Подписаться на обновления
18 октябряЧетверг

usd цб 65.4026

eur цб 75.6512

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Прозрачное
образование
 
Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия  Рерихи 
Наталия Трищенко   суббота, 4 августа 2018 года, 16:00

«Технически мы перешли на новые формы коммуникации, а организационно — нет»
Интервью с Александром Антопольским о перспективах развития открытой науки в России


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Международное научное сообщество на протяжении последних двух десятилетий находится в процессе перехода на открытый доступ. Главный научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам РАН Александр Борисович Антопольский рассказывает о том, как трансформация системы научной коммуникации проходит в России.

— Александр Борисович, реализуема ли концепция открытого доступа, провозглашённая Берлинской декларацией?

— По-хорошему, вся научная информация должна быть общедоступна бесплатно. Согласно декларации ОНН, человеку должна быть доступна вообще вся информация, кроме, естественно, личной и определенного круга сведений, охраняемых тайной — коммерческой, государственной и так далее.

— Какой «путь» открытого доступа наиболее перспективен — «зелёный» или «золотой»?

— Я, естественно, предпочитаю «золотой» и считаю, что это более перспективное направление, потому что всё становится полностью открытым сразу. Я вообще думаю, что журналы как таковые — это всё-таки промежуточная стадия развития информационной жизни. А в перспективе её ключевыми элементами станут открытые репозитории, снабженные системой редактирования и рецензирования. Никто не читает сейчас много журналов, все читают 1-3 издания, таким образом, много информации выпадает из поля зрения. Открытость, конечно, увеличивает и цитируемость, и читаемость, но сейчас нужно смотреть на проблему шире: необходима реструктуризация информационного пространства целиком.

Я сейчас исследую информационное пространство гуманитарных академических институтов, каждый из которых содержит те или иные ресурсы. Одних гуманитарных журналов в Академии наук выходит примерно 400, а ещё несколько тысяч других видов ресурсов: сайтов, электронных библиотек и так далее. Журналы занимают достойное место, важное, но это лишь небольшая доля информационных ресурсов, в которых, к слову, открыто почти все, кроме первичных данных — и те не открыты не потому, что они секретные или коммерческие, а просто потому, что не хватает технологий и обученных людей, чтобы преобразовывать информацию в открытые данные. Поэтому мне кажется, что для изменения ситуации должны появиться некие централизованные сервисы, которые помогают индивидуальным ученым, или лаборатории, или даже институту в целом преобразовывать и выкладывать в нужном удобном виде те данные, которые этого стоят. Причём должны размещаться первичные данные, не только готовые публикации, с сохранением какой-то формы авторства. Главным в научной деятельности должна стать не публикация сама по себе, а результат.

— В какой перспективе это может произойти? Ведь сейчас административное регулирование требует от учёного как можно больше публикаций.

— В какой перспективе? Сейчас доля открытых журналов в России — около 10 или 12%. То есть за 20-30 лет, в течение которых развиваются новые системы коммуникации, примерно 10% перешло на новые модели, а 90% — нет. Правда, в электронный вид преобразовалось гораздо больше: около 80% журналов выходит в электронной форме. Часть сохранили традиционную форму, часть потеряли, но электронную имеет большинство. Таким образом, технически мы перешли на новые формы коммуникации, а организационно — нет или только частично. Вот тоже вопрос: насколько современные средства типа социальных сетей вытесняют традиционные публикации? Насколько альтметрика перспективнее, чем традиционная библиометрика? Вот вопросы, которые надо задавать. Процесс, безусловно, идёт, только темпы его не такие быстрые, как мы ожидали 20 лет назад, когда Google заявлял, что всё оцифрует.

— Так в итоге оцифровал, только не смог выложить из-за проблем с правами.

— Он оцифровал, но сколько? Я знаю, ему мешают, но факт остается фактом: он оцифровал только 20 миллионов из примерно 150, которые обещал. И другие, правовые, прежде всего, но отчасти также психологические и организационные сложности мешают быстрому развитию нового пространства. Но процесс всё равно идёт. А сколько ещё нужно лет? Может, 20, может, 40, чтобы всё перешло в новое качество. Но перейдет точно, видно, как оно к этому идёт.

