Подписаться на обновления
22 ноябряСреда

usd цб 59.4604

eur цб 69.8184

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияПрозрачное
образование
Энергетика и экология  Компьютеры  Сеть  Мобильные технологии  Наука  Космонавтика  Военные технологии  Биотехнологии  Ноосфера  Транспорт  Краудфандинг  Эко-программа утилизации  Электронная
наука
 
Человеческий капитал 
Глеб Давыдов   пятница, 14 августа 2009 года, 11:56

Станислав Субботин: «Я страшно благодарен зелёным»
Автотранспорт опаснее ядерной энергетики


Станислав Субботин (справа) с европейскими коллегами на смотровой площадке над Веной, во время встречи в МАГАТЭ в рамках работы над глобальной моделью атомной энергетики
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





В августе 1945 года американцы сбросили атомные бомбы на японские города Хиросиму (6 августа) и Нагасаки (9 августа). Это был первый случай крупномасштабного использования атома в истории человечества. Через девять лет в Обнинске впервые подключили к мирной энергосети ядерный реактор под названием «Атом мирный». О последствиях взрывов 1945 года для науки, о реальности радиоактивной угрозы для человечества и о перспективах развития атомной энергетики – интервью «Часкора» с начальником отдела стратегических исследований Института Ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт» Станиславом Анатольевичем Субботиным.

— Сейчас ведущие страны мира активно используют атомное электричество. Насколько реально велики масштабы этого использования?
— В мире на атомных электростанциях сейчас вырабатывается в год примерно 2600 млрд киловатт-часов. Работают около 435 энергетических реакторов совокупной мощностью 370 гигаватт. Некоторые говорят, что это очень мало и достаточно повысить энергоэффективность экономики — и можно закрыть всё это. Или, например: построим ветряные станции, и можно закрывать…

— А зачем закрывать?
— Ну вот есть же в Германии зелёные, которые требуют закрытия АЭ. В Швеции тоже приняли закон, в Италии когда-то приняли закон о закрытии атомной энергетики.

— То есть атомная энергетика вредит экологии?
— Нет. Нет, экология тут ни при чём. Тут психология человеческая. Испуг. Почему вообще сбросили бомбы на Хиросиму и Нагасаки? Что, люди дураки, что ли? Нет, нужен был просто какой-то шок, чтобы люди прозрели… Нужно было помочь человечеству осознать, что оно зашло в тупик, в какой-то кризис. Ведь кризис — это не начало чего-то, а конец. Пока не наступит понимание того, что мы не понимаем, мы собственное поведение не изменим…

— То есть зелёные просто не понимают, о чём речь, и поэтому ругают атом?
— Да, не понимают.

— Неужели это всё только необоснованные страхи, вызванные незнанием и непониманием? А как же загрязнения, радиация?
— За то, что зелёные ставят вопрос так, что атомная энергетика опасна, я им страшно благодарен. Но когда они говорят, что её нужно закрыть и заменить ветряками, это свидетельствует о полной необразованности.

В общем, давно уже ясно, что роль эта не военная, а политическая. Последствия даже ограниченного применения ядерного оружия настолько фатальны, что делают это применение невозможным, все его узкие военные выгоды нивелируются гуманитарной и экологической катастрофой. Соответственно, возможность использования ядерного оружия в бою постепенно перестала рассматриваться всерьёз. Из-за чего понемногу стала размываться и его политическая роль. И всё более создаётся впечатление, что ядерное оружие полностью утратило смысл. Данное впечатление усиливается фактом быстрого развития высокоточного оружия, которое позволяет решить большинство задач, ранее возлагавшихся на ядерное оружие, только без гуманитарной и экологической катастроф и даже без тех потерь, которыми сопровождалось в последние десятилетия применение обычного оружия. Правда, проблема в том, что в развитии ВТО впереди планеты всей, включая даже собственных союзников по НАТО, находятся США. Для них, по сути, ядерное оружие уже морально устарело. Отсюда и естественное желание от него избавиться. Ведь только ядерное оружие представляет собой сегодня угрозу для территории США. Исчезни оно — и Штаты станут неуязвимыми. И практически непобедимыми.

