Подписаться на обновления
12 ноябряВторник

usd цб 63.9121

eur цб 70.4759

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Худлит  Острый сюжет  Фантастика  Женский роман  Классика  Нон-фикшн  Поэзия  Иностранные книги  Обзоры рейтингов 
  суббота, 15 июня 2019 года, 11:00

Страх и ненависть
Почему мы презираем неудачников, а не злодеев


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Начиная с Нового времени политика перестала восприниматься как «обитель добродетели и форма мудрости» и подчинилась принципу «победитель получает все». Заговорщики, сумевшие захватить власть, оставались в истории героями. Революционеры, потерпевшие крах, — «национальными предателями». Почему предательство стало благом, а следование моральным принципам — слабостью? И как популисты манипулируют общественным мнением, апеллируя к самым постыдным эмоциям? Об этом — отрывок из книги Зигмунта Баумана и Леонидаса Донскиса «Текучее зло: жизнь в мире, где нет альтернатив».

Победы вместо морали

На заре двадцать первого века мы живем в мире, где успешная демонстрация силы, будь это оправданное насилие или высокие экономические показатели, все чаще санкционируют отказ от индивидуальной свободы, гражданских свобод и прав человека. Увы, никакие социальные сети, массовое образование или возникновение глобальных форм чувственности не могут изменить эту логику.

Еще со времен Никколо Макиавелли человеческое восприятие и чувственность пережили тихую революцию. Если критерий и определение истины, данное, помимо прочих, Фомой Аквинским (соответствие вещи и интеллекта: «adaequatio rei et intellectus»), еще применимы в науке и философии, то они, несомненно, уже не применяются в быту и в политике, где больше не верят в то, что власть — от Бога и что политика есть обитель добродетели и форма мудрости. […] Политик, создающий долговечную политическую практику, превращающий идею в действие, институализирующий эту идею — и есть тот, на чьей стороне истина. Как он все это делает — второй вопрос. Вовсе не цель оправдывает средства, а тот, кто делает критиков и недоброжелателей всех времен и народов частью той политики и формы жизни, которые представляются ему правильными, отсылающими к истории и неизменными. Истина — это то, что остается в памяти, а неудача обречена исчезнуть и получить клеймо фиаско и стыда. Выживание ценой добродетели и высшей морали — своего рода боевой клич Нового времени; позже этот голос будет искажен социальными дарвинистами и расистами и превратится в символический центр борьбы за выживание.

Тиран, построивший централизованное государство и ликвидировавший оппонентов, становится отцом нации, а деспот, который попытался проделать то же самое, но проиграл или не смог достичь всех своих целей, заслуживает вселенского презрения и напрочь забывается. Силы, при помощи которых был успешно совершен coup d’état* или революция, становятся героическими борцами с реакционными, морально несостоятельными институциями, но если они терпят крах, то превращаются в обычных конспираторов или бунтовщиков. Стыд и стигма достаются не тем, кто отказался от добродетели и добровольно примкнул к злу, а тому, кто утратил власть и силу, не смог их удержать, потерпел поражение. Сила пользуется славой и почетом, а полное бессилие или даже просто слабость не заслуживают философского осмысления или хотя бы грамма сочувствия. Внутри этой парадигмы симпатию и сочувствие вызывают лишь те, кто не присутствует в сфере власти. Но если вы в ней присутствуете, вас ждут либо успех, либо гибель и исчезновение. Смерть может быть и простым забвением — это одно и то же.

Вот почему в парадигме современного инструментализма предательство очень легко оправдать: если оно заканчивается удержанием или укреплением власти, его легко воспринять как болезненную жертву во имя государства или не менее масштабные и всеобщие цель или идеал. Но

если предательство кончается неудачей и заговорщики терпят фиаско, тогда силами символической власти и государственной машины оно категоризируется как предельный акт предательства государства — государственная измена.

Если заговор завершился успехом и глава государства или некая институция ликвидированы или как минимум скомпрометированы, тогда заговорщики становятся патриотами и государственными деятелями, но если старая система одерживает победу и сметает всех, кто организовал заговор, последние не только терпят крах, но и остаются в истории как предатели и люди, не способные на верность, эдакие безвольные слабаки.

