Подписаться на обновления
20 ноябряСреда

usd цб 63.7730

eur цб 70.6286

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Кирилл Анкудинов, Майкоп   среда, 10 ноября 2010 года, 09:09

Сундучок, в котором ничего не стучит
«Литература online». Аксёнов стал жертвой ацтеков. Проханов и страна караванов. Дина Рубина и середина


Василий Аксёнов // Коммерсантъ, Дмитрий Лекай
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог







Последний роман Василия Аксёнова «Lend-leasing. Дети ленд-лиза» («Октябрь», № 9). Роман Александра Проханова «Стеклодув» («Наш современник», № 8). Роман Дины Рубиной «Белая голубка Кордовы» (М.: Эксмо, 2009).

Три звезды, три разных повести (точнее, три романа)…

Первая — ярчайшая — звезда недавно угасла; её свет доходит до нас, но почему он такой странный? Вторая звезда — воинственная, пёстрая и языческая. А третья звезда — это звезда авантюристов.

Ослепительной ослепительности ослепидарности

Стоило мне заговорить об иерархическом мышлении, как сразу же в литературе явился скверный пример последствий такого мышления.

В девятом номере журнала «Октябрь» посмертно опубликован последний роман Василия Аксёнова «Lend-leasing. Дети ленд-лиза».

В наши дни Проханов остаётся писателем с дурной репутацией. На того же Данилкина уже давно пальцем показывают: «Вот чудак!» Прилепину любовь к Проханову пока что прощают (повзрослеет — одумается). Многие критики писателя Проханова стараются не замечать. Не замечают его и жюри престижных премий. «Нацбест» так и остался его единственной наградой, если не считать партийных, военных и комсомольских премий тридцатилетней давности. И сегодняшних молодых он превосходит. По темпераменту с русским националистом Прохановым может соперничать разве что чеченский националист Садулаев.

Давно я не был в такой ярости, как во время чтения этой публикации.

Моя ярость направлена не на автора — имя Аксёнова для меня значит многое, поскольку с прозой Аксёнова у меня связаны некоторые личные моменты. Василий Аксёнов — писатель моего детства, и я не хочу кидать в него камни…

Пускай все они достаются публикаторам аксёновского текста.

Вот как их восхваляет Виктор Есипов в своём постскриптуме:

«К чести журнала «Октябрь», опубликованный ныне самый последний неоконченный текст Василия Аксёнова читатели прочтут именно в том виде, какой он имел, когда писатель в последний раз выключил свой компьютер».

В отличие от Есипова, я не считаю, что уважать автора — это публиковать все его черновики. Не зря существуют редакторы. И не зря должен быть внутренний редактор, заставляющий писателя доводить черновые тексты до чистового варианта.

Если писатель не успел дотянуть свою работу до конца, это не значит, что надо поклоняться божественной незавершённости. В конце концов, это противоречит авторской воле и авторскому замыслу.

Но если мне демонстрируют черновики, что ж, погляжу в черновики…

Ведь «Ленд-лизинг» Василия Аксёнова — именно что черновик.

Первая часть «Ленд-лизинга» — воспоминания о довоенном, военном и послевоенном детстве — местами бесценные, трогательные, пронзительные, иногда просто занятные, но не доведённые до огранки и не разобранные.

На одной странице персонажей зовут эдак, на следующей странице — похоже, но иначе. Невелика проблема, ан всё ж имеет место.

Или вот ещё: очень много сексуально-натуралистических подробностей, ненужных повествованию, лишних, не прикреплённых ни к чему. Думаю, при работе над окончательным вариантом Аксёнов их вычистил бы с лёгким сердцем.

Это всё нестрашные шероховатости первой главы «Ленд-лиза».

Однако у текста есть вторая глава. Вся она представляет собою бред.

Определение «бред» здесь — не гипербола и не ругательство, а констатация факта.

Судите сами…

«Я вставал и шёл в необъятный колодезь, куда я вовсю прыгал до дна. Прыгал башкой, то ль головой. Проходил через всякие снегодержатели и ослепительной ослепительности ослепидарности. Я сбрасывал кучей свои благодати небесные, и всей брагодати небесные они завалялись сквозь все неудержанцы, почти непросохшие.