Масштаб ядерной энергетики, как я уже сказал, порядка 370—380 гигаватт, 2600 млрд киловатт-часов в год, а это 16% мирового производства электроэнергии. То есть это 1/6 часть. Но ведь в 50-х годах XX века вся электроэнергетика мира была 200 гигаватт. Видите, прошло каких-то 60 лет, и одна только ядерная энергетика стала больше, чем вся электроэнергетика 50-х… Настолько выросли масштабы. Энерговооружённость человечества стала колоссальной. К чему это привело? К тому, что мы изменили все ландшафты, всю среду обитания, сделали её искусственной, то есть такой, которую нужно постоянно поддерживать. А для поддержания нужна энергия. И когда мы считаем все балансы — ветровая, геотермальная и прочая и прочая, — получается, что человечество потребляет примерно 10 млрд тонн нефтяного эквивалента. Причём примерно 2 млрд из них потребляют те, кто не имеет доступа к современным удобствам цивилизации и сжигает дерево и т.д. И вот такой вопрос: какой должна быть энергетика, чтобы сохранить тот уровень, которого мы достигли? А ведь люди ещё хотят и развиваться. Жизнь нужно не только поддерживать, но и улучшать… Сейчас мы подошли к тому моменту, что потребление у нас выросло в разы по сравнению с тем моментом, когда мы начинали потреблять нефть, газ и другие природные ресурсы. Инфраструктура, которая работает на них, тоже стала в несколько раз больше, чем когда мы всё это начинали. Включая атомную энергетику. На поддержание всей инфраструктуры сейчас тоже нужно в разы больше энергии. И вот мы подошли к такому моменту, когда наука, с помощью которой мы начали потреблять эти ресурсы, уже не может предоставить нам решение, позволяющее полностью удовлетворять наши потребности, сохранять существующую инфраструктуру и развиваться с необходимыми темпами. А развиваться сейчас хотят не только западные страны, но и те, кто раньше, в отсутствие интернета, не очень хорошо себе представлял, как хорошо можно жить. То есть мы попали в такую патовую ситуацию.

Зависимость доступности энергетических ресурсов от стоимости их извлечения (оценки СЭИ 2000 г.)

— Ну, так я слышал, что атомная энергетика — это как раз и есть решение всех этих проблем. И устойчивого энергообеспечения, и экологических проблем, и проблем изменения климата.
— Да, правильно. Но в атомной энергетике есть опасность. Это радионуклиды, излучение. И мы боимся их. Почему мы их боимся — это понятно. Были Хиросима и Нагасаки, взрывы. И это был ужас. Этот страх был нужен. И если бы страха этого не было, то у нас было бы… как в фильме «Кин-дза-дза». Помните, какие аппараты там летали? Так вот, у нас реакторы были бы примерно такие же сейчас. Потому что ведь атомная энергетика по своей сути может быть очень простой — сгрёб лопатой уран, и он начинает уже выделять тепло. То есть мы легко можем создать энергообъект. Но наш страх заставляет нас ещё и создать к этому энергообъекту системы защиты от этого излучения. И уже в самом начале развития атомной энергетики были люди, которые сказали: мы научились получать энергию, но мы очень многого недопонимаем. Поэтому в основу атомной энергетики был с самого начала положен фундаментальный, базовый принцип — «принцип защиты в глубину».

— Что это за принцип?
— Это множество барьеров, в которые мы заключаем среду, где получается энергия. И защищаем эти барьеры, чтобы они не дай бог не были разрушены.

— Так происходит сейчас на АЭС?
— Да, создаются огромные контайменты, защитные оболочки. Например, те реакторы, которые создаёт французская фирма AREVA, они выдерживают падение большого самолёта. Наши контайменты выдерживают падение более лёгкого объекта — например, истребителя, врезающегося в контаймент на скорости 200—300 км/час.

— А в Чернобыле, как я понимаю, ещё не было такой защиты?
— В Чернобыле не было. Мы тогда зашли чуть-чуть вперёд. Был великий, могучий неделимый Советский Союз, и мы решили строить свой независимый тип ядерного реактора. Мир его не поддержал. И у нас получился прокол. Сейчас в атомной энергетике есть такое понятие — ядерная культура безопасности, в основе которой лежит такой принцип: что бы ни случилось непонятного на атомной станции, угрожающего безопасности, мы должны поделиться этим знанием со всеми, а не скрывать... И поэтому сейчас атомная энергетика по культуре безопасности далеко обогнала все остальные области, в которых действуют такие понятия, как коммерческая тайна и ноу-хау. Чернобыль преподнёс нам «подарок»: мы получили оценку максимального возможного ущерба в атомной энергетике. Потому что в остальном мире нет таких реакторов. Таких больше не будут строить, и только на нём можно было получить аварию такого масштаба. В атомной энергетике риск меряется в человеко-зивертах. В Чернобыле интегральный ущерб с учётом долговременных последствий оценён был в 600 тыс. человеко-зивертов. Весь риск в атомной энергетике оцифрован. И если мы говорим об опасности, то это не просто опасность, а всегда конкретная опасность. На атомной станции сейчас допустим риск 1 человеко-зиверт в год. Чтоб было понятно: 5 человеко-зивертов — это одно раковое заболевание, и не обязательно кончающееся смертью. А вероятность повторения подобной аварии, согласно современным требованиям, — одна авария на миллион лет.

