Подписаться на обновления
20 мартаСреда

usd цб 64.3167

eur цб 72.9995

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Дмитрий Бавильский   среда, 2 ноября 2011 года, 12:24

Смерть им к лицу
Лучшие выставки 4-ой Московской биеннале современного искусства имеют исторический характер. И приехали из Питера


//Фото: Дмитрий Бавильский
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




«Некрореализм» в Московском Музее Современного Искусства», открывшаяся на нынешней Биеннале одной из первых, и «Новая Академия. Санкт-Петербург» в фонде «Екатерина», завершающая выставочный месяц, показывают самую что ни на есть современную классику.

Эти выставки как бы комментируют и дополняют друг друга. Пока «Москва» ткет и взыскует актуальных трендов, «Питер» коллекционирует и подводит итоги. «Некрореалисты» и «Новая Академия» подошли с разных сторон к одной и той же теме – попытке построить эстетическую (и не только) утопию на отдельной и весьма ограниченной в пространстве и во времени территории.

Разыгранные как по нотам, эти ретроспективы интересно рассматривать, о них можно и нужно думать. Сочетая отсутствие скуки и несовременные складчатость и подробность (которые хочется разглаживать как тканевые аппликации Тимура Новикова) эти ретроспективы выстраивают в нынешнем выставочном сезоне параллельное пространство.

Странное, но, при том, весьма приятное.

«Некрореализм» в ММСИ. Куратор О. Туркина

Ленинградские «Некрореалисты» - пример, скорее, удачного (100%-го) самоназывания, нежели реального эстетического или идейного единства; объединение людей, связанных, скорее, внешними обстоятельствами - скукой советского застоя, переживаемого в провинциальном городке с большой культурной традицией.

Психологическая, нежели психопатическая, как вычитывается из заявки, структурная единица, не претендующая на базис определённого стиля жизни; раскованная, не лишённая юмора, игра, позволяющая раздвинуть рамки обыденности за счёт запретов (в основном, бытовых, а не политических).

Куратор Петер Вайбель разместил половину Основной экспозиции (другая её, бОльшая часть, почему-то, расположена в Artplay; ну, то есть, вопрос не в том почему на Artplay, место-то хорошее, намоленное, а зачем надо было членить выставку на половины) «Переписывая миры» в том же помещении пятого этажа, где на Второй биеннале показывали выставку американского видеоарта, а на Третьей Олег Кулик разыгрывал своё теневой театр, ставший прологом к последующим мистериям и литургиям - в бетонном, необработанном пространстве, кажущимся сырым и промозглым (отсутствие перегородок, скрадывающих пространство на других этажах) как бы опускает тяжёлый потолок на ещё более тяжёлый пол, искажая перспективу и превращая территорию едва ли не в щель.

Внешний, игровой взгляд задевает «некроэстетику» тематически, но не метафизически: пластический эквивалент страха и смирения, веры в загробное и прочих милых штучек не переживается незыблемой данностью, но конструируется за счёт затрагивания спектра определённых мотивов, передаваемых неповторимым соединением языка медицинских брошюр, детских ужастиков, гигиенического распутства и ложной многозначительности, возникающей из тотального советского умолчания.

Если десадовских либертенов всё время тянуло спрятаться, дабы предаться законному и заслуженному наслаждению, то питерские трупаки, сообразно мировым мифологиям и собственным темпераментам, всё время тянет наружу, на волю и на свободу - некротанец шатуна-подснежника и есть момент переживания уже ничем более не сдерживаемого своеволия; свободы и возможности делать всё, что захочется.


Именно поэтому Юфит со товарищи постоянно стремятся в леса и в поля, на природу, которая равнодушна к проявлениям непонятной ритуальной активности.

Совсем как в случае с московскими концептуалистами, тоже, ведь, время от времени выбирающимся за город (застой даже столицу делает провинциальной).

Однако, при всей своей типологической схожести с «Коллективными действиями» (власть концепта над пластической убедительностью и шевеление вокруг пустотного канона: в самом деле, что живой художник может знать о смертном и, тем более, посмертном джазе?), «некрореалисты» делят эту рифму с другим ленинградско-питерским художественным сообществом - «Новой Академией», группирующейся вокруг Тимура Новикова и наиболее продуктивное смысловое поле, как мне кажется, возникает из-за трений (смычек и расхождений) со своими земляками, нежели со столичными пустотниками.