И наконец, существует особая метафизика предательства: ее можно объяснить разочарованием в бывших друзьях, партнерах, соратниках и идеалах, но сути дела это не меняет. Предательство, которое так себя самое интерпретирует, есть наивный заложник им самим созданного разочарования и открытия нового мира, но его истинные причины коренятся в другом. В наши дни предательство стало возможностью, удачей и обыкновением человека ситуации, прагматика и инструменталиста, оторванного от своей человеческой сути и изолированного от других людей самими людьми. Как известно, раскаяние и вина сегодня стали политическим товаром в играх социальной коммуникации, как и точно отмеренные дозы ненависти. Возможно, неверность стала не столько товаром на продажу, сколько элементом инструментальной рациональности и ситуационной добродетели.

В мире пунктирных человеческих связей и обесцененных слов и клятв неверность уже никого не шокирует. Когда верность перестает быть нашим главным личным качеством и силой, объединяющей все аспекты человеческой идентичности, предательство делается ситуационной «нормой» или «добродетелью». Что же тогда происходит с политикой? Она становится прибежищем для людей ситуационной, или, как ее однажды назвал Эрих Фромм, «подвижной правды». Она легко подстраивается под искателей приключений, преступников и негодяев всех мастей. Победитель получает все, как и повсюду в нашем мире, преисполненном соперничества и инструментального отношения.

От свободы до виктимности

После падения Берлинской стены и краха коммунизма в Европе прошло двадцать пять лет. Это большой срок, и за это время многое поменялось до неузнаваемости. А посему вполне резонно спросить: где мы теперь? И что теперь делать?

Позвольте начать с того, что один из парадоксов политических перемен состоит в следующем: чем меньше у тебя власти, тем ты более идеен — как в моральном, так и в политическом отношении. Диссиденты Восточной Европы никогда не проповедовали ненависть и страх, эти два драгоценных товара современной политики. Они, напротив, подчеркивали ответственность за человечество и верность правам человека. Выставление себя жертвой, добровольное и радушное бессилие, добровольный отказ от обязательств, чествование собственной виктимности и сравнительное жизнеописание мучеников с извечным вопросом, кто же страдает больше всех (как будто человеческие страдания поддаются сравнению!), были еще впереди.

Через двадцать пять лет после краха коммунизма нам страшно хочется использовать свой статус жертвы как факт внешней политики: пока у тебя нет силы, бессилие и страдание становятся пропуском в рай Всемирного Внимания.

Порой мы даже заходим так далеко, что начинаем считать недавние политические провалы и неудачи неизбежным следствием нашего бессилия и безграничных манипуляций. И хотя сегодня это весьма популярный маневр в играх власти, позволяющий нам повысить моральную легитимность благодаря усилению внимания к нашим безмерным страданиям и бессилию, в дни победы над коммунизмом ситуация была совершенно иной.

Вообще говоря, это весьма нелепая тенденция, характерная для современной Восточной и Центральной Европы, поскольку в ее основе лежит глобальное стремление привлечь к себе внимание любой ценой в обмен на популярность, публичность и власть. Душераздирающие истории, отказ от приватности, выставление себя напоказ стали средствами достижения престижа и власти для тех, кому доступно высокое искусство перевода частного в публичное, превращения личных и интимных историй в общественное достояние или даже сенсационные новости — искусство, которое сегодня крайне востребовано. Обычно в этом состоит функция знаменитостей, однако политики и интеллектуалы не выживут, если не превратятся либо в знаменитостей, либо в жертвы, как вы, Зигмунт, отмечаете в своих книгах.

Как бы там ни было, двадцать пять лет назад все было иначе. Восточная и Центральная Европа прославилась своим бесстрашием и вовлеченностью в политическую жизнь, а вовсе не страхом и обособленностью. Движение «Солидарности» в Польше, вершину восточно- и центральноевропейской храбрости и спонтанно возникающих объединений, предвосхитили Хельсинкские группы бывшего СССР, диссиденты российского движения «Мемориал» и другие объединения несогласных. В те дни почти никто не говорил о страданиях и статусе жертв, ибо люди думали о том, как отвоевать самоуважение, достоинство и уверенность в себе.

Несомненно, мы говорим здесь о довольно маленьких группках бесстрашных индивидов; но именно благодаря им удалось стереть коммунизм с лица Европы, превратив личную храбрость в общее рвение и в непоколебимую веру в правое дело. Храбрость, а вовсе не страх и ненависть стояли за чудом восточно- и центральноевропейской свободы как в 1989 году, так и в годы несогласий, предшествующие эмансипации «Другой Европы», как ее называли Чеслав Милош и Милан Кундера. Это в особенности заметно контрастировало с ненавистью и страхом, которые активно эксплуатировались советским режимом и его союзниками как средства политической мобилизации и социального контроля масс.