— Да, но Чернобыль был гораздо более серьёзной катастрофой, чем Хиросима и Нагасаки, а, как вы уже сказали, человечество стало бояться атома ещё после тех бомбёжек…
— Обе сброшенные тогда бомбы были маломощные, количество радионуклидов там было небольшое, и основная поражающая способность была — ударная волна, пожары и прочее. Для большинства пострадавших дозы там были небольшие. Но тут уже речь идёт о безопасности… Когда мы говорим о безопасности, нужно ведь очень здорово различать формулировки. Есть понятие безопасности для общества — это самый высший ранг. Есть национальная безопасность, экономическая безопасность, продовольственная безопасность, энергетическая… И когда формулируются требования на уровне безопасности для общества в целом, то имеется в виду состояние защищённости жизненно важных интересов — личности, общества и государства. То есть не личность и общество защищаются, а жизненно важные интересы. Потому что человек всё равно умирает. А вот его интересы — защищаются.

— А что такое жизненно важные интересы?
— А вот это набор потребностей, которые позволяют нам существовать и иметь возможность к прогрессивному развитию. Это чётко нужно понимать, потому что из этого рождается весь подход ко всем технологиям. Соответственно, это подход демократический — защищается общество, а не конкретный человек. Почему, например, автомобильный транспорт у нас допустим? Ведь под него технические требования по безопасности не прописаны, как в АЭ. Есть правила дорожного движения, и только… А вот под атомную энергетику технические требования по безопасности прописаны. И получается, что риски, связанные с атомной энергетикой, недопустимы, а риски, связанные с транспортом, допустимы. Почему? Да потому что общество не может обойтись без масштабного транспорта. Тонно-километры — это практически основа нашей экономики. Поэтому тот факт, что в мире под колёсами автомобилей гибнет, предположим, миллион человек в год, не принимается во внимание…

— То есть вы хотите сказать, что автотранспорт опаснее, чем атомная энергетика?
— Принципиально опаснее. И существует ещё очень много технологий, которые гораздо опаснее, чем атомная энергетика, но общество согласилось с тем, чтобы было так, поскольку оно без этих технологий жить не может.

— А без атомной энергетики может?
— Пока может.

— Но в перспективе понятно, что нефть закончится, газ закончится…
— Поэтому для атомной энергетики сейчас очень важно, чтобы оружие играло свою сдерживающую роль. Ужас перед ним необходим. Ведь, как вы знаете, в Хиросиме и Нагасаки люди сейчас живут так, будто там и не было никаких взрывов. А в Чернобыле сейчас заповедник, если так разобраться.

— Значит, в силу той ответственности, которую породили эти бомбёжки и чернобыльская авария, безопасность в атомной энергетике сейчас культивируется гораздо сильнее, чем где-либо?
— Да. А в других областях просто не было страха. Люди не боялись, и поэтому всё пошло по-другому. Начали добывать газ, нефть и уголь и не боялись. Потому что масштабы были маленькие. И если бы мы обошлись без Хиросимы и Нагасаки, то в атомной энергетике мы пошли бы по такому же пути. А это в случае с ураном недопустимо. Потому что мы многого могли бы и не заметить и такое бы сотворили с человеческим генофондом! Может, через 40 поколений всё было бы хорошо и человек стал бы более устойчив… Ведь радиационный фон нам нужен для того, чтобы у нас сохранялась возможность к мутагенезу (к возникновению генных мутаций), которая позволяет природе производить естественный отбор. То есть, если бы радиации не было, у нас на Земле спокойно могло бы быть однополое размножение. А поскольку нужна защита генетической информации, возникла двуполость. Как написал Николай Семёнович Работнов, «без радиации не было бы любви».