Впрочем, я могу и ошибаться.

Экспозицию в Ермолаевском, против привычного расписания, выстроили не как всегда сверху вниз (поднимаешься на пятый этаж на лифте, откуда, осматривая этаж за этажом, постепенно спускаешься к гардеробу), но, оксюмороном, снизу вверх, из-за чего смысл выставки слегка откорректировался буквальностью восхождения.

Куратор Олеся Туркина придумала очень хорошее и постепенно нагнетаемое сгущение, начинающееся со спокойной экспозиции второго этажа через ритмическую организацию третьего и четвёртого к апофеозу регулярности (графических и живописных ритмов, рам и самих холстов).

Этому помогает так же удачная находка со стволами деревьев, которыми как бы «проложены» страницы монографической выставки.

(Мне показалось, что присутствие деревьев должно нейтрализовать возможный метафизический вред самодеятельного некрофильства, которым балуются авторы; то есть, стволы использованы в роли тотемов).

Лестницы украшены страницами из анатомических атласов и медицинских книг, перепечатанных в привычном питерском стиле с лёгкой небрежностью, лишающей высказывания даже намёка на форс или фасон.

Так же все этажи выставки встречают зрителя эпиграфами из замороченных таблиц с выкладками, высосанными из пальца - игра в наукообразие здесь вскрывает приём несерьёзного отношения и ко всему остальному мирозданию.

Единственное, что объединяет, может объединить, подельников по сопротивлению, серо-чёрная гамма большинства работ, оголтелая и бескрайняя монохромность, к которой прибегали не сговариваясь.

Не сговариваясь?


Ранние работы более мудрены и несговорчивы, локальны; более поздние, осознавшие и прочувствовавшие тренд, более масштабны и, что ли, сюжетны.

Это не «сила зрелого мастера», но развитие синдроматики, всё более и более овнешняющей заговоренные места.

Голая суггестия сочится и проступает чёрно-белыми немыми стигматами (только на начальном этаже «Некрореализма» юфитовскую инсталляцию сопровождает звук противного, регулярного бурения или же зуда, а так в музее почти как на кладбище, тишь да благодать) - то ли сурового стиля, то ли немецкого (или какого угодно) экспрессионизма, немой вопль которого достигается и с помощью монохромного минус-приёма, но, по большей части, через искажения формы, через деформации и деформацию.

Четыре экспозиционных этажа Туркина разыгрывает по одной и той же схеме.

Если стоять спиной к лестнице, то справа закуток с инсталляцией, слева - отгороженный бокс с видеотрансляцией (рядом с экраном обязательно висит смазанная, плохого качества, фотография чьей-то головы).

На первых двух этажах за чёрной шторкой дают нарезки из самых разных фильмов, снятых ещё 35-мм камерой; на двух верхних этажах дёрганные и суетливые клипы превращаются в плавные фильмы со звуком и осмысленной чередой планов.

Многие фильмы, или плохо сохранившиеся или же специально расцарапанные, почти напрямую отправляют к эстетике немого кино и дозвукового гротеска, удваиваемого распечатками знаковых кадров - с густой театральной росписью лиц, превращённых, превращаемых в маски.

Инсталляции показались мне менее удачными - две из них перебарщивают с наукообразием (графики и схемы вместо фотографий и погост на плазменном экране большого телевизора), третья, посвящённая учёным-естествоиспытателям (скупые портреты по стенам, обугленная человеческая фигурка на помосте посредине), неубедительна пластически.

И тогда понимаешь, что лучше всего у «Некрореалистов» получается плоскость. То есть, нечто застывшее и заиндевевшее.

Постановочное. Постановка.

То есть, безусловно, это искусство здоровых людей. Правда, слегка балованных.

Лишённая трепета и потусторонних завываний, реакция материалиста на собственные ощупываемые страхи, создающие в атмосфере социальной и бытовой духоты особенные эффекты и искажения.

Но не литература и это уже, само по себе, хорошо; никакой литературности, да.

Но и никакой метафизичности, которую можно найти в буквализме репортажных фотографий Бориса Михайлова или постановочных Арсена Савадова, которые хотя и не обращаются напрямую к теме разложения, гниения или постмортальной гальванизации, обыгрываемых с помощью чучел, манекенов, раздетых кукол, голых деревьев, железнодорожных насыпей и прочих зон отчуждения, рукодельной научной фантастики и пыльного науч-попа, воздействую в избранном некрореалистами направлении куда серьёзнее...