Презрение к страху глубоко укоренено в философии и политике несогласия и свободы Восточной и Центральной Европы. Признавая за Джорджем Оруэллом титул «почетного гражданина Восточной Европы», на чем настаивала российская поэтесса и диссидент Наталья Горбаневская, мы видим, что его роман «1984» также содержит эту типично восточно-европейскую моральную проблему. Главный герой книги, Уинстон Смит, и его возлюбленная Джулия презирают страх, который они всеми силами пытаются победить и изжить в себе.

Еще до публикации антиутопии Оруэлла, написанной в 1948 году, Михаил Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» показал страх как источник зла. По его мысли, страх есть причина предательства друга, отвержения учителю и неверности ему, аморальной неспособности брать на себя ответственность за жизнь другого человека, даже если он или она призывают нас к этому, волнуя наше воображение. Страх — это то, что больше всего презирает в себе Понтий Пилат после того, как умывает руки и позволяет распять Иешуа (так зовут Иисуса Христа в романе Булгакова, претерпевшем серьезное влияние манихейства и той версии истории христианства, которую предложил Эрнест Ренан).

Восточная Европа выполнила негласные обещания и моральные обязательства перед выдающимися мыслителями и писателями, преодолев страх и ненависть. В 1989 году коммунизм в Восточной Европе пал благодаря храбрости, решимости, бесстрашию и солидарности. Повторяя весьма точную мысль Майкла Игнатьева, дискуссия о правах человека стала результатом восточной храбрости и западной организованности. И как ни странно, некоторые политики и публичные фигуры в современной Восточной Европе называют права человека исключительно западноевропейским изобретением, при помощи которого Запад нас контролирует, навязывает нам «чужеродные» ценности антиклерикализма и уважения к меньшинствам. Это происходит в особенности тогда, когда речь заходит об отстаивании нелепых законов о так называемых традиционных ценностях, или «полноценных семьях», или о других шедеврах гомофобной и антиевропейской мудрости.

Что с нами стало?

В эссе «Трагедия Центральной Европы» Милан Кундера писал, что восстания и революции во всей Центральной Европе были по сути своей романтическими, ностальгическими и, в сущности, консервативными и анахронистскими.

В результате идеализации Европы, особенно периода раннего Нового времени, мы тесно связали с ней свободу и демократию, придав политике эмансипации форму возвращения к Европе. Мы небезосновательно решили, что советское видение современности было самым жестоким, и потому стремились заменить СССР на Европу — однако проблема состояла в том, что той Европы, которую мы себе вообразили и с которой себя идентифицировали, не существовало в эпоху наших социальных и политических преобразований. Европа не сделалась ни лучше, ни хуже — она просто стала разительно отличаться от того, что мы себе вообразили и представили.

Наши «бархатные» и «поющие» революции»* были направлены на то, чтобы приостановить социальные перемены. Однако мы сами стали заложниками стремительных социальных и политических изменений, превративших нашу часть Европы в лабораторию еще невиданного в истории ускорения исторического процесса со всеми его уязвимостями и опасностями, неопределенностью и неустойчивостью. К примеру, за последние двадцать пять лет более полумиллиона литовцев уехали из родной страны и обосновались в США, Великобритании, Ирландии, Испании, Германии и других странах. И это не исключительно литовское явление — Польша и Словакия столкнулись с аналогичными трудностями. Социальный раскол и резкое повышение уровня коррупции разочаровали восточных европейцев, причем разочарованы они были даже собственными наиболее впечатляющими достижениями, включая вступление в ЕС.

И тут мы подходим к важнейшему пункту. В наши страны пришел популизм, уверенно сделавшись основным направлением политики. Что такое популизм? Искренняя озабоченность благополучием народа, принимающая форму утрированного патриотизма? На самом деле нет, поскольку суть этого явления заключается в другом.

Популизм — искусный и умелый перевод частного в публичное с дополнительной возможностью максимальной эксплуатации страха. Боязнь и ненависть — сестры-близнецы, как нам известно. Они никогда не ходят поодиночке.

Только на этот раз речь совсем не об организованной неприязни, как в оруэлловских Двухминутках Ненависти или на сеансах коллективной истерии и групповой оргии ненависти под предводительством партии, что практиковалось в Советском Союзе и в других странах, где власть была «у народа». Вместо этого реальный страх отдельного человека становится предметом публичного интереса и всеобщего беспокойства, а порой даже превращается в массовую одержимость.

