Подписаться на обновления
19 сентябряЧетверг

usd цб 64.4290

eur цб 71.2391

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Кирилл Анкудинов, Майкоп   среда, 29 сентября 2010 года, 09:46

Серая зона
Литература online. На смерть поэта Александра Миронова. Вино беседы. Роман Джона Ле Карре «Особо опасен». Споры вокруг романа Ильдара Абузярова «ХУШ»


Александр Миронов // Фото: Алексей Балакин, gallery.vavilon.ru
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог







Горлышко винной стихии. Александр Миронов. Слепое пятно Ле Карре: Россия с поросячьим подтекстом. Рулетка с наклоном: засахаренное зло Абузярова.

Есть такая серая зона неопределённости, в которой чёрное начинает выглядеть белым.

Андеграундный «проклятый поэт» там превращается в наследника великих традиций, злодей — в героя, опасный исламский террорист — в няшного гламурного котёночка.

Радует ли меня эта серая зона?

Иногда очень радует, иногда огорчает, а иногда — бесит.

Чаша вина

Ушёл из жизни петербургский поэт Александр Миронов.

ХУШ: Хочу Умереть Шахидом. Ильдар Абузяров написал роман о боге и о Боге, о терроре и Терроризме. Ну и, разумеется, о нефти. Без неё теперь не обходится ни один современный метафизический роман.

Я и сейчас не слишком хорошо знаком с творчеством Миронова, а до некоторого (довольно недавнего) времени не имел никакого представления о нём.

Случайно наткнулся на потрясающую «Осень андрогина» и после этого стал наводить справки о Миронове, собирать информацию, искать стихи. Информация, конечно, обнаружилась — в «Новой камере хранения», в «Новом литературном обозрении».

Но этого мало. У меня нет недавно вышедшего мироновского сборника, я его не держал в руках и никогда не видел — один из тех редких вариантов, когда я всерьёз сожалею о своей невстрече с книгой стихов…

(Таких вариантов немного: хочу книгу Александра Миронова, хочу избранное Георгия Шенгели, хочу полный сборник стихов Леонида Мартынова двадцатых годов, хочу томик киевлянина Игоря Юркова — и это, пожалуй, всё на сейчас; а Анну Радлову пока так и не издали по-настоящему, Радлова — моё пожелание на будущее.)

Миронов — представитель постсимволистской линии русской поэзии ХХ века. Архинеблагодарнейшая ему выпала участь: русский постсимволизм обещал многое, но растворился почти бесследно, истаял на наших глазах.

У него не оказалось покровителей — ни земных, ни небесных (и тем он несчастливо отличен от постакмеизма и постфутуризма).

Александр Миронов очень типичен для ленинградского поэтического андеграунда шестидесятых-семидесятых годов. Он вообще эталонный «поэт из андеграунда». И в какой-то мере «проклятый поэт» — типа Бодлера или Верлена.

Но, удивительное дело, «проклятость» Миронова совершенно неагрессивна. «Тихая проклятость» — такой оксюморон. И бесспорная андеграундность Миронова — неагрессивна. И мандельштамовские интенции в его стихах — неагрессивны (странное дело для шестидесятых-семидесятых годов, когда Мандельштам вгонялся интеллигентами в советскую культуру чуть ли не ломом). И — вот что поразительнее всего — индивидуальность Миронова неагрессивна.

Александр Миронов — поэт неповторимый и узнаваемый, индивидуальный, личностный (своя интонация, свой круг тем, свой мир), но он собственной личностью никого не хотел победить (не напоказ, как митьки, а по-настоящему).

Если бы он жил не в Ленинграде-Питере, где у него сложился круг истовых поклонников, а в маленьком российском городе, он, пожалуй, так и остался бы неузнанным и невостребованным (например, как майкопский полудвойник Миронова Александр Адельфинский).

Первое слово, приходящее на ум, когда думаешь о Миронове, — гностицизм. Специфический русский гностицизм, льнущий к православию. Русскость — тёплая, клюевско-кузминская. Обилие бранных слов, жаргонизмов и обсценностей (но всё это ничуть не задевает — поэзия Миронова нежит, словно ласковое море, а вся мироновская похабщина — крепкая морская соль, она неотделима от моря). Огромная эрудиция — не демонстративная, но ощутимая. Общая обстановка мистериальности, загадочной и неуловимой…

Вотще я перебираю черты мироновской поэзии.