Мне-то, честно говоря, грезились маньячные алтари, которые кинематографические одержимцы выстраивают в подвалах собственных жилищ - как в «Молчании ягнят» или схожих по духу кинолентах, когда обязательно мерцают свечи, в пухлых дембельских альбомах стонут куски расчленённых жертв, летают бабочки, а зеркала украшены искусственными цветами.

И ещё этот приторно-слаедкий запах вокруг; запах непроветриваемого и повсеместно тёмного помещения, в котором нет ни смены времени суток, ни времени года.

В таких композициях (дрова в камине второго этажа ММСИ всё же на алтарь не тянут), намекающих на «Экстаз святой Терезы» Бернини нет ничего вызывающе радикального, открытого или отверстого, однако, смотреть без содрогания на эти кладбища домашних животных (кстати, вот кости ещё - тоже, знаете ли, весьма сильно действующая аллегория и, одновременно, вещдок) невозможно.

Особенно если камера дрожит мелким бесом и юлит, что суккуб.

А тут, понимаешь ли, обычное дегенеративное искусство, упивающееся своей академичностью и включённостью в дискурс – совсем как у соседей по эпохе и бараку, собранных и воспитанных Тимуром Новиковым.

«Новая Академия. Санкт-Петербург» в фонде «Екатерина». Куратор А. Ипполитов

Первое, что бросается в глаза на выставке, собранной Аркадием Ипполитовым для фонда «Екатерина» (14 художников, 40 коллекций, около 200 творений) это обилие сюжетов из классики мирового искусства.

Выставки 4-ой московской биеннале современного искусства раскиданы по всему городу. Некоторые из них группируются на Винзаводе или в АртХаусе или же на Проекте_Фабрика. Однако, самые интересные и зрелищные, исполненные смыслов, по странному (?) стечению обстоятельств сконцентрированы именно на Artplay по соседству с основным проектом «Переписывая миры». Инсталляция Сергея Браткова «Коллекция». Архитектурная выставка «Реликварий» Юрия Аввакумова. А так же «МадиаУдар», приуроченный к фестивалю активистского искусства.

Тимур Новиков, лидер и идеолог Академии, брал готовые репродукции и вставлял их в свои тряпичные коллажи, ставшие эмблемой питерской культурной контрреволюции.

Другие живописцы легко и с чувством цитируют общеизвестные, легко (и не очень) узнаваемые шедевры из музеев мира, а то традиционные сюжеты или многократно использованные композиции (и в целом и по частностям).


Питерские художники конца ХХ века обильно цитируют историю живописи и скульптуры, словно бы осуществляя завет предшественников о тоске по мировой культуре.

Акмеисты, входившие в советскую эпоху со «старозаветным» бэкграундом как бы открывали некоторый исторический эон, который новоакадемисты закрывают своими многочисленными обнажёнными торсами да телами.

Их ведь, тоскующих по идеалу, вполне можно было бы назвать «новыми акмеистами» или же, что было бы ещё более точным, «новыми адамистами».

Подобно Набокову, придумавшему в «Аде» параллельную России страну Земблу, в которой не было Октябрьской Революции и развитие страны шло и идёт непрерывно и поступательно, Новиков со товарищи попытался подхватить, сшивая временной разрыв, особым [по-платоновски взвешенным] для современного глаза, отношением к красоте.

Всё как бы правильно и верно - академия на то и академия, чтобы прилежно штудировать находки предшественников (как это и положено продолжателям и наследникам всего того, что веками накапливало человечество), тиражировать жесты «палачей, ораторов и героев», устоявшуюся и, оттого, устойчивую иконографию, лишённую, впрочем, привычного содержания.

Сшивая и воскрешая, новые академисты поступали и поступают (некоторые из экспонатов этой монографической ретроспективы объединения, официально созданного в 1989 году, датированы десятыми годами XXI века) точно таксидермисты, беззаветно служа форме, не несущей никакого глубинного содержания, кроме того, что бросается в глаза при первом и самом общем приближении (цветастая и отнюдь не сублимированная гомосексуальность).

Ну, да, и тушкой и чучелком.