Сто раз я просыпался через все мои нагие и обнаглевшие ткани. Сто раз и всякий раз по новой новизне. Наконец я выскакивал при полной новизне почти что голый и негодяй. И вот тогда мы носились друг с другом и необузданно злились, чтобы просохнуть. Всё начинало постепенно сохнуть и мирно дремать на верёвках и косточках человечьих, и всё тогда засохнет на общее благо».

И так почти на двадцать страниц. Мутный поток разорванной речи, «автоматическое письмо», могущее быть интересным только психоаналитику (я с огромным трудом дочитал эти страницы только потому, что немного владею основами «психоаналитического чтения»).

Распад текста. И, вероятно, распад сознания…

Повторю ещё раз: я не желаю бросать камни в Аксёнова. Я не знаю, в каком состоянии он писал всё это. Аксёнов перенёс тяжелейший инсульт; может быть, он работал над второй частью «Ленд-лиза» после инсульта, а может, до инсульта.

Безусловно, права на публикацию своего текста он не давал, поскольку не успел его дать. Это сам «Октябрь» по своей воле решил уважить память скончавшегося патриарха — таким способом.

Ещё «Октябрь» пригнал на свои страницы толпу экспертов, людей вроде разумных и вменяемых, — от многоопытного Александра Кабакова до молодого Сергея Самсонова.

Эксперты всё понимают и неуверенно лепечут оправдательную лабуду про Джойса, про «странные синтаксические связи в предложениях», про «джазовые синкопы», «эллипсисы» и «новаторский язык»…

Позор-то какой!..

Вспоминаю вечную присказку майкопских перестраховщиков: «Это же могут увидеть (прочесть) дети».

Тираж «Октября» — две с половиной тысячи экземпляров (мало, да не очень); «Октябрь» распространяется по региональным библиотекам. Его, наверное, могут увидеть «дети», то бишь «обычные читатели». Что они подумают об Аксёнове?..

(Ну в академический многотомник сие поместить — куда ни шло, ну пускай даже в однотомную книгу — пролистнёт её магазинный посетитель и не купит; но запузырить в публичное периодическое издание, в то, что рассчитано для всех…)

Некогда библейский Хам показал наготу отца своего — из злого умысла. На то он Хам.

Бывает персонаж пострашнее Хама: он искренне убеждён, что почитать отцов — это публично демонстрировать наготу отцов (а грешить против памяти — это скрывать от чужого глаза их наготу); он считает, что если человек в инсультном беспамятстве, значит подобает усадить его разбитое тело на подиум и устроить вокруг него ритуальные пляски.

В Библии такой персонаж отсутствует, поскольку представляет феномен уж слишком альтернативной цивилизации, не знавшей ни Моисея, ни Христа, — то ли древнеацтекской, то ли полинезийской.

(Десятилетиями стыдить СССР за Брежнева и Черненко, за Георгия Маркова и Анатолия Софронова, честить их «маразматиками», чтобы в итоге прийти к такому итогу!)

Социум, построенный на чинопочитании и карнавалах (на карнавальных чинопочитаниях и чинопочитательных карнавалах), не только отнимает совесть, он выжигает сами основания совести.

Как писал друг Аксёнова (также недавно ушедший из жизни), «нам, как аппендицит, поудалили стыд».

Путь язычника

Что это я всё рассказываю о публикациях в «либеральных журналах»? Ведь есть и другие издания. Есть, к примеру, журнал «Наш современник».

По уровню публицистики, на мой взгляд, — лучший из всех нынешних литжурналов; по уровню прозы — не лучший. Но и не худший, безусловно.

В августовском номере «Нашего современника» опубликован новый роман Александра Проханова «Стеклодув».

Я не поклонник творчества Александра Проханова, но «Стеклодув» ему удался. Думаю, это один из самых сильных текстов, написанных Прохановым.

Во-первых, как ни странно, он так силён, потому что Александр Андреевич делал его под сурдинку, чуть пригасил своё стилистическое буйство — в результате режущие, нестерпимо плакатные краски стушевались до приемлемого ярко-экзотического колорита.

«А Суздальцев, испытывая к майору раздражение, пошёл вдоль казарм, над которыми остывало от зноя зелёное вечернее небо, и соседние предгорья, днём бесцветные, блекло-серые, вдруг обрели объём, стали наливаться голубым, золотистым и розовым, предвещая вечернюю светомузыку».

Хороший ведь язык. И без дежурно прохановских «кожистых нетопырей» со «слизистыми сколопендрами».