— Видно, как оно ползёт...

— Кстати, да, ползёт — это более подходящее слово. Очень сильно мешает — в России, по крайней мере — крайняя неопределенность с экономической стороной вопроса. Мне кажется, это центральная проблема открытых ресурсов в России. Кто платит, за что платит, как платит, сколько платит? За все информационные процессы, не только за доступ. Доступ — это уже последний этап. За всё, начиная от формирования, передачи, лицензирования, редактирования, размещения, поддержки хостов, серверов. И в конечном счете, за доступ. Вот вся цепочка появления информационной продукции, она сейчас совершенно непонятно организована: что-то платит государство, что-то платит конечный пользователь, что-то платит промежуточный владелец. 90% редакций содержится за счет университетов. Это и не государственные средства, и не коммерческие, и не общественные.

— Бюджет университета — это же тоже, в основном, государственные деньги?

— Не только. Чем больше университет, тем меньше доля у него государственных денег, крупные университеты, наверное, имеют не больше половины бюджета от государства, всё остальное — договоры, заказы, плата за обучение и так далее.

— А сколько таких университетов в России?

— У нас 30 национальных исследовательских университетов и 10 федеральных, МГУ, СПбГУ... В пределах сотни «приличных», скажем так. Но это университеты, а есть же ещё академические институты, которых около 500. Сегодня даже больше — их официально 800, но нас всячески сжимают и укрупняют, поэтому через год-два будет, наверное, не больше 500 окончательно. Ещё есть государственные научные центры, которых тоже полсотни, крупные корпорации («Сколково», «Ростех» и так далее), всякие структуры не очень определенного типа. И здесь возникает много вопросов. Если бы была какая-то понятная система статусов, было бы легче ориентироваться — как было со СМИ: регистрируешься — получаешь какие-то плюсы и какие-то минусы, чётко прописанные в законе. Вот точно так же и современные средства научной коммуникации. Но это вопрос: они должны быть институированы или не должны. Вот я мучился с электронной библиотекой сколько лет, потому что до сих пор не понятен их статус, электронная библиотека — что это? Это не учреждение, не организация и не информационная система. То есть, может быть, её так и стоило называть, но в соответствии с законодательством не получается, потому что она оторвана от железа, а информационная система — это то, что на сервере, и если ты перенесешь данные, то это уже другая система.

Что делать с корпоративными ресурсами, которых становится всё больше и больше? И должно быть всё больше и больше. Или, например, DBpedia. Что это? Общественное достояние? Необходимо решить эти вопросы, которые носят и организационный, и экономический, и правовой характер. Что такое современные ресурсы открытого доступа?

А есть ещё коллекция, есть информационный массив, другие понятия. Хотя в широком смысле это всё средства научной коммуникации. Аккаунт в социальных сетях появился — это тоже вид ресурса? Устойчивый или временный? Этот стохастический процесс — возник, умер, возник, умер — так и надо? Или надо чтобы всё-таки это было стабильно, устойчиво, поддерживалось какими-то деньгами, какой-то правовой базой, какой-то административной структурой? Вот, на какие вопросы необходимо ответить.

Система — это триада: железо софт и контент. Как при этом совершенно отдельно конституировать контент? Традиционный журнал конституирован, у него есть редакция, ISSN и т.п. Другие виды коммуникации, более современные, не конституированы, а ведь они почти все открыты. Чем больше развивается научная коммуникация, тем большая доля открытых свободных публикаций в разной форме — сайты, аккаунты, электронные библиотеки, что угодно.

— Здесь самым важным вопросом становится проблема подтверждения качества?

— Совершенно верно. Что такое результат научной деятельности — вот, что меня как раз и интересует. Поэтому я сейчас пытаюсь сделать каталог информационных ресурсов, который можно предложить для учёта выложенного там контента в качестве результатов научно-технической деятельности. Потому что патентов у нас нет, есть диссертации, отчеты, есть публикации в СМИ, есть базы данных, музейные коллекции, которые возникают в результате этнографической работы. А у лингвистов всё ещё интереснее —корпуса, словари, процессоры — масса всяких произведений, среди которых научные статьи занимают относительно скромное место, а главный результат работы нормального лингвиста — это либо словарь, либо процессор, либо грамматика.