Александр Миронов был поэтом-иррационалистом, о нём нельзя, невозможно писать в рациональном ключе.

Елена Шварц (кстати, дружившая с Мироновым) говорила, что каждый подлинный поэт есть горлышко какой-либо стихии, что поэт не может не выражать в себе определённую стихию (лишь понять бы — и самому поэту, и всем остальным, — какую именно стихию).

Поэзия Александра Миронова в моём сознании — воплощение стихии вина.

Винная поэзия. Розовые краски, переходящие в густой осенний пурпур и багрец. Кислая сладость (сладкая кислотность). Незлое опьянение — сначала концентрирующее, а затем расслабляющее, усыпляющее, навевающее лихорадочные сны. Долгое послевкусие.

Сам Миронов писал в «Корабле дураков»: «Вино настоялось и кружится время…» «Кружится время» — от Мандельштама, а «вино настоялось» — это своё, исконное, мироновское…

Умер Александр Миронов — и с палитры русской поэзии навеки исчез оттенок — неброский и неповторимый.

Впрочем, поэт сейчас, наверное, в пёстром раю — в том самом раю, который был заранее им увиден и нарисован.

Ангел с улыбкой проходит мимо.
В небе беззвёздном недостижимо
Светится ЧАША.

Чечен, пришедший с холода

Джон Ле Карре — один из самых моих любимых писателей.

Роман Ле Карре «В маленьком городке на Рейне», по моему мнению, входит в десятку лучших зарубежных романов ХХ века (и, кроме того, является эталоном антифашистской прозы).

Когда я узнал, что Ле Карре собрался писать новый роман о Чечне, я поначалу неимоверно обрадовался.

Правда, потом, по мере досконального знакомства с его творчеством, моя радость стала таять: Ле Карре очень странно представляет русских людей, Россию, Советский Союз (да и весь мир социалистического лагеря тоже).

Нет, это не русофобия. Это некое «слепое пятно» в глазу умнейшего из европейцев.

Удивительное дело, Англия, Германия (ФРГ или нынешняя Германия), Италия, Юго-Восточная Азия, Ближний Восток, Африка в изображении Ле Карре точны и узнаваемы, но как только дело доходит до СССР, до современной России и даже до ГДР, тут-то начинает лезть лажа.

«Шпион, пришедший с холода» — роман замечательный в отношении сюжета и нравственной коллизии, но вся гэдээровская линия в нём — «развесистая клюква».

В «Русском доме» самая неубедительная фигура — диссидент Савельев. «Команда Смайли» — единственный на моей памяти пример плохого произведения Ле Карре, потому что его фабула полностью завязана на русских персонажах (этот роман к тому же отвратительно, наихалтурнейше переведён Т. Кудрявцевой).

И вот последний роман Джона Ле Карре — «Особо опасен» (М.: Астрель, 2009, довольно приличный перевод С. Таска).

О Чечне? И о Чечне в том числе. Действие романа разворачивается в Гамбурге, Чечня и Россия проходят по касательной его сюжета. Наверное, поэтому «Особо опасен» — текст неплохой. Но с поросячьим подтекстом, как сказал бы Веничка…

…В Гамбурге появляется странный долговязый парень — Исса Карпов (он же Иван Карпов). Сын советского полковника и изнасилованной им чеченки, Исса был облыжно обвинён российскими властями в исламском экстремизме, прошёл через тюрьмы и пытки, бежал в Турцию (там тоже вдоволь хлебнул тюрем и пыток), наконец добрался до Германии.

Зловещий отец Иссы был резидентом британской разведки и имел тайный счёт в венском банке, завещанный сыну. У Иссы — документы на наследство (идеалист Исса принципиально не желает пользоваться «кровавыми деньгами» отца, но эти «кровавые деньги» — его единственная зацепка с Европой).

Сердобольная молодая немецкая адвокатша Аннабель выводит Иссу на распорядителя счёта — пожилого банкира-англичанина Томми Брю (добавлю, что Аннабель немножко влюблена в Иссу, а Томми множко полюбил Аннабель).

Подозрительным гостем из Чечни заинтересовываются спецслужбы — германские и британские (тем паче что он фигурирует во всех интерполовских досье как опасный исламист).