Однако возникает вопрос: что именно вызывает этот страх? Ответ лежит на поверхности: все, что воплощает наши тревоги и сомнения, и чьи имена — имена, которые мы присваиваем, — определяются тем, как они выглядят благодаря изобилию сенсационных материалов в СМИ, передовицам таблоидов и теориям заговора. Это страх ислама и мусульман, боязнь иммигрантов, геев и лесбиянок, безбожных леваков, заговоров нового еврейского мира. Список можно продолжать бесконечно.

Как показывает нам Марк Лилла в своем довольно точном анализе ситуации во Франции после трагедии в редакции журнала «Charlie Hebdo», новый роман Мишеля Уэльбека, «Покорность», стал мощным инструментом в руках ультраправых, не дав писателю достичь своих главных целей как автору антиутопий, провокатору, полемисту и сатирику, каким он раньше представал перед читателями. В обществе страха смех рискует стать боевым кличем, а сатира, как все романы-предупреждения, превращается в мрачные политические памфлеты, пронизанные страхом и ненавистью.

Мы стали такой Европой, которая, как нам казалось, никогда нас не примет. Мы переняли все ее фобии и стереотипы, которые раньше работали против нас. Или же мир стал глобальной, объединенной Восточной и Центральной Европой. Если дело именно в этом, то такое изменение может быть необратимо.ъ

* Государственный переворот (фр.).

** «Поющая» революция — серия мирных акций протеста 1987–1991 гг., главной целью которых было восстановление государственного суверенитета странах Балтии. Науч. ред.

Источник: theoryandpractice.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«Ожившие» покойники, мухи-мутанты и вскрытие под водку

Байки из морга от судмедэксперта

В издательстве АСТ Nonfiction вышло продолжение бестселлера судебного медика Алексея Решетуна, посвященное его непростой работе (по первой книге мы сделали хитовый тест «Какой вы судмедэксперт?», рекомендуем пройти). Новая книга называется «Между жизнями. Судмедэксперт о людях и профессии», в ней меньше сухой теории и больше человеческих историй — грустных, смешных и страшных. Публикуем фрагмент, в котором автор вспоминает первые месяцы работы в морге.

27.10.2019 13:00, Елена Серафимович, knife.media


Ребенок и опасности: как предупредить

Отрывок из книги издательства «ЭКСМО»

Как вести себя с незнакомыми людьми маленькому ребенку, что такое интернет-безопасность и существует ли она, как оградить своего ребенка от бед, как сделать так, чтобы не началась его травля в детском саду, а затем и в школе... Вопросов у родителей всегда много, а ответов не хватает. Поэтому «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги Александра Толмачева «Как рассказать ребенку об опасностях» издательства «ЭКСМО». Здесь есть инструкция, как донести до маленького человека, что такое хорошо, а что такое плохо, при этом не навредить ему чрезмерной заботой.

14.10.2019 16:00, Александр Толмачев


Антиутопия и ад войны — внутри

Константин Куприянов. Желание исчезнуть. — М.: АСТ, РЕШ, 2019.

«Желание исчезнуть» — такую не совсем обычную психологическую и экзистенциальную проблему исследует в своей дебютной прозаической книге молодой писатель Константин Куприянов. Лауреат премии «Лицей» уже несколько лет живёт в США, но основой для вошедших в книгу текстов послужили впечатления последних лет жизни на родине. Как в повести «Новая реальность», так и в небольшом романе «Желание исчезнуть» Куприянов пытается продумать, сконструировать, додумать историческую ситуацию на шаг вперёд, с антиутопическими интенциями «что может, что могло бы быть завтра».

01.10.2019 16:00, Алексей А. Шепелёв


Найти баланс без ущерба работе

Как справляться со стрессом и избежать выгорания

Для большинства из нас работа — источник постоянного стресса. Копится раздражение, мучает бессонница, усталость подтачивает здоровье. Всегда есть риск выгорания. Эта книга — сборник лучших статей журнала Harvard Business Review на тему стрессоустойчивости, чтобы победить себя и всегда пребывать в потоке, находить вдохновение и цель. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги «HBR Guide. Стресс на работе» издательства «МИФ».

