну патриотическую, а другому — войну идиотическую, «мясную».

И, в сущности, неважно, где тебе приходится сражаться — в окопах Сталинграда или у пробитой дверцы твоего джипа, закон мужской всё равно один: нельзя сдаваться. Даже если эта война кажется тебе войной понарошку.

Владимир Панков эту параллель делает сложнее, историчнее ещё и через чувство стыда. Стыдно за себя перед дедом. Стыдно за время. Стыдно за то, что ты сыт, а тот, герой, дедушка, нынешний пенсионер, нет. Стыдно за стариков, выброшенных из жизни.

И стыдно признаться, что сегодня ты воюешь за мнимости, в то время как дед так или иначе, но воевал за правое дело.

Андрей Заводюк в роли деда умеет играть молчание старика, его непроницаемость, его укор. Нам как бы стыдно за его присутствие, стыдно перед ним.

Он есть только в памяти и невозможен в современной реальности, где часто просто нет времени и места укорам совести. Он голограмма, отпечатавшаяся в памяти так крепко, что всё время стоит перед глазами укором.

Подобное же чувство стыда испытываешь, когда сегодня читаешь фронтовую поэзию, стыдно за то, что ничего не сохранилось из этого настроения, за то, что время сожгло пафос тех русских мальчиков, что с последнего звонка уходили на фронт и там тут же взрослели и умирали.

И дед молчит. Это молчаливый диалог с предками. Отец, дед тогда мощен, монументален, когда молчит. В этом молчании мы обретаем поддержку не в словах.

Молодого пулемётчика замечательно сыграл Алексей Черных (артист театра Et cetera влился в «Саундраму» после того, как сыграл главную роль в «Морфии» Панкова).

С мужественным, диким, оскаленным лицом современный герой рассказывает нам про бандитскую схватку. Ещё совсем недавно этим мальчикам под шипящие звуки открывающегося пива было и радостно, и смешно, и равнодушно, и жизнь казалась лёгким приключением, «главное, не забыть по дороге пиво купить».

Ещё совсем недавно он любил слушать про войну. А теперь в окружении трупов, проломленных голов, прошитых пулями джипов пулемётчик повзрослел моментально, осознав страх смерти и саму смерть ,с белым лицом, трясущимися губами он взывает к деду как к ангелу-хранителю: спаси и сохрани.

В его тяжёлом шёпоте слышится тема одиночества мужчины, который всегда принимает бой один в поле.

Вот герой Алексей Черных носится по сцене с девушкой (Анастасия Сычёва) на руках, а у неё «в мизансцене младенца» — автомат: новая Пьета, новая Оранта.

Вот актриса Сэсэг Хапсасова, одевшись как чёрная вдова в зале на Дубровке, поливает шквальным огнём аудиторию, взывая к Аллаху единосущному.

Война, героическая или позорная, бессмысленная или осмысленная, оказывается нормой современного общества. Мы привыкли жить по законам военного времени.

Мы живём так много лет: в ожидании выстрелов и террористических актов, в ожидании экологических катастроф и государственных переворотов, криминальных войн и войн с врагами, которые только что были друзьями. Война перестала быть сенсацией.

И пулемётная очередь и звуки взрыва просто фон, аудиовизуальная городская среда.

В какой-то момент артисты сдирают красную материю с фальшивых трибун и оголённый свет заливает зрителю глаза; и мы видим изнанку популярного ток-шоу, её унижающую наготу.

В этот момент мы снимаем розовые очки и вся мишура, театральность телевизионной картинки измельчаются, остаётся только реальность «того парня», который у двери пробитого джипа видит, как погибают его подельники, ещё не успев осознать своего предназначения.

И перед нами раскрывается в ясности судьба поколений 1990-х и 2000-х, у тех, у кого не было иного выбора, как и нет иных идеалов, судьба поколений криминальных войн, ребят, которые не виноваты, что жизнь вынудила их выживать так бессмысленно и печально. «Поймите меня, простите меня», — доносится издалека.