Немцы поначалу хотят банально депортировать пришлеца обратно в Россию; британцы же намереваются с его помощью провернуть тонкую операцию. В Гамбурге проживает исламский проповедник и благотворитель доктор Абдулла, 95% своих фондов он тратит на добрые дела, но 5% — на тайное (и недоказанное) финансирование терроризма.

Если деньги полковника Карпова будут переданы Абдулле, он окажется скомпрометированным связью с «чеченскими террористами» и сядет на крючок спецслужб.

Всё идёт по плану, сделка между Иссой и Абдуллой успешно совершается, но тут в последний момент вмешиваются смежники дуроломы-американцы, они арестовывают Абдуллу и забирают его в своё тайное узилище.

Та же участь постигает бедолагу Иссу (попал паренёк из огня в полымя)…

Всё та же типовая коллизия Ле Карре — «парень, пришедший с холода», но разыгрывается она уже не в декорациях холодной войны, а в современной обстановке.

Вчера сражались с коммунистами, сегодня — с исламистами; войны идеологий приходят и уходят (вместе с идеологиями), но неизменен трагический конфликт: бездушная государственная машина против живого человека.

Джон Ле Карре — ни разу не левак и даже не либерал, он правый христианский гуманист, вроде Грэма Грина.

В новом романе Ле Карре хорошо всё. За одним исключением…

Присмотримся поближе к Иссе Карпову.

Получеченец-полурусский. Воспитывался отцом (кстати, эстетом и интеллектуалом) в русском духе. Однако верен памяти и этнозаветам матери — яростно идентифицирует себя чеченцем, неистовый мусульманин.

Любимые герои у Ле Карре — всегда на грани разных наций (кровью и духом). Евреи (чуждые еврейству), полуевреи, полукровки всех мастей — «одинокие атомы» — вот извечные избранники Ле Карре.

…Вернёмся к нашему Иссе. Парень запуган, у него мания преследования — внимание: клюква номер раз! — Исса смертельно боится «агентов КГБ».

Единственное желание Иссы — врасти в умму Запада, стать хорошим врачом и делать добро. Исса любит русскую классическую литературу (читает Тургенева) и русскую журналистику — Аннабель носит в его схрон — внимание: клюква номер два! — российские газеты «Огонёк» и «Новый мир».

Часами чеченский парень слушает классическую музыку — Чайковского и Рахманинова…

…Мне приходилось иметь дело с чеченцами — и в Майкопе, и в Москве, и в армии (к слову, ни один чеченец не сделал лично мне ничего плохого).

Потому не соглашусь с блоговыми рецензентами, утверждающими, что чеченский парень, релаксирующий под Рахманинова, — это фантастика.

Это как раз не фантастика.

Фантастика и невероятность — образ Иссы Карпова в целом (и, кстати, образ его отца, полковника Карпова, зверя-насильника и тонкого интеллектуала одновременно, — также клюквенная рашен-фантастика). Думаю, что такое точечное извращение реальности — симптоматическое явление.

Европейцам хочется быть гуманистами — их тянет понянчить, потетёшкать, прижать к сердцу кого-то. Удобнее заниматься этим делом, если «кто-то» — маленький и забавный, а не огромный и страшный.

Но вот незадача, добрый слон — огромный и страшный, ручной медведь — огромный и страшный, а королевская кобра и шаровая молния — маленькие (и могут показаться забавными — поначалу и издали).

В реальности к совестливой адвокатше Аннабель и к симпатичному банкиру Томми из Чечни нелегально явится отнюдь не любитель Рахманинова, а кто-то другой (в 99 из 100%). И тогда Аннабель с Томми вздумают потетёшкать королевскую кобру или любовно расцеловать шаровую молнию…

Ведь исламизм — действительное явление.

Напомню, что все гуманистические пляски Ле Карре протекают на фоне 11 сентября. И The New York Times расхваливает роман «Особо опасен» как «наилучшее осмысление последствий 11 сентября».

А меня не оставляет впечатление, что гуманизм сего романа явно осуществляется за чужой счёт. В частности, за счёт России. И за счёт США тоже.

Такой вот поросячий подтекст я в нём нахожу…

Тараканы в сахаре

Продолжая тему исламизма…

Многие возмутились тем, что я назвал роман Ильдара Абузярова «ХУШ» «бесстыже оправдывающим исламский терроризм» (в первых рядах недовольных — Андрей Рудалёв).