И сюжет нормальный, без закидонов. Главный герой, бывший офицер военной разведки Пётр Андреевич Суздальцев, лишившись зрения, вспоминает события, происходившие с ним во время афганской кампании. Тогда он охотился за партией «Стингеров» (параллельно с иранской разведкой), прошёл засады, плен, пытки и обнаружил-таки укрытые «Стингеры» — случайно.

(Почти реализм, но всё же не реализм.)

А во-вторых, роман получился потому, что его автор обратился к реальности, которую не только знает, но ещё и понимает.

Россию Проханов понимает не очень ладно, поскольку Россия всё же принадлежит к христианской цивилизации. Зато нехристианский (полуисламский-полуязыческий) Афганистан — самое то. Проханов и Афганистан созданы друг для друга.

Дело в том, что Александр Проханов — нормальный язычник. Как и его герои. Это особенно заметно по «Стеклодуву».

В этом тексте (хорошем, талантливом) напрочь отсутствует то начало, которое принято называть понятием «Логос». Ни метафизики, ни целеполагания поступков, ни определения границ добра и зла — ничего такого. Нигде. Ни на единой странице.

Ни один из персонажей «Стеклодува» ни на минуту не задумывается над тем, за какие ценности воюет и что вообще делает в чужой земле. Только один раз буйный майор Конь (кат и интеллектуал одновременно; герой, словно бы сошедший со страниц Ле Карре) взорвётся в крике «Ненавижу эту чёртову страну!». Но ведь истерика ненависти — это никак не смысл.

Суздальцев стреляет, в Суздальцева стреляют; Суздальцев если не пытает сам, то принимает участие в пытках и пользуется информацией, полученной в ходе пыток, Суздальцева пытают. Перипетии повторяются, переплетаются, словно однообразные орнаменты афганского ковра.

Естественно, что где нет ценностей, там на их пусто место лезут упрямо-назойливые ритуалы.

Вся его жизнь была последовательно воплощаемой, воплощённой утопией. Художественной акцией, целью которой была свобода не только внутренняя, но и внешняя. Причём утопия эта аксёновская менялась от года к году, шагая вслед за временем и историческими условиями, развитием прогресса и общественными возможностями. Опережать на полшага одну шестую суши — это ли не почётно? Да даже если тебя потом догонят и перегонят! Почётно, конечно же, но и хлопотно. Тем более что время постоянно наступает на пятки и ты захлёбываешься этим своим драгоценным временем, в котором состоялся; остаёшься в этом законченном длительном, но затем, усилием воли, снова выныриваешь, дабы не остаться в нём немой мухой в янтаре…

Проханов — крайне суеверный писатель, и его герои невероятно суеверны, и мир, описываемый Прохановым, располагает к суевериям — здесь всякая песчинка наливается сакральностью, сбываются все предсказания и работают все заклинания (если же они не работают, это значит, что их перешибло другим, более мощным сакралом).

Полковая жена Лёньки Свиристеля, «цыганка», «ведьма» Вероника, поливает «живой водой» клумбу, тем самым продлевая жизнь Лёньке. Но перед полётом Свиристель и Суздальцев обмениваются наручными часами, и смерть Суздальцева достаётся Свиристелю.

Или вот ещё: водитель танка, «крестьянский сын» Лёха, не желает ехать по зеленям, щадит хлеб — и подрывается-калечится уже на следующей странице. Ещё бы, со своим уставом да в чужую преисподнюю (с русскими мавками и домовятами — к чужим джиннам).

И над всем этим безумным хаосом сакральных недоразумений-закономерностей царит Стеклодув — слепой, бессмысленный, безответный, беспощадный Бог Случайностей («Не было просчётов и пагубных ошибок. Всему виной Стеклодув… Стеклодув был не благ, не человеколюбив, он был испытатель, исследователь»).

Роман Проханова — в высшей мере религиозный текст. Но его огненная, яростная, истовая религиозность — языческая.

Этот роман выстроен в парадигме «мистического путешествия» — чужое пространство, дорога с приключениями как долгий путь к инициации и к следующему за ней обретению эзотерического знания…

…Неплохой парень согдийский или бактрийский воин бредёт от одного испытания к другому, по пути мужает, наконец выжигает свою душу и становится просветлённым…

Если бы такого героя да в более высокую реальность — вот была бы трагедия. Типа бактриец попадает в «светлое будущее» и, подобно волчонку, тычется во все углы рая, кровянит мордочку, покрывается ранами. А мы смотрим на наш мир его глазами.