— Американцы, получается, своим этим экспериментом сослужили очень хорошую службу человечеству?
— Да. Это, конечно, нехорошо, что с этого началась атомная эра. Но ведь, например, с точки зрения обычного обывателя, карьера Христа тоже не удалась… Абсолютно. Он пожертвовал собой (ради нашего спасения). Вот и в атомной энергетике пришлось, извините, принести жертву. Иначе этого шока не было бы, и нормального подхода к атомной энергетике не было бы тоже. Ведь получать ядерную энергию можно на порядок дешевле, чем получать её из нефти и газа. А у нас появился испуг. Есть такой термин в экономике — «капитализация страха». Страховая компания ведь эксплуатирует страх. И в атомной энергетике этот страх — залог эффективного и в необходимой степени безопасного использования её потенциала.

— То есть у вас все риски просчитаны и бояться поэтому теперь уже нечего?
— Нет. Бояться всегда нужно. Но страх должен быть продуктивным. Если бы не было страха, то не было бы культуры. Например, кишечнополостные ничего не боятся. Размножаются, да и всё. А человек тем и отличается, что у него есть страх. Страх Божий, как некоторые говорят…

— А насколько реально опасно это излучение, которого мы все боимся?
— На самом деле излучение — это энергия очень маленькая, и непонятно, как может происходить столько нарушений в организме, как было у некоторых после чернобыльской аварии. У нас тут многие в институте ходят, кто схватил и 100 бэр (биологический эквивалент рентгена), и 200 бэр, и живут спокойно по 80 лет. А вот если человек получает 500—1000 бэр, как, например, в Чернобыле, то это уже лучевая болезнь. Тех, кто ей подвергся, было очень мало, и они почти все уже умерли. А так, если человек не нервничает, то он может нормально жить долгие годы даже с этой радиацией внутри. А если он начинает нервничать, то начинает подводить иммунная система. И организм теряет свойства защищаться даже при небольших дозах или просто психологическом или болевом шоке…

— А радиоактивные отходы ведь представляют опасность?
— А это то же самое. Ведь что такое отходы? Это или жидкая, или твёрдая, или газообразная субстанция, которая содержит те же радионуклиды, которые мы экономически эффективным способом извлечь не можем.

— И как вот быть с этим? Оно же копится? Я слышал, что их закапывают, эти радиоактивные отходы…
— Никто нигде пока не закопал. Эти отходы настолько компактны, что их пока можно хранить (хотя это расслабляет). Они, например, хранятся под Сергиевым Посадом (Загорском).

— В специальных контейнерах?
— Да. Когда начиналась оборонная программа, кое-что закапывали здесь, в Курчатовском институте, но потом всё это выкопали и перевезли. И знаете, сколько это стоило — вывезти в Загорск куб земли, в котором ничего толком и не было? Сотни тысяч рублей! Понимаете, насколько дорогие операции позволительны в атомной энергетике? Нигде больше такого нет. Потому что когда мы делим одно ядро урана-235, мы получаем 200 млн электронвольт энергии. А когда сгорает одна молекула нефти, мы получаем всего лишь 10 электронвольт. То есть уран — это очень энергонасыщенная среда. Например, один блок Балаковской АЭС, у которого мощность 1 гигаватт, в год сжигает 1 тонну урана. Если бы это был уголь, то это было бы 2 млн тонн. А что это такое? В одном вагоне — 60 тонн угля. Каждый день вы подвозите несколько составов угля. Таким образом, 1 гигаватт работы угольной станции (добыли, перевезли, тут пыль и всё прочее) — это несколько сот лет человеческой жизни потеряно. Но общество это прощает. И также оно прощает то, что люди гибнут под автомобилями. Ничего, если человек умрёт. Главное, что он родился, пожил, что-то заработал…

— То есть здесь нет угрозы интересам…
— Да, интересам общества. Общество решило, что это допустимо. Когда мы говорим о безопасности, то уровень её приемлемости — это просто вопрос договорённости…

— Но всё же как решить проблему отходов?
— Реально это 2—3 вагона в год. На самом деле сейчас большая часть остаётся пока на станциях. В основном это халаты, перчатки и прочая ветошь. Это низкоактивные отходы. И их можно скомпактировать. Но в это дело нужно вложить деньги. А у нас сейчас вся экономика построена, как некоторые говорят, на основе газомазутной философии. Есть единство: природа, общество, человек.