Хочу объясниться.

Ильдар Абузяров — хороший писатель (и обаятельный человек). Но «ХУШ», по моему мнению, действительно оправдывает исламский терроризм. Притом делает это пускай не бесстыже (я тут погорячился в формулировке), но очень неприятным способом…

Существуют две плоскости бытия.

Локальная мода на Елену Шварц оказалась противоядием против тогдашней «приговщины». Сам Пригов, умный и тонкий человек, был менее всего повинен в «приговщине». Обстановка девяностых годов искажала и путала всё, делала чудовищ из лабораторных мышей.
Мило-лабораторная «приговщина», раздувшись в ядовитой атмосфере девяностых, чуть было не схарчила и лирику, и поэтический пафос, и поэтическую экзистенцию, и поэзию как таковую.
Но было противоядие, были стихи Елены Шварц — странные, (как бы) хаотические, бурные, грозные, грозовые, клубящиеся, узкоготические, вакхические, отчасти христианские, отчасти чуть ли не демонические.
Они, эти стихи, уверили нас в том, что поэтический пафос, экзистенция — и даже вдохновение — есть и пребудут. Что Поэт — не пыльное убожество с «милицанером» за пазухой. Что Поэзия — это стихия, страшная и величественная.

Первая из них — то, что в восточной традиции называется «кармой», а в западной — гегелевской «объективной реальностью». Это бесконечное сопряжение причин и следствий.

В этой плоскости не может быть ни добра, ни зла, поскольку всякий человеческий поступок детерминирован и потому неизбежен.

Однако в нашей жизни есть добро и зло.

Ибо существует другая плоскость — назову её экзистенциальной (в противовес к первой, гегелевской).

В этой плоскости человек может (и должен) действовать вопреки карме, объективной реальности, логике вещей… Добро появляется вопреки. Зло присутствует само по себе. Кстати, весь Джон Ле Карре — об этом

В нашем мире имеет место то, что я безусловно могу назвать злом. Допустим, серийный маньяк-детоубийца Чикатило. Он — зло. В моих личных ценностях зло — это террор. Любой террор. Хоть когдатошний народовольческий и эсеровский, хоть нынешний скиновский и антифовский, хоть исламский. Я уважаю ислам как одну из мировых религий, но я ненавижу исламский терроризм.

Для меня все государственные правоохранительные органы — зона серого цвета (пускай местами доходящая до почти чёрных колеров, ан всё же не чёрная, а лишь интенсивно серая). А террор, терроризм и все террористы для меня — однозначное зло, сплошная чёрная зона (иногда обманно бликующая белым).

Может ли писатель сделать предметом исследования зло?

Возможен ли литературный текст о Романе Чикатило?

Безусловно, возможен. Более того, возможен текст, который породит в нас некое сочувствие к Чикатило, притом что мы будем твёрдо осознавать: Чикатило — это зло.

(Сочувствуем же мы Вассе Железновой, понимая, что Васса — неплохая и одарённая женщина, служащая злому делу, и что финальный крах её дела — заслуженный.)

Но бывает иной, лёгкий, удобно-беспечный путь живописания зла.

Представим, что писатель Икс, создавая прозу о Чикатило…

1. Сначала рисует Рому Чикатило слабым и хилым ребёнком, над которым все издеваются, несчастным гадким утёнком.

2. Затем показывает его же хрупко-красивым гламурным «мальчиком с умом и талантами».

3. Демонстрирует читателю: беды Чикатило не прекращаются и в довершение его бросает возлюбленная.

4. Живописует мир вокруг Чикатило кошмарным и достойным гибели.

5. Выводит всех жертв Чикатило в максимально чёрном свете (женщины — шлюхи, дети — вороватые дебилы-вырожденцы, подростки — безжалостные мерзкие извращенцы).

6. Смакует муки Чикатило в советских застенках.

7. Наконец, восклицает в эпилоге, картинно воздевая руки: «Я посмел сострадать изгою Чикатило, за это сейчас меня заметёт ОМОН!!!»

Будет ли такая проза справедлива?

«Малое добро», будучи не в силах справиться с чистым злом, изжить его, засахаривает чистое зло, покрывает чёрного таракана злодеяний сладкой глазурно-гламурной корочкой.