(Суздальцев в Афгане не вполне то: Суздальцев и Афган равны друг другу.)

Когда я был подростком, на меня сильнейшее впечатление оказал фантастический роман Сергея Павлова «Лунная радуга» (особенно его вторая часть, там, где космолёт бесконечно карабкается в таинственном инопланетном тумане).

Стеклодув — та же «Лунная радуга». Это кувырканья слепцов в марсианском (афганском) тумане. Это волшебная сказка и фантастика.

После фантастики надо читать не фантастику. Хотя бы «Мозаику войны» Олега Ермакова, в которой говорится о том же самом, но не пышноречиво и зачарованно, а сухо, трезво и зряче.

Герой и сундук

Вот как бессмысленно зарекаться…

После того как я ознакомился со знаменской рецензией Светланы Шишкиной-Шипуновой на роман Дины Рубиной «Белая голубка Кордовы», я публично объявил, что не буду читать это произведение.

А «Белая голубка…» возьми да и впорхни мне в руки.

Пришлось отменять зарок.

Что сказать о «Белой голубке…»?

Это яркий образец «мидл-литературы», золотой середины в литературе.

В нынешней культуре «интересность» и «культурность» разбежались по разным углам: то, что «интересно», не культурно, а то, что «культурно», — не интересно.

Но есть писатели, которые хотят одновременно быть и «интересными» (читаемыми, коммерчески успешными), и «культурными» (в меру сложными и интеллектуальными, стилистически продвинутыми).

Сидеть на двух стульях трудно. Но можно, если постараться.

У Дины Рубиной это получается…

«На чистом небосводе застряло заблудившееся крахмальное облако, которое к обеду медленно распустилось, как кувшинка на воде, томительно колыхаясь в небесных струях».

Слог — профессиональный. Не хуже (и не лучше), чем у Проханова.

Впрочем, кто из уважающих себя современных прозаиков не научился «красиво выписывать рассветы и закаты»?

(Проханов, кстати, в том же литсегменте, что и Рубина, — в «мидл-классе», но, скорее всего, попал туда без особого стремления попасть, в отличие от Рубиной.)

Хороший слог — это по части «культурности». А что нужно, чтобы сделать текст «интересным»?

Рецептура проста. Во-первых, для этого необходим Герой.

Мужчина. Среднего возраста. Чтобы был и в расцвете сил, и «с биографией» (притом не только с родовой, но и с личной).

Не конфетный красавчик, но и не урод. Женолюб, однако ни в коей мере не пошлый бабник (скорее благородный Дон Гуан). Неженатый. Вообще одиночка по жизни. Вольный волчара.

Желательно отправить нашего Героя за границу: в России сложно быть свободным индивидуалистом и при этом не неудачником.

Пойдём далее. Герой должен быть слегка авантюристом и заниматься таким ремеслом, которое не в ладах с законом, но культурным ремеслом.

Что ещё? Герой богат (не афишируя сие). Он вращается в изысканных (научных и артистических) кругах (слегка презирая их). Почти супермен (но не супермен).

На своём пути Герой всенепременно обязан встретить Любовь и Кровь. Поскольку мы имеем дело с «культурным текстом», Любви должно быть больше, чем Крови (но и совсем без Крови не обойтись).

С Любовью полегче (красивых женщин вокруг много). А Кровь возможно добыть при помощи второго ингредиента — Мифа.

Герой встречается с Мифом. Он пытается противоборствовать Мифу и в финале красиво гибнет по воле Мифа…

…Итак, знакомьтесь: Захар Кордовин. Внук старшего майора НКВД Захара Литвака-Кордовина (а также его двойник). Был художником. Ныне — виртуозный подделыватель картин (и одновременно респектабельный арт-эксперт, подтверждающий «подлинность» собственных обманок).

Берёт полотно малоизвестного художника, слегка дорисовывает его и выдаёт за подлинник известнейшего соседа по эпохе, школе или направлению — из безвестных авторов делает Фальков, Матиссов и Рубенсов.

Захар, заскочив в уборную испанской харчевни, обнаруживает старинную картину, подписанную именем Саккариаса Кордоверы, и эта картина напоминает Эль Греко. На картине — монах, но изначально там был мужчина с кинжалом (возможно, пират).

