Подписаться на обновления
15 августаСреда

usd цб 66.7535

eur цб 76.2325

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Худлит  Острый сюжет  Фантастика  Женский роман  Классика  Нон-фикшн  Поэзия  Иностранные книги  Обзоры рейтингов 
Игорь Фунт   четверг, 1 июня 2017 года, 17:00

Рваная тельняшка Васко да Гамо, или вагон прокладок от Procter & Gamble
Рецензия на новый авантюрный роман Максима Кантора «Азарт»


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




«Сломанная машина (огромный ржавый мотор, больное сердце корабля) занимала большую часть помещения и выглядела как гигантский сундук, из которого там и сям торчат рычаги и колесики. Стоял сундук посередине и использовался как большой обеденный стол».

«Все эти ваши современные художники – обыкновенные паразиты!»


Вот оно, преимущество жизни в свободном мире…

Кантор

Владей собой среди толпы смятенной.

Киплинг

Все эти жалобы, экстазы, взрывы смеха,

Богохуления, Te Deum, реки слёз,

То – лабиринтами умноженное эхо,

Блаженный опиум, восторг небесных грёз!

Бодлер. Маяки. Пер.: Эллис.

Начну с конца, как говорится. Что представляет из себя текст, о коем пойдёт речь.

Честно: предыдущий канторовский «Красный свет» я до конца вытянуть не смог. То ли слаб интеллектуально, то ли юмора не хватило дотерпеть. Хотя юмором там и не пахло. В отличие от рецензируемой книги.

«Вот это моё!» – воскликнул с первых же по-волошински «акварельных», аккуратно-неторопливых «солнечных» мазков.

Тем более что как блестящего графика, живописца, искусствоведа, да и беллетриста-публициста знаю Максима Кантора великолепно! – многие из его вещей: прозаических зарисовок даже вызубрил наизусть. Просто одну пору пытался составить сборник из его полемических заметок – острых, глубоких, ярких! – периода крайней активности в соцсетях. Но не вышло… – да и не в этом суть. (Хотя палубный хронометр тикает, стоимость дневников растёт.)

А суть – в бесконечных аллюзиях, аллюзиях, аллюзиях…

Тридцатилетняя война 17 в., Робинзон Крузо, Древняя Греция, римские императоры, непредвзятый «софист» Камю, Калигула – прото-люди из пещерных прото-времён. Экстраполированные в вечность неизбежных вопросов: «Империя сизифов, управляемая Калигулой… В какой момент имперская власть становится сизифовым трудом?..» – Похожих императивов, не требующих разрешения, сонмы. Но есть и те, которые ответа требуют.

Незримо-тонкий юмор Домье. Самоирония, колоритные сюжетные линии. В общем, ван Остаде, Питер Клас, Санредам, Терборх – все малые, и тем милые, голландцы в одном флаконе. Прикрытые накидкой Рембрандта с неизменно вангоговской оторочкой: «Близость холодного северного моря, катящего тяжёлые волны, повлияла на характер домов: они сжались в тесную шеренгу, плечо к плечу, чтобы согреться под ледяным ветром. Мы дошли до дома номер тринадцать, всё было в точности так, как нарисовано на картинах Яна Стена; он, судя по всему, был парень наблюдательный. Кривая дверь впустила нас в прихожую, и сразу – косые ступени лестницы», – «по-голландски» скрупулёзно выписан интерьер вступления к роману. (Молчу про вермееровскую кристаллизацию в изображении внешности героев: «Допустим, входит толстый человек. Он не скрывает своей грубой жирной природы именно потому, что духовно он чист. Так понятно? <…> Живот – это парус свободы в океане лицемерия. Жир дан, чтобы согреть искреннее сердце».)

Впрочем обмолвлюсь, «Красный свет» – в некотором роде политический памфлет, как его прозвал достопочтимый литературный критик Виктор Топоров. Я же – критик точно не по данной теме! – не политический я, увы. (Хотя без политики здесь, разумеется, не обошлось. В виде сардонического экзорцизма.)