Так в некоторых консервативно-православных кругах засахаривают богомерзкого Гришку Распутина — исключительно из дискурсивного эгоизма.

Вчитайтесь в «ХУШ», и увидите, что этот текст устроен как рулетка с наклоном: все шары неизменно падают в одни и только в одни лунки.

Родных одного из хушевских мальчиков убили на его дне рождения, во время семейного праздника (как тут мальчику не уйти в исламский террор).

Беспроигрышный приём. Однако в предыдущем номере «Октября» публиковали текст автора, не любящего ислам; там родных главного героя убивали на его дне рождения, во время семейного праздника, мусульмане.

Приёму ведь всё равно, кто его (ис)пользует и в каких целях…

Сентиментальность и последующая жестокость (так называемая активная сострадательность) — вечные спутники глупости. Дураку жалко розы, и он из жалости к розам топчет фиалки; другому дураку жаль фиалки, и он из жалости к фиалкам топчет розы; в результате — ни роз, ни фиалок. Сентиментальность глупа — умно бесстрастие.

А литература, сознательно вызывающая сантименты дураков, лишена стыда (вот почему у меня по отношению к «ХУШу» вырвалось слово «бесстыже»).

Ведь такая литература опасна. Не потому, что нечто написано на бумаге. А потому, что бумага с кривыми словами способна подменить для нас действительность.

Был писатель Анатолий Приставкин, бывший детдомовец и очень сострадательный чел. Написал он роман «Ночевала тучка золотая» — о чеченцах и Чечне.

Все решили, что это реальность, стали руководствоваться соответственными настройками по отношению к чеченцам и к Чечне. А потом Приставкин тиснул «Золотого палача», и все увидели, что произведения Приставкина — не романы, а детдомовские романы.

А реальность-то изменилась — вместе с настройками, и назад её уже не вернуть. Такие дела…




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Андерсен и Линд

Сказочник для Снежной королевы

Он был старше ее на четырнадцать лет, сутулый, и выглядел нелепо, одевался в костюмы на несколько размеров больше, носил с собой веревку и славился своим на редкость неуживчивым характером. Однако мечтам этим сбыться было не суждено — роль ему доверили одну-единственную, и ту, как сказали бы сейчас, «в массовке». «Слишком уж некрасив!» — говорили ему прямо в глаза. Он и вправду не блистал красотой: маленькие глаза, огромный нос, высокий, худой, длинные руки с большими пальцами...

08.09.2019 19:00, kstolica.ru


Соло для Людмилы Улицкой

О жизни с теплыми воспоминаниями

Бывает, хочешь что-то сделать, бьёшься, мучаешься, а всё равно ничего не выходит — масса препятствий. А потом вдруг что-то меняется, и всё получается. «Значит, ветер подул в спину» — такую формулировку вывела писательница Людмила Улицкая. А в какие моменты жизни она сама ловила это ощущение — ветер в спину?

23.08.2019 19:00, Елена Якович, story.ru


Гражданин актер

Как Маяковский сделал уникальную для русского поэта карьеру киноактера

О карьере Маяковского-актера написано очень мало. Поэт снялся всего в трех картинах (к одной из которых даже «соорудил сценарий»), а сохранилась из них лишь одна — «Барышня и хулиган», снятая и вышедшая в прокат в 1918-м. Играть Маяковскому очень нравилось, но, по словам Лили Брик, он «мог изобразить только себя». Об однообразной мимике поэта, а также его удачных и неудачных ролях — в сокращенной главе «Лицо с экрана» из книги филолога Александра Пронина.

05.08.2019 19:00, Александр Пронин, theoryandpractice.ru


Правила дуракаваляния

Жизнь сама помогает

Писатель Андрей Битов уверяет, что никогда в жизни ничего специально не добивался. А всему в своей жизни он обязан очень русскому явлению — лени.

09.07.2019 19:00, Вера Харитонова, story.ru


Вид Sapiens, возможно, скоро исчезнет

Писатель Алексей А. Шепелёв о книгах-бестселлерах Юваля Харари, незаметно наступившей технотронной эре и школьном образовании

В России выходит новая книга популярного израильского историка Юваля Ноя Харари. На днях показали интервью с автором в передаче В. Познера. Месяц назад я как раз прочёл нашумевший бестселлер «Sapiens: краткая история человечества», а теперь заинтересовался и «Краткой историей завтрашнего дня» с «21 уроком для XXI века».