— Но сейчас учёные стремятся к тому, чтобы публиковать статьи, потому что это их отчетность.

— Это не потому, что они хотят, а потому, что административная система так велит.

— Значит, нужно полностью реформировать административную систему?

— Совершенно верно, я считаю, что наша административная система, как и Академия наук, очень консервативна. Чуть лучше в качестве инструмента организации научных исследований работает система фондов — РФФИ, РНФ. Она свободнее: в том же РФФИ человек пишет, что он считает нужным — подаёт заявку, и, если дали деньги, делает. А потом обязательно публикует в открытом доступе.

— В РФФИ есть обязательное требование публикации в открытом доступе?

— Да, есть. Но не публикации в журналах открытого доступа, результаты просто должны быть размещены в интернете.

— Это ведь тоже одна из проблем? Мы часто публикуем в «открытом доступе», а на самом деле доступ только «бесплатный», без специального правового статуса.

— Да, совершенно верно. Бесплатный и открытый — это не то же самое. Открытый доступ — это совокупность отсутствия административных, экономических и правовых ограничений. Но есть ещё и другие ограничения. Недавно было опубликовано открытое письмо по поводу библиометрии о том, что нужно преодолеть дискриминацию, в т. ч. по географическому и языковому признаку. Что это значит? Это значит, что публикация на английском языке и на русском должна быть одинакова по важности, а сейчас публикация на английском считается более значимой. Существует и аналогичное разделение по географическому признаку. Считается ли журнал, вышедший в Мьянме, по определению не так хорош, как журнал из США. Хотя это дискриминация. (смеётся)

Так что мы будем делать? Бороться за толерантность и за равенство или реально оценивать по эффективности, важности, значимости? Это, понимаете, разные системы измерения…

— Это уже не про дискриминацию, это про жизнь.

— Ну, жизнь, она про дискриминацию — вот в чём проблема. В частности, очень многие русские учёные, которые не работают в англоязычном пространстве, очень от этого страдают. Обязаны ли мы все работать в англоязычном пространстве? Или это всё-таки насилие со стороны англоязычного мира над нами? Понимаете, ведь так же тоже можно ставить вопрос. Поэтому, повторяю еще раз, для меня проблема открытого доступа — проблема не столько технологическая, сколько организационная, экономическая, правовая и политическая.

— Вы сказали, что будущее открытого доступа за репозиториями, но есть ещё также концепция мегажурнала, как в случае PLOS ONE. Насколько перспективна такая модель?

— Модель «платит автор» тоже показывает свою неэффективность, потому что неотвратимо плодит «хищников» и вообще некачественные журналы. Понимаете, в случае с подпиской плохому журналу никто не станет платить. А заплатить, чтобы тебя разместили, — это гораздо проще. И вообще совершенно разная психология у человека, который выписывает, и у человека, который размещает. Я называю это эффект трамвая. Пока ты стоишь снаружи, а трамвай полный, ты кричишь: «Подвиньтесь, там ещё есть место». Как только ты вошел в дверь: «Куда лезешь, тут полно!». Вот это проблема точки зрения на то, как надо платить. И мне совершенно не понятна роль коммерции в научной коммуникации. Какой она должна быть? У нас есть же еще волонтерский класс, социальные проекты. Там кто-то зарабатывает, что-то монетизирует, что-то выкладывает, но сама платформа для коммуникации бесплатна.

Чем дальше развиваются технологии, тем больше доля того, что пользователь может сделать сам. Двадцать лет назад он и помыслить не мог разместить свою информацию сам в интернете, только через кого-то. Всё время движение идёт в сторону сокращения роли посредников в этих процессах. Когда-то программист был жрецом и господом богом, все на него молились. Только он знал, как взаимодействовать с электронно-вычислительной машиной. Он ходил в белом халате, и к нему стояла очередь. Сейчас он исчез, остался только как разработчик продукта, но исчез как посредник между пользователем и информационной средой. Причём пользователей раньше было мало, а сейчас практически все стали пользователями.