Бомбардировка и последовавшие за ней события показались японцам абсолютной катастрофой. Ничего страшнее они даже и представить себе не могли. Да и весь мир испытал такой шок, подобного которому человечество раньше ни разу не испытывало. 140 тыс. умерших от взрыва и его последствий в Хиросиме и 74 тыс. — в Нагасаки. Это только приблизительные (и явно заниженные) данные американской разведки. По всей видимости, жертв было гораздо больше. Хиросима разрушена на 60%, Нагасаки — на 36%.

В природе есть ресурс. У общества есть возможность превращать этот ресурс во что-то. И есть человек с его потребностями. Ресурсы только убывают. Возможности могут убывать, а могут и возрастать. А потребности только растут. При этом человек двуедин: у него есть и потребность, и возможность (он часть общества). И вот это разделение труда позволяет мне выращивать мои потребности, которые удовлетворяются за счёт растущих возможностей общества, которое позволяет мне всё в большей степени пользоваться ресурсами, которые мы получаем. Так вот нефть — очень элементарный ресурс. Высококачественный. Просто сверлим дырку, и она потекла. Дальше всё просто: в течение года я сделал затраты и получил прибыль. Эффективность очевидна и легко рассчитываема. А в атомной энергетике всё не так. Например, добыли уран. Два-три года делается тепловыделяющая сборка, потом она выгорает пять лет, как батарейка. Потом её выгружаем из реактора и она ещё лет десять хранится на площадке атомной станции. Потом её перевезут и ещё 3—4 года будут перерабатывать. Получается, жизненный цикл ядерного топлива намного больше, чем тот временной интервал, по которому рассчитывают экономическую эффективность. И возникает неприятный момент: понятие экономического риска. Ведь я-то купил уран… Но я не знаю, получу ли я выгоду. Сколько будет стоить энергия, которую я получу через пять лет? И так далее…

Три потока (энергия, материалы, информация) обеспечения развития цивилизации

— То есть это всё слишком сложный бизнес-план…
— Да, экономика не может пока переварить риски. Если я отложил деньги на переработку ОЯТ (отработавшее ядерное топливо), а технологии нет, то я должен вложить деньги в развитие ядерного топливного цикла. А у людей ведь потребности… И поэтому эти фонды (а они есть в США, в Чехии, в Швеции, у нас тоже есть законодательство, согласно которому мы должны отчислять в этот фонд), они исчезают. Люди умные находят применение этим деньгам где угодно, но технология не появляется. И не потому, что никто не может её сделать. Есть множество вариантов, и учёные спорят. А спор учёных воспринимается так: «решения нет». Есть много вариантов, как переработать и захоронить эти отходы. Во Франции выбрали — в глине, в Швеции — в граните, в Америке в какой-то другой горе, в Германии — в соляных пластах. Консенсуса нет. Денег выделяют мало, и все стараются урвать и дискредитировать друг друга.

— Ну, это временно…
— Да. Но тут вот какая проблема. Раньше учёный приходил к чиновнику и чиновник от лица государства принимал решение. А сейчас этого нет… Раньше было так: первый реактор запустили — переворот в сознании, бомбу сбросили — переворот в сознании, спутник полетел — переворот в сознании. А сейчас хоть десять спутников в день пусти — кого это трогает? Пустим десять новых атомных станций в год — никто и не заметит. То есть масштаб использования и развития технологий привёл к тому, что, к сожалению, общество потеряло интерес к их дальнейшему развитию.

— А вообще реально можно говорить, что атом — это повседневность?
— Конечно. В Центральном регионе — 40%, Северо-Запад — это 60% ядерного электричества. Во Франции это почти 80%. Италия покупает ядерное электричество у Франции. Австрия тоже покупает в соседних странах, потому что свою атомную энергетику они закрыли.