22.09.2019 16:00


Покончить с ярмаркой невест

Как женщины в XIX веке добивались права любить и разводиться

В третьем акте пьесы Ибсена «Кукольный дом» герои — муж Хельмер и жена Нора — ведут необычный спор. Он говорит: «Ты прежде всего жена и мать». Она отвечает: «Я в это больше не верю. Я думаю, что прежде всего я человек, так же как и ты». Зрители были так недовольны, что Ибсен изменил концовку, и Нора, вместо того, чтобы уйти из дома, шла в спальню, чтобы посмотреть на спящих детей и одуматься. Конец 19 века — важный период переосмысления гендерных ролей в семье, он привел к возникновению феномена «новой женщины». О том, как скандинавы стали реформаторами в вопросе равноправия, что такое бостонский брак и почему главным символом эмансипации был велосипед — в сокращенной главе «Женский вопрос и новая женщина» из книги «История жены» сотрудницы института гендерных исследований в Стэнфорде Мэрилин Ялом.

19.09.2019 13:00


Катастрофа в природе или в головах?

Семен Лопато. Облако. — М.: АСТ, 2019. — 384 с.

Современный науч-поп, судя по всем признакам, жил, жив и будет жить. Кто из издателей мог в 90-е годы всерьез предполагать, что книги по самым специфичным темам и самым серьезным отраслям знаний — когнитивистика, эволюционная биология, история — будут распространяться во второй половине 2000-х и в наши дни высокими тиражами и с регулярными допечатками?

17.09.2019 16:00, Артем Пудов


Неизвестный Ван Гог

Последний год жизни в сумасшествии

Последний год своей жизни Ван Гог провел в лечебнице для душевнобольных. Живописец мало писал об этом уединенном месте в письмах к брату, поэтому это произведение ценно описанием неизвестных ранее подробностей его жизни и творчества. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги «Неизвестный Ван Гог: последний год жизни художника» издательства «МИФ».

16.09.2019 19:00, Мартин Бейли


102 минуты борьбы за жизнь

5 книг о трагедии 11 сентября

18 лет назад был совершен самый крупный теракт в истории человечества, который унес жизни почти трех тысяч человек. «Сноб» собрал книги, в основу сюжета которых лег тот роковой день.

11.09.2019 20:00, Анастасия Степанова ля журнала «Сноб»


Язык и культура разных уголков России

О разнообразии тайн в бескрайней стране

Что лучше — московский «файл» или новосибирская «мультифора»? Откуда взялась вологодская «слюдяшка»? Почему читинское привидение, безумная Катерина, по ночам отрезает красоткам волосы? Проехав тринадцать тысяч километров от Владивостока до Таллина, команда писателей, филологов, журналистов и лингвистов собрала самые невероятные истории и легенды Дальнего Востока, Сибири, Урала и Центральной России. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги «Тотальные истории. Язык и культура разных уголков России» издательства «Эксмо».

07.09.2019 16:00


Сверхдержавы искусственного интеллекта

Отрывок из книги издательства «МИФ»

Кай-Фу Ли — один из известнейших экспертов в области искусственного интеллекта. За долгую и блестящую карьеру он узнал изнутри, как работают Кремниевая долина США и IT-отрасль Китая, поэтому с уверенностью делает прогнозы о том, кто и почему победит в гонке ИИ. Но эта победа может обернуться безработицей и невиданным социальным расслоением по всему миру. Катастрофа почти неизбежна, но после серьезнейшего личного кризиса Кай-Фу Ли увидел неожиданный выход. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги «Сверхдержавы искусственного интеллекта» издательства «МИФ».

02.09.2019 16:00, Кай-Фу Ли






 

Новости

Московские библиотеки раздадут десятки тысяч списанных книг
4 июля на сайте knigi.bibliogorod.ru появится новый список книг, которые библиотеки готовы передать в добрые руки.
В Новосибирске вышел сборник стихов, посвящённых трагически погибшему поэту Виктору Iванiву
Книга «Город Iванiв», состоящая из поэтических посвящений новосибирскому писателю, поэту и переводчику Виктору Iванiву (Иванову), покончившему с собой в феврале 2015 года, вышла на его родине.
Издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве
В первый день выставки Нон-Фикшен издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве в рамках программы «Открытая наука». В основе программы лежит реализация проектов по расширению открытого доступа к научным знаниям.
Восьмой "Гарри Поттер"
Новая книга о Гарри Поттере выйдет в России в ноябре
От создателя Гарри Поттера
Джоан Роулинг пишет новую книгу для детей

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.