Рёскин отмечал, что утрата религиозности в венецианском искусстве приходится на время работы династии Беллини, которые были верующими художниками, чьи творения передавали трепетное трепетание Веры, а вот Тициан, следовавший за Джованни и незаконнорожденным Джентиле, выступает уже как чистый формалист, решающий сугубо технические задачи, сводя выхолощенную религиозность к цветовым пятнам и цветовым же решениям.

А речь, между прочим идёт о периоде между 1423-им, когда родился старший из детей Якопо и 1480-м, когда в мир пришёл Тициан.

С тех пор много чего и кого было, искусство миновало самые разные стадии, на каждой из которых оно теряло сокровенную масштабность обеспечения внешних эффектов внутренним горением.

Ипполитов сравнивает питерскую «Новую Академию» с аналогичным предприятием братьев Карраччи в Болонье, а это примерно веком позже, чем оба Беллини и Тициан, не говоря уже о салоне, в который классика окончательно выродится три века спустя, импрессионизм-экспрессионизм и прочие модерны и постмодерны, предлагающие в качестве религиозной доктрины правду отдельного человека, вполне естественно («а я так вижу») связанную с деформацией, а то и утратой фигуративности (читай, красоты в традиционном понимании её как гармоничного сочетания отдельных частей в целом).

Отменить отмену фигуративности невозможно; перепрыгнуть абстрактное небытие тоже.

Можно только воскреснуть с памятью о предыдущих воплощениях в каком-то новом виде и качестве, оформив тоску по утраченному (детству, целостности, Золотому или же Серебренному веку) в виде фантомных корчей, распятых на загрунтованных холстах и тряпочках с вклеенной внутрь дешёвой бижутерией.

Да, и про дешёвую бижутерию.

У советских и выросших во всём советском - собственная гордость и представление о прекрасном: московские концептуалисты сбегали за город на абсурдистские акции в окрестностях Киевогородского поля; питерские же концептуалисты, точно так же, как и их столичные коллеги работавшие с официальными языками и штампами искусства (правда, не местного, но европейского), сбегали, как могли, внутрь канона.

Внутрь учебника.

Внутрь алпатовской хрестоматии.

«Некрореалисты» точно так же комментируют непроисходящее в Питере, стоящем на болоте и состоящем из него, балансируя на игровой, но границе жизни и смерти, новые академики эту границу уже, как смогли, преодолели, десантировавшись на территории как бы чистого искусства.

Кстати, методологическая близость московских и питерских, явившихся как бы двумя разными ветвями одного дерева явлена не только в одной, весьма неброско расположенной куратором иконе, где святой Илья <Кабаков> сидит за одним столом со святым Владом <Монро>, но и в многочисленных панно Олега Маслова и Виктора Кузнецова, работавших с темами и лейтмотивами «большого каталога» точно так же, как москвичи А. Виноградов и В. Дубосарский работали с коммунистическим иконостасом.

И то, что стиль Маслова и Кузнецова выглядит тщательнее и ярче (стилизованнее, символичнее, так что Морис Дени и группа «Наби», обильно представленные в «Эрмитаже», заменившем ленинградско-питерским мастерам «Азбуку» и «Родную речь», отдыхают) столичных аналогов сути не меняет.

Следить за кураторской мыслью здесь не менее интересно чем за разработкой одних и тех же инвариантов.

За-такт выставки, в фойе, Ипполитов выносит три больших полотна, обобщающих главные идеи «Академии» - широкоформатный римейк «Афинской школы» Рафаэля, женский портрет, работы Ольги Тобрелутс, отсылающий к женскому же портрету Марии Аннунциаты Антонелло де Мессина и иллюстрации Георгия Гурьянова к роману Жана Жене «Керель».

Дальше, если смотреть выставку по часовой стрелке, идёт несколько залов с самыми большими и яркими живописными работами новых академистов: Ипполитову важно, во-первых, оглушить зрителя количеством (категория качества в современном искусстве отсутствует не только у модернистов, но и пластических контрреволюционеров) на пределе доступной ему «громкости» и яркости, а, во-вторых, снять с товарищей Новикова подозрение в отсутствии внятных пластических навыков.

Получилось.

Именно поэтому все фотографические работы и вручную раскрашенные принты изгоняются на третий этаж, в царство работ менее форматных и больших, на втором же вывешивается всё самое эффектное и гордое.