И какая в этом роль коммерческих структур? Не понимаю. Где рынок, где конкуренция? За счёт чего? Потому что, повторяю, с одной стороны наступают волонтерские структуры и системы обмена, взаимодействия, с другой наступает государство, которое подмяло или подминает многие процессы цифрового направления, координации, развития и всего остального. Я не хочу сказать, что это всегда плохо, в социализме не всё было плохо, было кое-что и хорошее, но я не хочу возвращения в социализм. Так же, как большинство тех, кто жил при нём.

Сейчас я занимаюсь размышлениями над академической информационной системой, центральная проблема для меня — что надо централизовать, а что надо оставить институту, пользователю, лаборатории. Когда я вижу, как бессмысленно тратятся деньги на одно и то же в разных местах, мне хочется всё это централизовать. Но обязательно обратной стороной этой медали будет административное давление. Где разумный баланс интересов в условиях централизации и децентрализации?

— Какова роль библиотек в мире открытой науки?

— Болезненный вопрос. Мне кажется, что библиотеки должны сильно дифференцироваться. Массовые учреждения культурные, досуговые, которые действительно занимаются с людьми, — это одна часть. Библиотеки регионального масштаба, особенно республиканские, должны стать информационно-культурными центрами нации или региона. А научные библиотеки — вузовские, академические и другие — должны превратиться в информационные центры, которые занимаются обработкой, классификацией, отбором, оценкой, библиометрией и так далее. Т. е. просеиванием информационного пространства разными способами в интересах определенной категории пользователей либо научной отрасли, вуза и формированием этого пространства.

Нам нужны не столько технологии и не столько даже контент, которого очень много, а именно организация этого процесса, включая правовые, экономические, административные, волонтерские и все прочие механизмы. Система, которая себя поддерживает и развивается, желательно без государства или с минимальным его участием.

Проблема открытого доступа — это вопрос взаимодействия трёх типов деятельности (государственной, коммерческой и волонтерской) с соответствующими правовыми, экономическими и психологическими, мотивационными механизмами. Вот как всё это выстроить?

Александр Борисович Антопольский — доктор технических наук, член РАЕН, главный научный сотрудник ИНИОН РАН.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Шесть вопросов об открытой науке. Часть 2

О плате за публикацию статей и «зеленом» открытом доступе

Ричар Пойндер, журналист и исследователь концепции открытого доступа и открытой науки, продолжает рассуждать о том, почему ученые отказываются размещать научные публикации в институциональных репозиториях, какое влияние на движение окажет платформенный капитализм и как будет развиваться открытый доступ в ближайшее десятилетие.

31.08.2018 13:00, Richard Poynder


От открытости к качеству

Почему в информационном обществе так важен открытый доступ

«Научный корреспондент» был запущен 3 года назад, с тех пор к проекту присоединилось уже 12 университетов. Рассказываем тем, кто не успел принять участие, в чем смысл проекта и почему открытая публикация выпускных квалификационных работ имеет критическое значение для российской системы высшего образования.

30.08.2018 16:00, Ольга Кареева


Шесть вопросов об открытой науке. Часть 1

О недоверии к ученому сообществу, открытом лицензировании и «бронзовом» открытом доступе

Журналист и исследователь концепции открытого доступа и открытой науки Ричард Пойндер рассказал о том, какие проблемы переживает современная система научной коммуникации, может ли «бронзовый» доступ называться открытым и как различные дисциплины влияют на развитие движения.

30.08.2018 13:00, Richard Poynder


«Денег всегда не хватает. Это закон денег»

Интервью с исполнительным директором НЭИКОН о будущем информационного обеспечения науки

Александр Кузнецов: «На наш взгляд, та система доступа к научной информации, которая существует сейчас, несправедлива. Идея открытого доступа не потому хороша, что всё бесплатно и доступно, а потому, что она более честная».

29.08.2018 13:00, Наталия Трищенко


«“Научный корреспондент” — это проект для вузов-лидеров»

Как практика открытой публикации может повлиять на работу университета

Координатор проектов Ассоциации интернет-издателей Наталия Трищенко рассказала об истории появления проекта «Научный корреспондент» и планах по его дальнейшему развитию.