И представляете, дорогие друзья, насколько я был рад, когда Максим Карлович выслал мне произведение, прямо-таки елеем стёкшее на душу! Тютелька в тютельку соответствующее моему настроению – как собственно культуролога. И думаю, его настроению тоже – как давнего приятеля, давнего автора наших с Глебом Давыдовым «Перемен.ру», давнего сугубо дружественного, – но чрезвычайно беспристрастного(!) и нетерпимого к провокациям, – оппонента и одномоментно беспрекословного моего учителя в плане изрядно пунктуального и по-философски скрупулёзного отношения ко Всемирной истории искусств. Почётного члена оксфордского колледжа Пембрук (Honorary Fellow of Pembroke College, Oxford), почётного академика Российской Академии художеств.

Но приступим…

«Живопись на корабле – отчего бы нет?» – очерчивает автор фабулу романа. В котором русского художника, – с намёком на автобиографичность, – приглашает на почти двухмесячное морское бьеннале внезапно разбогатевший любитель прекрасного. Женившийся на питерской девушке Саше. Не придумавший ничего лучшего, как на свалившееся с небес приличное состояние купить списанный в утиль корабль. Причём списанный в 1917 году!

Судно принимало участие в боях Первой мировой. Следом – пробоина, сломан двигатель. Но это же дом! – восклицает хозяин судна, всю жизнь жаждущий тёплого гнезда. Ведь шлюп гораздо ценнее, чем однокомнатная квартира на окраине Амстердама, каковую, в принципе, мог бы он себе позволить на приобретённое наследство.

Кстати, когда автор выводит на авансцену капитана шлюпа – Августа (аллюзия на «отца отечества» Октавиана Августа), – и когда становится понятно, что впереди светит отнюдь не сладостно-знойное путешествие, мне на ум пришла фраза из Дж. Барнса: «Мужчина на белом коне – это конечно, очень мило, но кому придётся убирать навоз?» – «Есть кому убирать!» – восклицает автор, хитро́ прищурив левый глаз, будто собираясь сделать очередной штрих на холсте. Там, на затерявшемся в Атлантике острове, взмахнув кистью посреди безлюдного пляжа – напротив внушительного размером мольберта. Вот-вот начатого.

Итак, герой-художник с женой и ребёнком – на Корабле.

Сразу отметим: радужные грёзы о томном путешествии на большой богатой яхте быстро испарились при знакомстве с неутомимым создателем, инициатором безумного проекта «королём» Августом: корабль оказался древней ржавой скорлупой, какой-то хиппарской мечтой, наполненной фриками из подворотен гершвиновского Гарлема, единственно что голландского изводу. Правда, мечтой, насыщенной мелодиями… – негритянским хоралом, джазом, фанком, всем чем угодно, только не тоской и унынием. Без достоевщинки, так сказать. Хотя и она там-сям выглядывает из ржавых протёкших щелей утлой посудины.

Тут вам и музыкант, и театрал, по совместительству плотник, и профессор Оксфорда – хедхантер. Одним словом, натуральная интеллигенция, может, в каком-то эстетическом ракурсе спустившаяся с небес (в каком-то онтологическом – поднявшаяся: марихуана однако…). Но в любом случае – интеллигенция, богема, хоть и бывшая! – так или иначе готовая осуществить матросские обязанности: бухгалтера, повара, чернорабочего – с личностными оговорками естественно. Причём разговаривающая друг с другом на неком эсперанто – лингва франко. Поскольку коллектив интернационален: немцы-сербы, русские-евреи, итальянцы-французы.

В многонациональном жанровом зерне повествования, – М. Кантор и затягивает смысловой узел.

Тем не менее, неудобоваримое буйство красок и характеров не успокаивает семью главного героя. Корабль и его народ очевидно были гиблым делом…

В памяти возник беляевский остров погибших кораблей: «…я ведь приехал рисовать – ехал в круиз на океанской яхте, и вот одного дня не прошло, как уже таскаю мешки с какао-бобами в амстердамском порту. Я же хотел в каюте морские пейзажи рисовать… Эволюция мечты меня потрясла!» – изумляется приглашённый на судно Художник.