— А почему закрыли?
— Австрия очень интересная страна. У них свои ценности. Они люди религиозные, у них традиционный подход. Они считают, что религия позволяла выжить человечеству в течение тысячелетий, а прогресс несёт зло. Хотя европейская культура верит в прогресс (в отличие от восточной). Причём вся позитивная наука в Европе началась с того, что учёные считали, что, познавая природу, они познают Бога. Все первые учёные были людьми глубоко религиозными, они постигали устройство мира, истину. А потом уже были все эти революции и войны, которые, можно считать, случились для того, чтобы люди смогли получить ядерную энергию. Потому что обычным эволюционным рыночным путём она бы не получилась, без испуга…

— Да, вернёмся к рискам и страхам, связанным с атомной энергетикой. Какие ещё есть, кроме тех, которые мы обсудили?
— Самый большой риск связан не с хранением, переработкой или захоронением, а с добычей урана. Добывая из земли уран, мы добываем при этом ещё и радон. Это такой благородный газ, который летуч. Это продукт распада урана-238. Этого радона очень мало. Он рассеивается. Вероятность того, что от него погибнет конкретный человек, бесконечно мала. Но поскольку вдохнула целая популяция, интегральная доза получается очень большая. 100 человеко-зивертов за 10 тыс. лет от добычи природного урана для одного года работы блока АЭС. Но, кстати, это риск в тысячи раз меньший, чем тот, который связан, например, со всякого рода медицинскими операциями… Самые большие радиационные риски сейчас связаны с медициной. Да и вообще уровни риска в атомной энергетике принципиально ниже, чем в любой другой технологии.

— Ну и ещё не будем забывать, что с атомом связан риск ядерной войны…
— Атомная энергетика и атомная война — это, конечно, разные вещи, хотя и связанные. Вот сейчас все задумались об уничтожении ядерного оружия. А такое количество плутония, которое содержится в существующем ядерном оружии, можно уничтожить только в атомной энергетике. То есть, чтобы снизить риски ядерной войны, нам необходимо развить атомную энергетику, которая позволит эффективно утилизировать накопленные оружейные запасы. Иначе мы с ними ничего не сможем сделать.

— В каких областях и формах мы сталкиваемся с атомной энергетикой в повседневности помимо атомного электричества?
— Ну вот, например, есть в Билибине АТЭЦ. Это не только электричество, но и снабжение теплом. Огромный географический регион. Раньше в этих золотопромышленных районах всё работало на дизельных станциях, на солярке. И существовал огромный риск, что солярка вдруг закончится и все замёрзнут. И построили станцию. Вообще для России это очень перспективно: у нас 70% территории не имеет центрального энергоснабжения и испытывает трудности с завозом топлива. Поэтому когда мы говорим о дальнейшем развитии атомной энергетики, мы рассматриваем её как многокомпонентную. Тут надо понимать ещё вот что: когда говорят, что ядерная энергетика обладает неограниченным ресурсом, имеют в виду уран-238. А он не делится так просто, как делиться уран-235. Уран-238 нужно сначала превратить в плутоний. Но мы пока научились сжигать только уран-235. А доступные нам ресурсы урана-235 дадут нам в интеграле меньше, чем нефть и газ. Поэтому общество сейчас не очень воспринимает атомную энергетику… А на самом деле тут есть громадные перспективы, даже если мы говорим о преодолении нефтяного и газового кризисов. Ведь нефть — это очень интересный ресурс. Когда мы сверлим дырку, то из-под земли вытекает 20—25% всего, что там есть, и когда мы говорим «кончается нефть», то кончается именно только вот этот доступный нам энергоресурс. Чтобы выкачать ещё больше, приходится тратить энергию. При этом, чтобы добыть один баррель нефти, приходится тратить всё больше и больше нефти же. То есть сейчас цена нефти в реальных энергозатратах очень велика и мы подходим к тому времени, когда на получение одного барреля нефти будем тратить один баррель… А потом на добычу 0,5 барреля будем тратить 1 баррель (или его газовый эквивалент). В итоге мы приходим к выводу, что только атомная энергетика позволит нам доставать эту нефть… А нефть нам нужна, потому что вся инфраструктура, в которой мы сейчас живём и которой пользуемся, сделана под нефть.

— Но нужно же слезать с этой нефтяной иглы уже…
— Да, но, чтобы нам всю эту инфраструктуру, которая работает на жидком топливе, перевести на водород (это уже будет водородная энергетика), нам нужно истратить энергии больше, чем мы добыли и истратили уже сейчас. То есть для создания инфраструктуры нужна энергия. Дешёвая, безопасная, экологически чистая. В необходимых масштабах это ядерная. Таким образом, мы сейчас стоим перед необходимостью создания некоего ядерно-водородного мостика в новую эру, когда широко, но в допустимых пределах будут представлены все источники энергии: ископаемые ресурсы, возобновляемые источники (например, ветряки), ядерная энергия, а в основе будет лежать всё более эффективное использование энергии Солнца… Это будет техногенный водородный цикл.