Захар начинает наводить справки и выясняет, что в древнем еврейско-испанском роду Кордовера были художники и пираты. Стало быть, Захар имеет дело с работой своего далёкого предка (и очередного двойника).

Но слишком уж велик соблазн сварганить «нового Эль Греко» и продать его Ватикану. Захар поступает именно так, совершая этим страшный грех против собственного рода: ведь именно католические инквизиторы некогда погубили братьев-близнецов Кордовера (и изгнали евреев из Испании).

За грех надлежит расплатиться жизнью. Захара и впрямь хотят убить — бандиты (очень давно, ещё в советское время, он был втянут в криминальную историю, последствия которой выявляются через много десятилетий).

В Кордове Захар встречает молодую танцовщицу фламенко Мануэлу, удивительно похожую на его мать. Мануэла — из рода Кордовесов, и в её доме — кубок, двойник того родового кубка Кордовиных, который некогда был бездумно снесён на рынок малолетним Захаром (это кубки близнецов Кордовера, отлитые из священной иерусалимской чаши).

После того Захару остаётся только погибнуть, предварительно успев отдать распоряжения относительно всех своих «художественных работ» и возлюбленных…

Как хотите, а меня душный испанский сундук с кубками, полотнами и прочими артефактами немного приужахивает.

Миф, сам по себе вещь довольно опасная, он оптимален для продаж, это понятно; но ведь торговать Мифом — всё равно что торговать тротилом.

И двадцать первый век, по моему мнению, должен отличаться от пятнадцатого века; потому меня не умиляют экзальтированные восклицания вроде «Сейчас всё так, как было в пятнадцатом веке, нет разницы». Если действительно «нет разницы», это плохо.

И столь жёсткая фиксированность на родовом опыте удручает, заставляя вспомнить тютчевское «в крови до пят мы бьёмся с мертвецами, воскресшими для новых похорон».

Плюс к тому кое-какие незапланированные вопросы возникают. Например: хорошо ли пиратствовать? Чем именно занимался старший майор НКВД Литвак-Кордовин? И потому ли Захара убили, что он согрешил против своего рода? Может быть, совсем не потому? А оттого что мошенничество — опасное занятие?

В общем, Дина Рубина продемонстрировала «Борьбу Героя с Сундуком». За Героя ей огромный респект. За учёность и лёгкий язык, за милые картинки винницкого детства Героя, за облачные итальянские ландшафты и остроумие — тоже респект.

А вот за Сундук — не респект.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Погибшие, но милые созданья

Как продавали любовь в русской классике

Обобщенный образ проститутки в русской классике напоминает образ маленького человека, сломленного средой и враждебным миром. Тела несчастных ежедневно умерщвляются, живые чистые души тянутся к свету — и не могут выбраться из неволи, но хотят спасать и быть спасенными. Однако к началу XX века феномен проституции в литературе был переосмыслен неожиданным образом: оказалось, что спасать некому, а главное — некого. Светлана Волошина рассказывает, как продажная любовь лишилась христианских оттенков и погрузилась в мрак отчаяния.

18.11.2019 19:00, Светлана Волошина, gorky.media


Смертный приговор Николая Клюева

«С молотом в руке, в медвежьей дикой шкуре!»

135 лет назад, 22 октября 1884 года родился Николай Клюев. Основоположник новокрестьянства, жертва сталинского террора.

22.10.2019 16:00, Игорь Фунт


Весёлый человек с грустными глазами

История Давида Самойлова

О том, как поэт Давид Самойлов пересидел соперника в борьбе за сердце красавицы, сблизился со Сталиным и ушёл из дому, как Лев Толстой.

20.10.2019 19:00, Олег Хлебников, story.ru


Инга Кузнецова: «Это антиутопия с прогнозом на завтрашнее утро»

Интервью, посвященное новому роману писательницы

Роман «Промежуток» Инги Кузнецовой — о том, что с нами сегодня происходит и какие формы может принять социальный протест, если запретить не только дело, но и слово. Сможет ли Промежуток, в котором оказались герои, стать Просветом в недалеком будущем? Какую цену стоит заплатить, чтобы построить новую реальность «с нуля»?

15.10.2019 16:00, Игорь Бондарь-Терещенко


Ловушка для Вирджинии Вулф

Дом стал для нее роковым

В 1919 году писательница купила загородный дом — маленький особняк XVIII века Монкс-хаус, «Монашескую обитель». Сейчас этот дом сделали её музеем. «Сказочное место!» — такие записи оставляют посетители. А вот сама писательница так и не смогла ужиться с этой «сказкой». Почему?

