Подписаться на обновления
26 маяПятница

usd цб 56.0701

eur цб 63.0116

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияНоосфера. Запуск
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд 
Вячеслав Шадронов   вторник, 26 июля 2011 года, 09.00

Танцуют все. Почти
Премьеры второй половины Чеховского фестиваля: Лепаж, Каннингем, Данте, фламенко и перемена пола в «Золушке» и механизмы в качестве главных действующих лиц


Сцена из спектакля «Эоннагата» // chekhovfest.ru
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Робер Лепаж, Сильви Гиллем, Рассел Малифант в «Эоннагате»; балеты Мерса Каннингема; «Трилогия очков» Эммы Данте; Мария Пахес в «Автопортрете», Пере Аркильюе в «Первой любви» по Беккету; «Золушка» Мэтью Боурна, «Смола и перья» Матюрена Болза.

Фамилия Лепажа вызывает, и справедливо, священный трепет у московской театральной публики. Притом что из пяти постановок, которые Лепаж показывал в Москве, всего две (целых две) связаны с настоящим потрясением: «Обратная сторона луны» четыре года назад и позапрошлогодний «Липсинк», — но зато уж это были потрясения на всю оставшуюся жизнь.

IX Международный фестиваль имени А.П. Чехова открылся мировой премьерой. Знаменитый Франк Касторф (Театр Volksb?hne на площади Розы Люксембург, Берлин, Германия) специально к фестивалю поставил и трижды показал в Театре им. Моссовета спектакль «В Москву! В Москву!». Касторфу важно не пьесу понять, а идею доказать. И он не стесняется в средствах. Его задачей было наглядно продемонстрировать, что благородные чеховские бездельники отвратительны.

Остальные три — в большей или меньшей степени интересные спектакли, причём «Бейкерс-опера» — скорее в меньшей, самый невнятный из всех.

«Проект «Андерсен» — очень хороший, но до такой степени драматургически и технологически копирующий «Обратную сторону луны», что, показанный сразу вслед за ней, он смотрелся как нечто глубоко вторичное.

Про «Трилогию драконов» мне говорить затруднительно, поскольку я был вынужден ограничиться техпрогоном третьего и четвёртого действий, но из увиденного вынес ощущение, что это местами интересно придуманный, но в остальном достаточно традиционный спектакль.

Робер Лепаж, Сильви Гиллем, Рассел Малифант: «Эоннагата»

«Эоннагата» — спектакль в любом случае нетрадиционный (если, конечно, понимать традицию узко, для фестивального формата он как раз самый что ни на есть мейнстрим), соединяет в себе характерную для Лепажа повествовательность с пластическими этюдами, европейский культурный контекст с элементами восточной эстетики.

В костюмах Александра Маккуина исполнители, они же создатели проекта, порой смотрятся как знатоки боевых искусств, в крайнем случае как артисты японского театра.

Притом что история, которая в спектакле рассказывается, сугубо европейская: шевалье д'Эон сделал карьеру дипломата, или, точнее сказать, шпиона, агента Луи XVI.

Сначала при дворе русской императрицы, затем на переговорах с английским королём, а при Луи XVII, не говоря уже о последовавшей революции, оказался позабыт-позаброшен и умер в нищете.

Но примечателен он не столько своей деятельностью, сколько двойственной сексуальностью, поскольку поручения он выполнял, представляясь то женщиной, то мужчиной…

…лишь при вскрытии его были обнаружены первичные половые признаки, характерные для мужского пола.

Всё это вкратце Сильви Гиллем рассказывает в первые же минуты своего присутствия на сцене, сопровождая монолог безупречно выверенными, но хореографически не слишком выразительными жестами.

Далее следует не столько поступательное движение сюжета (а ведь спектакли Лепажа отличаются необычайным для современного театра событийным пластом, на который уже наслаиваются иные — визуальный, пластический, символико-метафорический), сколько сценки-иллюстрации к уже обозначенной биографической канве. Сценки разные и по стилистике, и по эффектности. Есть совершенно замечательные — например, танцевальный дуэт Лепажа и Малифанта в кринолинах и с веерами (хотя, готов спорить, сидевший в зале Роман Григорьевич Виктюк наверняка думал про себя: «Ну нашли чем удивить», и многие в зале с ним бы согласились).