Потенциальные возможности ЯЭ как основы устойчивого развития

— Но нефти пока что надолго хватит, по официально озвучиваемым данным…
— Да, Путин очень мудро это сформулировал: «На XXI век у нас нефти и газа как энергоносителей хватает». Но что такое энергоносители? Я где-то должен взять энергию, чтобы получить эти нефть и газ, которые я преобразую в топливо… Но источник-то энергии — ядерный. А за 150—200 лет мы инфраструктуру заменим.

— А почему так долго?
— Потому что сейчас у нас эпоха инноваций. А что такое «инновация»? Это то, что мне позволяет в необходимых масштабах использовать те изобретения, которые уже есть. Сейчас уже не приходится ждать тех чудесных перемен, которые случались раньше с изобретением, например, телефона или лампочки. Сейчас время инноваций. Мы должны предоставить возможность всему обществу пользоваться каким-то благом. А это быстро для всех сделать нельзя. Была эпоха нефти, и она заканчивается. Ведь этот кризис на самом деле не финансовый. Это кризис, связанный с необходимостью перехода экономики от дешёвых ресурсов на дорогие. На те же нефть и газ для начала, но теперь они уже будут дороже за счёт больших затрат энергии на их добычу и транспортировку. И это не просто переход на атомную энергетику, но на атомную энергетику в новом виде — в виде использования урана-238. Мы должны сотворить другую атомную энергетику. Научиться сжигать уран-238 через плутоний. Мы уже умеем это делать, но вопрос в том, как реализовать это в масштабе. Сейчас есть понимание, что отдельно взятое государство не в состоянии перейти на новую технологию в атомной энергетике. А вообще в этом переходе заинтересованы Индия, Китай, Япония, Франция, США, Россия… При этом требуются вложения на 20—30 лет. И не только финансовые. Ведь проблема — это актуальная задача, на которую у нас не хватает ресурсов. А ресурсы — это не только деньги. Ресурсы — это знания, квалифицированная рабочая сила, всяческие материальные ресурсы, время. Тут нужны серьёзные инвестиции. А ведь в мире ничего лишнего нет — ни рабочей силы, ни бетона, ни цемента. А мы должны откуда-то их взять. А что такое «взять»? Вот, например, в течение 20 лет мы должны вложить в создание нового топливного цикла порядка 100 млрд долларов. То есть переучить людей, где-то взять цемент, сталь, электроэнергию, использовать те же жидкие топлива. И таким образом, переводя человечество на новый ресурс, мы где-то забираем и создаём этим дефицит. Но только приняв решение (причём на уровне мирового сообщества) о переходе на новую атомную энергетику, мы сможем преодолеть кризис. Ведь все эти новые нефтяные месторождения — это всему миру только на одну затяжку…

Беседовал Глеб Давыдов




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:




Пять лучших видов оружия Советского Союза

Советский Союз канул в Лету, но его оружие живо по сей день

Коммунизм стал экономической катастрофой и идеологическим тупиком, который был не в состоянии дать людям стимулы для работы, а также обеспечить их в достаточном количестве туалетной бумагой, не говоря уже о хлебе и колбасе. Но СССР делал великолепное оружие. Не великолепные автомобили. Не великолепные телевизоры. Оружие. Некоторые виды советских вооружений превратились в легенду и до сих пор используются во многих конфликтах по всему миру.

23.12.2014 11:30, Майкл Пек (Michael Peck)


Технологии научной фантастики могут стать реальностью в 2040 году

Британская авиация будет использовать трансформеров, 3d-печать и суперклей

Британская оборонная компания BAE Systems разрабатывает самовосстанавливающиеся истребители-трансформеры с 3D-принтерами на борту для печати беспилотников прямо в воздухе.

19.08.2014 11:00, Дмитрий Ауслендер


Горькая микстура для ума

Может ли флот России, потопить хоть один авианосец США?

Однажды, ещё будучи министром обороны США, Леон Эдвард Панетта, заявил: «Любой пятиклассник знает, что АУГ США не может уничтожить ни одна из существующих держав мира».

11.03.2014 14:00, Anton Rumata


Миф и реальность климатического оружия

Виноват ли кто-нибудь в летней жаре?