Но главный герой – оптимист: «Вдруг поверил, что корабль легко построить. А что тут невозможного? Можно построить! И корабль поплывёт. Ведь основа – есть! Вот, стоит на воде огромный железный остов, покачивается на волнах, не тонет – что ещё нужно, чтобы поплыть? Мачты поставить, палубу постелить. Машину отремонтировать. Паруса ещё нужны. Это что, большая проблема? Это даже проще, чем написать философию истории. Были бы руки, были бы мозги». – И они все вместе: поэты и философы, – ругаясь и споря, мирясь и ссорясь, – строят корабль.

Тут Кантор садится на испытанного своего конька: коммунизм-социализм, капитализм-либертарианство, пролетариат-угнетатели. И вновь всё в одном флаконе: на Корабле. Ставшем дантовским символом интеллектуализированной чистоты. Подобно былинно-странной, очень знакомой нам державе.

В конце седьмой главы звучит зловещий горн: «Сталин!!». И покатилось…

Вообще тоска по Сталину загадочное чувство, – подчёркивает Максим Карлович на страничке в фейсбуке, будто исподволь комментируя жгучие дебаты героев из книги: – Что-то навроде тяги к суициду.

Любопытно, – спрашивает он читателя, – что сделал бы Сталин с членом Политбюро или, предположим, с первым секретарем горкома, имей сей персонаж (в эпоху холодной войны – и даже местами открытых боевых действий) квартиру в Париже и зарплату в сто тысяч долларов/мес.?

Или что Сталин сделал бы с министром-миллиардером, возглавлявшим в прошлом ОПГ (ну, скажем, банду Чёрная кошка), а потом вступившим в партию и возглавившим теперь отрасль промышленности? И как бы он реагировал на патриотического радио-, телеведущего (ну, допустим, Левитана), летающего на уикенды в жарко-итальянское виноградное шале.

И что бы он сделал с президентом (допустим, Калининым), если бы личный приятель Калинина покупал виолончели за два миллиарда долларов, когда в стране инфляция 50% и больницы закрывают. Занятно, как бы себя повёл вождь?

Но продолжим…

Оказывается, в момент, когда очарованное обещаниями землячество усиленно работает, – один из членов команды втихаря спёр со шлюпа центровое – штурвал. После чего извергается вулкан эмоций, взрывая невообразимую бучу мнений! «Югославия, Балканы, Сербия, борьба, свобода!» – несётся с подмосток разворачивающейся драмы. (Ведь хищение штурвала, – ценнейшей и нужнейшей детали, – надо как-то непременно оправдать.)

Своровавший лживо, но пафосно утверждает, дескать, штурвал – его кровный артефакт. И обезумевшая от явного, но цветастого вранья толпа, собравшаяся на причале, ему верит и вторит. Оттого что он оборачивает тривиальную кражу в расписной актёрско-поэтический тулупчик, крича во всю глотку, – как умалишённый, – о своей правоте. Всеми правдами и неправдами аргументируя, что именно он – хозяин штурвала. Он! Другого быть не должно!! В доказательство приводя… любовь к ругаемой и всеми атакуемой отчизне: в данном случае – апокрифичной Сербии.

…Затем лживый пройдоха как ни в чём не бывало возвращается на Корабль. И ему никто ничего не в силах сказать. Потому что – бесполезно. Потому что штурвал украден для высшей якобы идеи о гипотетической якобы свободе гипотетической родины. Идеи, которую тут же подхватили массы, – околдованные диким шоу (байкеров не хватает!), – слухом не слышавшие ни о никакой идее. А только лишь звонкое бряцание лживых слов, фраз, призывов и пленительных до посинения придурковатых лозунгов.

Но и остальные обитатели судна не лучше. (Там дофига чего утащат, – шепну по секрету.)

Пока все истязали себя диспутами о равновеличии исполнения желаний, Музыкант взял и пропил якорь: и честно в том признался. Что нисколько не умаляет его вины, но извлекает из недр прото-сознания мерзкий, гнусный вид оправдания: типа он подлец несомненно, – но свой, «честный» подлец. Итог: живи, бродяга!