Последние десять минут — лучшие в полуторачасовом действе, и эпизод с наклонённой по диагонали зеркальной столешницей, где работают вдвоём Гиллем и Малифант и мужская ипостась героя отражается в женской, а женская — в мужской, вне всяких сомнений заставляет вспомнить финал «Обратной стороны Луны».

В ней Лепаж с помощью зеркала создавал эффект полёта героя в невесомости. Разница, однако, в том, что там это было настоящее чудо, с совсем простой технологической и пластической подоплёкой, а здесь — более навороченный, но всего лишь блистательно придуманный и исполненный трюк.

В спектакле есть и другие занятные придумки — столы-койки, основа минималистского сценографического решения, в одном из эпизодов превращаются в импровизированный театральный помост, и на нём разыгрывается встреча Бомарше с шевалье.

Драматург и тоже агент короля требует у д’Эона отдать ему важные документы, прибегая фактически к шантажу, — сценка идёт под записанный на фонограмме хохот, как в ситкоме или при площадном фарсе.

Танцы с мечами и шестами под японские барабаны и пластические ремарки под музыку Баха, безусловно, выразительны, хотя опять-таки при безукоризненной пластике Гиллем хореографическая составляющая постановки наименее интересна, а ведь танец занимает в ней немалое место.

Вообще Гиллем как хореограф и продюсер использует собственные исполнительские возможности, как бы это помягче сказать, нецелевым образом — то же самое чувство возникало и в прошлый их с Малифантом приезд.

Что же касается Робера Лепажа — он безусловный гений, и даже по неровному и в целом несовершенному, полному внутренних самоповторов, а местами просто скучному спектаклю это всё равно очевидно.

В тот момент, когда я впервые увидел по «Евроньюс» репортаж о мировой премьере проекта, я разговаривал по телефону, и моё внимание сразу же переключилось на экран — оторваться от картинки было невозможно.

Так что безумство вокруг трёх представлений в любом случае оправдано — спекулянты караулили даже не на выходе из метро, а перед эскалатором, ещё на платформе.

Череда страждущих начиналась оттуда же — спрашивали «в театр Моссовета», и кто не знал, наверное, приходил в недоумение: театр Моссовета — и такой ажиотаж!

На крыльце театра поставили дополнительный кордон. Сколько просили перекупщики за хорошие места в партере — и не представляю, самые дешёвые, 500-рублёвые билеты, разобранные ещё зимой, толкали тыщи за две-три.

А между прочим, на гениальном «Липсинке», лучшем из того, что я когда-либо видел в театре (по крайней мере из зарубежных драматических спектаклей), переаншлагов не было.

Удивительное всё-таки дело: за полуторачасового «кота в мешке» готовы платить бешеные деньги, а за ни с чем не сравнимое фантастическое явление — нет: видите ли, восемь с половиной часов чуда — это слишком долго, можно переутомиться.

Балеты Мерса Каннингема


Параллельно с гастролями труппы Каннингема, которая по завершении «турне наследия» в соответствии с завещанием основателя должна быть распущена, в кинотеатре «Пионер» показывали кинопрограмму из видеоверсий других, не вошедших в гастрольную афишу постановок Каннингема.

Две из них — самые ранние, 1950-х годов: Summerspace (1958) и Suit for five (1953), и ещё одна — из числа позднейших: Interscape. В гастрольной программе тоже работы разных лет: «Тропический лес» — 1968 года, Хоver — 2007-го, едва ли не последний, и Biped — 1997-го.

Пластический язык Каннингема, какой бы он там ни был «революционер» для своего времени, сегодня может показаться скудным и однообразным — от артистов требуется при этом много, но прежде всего — отличная техническая и в ещё большей степени общая физическая подготовка.

Концептуальным содержанием спектакли тоже, мягко говоря, не поражают воображение. «Тропический лес», правда, визуально выигрывает за счёт оформления Энди Уорхола — накачанных газом «подушек» серебристого цвета.

В геометрии тел артистов в пространстве можно при желании выделить зоо- и фитоморфные образы, а можно и не разглядеть.

То, что я смотрел в записи, очень похоже на то, что увидел на сцене. Summerspace — движения в разноцветно-пятнистых трико на фоне такого же задника в духе абстрактного экспрессионизма.

Interscape — на фоне задника, представляющего собой коллаж из фотоизображений афинского Пантеона, римского Колизея, голов медной лошади и живой, кажется, гусыни (Роберт Раушенберг).

Suit for five — вовсе без всякого сценографического оформления, не считая вспомогательных полосок, которыми расчерчена сцена.