28.08.2018 13:00, Анна Иванова


Оперативность, защищённость, качество

Руководитель ГПНТБ России Яков Шрайберг о ключевых условиях развития открытого доступа к науке

Несмотря на то, что открытый доступ уже стал одной из ключевых тенденций развития научной коммуникации, многие его аспекты всё ещё вызывают вопросы и недоверие со стороны научного и библиотечного сообщества. О том, чего не хватает для развития открытой науки сейчас, «Частному корреспонденту» рассказал генеральный директор Государственной публичной научно-технической библиотеки России Яков Леонидович Шрайберг.

27.08.2018 16:00, Наталия Трищенко


Цитируют редко, рецензируют плохо, копируют часто

Интервью с Алексеем Скалабаном о проблемах распространения информации в научном сообществе

Международный эксперт НЭИКОН Алексей Скалабан рассказал «Частному корреспонденту», почему деятельность научных журналов должна регулироваться специалистами, как открытый доступ влияет на цитируемость материала и кто такие «хищники» среди научных журналов.

27.08.2018 13:00, Наталия Трищенко


Следующее поколение ученых

Интервью с президентом Ассоциации интернет-издателей Иваном Засурским

Наука должна состоять из молодых людей, у которых есть амбициозные проекты, которые стараются на основании источников, экспертизы, данных, общения с практиками выстраивать новую картину мира, искать ошибки в традиционных теориях и делать новые открытия – формировать картину мира ХХI века.

25.08.2018 19:56, Наталия Трищенко


Человек, который вышел из пещеры к свету

Как, когда и почему образование стало для нас ценностью

Мы привыкли к тому, что быть образованным — это правильно. Хорошо, модно и полезно, практически как быть богатым и красивым. Точнее, даже не так — мы привыкли к тому, что это нормально. А вот необразованный человек вызывает у нас недоумение: сразу хочется задать ему вопрос, как же его так угораздило и на что он будет теперь жить. Но на то и существует наука история, сдувающая пыль с прошлого, чтобы лучше понимать настоящее и не без опаски заглядывать в будущее. Как, когда и почему книжное слово и образование превратилось в одну из базовых ценностей?

25.08.2018 13:00, Игорь Лужецкий, knife.media


Научные стратегии

Российские университеты нарастили количество научных публикаций, но снизили их качество

Времена тотального доминирования китайцев в «мусорных» журналах, публикующих за деньги любую «научную» работу, могут остаться в прошлом.

23.08.2018 13:00, chrdk.ru






 
<font size=2>Прозрачное<br>образование</font>

Новости

Школьники пострадали в Волоколамске из-за выброса газа на свалке «Ядрово»
Ведомости: более 200 человек собрались у больницы и требуют ввести режим ЧС в школах и детских садах.
Менее 10% российских вузов публикуют выпускные квалификационные работы выпускников
Ассоциация интернет-издателей опубликовала исследование «Практика и платформы открытой публикации учебных работ в российских вузах».
Публикация ВКР для специалистов и магистров станет обязательной
Внесен законопроект «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О рекламе" и статью 59 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"», в соответствии с которым предполагается обязательная публикация выпускных работ студентов специалитета и магистратуры.
Проект «Научный корреспондент» представлен на конференции «Антиплагиата»
27 октября в Липецке в рамках международной научно-практической конференции «Обнаружение заимствований – 2017», проводимой компанией «Антиплагиат», состоялась презентация проекта «Научный корреспондент». Об инициативе по открытой публикации выпускных квалификационных работ студентов российских вузов рассказал президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский.
Продолжается прием заявок на участие в Общероссийском гражданском форуме-2017
V Общероссийский гражданский форум «Диалог. Солидарность. Ответственность» пройдет 25 ноября в Москве, в гостинице «Космос». В этом году Форум будет посвящен теме «Будущее России: федерация, регионы, города». Прием заявок продолжится до 5 ноября. Подать заявку можно здесь.

 

 

Мнения

Ирина Левова, Глеб Шуклин

Паралич знания

Как спасти образование и науку в России?