Капитан же, вместо того чтобы выбрать минуту и раздавить гадин властным сапогом, рассуждает о божьих деяниях и о том, как сохранить людям богом дарёные черты. Разрешив жуликам и дальше обретаться здесь и даже готовиться к концерту, точнее, спектаклю: нынешней версии «Дон Кихота Ламанчского». (Всё перевёрнуто с ног на голову – жульё играет Дон Кихота!) Который принесёт какие-то деньги для дальнейшего строительства.

Капитан, несчастный, ещё верит в успех…

Неистовая фантасмагория противоположностей сопровождается любимейшими авторскими, со времён «Учебника рисования» и далее в романах, рассуждениями о смысле жизни в искусстве и вне его. О смысле собственно искусства и его отражения – антиискусства, авангарда. Заключающихся в невероятных формах человеческого самоутверждения – под маской политического релятивизма.

Надо сказать, серьёзные дебаты – от низкого к высокому: от тайного к яви и наоборот – команда затевает постоянно. В том заслуга «короля» Августа: он собрал настолько разных персонажей, что они не могут не полемизировать.

По ходу повествования Кантор даёт первую разгадку галлюцинативного действа пьесы.

Босх. «Корабль дураков». Парусная лодка, стоящая на лужайке и никуда не плывущая. Команда шумит и митингует. Один колотит по кастрюльке. Другой снял штаны и размахивает ими. Вывод примитивен: вам хочется законов, придуманных неразумными, душевно больными людьми? Извольте, господа!

Извольте думать, сопоставлять, сравнивать. И всё поймёте сами. А корабль дураков идёт дальше… Вернее, пришвартованным пугалом торчит на месте.

Постепенно зрителю открывается вторая разгадка.

Корабль – остров вне цивилизации. Остров Утопии, – где светло и чисто. (Увы, не наяву.) Утопия подразумевает в себе сегодняшнюю Европу, без диктаторов, империй и тоталитаризма. Объединённую волей и желанием свободных людей.

Неожиданно возникает понимание, что Европа может погибнуть! И погубит её – жадность.

Капитан Август решает спасти Европу, не менее, – возродить этику труда, помочь неимущим, пропащим, убогим, сирым. Чтобы бедные честно работали и строили себе жильё (в сюжетной страте – Корабль). В том глобальный тезис Капитана. В этом парадоксальный тезис Кантора.

Пусть корабль-дом растёт как дерево. Он будет приглашать, зазывать новых и новых беженцев – и каждая пара рук будет руками ремесленников. Беженцев лишних не бывает, ведь любой из них, не исключено, – квалифицированный рабочий. Корабль скажет тому, кто придёт: строй комнату для себя и ещё одну для тех, кто немощен и стар.

И так, общими усилиями, Корабль превратится в огромный город бедняков-мастеров. В ремесленнический город. В непреходящую мужицкую, раскольническую скорбь по потерянному раю – осуществлённую утопию. Вольное Беловодье А. Платонова – Вечный‑Град‑на‑Большой‑Реке!

Кантор, – совсем как литература 1920-х гг., литература гражданской войны, – вкладывает исконную правду в уста своих героев, потому что произнести самому это было невозможно! За неуёмное «выпячивание» полегли-пострадали сонмы – Волошин, Андреев, Маяковский… Тот же Платонов. Тот же Мандельштам.

– Вы ревизионист марксизма?

– Ты против демократии? А свобода самовыражения как же?

– …А Энди Уорхолл. А права человека?

– Ты против рынка? Как быть без рынка.

– Против социализма?

– А я предупреждал вас!..

– Считай, что мечты сбываются. Дарю тебе контейнер прокладок Procter & Gamble!!

– Тебе-то деньги зачем? – в сердцах спрашивает Музыканта профессор-англичанин.

– На музыкальные инструменты!

– Какие ещё музыкальные инструменты?! Банки из-под кильки…

– А я, может быть, виолончелью интересуюсь.