В Хоver задник очень похож на Interscape — тоже коллаж, но из каких-то «строительных пейзажей», музыкальное же сопровождение (Джон Кейдж — постоянный соавтор Каннингема) интереснее — на партитуру искусственных шумов накладывается живой вокал солистки, которая попутно использует в качестве погремушек подручные предметы — от колокольчика до не совсем понятной игрушки.

По-настоящему понравился единственный из «живых» спектаклей, самый продолжительный и завершающий программу гастролей, — 45-минутный Biped.

В нём использованы наработки последних лет Каннингема, когда он экспериментировал с виртуальной хореографией, моделируя движения тел на компьютере.

Танцовщики работают на сцене в сопровождении видеопроекции на полупрозрачный занавес-экран, и хотя пластический язык здесь мало отличается от того, что Каннингем придумывал в 1950-е, Biped смотрится эффектнее прочих балетов и, в отличие от 21-минутного «Тропического леса», не кажется затянутым.

«Трилогия очков», реж. Эмма Данте


Не далее как в 2008-м Эмма Данте привозила на NЕТ спектакль «Палермо». «Трилогия очков» — постановка тоже вполне в формате «нового европейского театра».

Лепаж показывает цепочку сексуального рабства: сексуальный инвалид порождает инвалида, одна сексуальная зависимость порождает другую и плодит человеческое несчастье, нереализованность, зажим: это Москва увидела по-настоящему великий театр. Канадский гений Робер Лепаж, показавший на Чеховском фестивале спектакль «Липсинк», безусловно и безоговорочно войдёт в историю мирового театра рубежа XX—XXI веков.

Трилогия представляет собой скорее триптих, где части связаны образом-лейтмотивом, то бишь очками, но сюжетно самостоятельны, да и по структуре, по жанру, по материалу — тоже.

Первая часть — «Святая вода» — монолог списанного на берег моряка. Она поначалу кажется выигрышной визуально, поскольку герой, похожий в оборванной майке на бомжа, сидит в картонной выгородке-«лодке» за плетёной корзиной для подаяния с плакатиком «Спасибо» (написанным по-русски в данном случае), привязанный тросами к якорям, которые, как груз, тянут его в прошлое, и перевоплощается то в капитана, то в юнгу, в общем, страдает раздвоением личности.

Но идея трёхминутной сценки развёрнута в полноценный моноспектакль на час без малого, к тому же актёр весьма натуралистично говорит с пеной у рта — это через какое-то время начинает утомлять, развития идее не хватает.

Вторая часть — «Замок Циза» — самая лаконичная, и слов в ней — минимум. Две эксцентричные монашки общаются нечленораздельным шёпотом, пытаясь вернуть к жизни (с помощью мячиков, разноцветных колец, заводных музыкальных кукол) неизлечимо парализованного парня по имени Никола — так он сам представляется в коротком монологе после того, как его удаётся-таки расшевелить.

Если только это не его собственная фантазия, потому что после резкого припадка активности он снова обмякает, и, видимо, уже окончательно.

Часть третья — «Танцоры» — самая целостная, но и самая традиционная по режиссёрскому решению: гротескные старики в масках, извлекая требуху своего прошлого из массивных сундуков, возвращаются в молодость, к временам появления ребёнка, и далее к беременности, к первой брачной ночи, к первому свиданию — отбрасывая маски, танцуя с куклой-пупсом и подвенечным платьем невесты, пока не окажется, что старик уже умер, а воспоминания принадлежат вдове.

Мария Пахес в «Автопортрете», Пере Аркильюе в «Первой любви» по С. Беккету


Два испанских спектакля на Чеховфесте идут параллельно в одном театре на разных сценах: танцевальный, в стиле фламенко, «Автопортрет» Марии Пахес — на большой, камерная минималистская монодрама «Первая любовь» — «Под крышей».

С «Автопортретом» вроде бы всё понятно — я, правда, не поклонник фламенко и совсем в нём не разбираюсь, поэтому мне было местами скучновато.

Хотя даже я могу оценить отдачу Пахес, её пластику (и в особенности руки — что она ими творит, это необычайно), слаженность всего ансамбля, включая не только танцовщиков, но и вокалистов, и музыкантов.