Это и наиболее затейливые ассамбляжи самого Новикова («тряпочки«), обычно выполняющие в музеях роль выставочных приправ (кетчупа), но на выставке «новых академистов» оказавшиеся всё связывающей «слюной», а так же рукодельно изящные полотна, отсылающие к Леонардо, вновь к Рафаэлю, вновь к Мессине и Пинтуриккьо (известным портретам в полный рост Св. Себастьяна и Рыцаря в латах приделаны головы Леонардо ди Каприо и Элвиса Пресли).

Здесь же выставлены самые известные картины Георгия Гурьянова с матросами и моряками, в лодках и без, самые, пожалуй, беззастенчивые и откровенные.

Это позволяет, кажется, впервые ухватить постоянно ускользающую пластическую суть «Новой Академии», кочующую как набор одних и тех же иллюстраций и репродукций из книги в книгу и из журнала в журнал.

Я-то больше всего опасался увидеть на выставке тяп-ляпистости и отсутствия трудоёмкости, ан нет: самый пластический сомнительный Владислав Мамышев-Монро «сослан» в самый последний зал третьего этажа (большие чёрно-белые фотографии в образах, автопортрет в духе Уорхола, а так же несколько вертикальных холстов).

За зал до Монро, в проходной комнате с камином, Ипполитов позволяет себе лёгкую кураторскую шалость, маскируя под работу современного художника-академиста многофигурный эскиз Генриха Семирадского, пожалуй, самого академичного из российских академиков второй половины XIX века (олимпийца и символа художественной затхлости, замшелости, а так же полной оторванности от современной ему реальности).

Набросок Семирадского заткнут таким образом, что на него просто не обратить внимание и, устав от декоративной избыточности нынешних профессоров-академиков, пройти мимо.

Ан нет, в этой ехидной (если не язвительной) рифме куратор, что называется, вскрывает приём, актуализируя методологические схожести и не менее методологические различия со «старым мiром».




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Карл Брюллов и графиня Юлия Самойлова

История любви в картинах

Ах, что за молодежь нынче? Где благородство? Где скромность и достоинство, которыми так отличались барышни ХІХ века? Некоторые из них, действительно, падали в обморок от одного намека на грубое слово. Но такие вряд ли становились музами. А вот графиня Юлия Самойлова была музой самого Карла Брюллова. И жизнь вела такую, что и неробкого десятка барышень могла бы вогнать в краску рассказами о своих похождениях.

25.02.2019 19:00, artchive.ru


Музы Пабло Пикассо

Недолгие романы и супружеские отношения

Для самого «дорогого» художника в мире – Пабло Пикассо – женщины значили очень много хотя бы потому, что они были моделями для его скульптур и картин. Впрочем, с некоторыми из них отношения заходили гораздо дальше: точное количество муз Пикассо, пожалуй, не сможет назвать никто, однако по меньшей мере семь из них оказали на художника серьёзное влияние.

19.02.2019 19:00, Иван Штейнерт, diletant.media


Фрида Кало и Диего Ривера

История любви в картинах

Романтические натуры сказали бы, что Диего и Фриде было предназначено судьбой прожить жизнь вместе. Но эта любовная история была очень далека от идеальной. Безудержная страсть в ней переплеталась с всепоглощающей злостью, нежность — с предательством, преданность — с ревностью, любовь — с болью.

17.02.2019 19:00, artchive.ru


Вандалы в российских музеях

Как портят музейные реликвии и крадут ценные экспонаты

Кражи и порча экспонатов советских и российских музеев происходили всегда, хотя не в таких масштабах, как на западе. И дело не только в недостатке востребованных у фанатичных коллекционеров шедевров. Многие годы при советской власти заслон на границах для вывоза предметов искусства был поставлен довольно прочный, да и после распада СССР контрабандистам легче не стало. Но все равно крадут, продают, калечат все, что плоховато охраняется. А на эффективную защиту у множества музеев средств не хватает. Только в ведении Министерства культуры больше 2 тысяч объектов, сколько еще галерей и хранилищ в других структурах, никто не считал. И везде хранятся уникальные предметы.

10.02.2019 19:00, kulturologia.ru


Картина Веласкеса «Сдача Бреды»

Толкование на разных уровнях

Это очень просто. Как всегда это бывает у Веласкеса, всё очевидно, надо только уметь смотреть и стараться понять, на что смотришь. Зритель видит тот самый момент, когда оборона города разрушена. Осада завершилась победой осаждающих, город пал.