Сегодня в России нет баз данных научных публикаций. Более половины научных изданий даже не оцифрованы и остаются недоступны для студентов и преподавателей из других вузов, не говоря уже о простых гражданах. А в западные базы крайне редко попадают статьи российских учёных. Иногда какому-то из российских вузов выделяют средства на доступ к западной базе, что воспринимается учёными как праздник: база тут же «сливается» и далее распространяет бесплатно. За это доступ университета надолго блокируется.

Артемий Никитов, заместитель Генерального директора ФГУП "ЦАГИ"

Copy-Paste

Почему плагиат можно и нужно побеждать

В последнее время много говорится о необходимости борьбы с плагиатом в студенческих и научных работах, о катастрофическом положении дел в этом вопросе и предлагаются различные, в том числе экзотические методы борьбы.

Иван Засурский

Победить плагиат легко

Реформу образования важно начать с общедоступности учебных и квалификационных работ

Новый кабинет министров, по всей видимости, сможет начать глубокие реформы в науке и образовании, однако об их содержании пока приходится только догадываться. Тем не менее тема общедоступности учебных и квалификационных работ уже стала предметом консенсуса среди экспертов, а АСИ собирается обратиться в правительство с конкретными предложениями, которые поддержит и Сколково.

Юлия Эйдель

Эпидемия прозрачности: теперь дипломы!

Скандалы с диссергейтами покажутся вам цветочками

Новостной ажиотаж вокруг Минобрнауки этой весной впечатляет. Истории с диссергейтами перешли в плоскость медийно-судебных разбирательств с чиновниками-диссертантами, информационных атак против министра Ливанова в СМИ и блогерских вбросов. На этой неделе тема дополнилась проверкой из прокуратуры с последующим увольнениям сотрудников ВАКа и отставкой замминистра Федюкина. Но главная новость Минобранауки прошла мимо первых полос...

Константин Деревянко

Государство, бизнес, общество — социальное партнерство

В рамках реализации национальной программы поддержки и развития чтения

На недавнем съезде Российского книжного союза было сказано немало правильных слов о поддержке книгоиздательской отрасли, однако носили они по преимуществу общий характер. Попробуем разобраться в складывающейся ситуации с конкретными цифрами в руках – чтобы сделать соответствующие выводы и выдвинуть конкретные предложения.

Николай Горькавый

Олигархи — марионетки учёных

С чем ассоциируются «новые технологии»? С айподами, плазменными экранами и прочими гаджетами. Это хорошие деревья, но не лес. Кроме создания удобств и комфорта, современные технологии выполняют ещё две функции — возможно, более важные, чем первая. Сумма технологий обеспечивает социальную пластичность и права личности.

Екатерина Сальникова

Потерянные и ищущие

«Школа» и Lost завершились

На днях завершились два культовых сериала — «Школа» и Lost. Какой из них больше ассоциируется с понятием потерянного поколения, сказать трудно. Персонажи потеряны более, нежели создатели, которые тоже потеряны.

Ольга Шнырова

Раздельное обучение

Выгоды и риски

В нашей стране совместное образование было введено в мае 1918 года с целью устранить неравноправие женщин и мужчин в этой области. В 1943-м была предпринята попытка ввести раздельное обучение мальчиков и девочек в семилетних и средних школах Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик, областных и краевых центров и ряда крупных промышленных центров СССР. Этот эксперимент был отменён в 1954 году.

Елена Дунаева

Буквы разные писать учат в школе?

Естественная типология родителей

Золотая середина — дело хорошее, но, как известно, на практике труднодостижимое. Поэтому родители будущих первоклассников склонны впадать в крайности. Одни исступлённо занимаются ранним развитием почти с пелёнок, другие же принципиально не желают забивать ребёнку голову до поступления в школу, где, как известно, должны научить всему…

Ян Левченко

Победить классный час

Сказка о потерянном времени и воспитании патриотизма

Школа — не университет, где иные преподаватели могут вернуться к середине сентября. В школе начинают как следует. С самого что ни на есть классного часа, либретто которого сочиняют в министерстве образования и директивно рассылают по всей стране. В этом году мне довелось ознакомиться с методическими рекомендациями по организации классного часа, посвящённого 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