Театрализации и драматургии мне всё-таки не хватало, хотя и заявляется «Автопортрет» не просто как шоу, но как спектакль, в нём от театра — несколько отдельных эпизодов, эффектные — с зеркалами и с огромными позолоченными рамами картин, остальное — по существу, «концертное исполнение», хотя публика всё равно ревёт от восторга.

Зато с «Первой любви», которая длится чуть больше часа, уходили, топая прямо по сцене перед носом у актёра. Это, безусловно, хамство при любом раскладе, но в каких-то случаях и публику можно понять. «Первая любовь» — инсценировка по Беккету. Сценическая версия — Хосе Санчес Синистерра, режиссёры — Алекс Олье и Микель Горрис по оригинальной идее Моисеса Майкаса и Пере Аркильюе, замысел и сценическое воплощение — Пере Аркильюе.

Учитывая уже одно количество авторов, можно сказать, что у семи нянек дитя осталось без глаза. И дело не в том, что смотреть на неплохого, но, судя по всему, и не выдающегося актёра Аркильюе, который, не отличаясь атлетическим сложением, значительную часть времени проводит на сцене в одних трусах и, медленно, с паузами, мало двигаясь, произносит не всегда понятный даже в чтении, а уж в переводе с испанского на русский и подавно, текст, — удовольствие не для всякого.

«Первая любовь» — нормальный европейский моноспектакль, каких тысячи, и можно гадать, почему выбор фестиваля пал на него, но это уже неважно.

Спектакль решён современно, с оглядкой на театральный мейнстрим: актёр не просто слова говорит, он в начале, с позволения сказать, действия лежит на «кушетке» под нависающей над ним неоновой лампой (что-то между прозекторским столом и солярием)…

…потом встаёт, одевается, рассказывая свою не до конца поддающуюся осмыслению историю, снова раздевается и ложится, а рядом находится ассистент, время от времени, но не слишком часто лампу чуть приподнимающий или опускающий.

Проблема тут в другом. Если вспомнить, к примеру, «Счастливые дни» Балабанова, как там режиссёр работал с аналогичным материалом, становится окончательно ясно, в чём просчитался коллектив авторов: метафоричный монолог беккетовского аутичного циника они пытаются подавать как «простую человеческую историю», чуть ли не как мелодраму, и в заглавие спектакля, как выясняется, не вложена ирония.

Ну а если разыгрывать и воспринимать Беккета в мелодраматическом ключе — то это, конечно, скука смертная.

«Золушка» С. Прокофьева, компания «Нью Эдвенчерз», реж. Мэтью Боурн


Когда-то в КВН была реприза по мотивам «Золушки»: «Здравствуй, мальчик-Золушок, я твой добрый фей». У Боурна персонажи старых сказок нередко меняют пол, но делают это более осмысленно.

Почему в «Золушке» феей оказался похожий на персонажа из шоу Бори Моисеева танцовщик с обесцвеченными и зализанными волосами в серебристо-стальном костюмчике — не совсем понятно, историю это в другое русло не повернуло и для сказочной интриги ничего дополнительно не дало, а реалистичности происходящему, с другой стороны, всё равно не добавило.

Притом что разыграть балет Прокофьева в обстановке Лондона, подвергающегося нацистским бомбардировкам, — идея интересная, но, в отличие от более поздних постановок Боурна, здесь не вполне доведённая до ума.

Героиня живёт в доме, где помимо «сестёр» ещё ошивается куча народу, какие-то прыщавые переростки в коротких штанишках и сексуально озабоченные ботаники, «отец»-паралитик не встаёт с инвалидного кресла, «мачеха» пьёт не просыхая.

На вечеринке в разбомбленном «Кафе де Пари» (в начале второго акта «фей» как бы реконструирует и реанимирует праздничную обстановку) нескладной «Золушке» является бравый лётчик Королевских ВВС.

Если бы «Золушка» была парнем — другое дело, для Боурна такие повороты более органичны. Но гетеросексуальная сказка, да ещё с участием крашеного «фея» (однополые отношения тоже завязываются: штатские хватают военных за задницу и, прихватив выпивку, удаляются попарно за кулисы — но это всё на заднем плане с участниками массовки только лишь), отдаёт дурновкусием.

Хуже всего дело обстоит со вторым актом, самым эффектным в оригинальном балете, — и, почти бессобытийный здесь, он вынужденно строится Боурном на танцах, а танцы — не самая сильная его сторона.

В его спектаклях мимика всегда интереснее пластики, артисты его труппы, как старые английские комики, способны парой ужимок не только обозначить характер, но и очертить судьбу своих героев, однако танец сам по себе у Боурна всегда носит прикладной характер.