И бой у джипа всего лишь метафора, у каждого сегодня своя война, а альтернативы нет, состояния мира нет нигде, и каждый сражается сам за право жить хоть как-то.

Политическая и криминальная вакханалия пожирает нас целиком и оставляет молодому поколению только один выбор: сражаться и погибать на безыдейной войне, войне политиков и коммерции, войне криминала и рекламы.

Нет другого выбора, нет пространства для раздумий — ты должен сражаться за пустоту и бессмысленность, всё равно оставаясь мужчиной, героем, человеком. Воевать, чтобы выжить, оставаясь мыслящим существом.

В «Пулемётчике» Панкова сгустилась недюжинная ненависть в сторону власти — очень обдуманная, здравая, пропитанная ядом ненависть, по сути, горячий плевок в мурло российской бюрократии и коррупции, тех, кто сделал жизнь столь невыносимой и неподъёмной.

Остервенение есть в этом спектакле, тяжкая усталость современника, осатаневшего от необходимости воевать, а не жить, от того, что политика и экономика, реклама и телевидение манипулируют нами, как хотят, не оставляя человеку человеческого выбора, делая его солдатом без права на дембель.

И сказать, прокричать, выразить это через театр сегодня мало кто может и мало кто хочет, имеет смелость. По сути, мало у кого из театральных мастеров есть на такое высказывание и темперамент, кураж.

«Я не знаю ничего. Я умею заправлять ленту в пулемёт», — говорит пулемётчик Юрия Клавдиева и Владимира Панкова, готовый к яростному сражению.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Я без других

«Обломов» в Театре имени Вл. Маяковского

«Что такое обломовщина?» — этот вопрос, задаваемый с гневной или трагически серьезной интонацией, смутно припоминают даже те, кому ничего не говорят фамилии Добролюбова и Гончарова. Звучное слово, емкое понятие разрослось до стереотипа и заслонило породившие его тексты. Обломовщина пережила и главного героя произведения, и сам роман Ивана Александровича Гончарова. Работая над собственным «Обломовым», Миндаугас Карбаускис едва ли стремился исправить эту историческую несправедливость. Тем не менее, в его постановке нашлось место и для характера, и для типажа, и для лиризма, и для социальной критики.

02.03.2019 16:00, Татьяна Ратькина


Триумф «Славы»

Петербургский Большой драматический театр им. Г. Товстоногова показал в Москве спектакль Константина Богомолова «Слава» по пьесе сталинского лауреата 1930-х годов Виктора Гусева. Сенсационная постановка спустя несколько месяцев после премьеры вызвала новую волну восторгов и споров, при этом мало кто знает, что почти одновременно с Богомоловым в Москве на Новой сцене МХТ свою эскизную версию той же пьесы представил режиссер Михаил Рахлин.

01.02.2019 18:00, Вячеслав Шадронов


Осторожно, гештальты закрываются

Премьерный спектакль Бутусова

Премьерой, которой откроется в сентября новый сезон МХТ им. Чехова, станет первая после многолетнего перерыва постановка на сцене Художественного театра режиссера Юрия Бутусова «Человек из рыбы» по пьесе современного автора Аси Волошиной.

16.07.2018 16:00, Вячеслав Шадронов


В пространстве ожидания

«В ожидании Годо» в Театре имени Вахтангова

Сэмюэл Беккет по праву считается родоначальником театра абсурда. Самое известное его произведение – пьеса «В ожидании Годо» – описывает схематичных персонажей в искусственной ситуации. И полностью состоит из бессвязных диалогов. Но в этом нагромождении неясностей и нелепостей можно без труда различить реалистичную, почти будничную картину человеческой жизни, подчиненной привычкам и страху.