«Антиплагиат» и осетрина второй свежести

Константин Рудаков: «Моральный климат в среде авторов и исполнителей заимствованных диссертаций ужасный. В такой атмосфере не рождается полноценный научный труд»

«Антиплагиат» выполняет простую задачу – поиск источников заимствования в проверяемом тексте. Но вокруг системы ходят слухи и разгораются споры, её продолжают демонизировать, представляют как орудие борьбы политиков и чиновников, и даже как инструмент сексуальных домогательств преподавателей к студенткам. Писатель Михаил Лифшиц поговорил с Константином Рудаковым, чл.-корр. РАН и профессором ВМиК МГУ,стоявшим у истоков этой истории.

Игорь Федюкин: «Многие российские диссертации не выдерживают критики»

Замминистра образования о профессиональных стандартах научного сообщества и о том, почему российские ученые не стремятся участвовать в международном научном процессе

В Министерстве образования и науки Игорь Федюкин занимается научно-технической политикой, международными отношениями и вопросами подготовки и аттестации научно-педагогических кадров. Недавно именно вопросы аттестации приковали всеобщее внимание в связи со скандалами вокруг диссертаций новоиспеченного директора Колмогоровской школы при МГУ Андрея Андриянова, политиков Владимира Тора и Владимира Бурматова.

Тина Канделаки: «Политика и блогинг — это разные вещи»

Двойные тарифы ГИБДД и гражданское общество в Рунете

Канделаки работает на телевидении, ведёт активную деятельность в Общественной палате РФ, читает лекции о развитии интернета в РГГУ и руководит собственной продюсерской компанией. В интервью Тина рассказала, на чьей она стороне в истории с «кремлёвским червём», что стало с традициями чёрного пиара и как победить коррупцию в России.

«Необходимо отказаться от самой идеи производства винтиков для социальной машины»

Интервью с Дэвидом Грибблом, учителем с многолетним стажем, писателем, активистом свободного образования

Основные принципы свободного образования — уважение и вера в детей. Свободный выбор занятий. Равноправные отношения между детьми и взрослыми. Дети и учителя вместе несут ответственность и принимают участие во всех школьных делах.

Татьяна Клячко: «Учиться всю жизнь не роскошь, а необходимость»

О непрерывном образовании, неакадемических и вымирающих профессиях

Доктор экономических наук, директор Центра экономики непрерывного образования Академии народного хозяйства при правительстве РФ Татьяна Клячко рассказала «Часкору» о том, что нам ещё учиться и учиться.

Учитель Лада Сыроватко: «Новый курс возвращает учителя к роли наставника и собеседника»

Учителя возлагают большую надежду на новый школьный предмет «Основы религиозных культур и светской этики»

Кандидат педагогических наук, учитель высшей категории, победитель конкурса «Лучший учитель» в рамках ПНПО (2006), обладатель медали им. Ушинского за вклад в методическую науку Лада Викторовна Сыроватко поделилась мнением о новом курсе «Основы религиозных культур и светской этики» в своём интервью «Частному корреспонденту».

Элеонора Бараль: «Наша задача — сделать всё, чтобы они чувствовали, что этот мир — это их мир»

Уникальный опыт московской школы № 299, где 15 лет практикуют инклюзивное образование без всяких государственных программ

Инклюзивное образование, то есть обучение детей с различными физическими отклонениями в классах обычных общеобразовательных школ, в нашей стране только развивается. И все проблемы, связанные с ним, интересуют как педагогов, так и родителей особых детей. А проблем множество. Это и обучение учителей, и работа с родителями, и техническое оснащение школ специальным оборудованием, а главное — подготовка той среды, в которую попадут дети-инвалиды.

Дмитрий Крымов: «Театр художника. Художник театра…»

Театр ищет выход из кризиса в новых формах

«Театр художника» ставит на первое место «картинку», создавая спектакль как череду зрительных образов. Во главу угла здесь ставятся визуальные символы, воздействующие на зрителя сильнее текста пьесы или актерской игры. Лидером такого художественного театра является Дмитрий Крымов.