14.10.2019 19:00, Дмитрий Воденников, story.ru


Настоящий детектив

Артур Конан Дойль в роли Шерлока Холмса: как писатель расследовал реальное преступление

Конан-Дойль — известный всему свету сочинитель похождений Шерлока Холмса, спустился недавно с высоты фантазии и изобразил лично Шерлока Холмса, чтобы доказать невиновность одного молодого адвоката, Георга Эдальи, осужденного в 1903 году, совершенно несправедливо, к 7 годам тюремного заключения.

13.10.2019 19:00, grandpaper.ru


Непокоренная жена

История музы Евтушенко

В Галину Евтушенко были по уши влюблены все знаменитости 60–70-х: Михаил Луконин, Евгений Евтушенко, Александр Межиров, Василий Аксёнов, Артур Миллер... Но вторую половину жизни она провела в одиночестве, и это был её выбор. Она всегда очень строго судила и неизменно перечила — мужьям, друзьям и властям.

08.10.2019 19:00, Анна Саед-Шах, story.ru


Non multa sed multum: немного, но многое

195 лет назад, 3 октября 1824 года родился Иван Никитин — русский воронежский поэт

За пару прошедших веков мало что изменилось в судьбах творческих людей, писателей, поэтов. Одинаково трудно стать услышанным. Так же обременительно прорваться ввысь, к недостижимым небесам почитания и успеха. Отчего приходится настороженно-сосредоточенно обретаться на острие общественной жизни, в гуще критическо-публицистических наслоений. На высоте современных знаний к тому же. Чтобы ваш художественнический нерв звучал в унисон обывательским надеждам, ощущениям, светлым чаяниям-мечтам. Горькой нелицеприятной правде.

03.10.2019 17:46, Игорь Фунт


«Лев Николаевич счастлив женой»

Истинная история супруги великого писателя

В 2019 году исполнилось 175 лет со дня рождения Софьи Толстой. На протяжении 48 лет она была верной спутницей Льва Толстого, его другом, музой и рабочим ассистентом. Читайте, как Толстая помогала своему супругу и как ей удавалось совмещать роль литературного агента и хранительницы семейного очага.

30.09.2019 19:00, Зинаида Ненаглядкина, culture.ru


Пусть герой страдает

Как заставить читателя сопереживать

Работа зеркальных нейронов в мозге позволяет нам сочувствовать не только окружающим людям, но и героям книг, фильмов или телерепортажей. Как описать персонажа так, чтобы повысить его шансы на читательское сопереживание? Литературовед Сьюзан Кин из нью-йоркского Гамильтон-колледжа много лет изучает явление нарративной эмпатии и в своей книге «Эмпатия и роман» называет условия, при которых автор с большей вероятностью достучится до сердец читателей.

30.09.2019 16:00, Анна Ефремова, theoryandpractice.ru






 

Новости

Умер художественный руководитель Ленкома Марк Захаров
Умер художественный руководитель московского театра Ленком, народный артист СССР Марк Захаров.
«Викимедиа РУ» подготовила рекомендации по «Открытому наследию»
В рамках проекта «Открытое наследие», выполняемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов, в 2018—2019 годах НП «Викимедиа РУ» совместно с Ассоциацией интернет-издателей проведено исследование причин, препятствующих публикации в открытом доступе культурного наследия России.
Подведены итоги второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019»
Подведены итоги и награждены победители и призёры второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019», проходившего с 1 июня по 14 июля 2019 года. Призовой фонд мероприятия, проводившегося некоммерческим партнёрством «Викимедия РУ» в рамках проекта Ресурсный центр «Открытое наследие» за счёт средств гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, составил 201 000 рублей.
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» про писателя Владимира Сорокина
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» — о русском писателе, драматурге и художнике Владимире Сорокине. Картина появится в прокате с 12 сентября.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Анапе
1 августа 2019 года в стенах Центральной библиотеки города Анапа прошла презентация ресурсного центра «Открытое наследие» для представителей библиотечного сообщества муниципального образования города-курорта Анапа. Пред представителями 29 филиалов Централизованной библиотечной системы выступили представители НП Викимедиа РУ Станислав Александрович Козловский и Дмитрий Александрович Жуков.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.