08.07.2019 16:00, Алексей А. Шепелёв


Набоков hate machine

Автор «Лолиты» расставляет точки над нелюбимыми писателями

Гоголь — жалкий морализатор, Стендаль и Бальзак — бездари, Достоевский банален и безвкусен: Владимир Набоков любил ниспровергать литературные авторитеты и совершенно не стеснялся в оценках и выражениях. «Горький» вспоминает, кому из писателей от него больше всех досталось. Чтобы ранжировать градус набоковской ненависти, мы поставили каждому писателю от одной до пяти звездочек — наподобие того, как указывают остроту блюда в ресторанных меню.

07.07.2019 19:00, gorky.media


Русские писатели об экологии

Произведения русской литературы, в которых поднимались вопросы защиты окружающей среды

Сегодня о проблемах экологии говорят повсюду: в печати, по телевидению, в интернете, на автобусной остановке, в метро. Но кто же сказал первым, кто обратился в этой теме ещё в XIX веке, кто заметил начало этой губительной тенденции уж тогда, когда круг экологических проблем ограничивался необоснованной вырубкой помещичьей рощи? Как это часто случается, первыми здесь были «голоса народа» — писатели.

06.07.2019 19:00, Мария Молодцова


Сергей Довлатов и Светлана Меньшикова

Эпистолярный роман, который спас жизнь

Это была светлая и чистая история взаимоотношений неизвестного тогда Сергея Довлатова и девушки, чью фотографию он увидел в газете. Это были первые яркие чувства, наполненные надеждой. Девять месяцев и сотни писем, в которых заключались тогда ожидание, счастье и верность. Позже Сергей Довлатов, став знаменитым писателем, признается: в далёкие 60-е годы Светлана Меньшикова спасла ему жизнь.

05.07.2019 18:00, arov, kulturologia.ru


Эмир Кустурица: «Грамотный человек исчез…»

Речь Эмира Кустурицы на открытии 60-й Белградской книжной ярмарки

Быть грамотным в прошлом веке означало — быть уважаемым! Это немало... а зачастую значило еще больше! Вспомним слова Габриэля Гарсиа Маркеса, что он писал только для того, чтобы быть любимым!

30.06.2019 19:00, Эмир Кустурица, Светлана Голяк, izbrannoe.com


Дачная культура

Фермер Толстой, садовод Чехов и огородник Пастернак

Антон Чехов мог вырастить дерево из палки, Лев Толстой снабжал яблоками Москву, а Борис Пастернак любил копать картошку: рассказываем о писателях, которые занимались садоводством, ухаживали за огородом и просто любили бывать на даче.

25.06.2019 19:00, Мария Соловьева, culture.ru






 

Новости

«Викимедиа РУ» подготовила рекомендации по «Открытому наследию»
В рамках проекта «Открытое наследие», выполняемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов, в 2018—2019 годах НП «Викимедиа РУ» совместно с Ассоциацией интернет-издателей проведено исследование причин, препятствующих публикации в открытом доступе культурного наследия России.
Подведены итоги второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019»
Подведены итоги и награждены победители и призёры второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019», проходившего с 1 июня по 14 июля 2019 года. Призовой фонд мероприятия, проводившегося некоммерческим партнёрством «Викимедия РУ» в рамках проекта Ресурсный центр «Открытое наследие» за счёт средств гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, составил 201 000 рублей.
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» про писателя Владимира Сорокина
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» — о русском писателе, драматурге и художнике Владимире Сорокине. Картина появится в прокате с 12 сентября.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Анапе
1 августа 2019 года в стенах Центральной библиотеки города Анапа прошла презентация ресурсного центра «Открытое наследие» для представителей библиотечного сообщества муниципального образования города-курорта Анапа. Пред представителями 29 филиалов Централизованной библиотечной системы выступили представители НП Викимедиа РУ Станислав Александрович Козловский и Дмитрий Александрович Жуков.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Анапе
1 августа 2019 года в стенах Центральной библиотеки города Анапа прошла презентация ресурсного центра «Открытое наследие» для представителей библиотечного сообщества муниципального образования города-курорта Анапа. Пред представителями 29 филиалов Централизованной библиотечной системы выступили представители НП Викимедиа РУ Станислав Александрович Козловский и Дмитрий Александрович Жуков.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.