Боурн умеет сочинять характеры, мизансцены, развёрнутые концепции — но не движения, он, конечно, по большому счёту не хореограф.

Во втором действии «Золушки» у него нет возможности показать то, что он умеет лучше всего, а смотреть на поставленные им танцы, честно говоря, не слишком интересно.

Вот третий акт, наоборот, самый удачный: «принц» и «Золушка» потерялись в полуразрушенном после налётов городе.

Лётчик ищет девушку, в том числе в «злачных» районах, наталкивается на стайки проституток, девиц и парней, потом становится жертвой уличной шпаны, попадает в госпиталь.

И вот уже там, среди танцующих ширм и по мановению «фея» в белом халате, находит свою суженую, сличая, как и полагается, туфельки. Там ещё и «мачеха» попытается задушить счастливцев подушкой — безуспешно, ведь это всё-таки сказка.

Финал спектакля самоироничен — проводив героев до поезда, фей возвращается к засидевшейся за столиком чайной комнаты Паддингтонского вокзала дамочке с любовным романом в руках, содержание которого «фей» и представил почтеннейшей публике.

«Смола и перья», компания «Руки, ноги и голова тоже», реж. Матюрен Болз


В «Тангенсе», показанном той же компанией два года назад, за цирковой акробатикой просматривалась если не драматургическая, то некая умозрительная социокультурная концепция, связанная с темой несвободы, в том числе политической.

В «Смоле и перьях» что-либо просматривается с трудом, потому что спектакль прежде всего очень тёмный — в прямом смысле, свет выставлен, и, надо думать, осознанно, таким образом, что требует пристального вглядывания, затраты в том числе и физических усилий, так что о том, чтобы «расслабиться и получить удовольствие» от трюков, речи нет.

Но и о том, чтобы, как на Кастеллуччи, из мучительного процесса восприятия что-то вынести на потом, — тоже.

При этом спектакль не халтурный и не дешёвый. Просто его главные герои — не люди, а техническая конструкция.

Платформа на тросах приходит в движение, постоянно изменяется, из неё возникают «двухэтажные» структуры, перегородка между ними разбирается, платформа раскачивается и наклоняется — всё это создаёт значительные неудобства для исполнителей и повод продемонстрировать свою акробатическую подготовку. Символизировать эта конструкция может что угодно — от самодельного плота или дрейфующего острова до метафоры вселенной, но главная проблема — между пятью персонажами, которые к этому «плоту» приговорены, нет взаимодействия, нет развития отношений.

Вся драматургия постановки, если тут уместно говорить о драматургии, строится на конфликте персонажей с этой «конструкцией», но сами они как появляются безликими, так безликими и остаются в своей борьбе с этой безликой технологической махиной.

Трюки сами по себе при этом отчасти занятные, некоторые — просто виртуозные, задействованы также элементы театра теней, но там, где нет отношений, где образы не развиваются и не взаимодействуют, нет драматургии, и театра, соответственно, тоже нет.

А цирковое представление всё-таки должно быть более ярко подсвечено.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«Семирамида» – одно из чудес света

В рамках Большого фестиваля РНО прозвучала опера Дж. Россини «Семирамида» в концертном исполнении Российского национального оркестра, хора Академии хорового искусства им. Виктора Попова и солистов. Дирижер Альберто Дзедда (Италия). Художественный руководитель фестиваля Михаил Плетнев.

28.09.2015 16:00, Лилия Ященко


Смеюца морщинки на синем сене

В Электротеатре Станиславский завершились премьерные показы пятиактного оперного триллера “Сверлийцы”

Художник Герман Виноградов сравнил спектакль с волшебной пилюлей, погружающей практически в психоделический трип, но изготовленнной при этом разрешенным законодательством способом. Опера действительно напоминают сон, сладкий обморок, во время которого попеременно оживает прошлое и будущее, играет атональная музыка, текст застревает в памяти поэтическими всполохами и окончаниями “ца” вместо “тся” и “ться”, а смыслы то и дело ускользают, ибо “Сверлийцы” - не предъявление смыслов, а скольжение по ним.