14.06.2018 16:00, Татьяна Ратькина


О божьем даре и яичнице

Премьера в Театре Российской Армии

«Омлет» — вещь, обманчивая в своей простоте, как, собственно, и сам омлет «по фирменному рецепту», который в самом деле готовят актеры в процессе спектакля. Можно элементарно получить удовольствие от «вкусно» закрученной истории и актерского куража, с которым эта история разыгрывается, а можно попытаться всмотреться вглубь, ловя и складывая реминисценции и многочисленные авторские подсказки в объемный пазл.

17.05.2018 16:00, Светлана Остужева


Проще сложного

Гарольд Пинтер в постановке Сергея Газарова

На премьере театра Современник «Не становись чужим» мне больше всего запомнилась реакция публики. Пустые места появились в зале уже после антракта; во время второго действия зрители устремились к выходу почти непрерывным потоком; а на поклонах решительный и демонстративный исход «некультурных» посетителей было не остановить.

18.03.2018 16:00, Татьяна Ратькина


Посмотри на меня

«Заповедник», СТИ, режиссер Сергей Женовач

Сергей Женовач продолжает серию спектаклей по знаковой прозе советского периода. Недавно была «Мастер и Маргарита» по роману М. Булгакова, до того – «Москва –Петушки» по В. Ерофееву. А теперь вот Довлатов. Режиссер выбирает мистические книги о природе страны Советов, о подлинных пружинах ее жизни.

21.02.2018 16:00, Татьяна Купченко


В стране глухих

«Бетховен» в театре «Практика»

Судьба Людвига ван Бетховена – подарок для режиссера. Сын придворного певца, затмивший королей своей славой. Любимец публики, стремившийся к одиночеству. Гениальный композитор, безуспешно боровшийся с глухотой. Эти парадоксы так и просятся на сцену.

17.02.2018 16:00, Татьяна Ратькина


Ода, а не реквием

Почему стоит отменить слияние Московского камерного театра с Большим и восстановить Михаила Кислярова

Камерный театр был тем храмом, в котором этот талант мог творить. Его постановки радовали меня и, как думается, вас, долгие годы.Но теперь, увы – есть подозрение, что ода Мельпомене, воспеваемая в Камерном, умолкнет. А на смену в её репертуар включат реквием. Потому как беда нависла над Камерным.

16.02.2018 19:00, Сергей Дягилев


С оттенком высшего значения

«Заповедник» в Студии театрального искусства

Главное впечатление от премьеры СТИ – недоумение: как могла ироничная двадцатистраничная повесть превратиться в тоскливый трехчасовой спектакль? Как легкость довлатовского «Заповедника» трансформировалась в основательность (= тяжеловесность) «Заповедника» Женовача? Несоответствие первоисточнику в современном театре не редкость. Но СТИ всегда отличалась трепетным отношением к литературным произведениям.

29.01.2018 16:00, Татьяна Ратькина






 

Новости

Пианист Борис Березовский построит «Артгородок»
21 марта в московском театре Et Cetera состоится театрально-музыкальный вечер, в котором примут участие пианист Борис Березовский, художественный руководитель театра Александр Калягин, телеведущий Александр Гордон, актёр и поэт Владислав Маленко, рок-музыкант Стас Намин, Ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин» и фольклорный ансамбль старинной казачьей песни «Вольница».
Умер Владимир Этуш
Народный артист СССР скончался на 97-м году жизни.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Нарьян-Маре
28 февраля 2019 года в рамках проекта Ресурсный центр «Открытое наследие» в Ненецкой центральной библиотеке им. А. И. Пичкова в Нарьян-Маре директор НП «Викимедия РУ» Владимир Медейко провёл семинар, на котором рассказал о теоретических и практических вопросах, связанных с авторским правом, общественным достоянием, открытыми и свободными лицензиями, особенностях работы библиотек в цифровую эпоху, представил проект «Открытое наследие» и созданные в его рамках материалы и передал несколько экземпляров книг.
В 2019 году вручат две Нобелевские премии по литературе
В прошлом году награду не присуждали из-за скандала, связанного с домогательствами.

 

 

Мнения

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.