28.01.2019 19:00, Максим Кантор, peremeny.ru


Сальвадор Дали и Гала

История любви в картинах

Совместная жизнь испанского художника и его русской жены была яркой, насыщенной, полной скандалов и сплетен. Насколько сильно ненавидел ее мир, считая алчной, хитрой и расчетливой, — настолько превозносил ее Сальвадор, называя «победоносной богиней». Она была неиссякаемым источником его вдохновения: он писал ее портреты в течение многих десятков лет в разных стилях и техниках. Позволим этим картинам рассказать историю их любви.

22.01.2019 19:00, Наталья Азаренко, artchive.ru


Пабло Пикассо и Ольга Хохлова

История любви в картинах

О первой жене Пабло Пикассо как-то не принято хорошо отзываться. Ольгу Хохлову откровенно недолюбливали многие друзья художника. Да и сам он не скупился на нелестные оценки. А биографы Пикассо, по сути знавшие о ней только с его слов, редко удостаивали Ольгу серьезным вниманием. Была балериной, вышла замуж, родила сына, сошла с ума. Но чем эта женщина так привлекла Пикассо? Была ли их семейная жизнь несчастливой с самого начала? И как чувствовала себя Ольга, перед глазами которой сменялись любовницы Пабло, в то время как она оставалась его законной женой до конца своих дней?

15.01.2019 19:00, Евгения Сидельникова, artchive.ru


Классик поп-арта

Работы Дэвида Хокни, самого дорогого художника из ныне живущих

15 ноября аукционный дом Christie’s провел торги в Нью-Йорке. По итогам аукциона британский художник Дэвид Хокни, один из самых влиятельных деятелей искусства ХХ века, стал самым дорогим художником из ныне живущих. Покупатель, который захотел остаться анонимным, приобрел его картину «Портрет художника (Бассейн с двумя фигурами)» за $90,3 миллиона.

04.12.2018 19:00, buro247.ua


5 украденных шедевров живописи, которые до сих пор не найдены

Ван Гог, Вермеер и Пикассо

Шедевры искусства часто становятся жертвами нападений. В «Мону Лизу» швырялись камнями, Ивана Грозного с сыном исчертили ножом, в Матисса тыкали карандашом, картину Рембрандта «Даная» облили кислотой и порезали для большей убедительности. Люди, совершавшие эти поступки, придерживались своих личных целей, религиозных и политических убеждений или же просто страдали от различных психических расстройств. Но чаще всего людьми движет банальная жажда наживы, ради которой они совершают похищения известных полотен.

28.10.2018 19:00, Евгения Башурина, fraufluger.ru


Ещё одного «неизвестного Рембрандта» нашёл голландский арт-дилер

О картине «Пустите детей приходить ко мне»

Фигура на заднем плане навела арт-дилера Яна Сикса на мысль об истинном авторе картины, которую приписывают «Нидерландской школе». Он увидел автопортрет Рембрандта на полотне под названием «Пустите детей приходить ко мне» и более четырёх лет искал подтверждение своей догадке. Исследование и реставрация работы привели его к удивительным открытиям.

08.10.2018 19:00, artchive.ru






 

Новости

Пианист Борис Березовский построит «Артгородок»
21 марта в московском театре Et Cetera состоится театрально-музыкальный вечер, в котором примут участие пианист Борис Березовский, художественный руководитель театра Александр Калягин, телеведущий Александр Гордон, актёр и поэт Владислав Маленко, рок-музыкант Стас Намин, Ансамбль древнерусской духовной музыки «Сирин» и фольклорный ансамбль старинной казачьей песни «Вольница».
Умер Владимир Этуш
Народный артист СССР скончался на 97-м году жизни.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Нарьян-Маре
28 февраля 2019 года в рамках проекта Ресурсный центр «Открытое наследие» в Ненецкой центральной библиотеке им. А. И. Пичкова в Нарьян-Маре директор НП «Викимедия РУ» Владимир Медейко провёл семинар, на котором рассказал о теоретических и практических вопросах, связанных с авторским правом, общественным достоянием, открытыми и свободными лицензиями, особенностях работы библиотек в цифровую эпоху, представил проект «Открытое наследие» и созданные в его рамках материалы и передал несколько экземпляров книг.
В 2019 году вручат две Нобелевские премии по литературе
В прошлом году награду не присуждали из-за скандала, связанного с домогательствами.

 

 

Мнения

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.