Реминисценции… реминисценции… реминисценции…

Смех превращается в интенсивное движение ума. Слышно, как у читателя проворачиваются шестерёнки в мозгу, когда Художник в стремнине спора вспоминает картину «Жнец» Ван Гога, – которую тот трактовал образом освобождающей Смерти. Почему? – недоумевает публика. Есть дела поважнее, чем творчество, – отвечает автор. Такие как долг республиканца, долг Человека с большой буквы, долг родителя, сыновний долг наконец – жатва Господня. «Смерть – избавление!» – вытаскиваем мы из экзистенциального трюма Льва Толстого.

…Художник, собравшийся в круиз на океанской яхте в компании миллионера с причудами, грезил о бокале белого вина под палубным тентом.

Получил – доисторический платоновский Корабль-государство, где у каждого члена команды абсолютно свои частные планы, несхожие с его. Абсолютно у всех. Мало того, эти планы – ну совершенно не совпадали с капитанскими!

Дальше вспыхивает реально крутой детектив: измена, подстава, заговор; вторая жизнь, второе дно Корабля, нереальное, фантастическое, страшное; семейная трагедия. И… Корабль…

Отчалил? Разворован? Утонул?!

Ребята, если всё расскажу – автор меня убьёт. Хотя я и так перестарался…

Ну, разве что последняя подсказка.

Феллиниевский фильм «И корабль плывёт». Где изображён океанский лайнер, символ предвоенной Европы, некий намёк на «Титаник» – иллюстрация к работе Шпенглера «Закат Европы» одновременно. «И пришла Смерть – и вдруг стало темно…»

Посвящение к роману следующее: «Эрику Хобсбауму, который обещал мне показать карту острова сокровищ, а потом взял и умер». – В сопроводительной корреспонденции М. Кантор добавил: «…Но там, понимаешь, Фунт, про европейское единство и интернационализм говорится. Надо чтобы поняли».

– Надо чтобы поняли… Надо чтобы поняли… – повторяю я в полной прострации, распутывая клубок безбрежных смыслов. В уверенности, – будто понимание зависит непосредственно от меня. Мол, уж кто-кто, но наш-то русский читатель обязательно поймёт книгу и оценит. Оценит и примет – как никто другой. Уверен: примет! Тем более что от меня это нисколечко не зависит…

P.S. Да, и в заключение. Азарт, он же «Принц Савойский» в стародавние времена, – название крейсера. Бывшего ранее австрийским, завоевательским. Сродни Утопии Томаса Мора: государству пролов, идеологов и торговцев. В отличие от утопических поэтов, стражей и философов Платона. Перекликающихся друг с другом с бодлеровских маяков:

Это пламя и плач, богохульство и credo,

Становились отравой, как наш алкоголь,

И борцов никогда не венчала победа,

Но в несметных сердцах унимали вы боль.

Перевод: Гелескул

Что объясняет финальная ремарка: «Перед вами машина, – вышел на авансцену Капитан. – Это идея, это содержание нашего корабля. Она жива, наша машина. Только кажется, что машина сломана. Идею нельзя истребить. Просто машина давно не работала. Если механизм почистить, смазать маслом, восстановить детали, то машина заработает. И тогда корабль поплывёт!» – Аллюзии, аллюзии, аллюзии…

Или мне уж мерещится?




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Алгоритм не виноват

Что такое «парадокс дружбы» и как он работает в фейсбуке

Все мы вроде понимаем, что фейсбук формирует наши ленты, сортирует рекламу и списки людей, которых нам нужно добавить в друзья. Но это знание не спасает от ощущения, что вокруг только ужасные новости, а живем мы при этом скучнее всех, на кого подписаны. T&P публикуют отрывок главы из книги научного журналиста Борислава Козловского «Максимальный репост: Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям» о том, почему в этом нельзя винить только коварные соцсети и как мы сами ограждаем себя от альтернативной информации.

14.08.2018 13:00, theoryandpractice.ru


Как изменчив этот мир...

Интервью Артёма Пудова с медиаменеджером, ТВ-продюсером и писателем Виктором Елисеевым

В издательстве «Эксмо» вышла книга Виктора Елисеева «Как заработать на своём имени» — пошаговая инструкция, призванная помочь читателям разобраться с инструментами self-marketing. Артём Пудов побеседовал с автором о жизненных ценностях, работе и будущем.