20.07.2015 09:30, Артур Гранд


Пышный праздник эпохи барокко

«Сон в летнюю ночь», новая постановка Музыкального театра республики Карелия, баррокальный балет-феерия на музыку Ф. Мендельсона подробно разбирает природу человеческого конфликта. Рассказывает о том, как важен в отношениях каждый пустяк, ведь из мелочей и рождается большая ссора. Запутанная шекспировская история кажется очень современной – ведь в ней ощущается иронический, пресыщенный, усталый внутренний разлад нашей эпохи.

09.06.2015 16:00, Ольга Погодина-Кузмина


«В натуре безупречный»

«Титий безупречный» А.Маноцкова в Камерном театре им. Б.Покровского, реж. В.Мирзоев, дир. А.Кашаев

В основе либретто - пьеса Максима Курочкина, а полноформатная двухактная опера на современный постмодернистский текст по определению не может не отдавать пародией. К тому же «Титий безупречный» - это еще и «спектакль в спектакле».

07.04.2015 13:00, Вячеслав Шадронов


При участии солдат и мирного населения

Европейское в параллель с национальным: две оперные премьеры в Мадриде. «Театро Реаль» и «Театр Сарсуэлы»

Известные мадридские музыкальные театры привлекают постановщиков, хорошо известных в Москве. Именно поэтому последние испанские премьеры интересно смотреть на фоне московских спектаклей.

05.03.2014 16:00, Вячеслав Шадронов


Слово о любви Игоревой

Самая громкая оперная премьера сезона в Большом театре продемонстрировала торжество мультикультурности

Нынешний «Князь Игорь» не менее авангарден, чем «Руслан и Людмила» Дмитрия Чернякова, звучавшего на открытии исторической сцены, продолжая линию на модернизацию русских классических опер.

21.06.2013 11:05, Дмитрий Бавильский


Лондон. Февраль тринадцатого. Балет

Впечатления

Рассказом о Королевском национальном театре Англии я начал публиковать заметки о недавних лондонских театральных впечатлениях. Сегодня драматический театр уступает место Его Величеству Балету. Я приглашаю вас в Королевский оперный театр Англии (Ковент-гарден), где вот-вот поднимется ярко-красный занавес и начнется вечер одноактных балетов в исполнении артистов Королевского балета (The Royal Ballet).

13.03.2013 11:25, Сергей Элькин


Наталья Осипова: «Идти вперед и развиваться!»

Самая необычная балерина нашего времени о любимых партиях и любимых театрах

О том, как начиналась карьера, о романтизме и выносливости, Большом и Михайловском театрах, Ратманском и многом другом – в эксклюзивном интервью, записанном в США.

23.01.2012 12:52, Сергей Элькин, Чикаго


Жизнь не за царя

На обновлённой исторической сцене Большого театра состоялась премьера оперы М. Глинки «Руслан и Людмила». Дирижёр В. Юровский. Постановщик Д. Черняков

Черняков поступил с оперной классикой точно так же, как строители и реставраторы поступили с самим Большим театром – вычистили начинку, инсталлировав внутрь новейшее, модернизированное содержание.

07.11.2011 09:43, Дмитрий Бавильский


Как это по-русски?

Новая «Пиковая дама» из Барселонского театра «Лисео» на ДВД: очень правильно, но почему-то немного скучно

Великий наш Петр Ильич был порядочным постмодернистом, легко и непринужденно играя с музыкальными и культурными штампами. А брат его, Модест Ильич, столь серьезно переработал для либретто пушкинский текст, что от него буквально камня на камне не осталось.

18.10.2011 11:24, Андрей Ковалев






 

Новости

Объявлены победители второго полуфинала "Евровидения-2017"
Европа определилась с финалистами песенного конкурса.
Создана карта Европы, где каждая страна представлена знаменитым произведением искусства
В сети появилась карта Европы, на которой каждую страну представляет какое-то знаковое для нее произведение искусства.
В память о трагедиях

В конце апреля Российский национальный оркестр даст концерты в память о жертвах двух великих трагедий XX века
22 апреля в Большом зале Московской консерватории состоится концерт, посвященный памяти жертв геноцида армян. 27 апреля Российский национальный оркестр выступит в память о погибших при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

В США умер российский поэт Евгений Евтушенко
В США на 85 году жизни умер поэт Евгений Евтушенко. Об этом сообщил его близкий друг и почётный консул Белоруссии в Соединённых Штатах Михаил Моргулис.
В сети появилась литературная карта мира
На сайте Reddit появилась литературная карта мира, где каждая страна представлена своей самой известной книгой местного автора.

 

 

Мнения

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.