В самый разгар летней жары в Сети появилась — видимо, и не могла не появиться — конспирологическая версия о том, что в аномальной погоде «виноваты заграничные спецслужбы», и снова пошли разговоры о «климатическом оружии». Паранойя паранойей, но, может быть, в этих бреднях что-то есть? Или может быть?

12.10.2010 16:48, Вадим Драбенко


Будущий друг солдата

Зачем нужны шагающие роботы?

Перебирая четырьмя механическими лапами, существо, похожее одновременно на паука и на собаку, поскальзывается на льду, но не теряет равновесия и продолжает с жужжанием бежать дальше. Когда-нибудь из этого нелепого устройства вырастет вполне боевой робот, которому будут по плечу (или, может быть, по рычагу?) и пустыни Аравии, и сопки Маньчжурии, и горы Тибета. Там, где не проедут танки, пройдут шагающие роботы.

22.08.2010 09:24, Евгений Пожидаев


Гонка вооружений на гиперзвуковой скорости

Чем нам грозят 5 махов «волнолёта»

Военно-воздушные силы США произвели испытание аппарата X-51A Waverider, который сумел набрать скорость, в 5 раз превышающую скорость звука, и смог пролететь более 3 минут, поставив мировой рекорд, до этого принадлежавший российским разработчикам. Испытание прошло в целом удачно, гиперзвуковое оружие готово к гонке.

02.08.2010 16:33, Евгений Пожидаев


Тысяча и одна боеголовка

Миф, переживший «холодную войну»

Ядерное оружие окружено мифами и легендами во многих странах. Но мало где мифотворчество приобрело такие масштабы, как в России. Покойный СССР традиционно превосходил Запад по обычным силам и долго уступал ему по ядерным. И борьба за ядерное разоружение, и антиядерная пропаганда стали в Союзе делом первейшей важности. Одним из самых распространённых пропагандистских мифов был штамп об «избыточности» ядерных арсеналов.

23.06.2010 08:09, Евгений Пожидаев


Триединая машина

БМП должны быть унифицированы с танками

Вторая мировая война показала, что танкам без пехоты плохо и пехоте без танков не сладко. А совместить их трудно из-за очень разной скорости передвижения. Танк даже по пересечённой местности движется со скоростью 30—40 км/ч, а солдат даже по хорошей дороге идёт не быстрее 6 км/ч, да и то недолго.

21.04.2010 10:39, Александр Храмчихин


Удар из стратосферы

Дирижабли могут спасти мировую авиацию

Кризис авиаперевозчиков в Европе показал, что авиации срочно нужны новые технологии. Если бы они работали с дирижаблями, отменять рейсы не пришлось бы. Возможно, извержение вулкана Эйяфьялдаекюдль станет началом революции в авиатранспорте. Может стоит летать на дирижаблях?

18.04.2010 19:20, Александр Храмчихин


СОИ возвращается

Лазеры для неё уже есть

12 февраля 2010 года самолёт с боевым химическим лазером «Боинг YAL-1A ABL» сбил баллистическую ракету с жидкостным двигателем. И хотя покупать химические лазеры воздушного базирования ВВС США не намерены, программу боевых лазеров, однако, никто закрывать не собирается: просто военным больше нравятся лазеры твёрдотельные.

17.04.2010 09:13, Евгений Пожидаев






 

Новости

За разные языки отвечают разные нейронные структуры
Ученые из Китая, США и Италии выяснили, что обработкой разных языков в мозге занимаются разные нейронные структуры, хотя и находящиеся в одних и тех же отделах.
Мозг геймера устроен немного иначе
Ученые из Испании и США проанализировали исследования влияния компьютерных игр на мозг, и узнали, что происходит с высшей нервной деятельностью заядлых геймеров.
Оливковое масло защищает мозг от болезни Альцгеймера
Ученые из Италии и США обнаружили, что потребление оливкового масла препятствует образованию в мозге мышей поражений нейронов, вызывающих болезнь Альцгеймера.
Человека отличает от животных способность помнить, что за чем стояло
Ученые из Швеции и США выяснили, что люди гораздо лучше животных запоминают последовательности сигналов. По мнению ученых, эту способность можно считать отличительной для человека.
СМИ: масштабная кибератака перекинулась из Великобритании на другие страны, включая Россию
После того, как компьютеры госпиталей Великобритании были атакованы хакерами-вымогателями, волна кибератак перекинулась на телефонные компании Испании. Также об атаке сообщают и пользователи из России.

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.