30.07.2018 16:00, Артём Пудов


Интимные сплетни

Почему партнер не обязательно должен быть приятным собеседником

В издательстве «Альпина Паблишер» выходит русская версия бестселлера «Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера» Майкла и Сары Беннет. T&P опубликовали отрывок из главы про то, что, помимо взаимного влечения или харизмы, забить можно и на «общий язык», без которого, по укоренившемуся мнению, отношения невозможны.

14.07.2018 13:00, theoryandpractice.ru


Солдаты на поле

Как футбол становится метафорой общественных отношений

Во время чемпионата мира по футболу повышение пенсионного возраста, правила общения российских женщин с иностранцами или контраст между праздничной атмосферой и положением политических заключенных становятся не меньшим поводом для новостей, чем происходящее на поле. Разумеется, это началось не сегодня. То, как футбол транслировал устройство социальных отношений раньше, описано в работе Ирины Градинари «„Я“ и „мы“ на зеленом квадрате. Футбол и советская коллективность в художественных фильмах сталинской эпохи». T&P опубликовали отрывок из этой статьи, которая вышла в сборнике «„Вратарь, не суйся за штрафную“: Футбол в культуре и истории Восточной Европы» издательства НЛО.

10.07.2018 13:00, theoryandpractice.ru


Кто мы такие в культурной пустыне

А что если наши религиозные представления зависят от экологии?

Американский биолог Роберт Сапольски уверен, что это так, и готов убедить вас. Кто мы такие? Этот вопрос не исчезает с радаров науки, искусства, религии, да и, пожалуй, всех остальных областей нашей жизни уже которое столетие: он тонет в жарких спорах, обречённый оставаться риторическим. Что, впрочем, не помешало Роберту Сапольски, американскому нейроэндокринологу, назвать книгу именно таким образом. «Кто мы такие? Гены, наше тело, общество» вышла совсем недавно в издательстве «Альпина».

07.07.2018 13:00, Анастасия Коврижкина, newtonew.com


«Москва была грязным, запущенным и беспорядочным городом»

Воспоминания о городах мира Ильфа и Петрова

Роман Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев», встретившийся с читателем в первой половине 1928-го, в течение года после публикации совершенно не рецензировался. Одна из первых статей об этом произведении появилась только 17 июня 1929 года. Рецензия Анатолия Тарасенкова так и называлась: «Книга, о которой не пишут». Наследие Ильфа и Петрова – это не только художественные произведения, но и публицистические очерки, заметки и записные книжки, благодаря которым можно узнать многое о современниках писателей и об эпохе, в которую им довелось жить.

25.06.2018 19:00, Дарья Пащенко, diletant.media


Александр Генис о пользе сада камней

Фрагмент из книги А. Гениса «Темнота и тишина»

У меня был свой сад камней: полуметровая фанерная коробка с песком, маленькие грабли и девять камешков неправильной формы. С игрушечным садом совладать ничуть не проще, чем с настоящим.

20.06.2018 19:00, izbrannoe.com


Нервная система креветки

Почему чем мы старше, тем меньше любим все новое

По подсчетам приматолога и нейробиолога Роберта Сапольски, к тридцати пяти годам большинство из нас перестает воспринимать новую музыку, а к тридцати девяти уже не хочется пробовать необычную еду. «Теории и практики» публикуют главу из сборника его эссе «Кто мы такие? Гены, наше тело, общество», в которой он объясняет, почему с возрастом нас все больше пугает все новое.

19.06.2018 13:00, theoryandpractice.ru


Господь дал нам талант: присягая – Родину защищать

Книга о жизни, смерти и воинском долге

В БОУ г. Омска «СОШ № 83» несколько лет назад побывал майор запаса Виктор Николаевич Николаев, награждённый орденом Красной Звезды, член Союза писателей России, автор книги «Живый в помощи (записки «афганца») и многих других, лауреат Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия за 2012 год.

16.06.2018 16:00, Виктор Власов


Жизненно важный продукт

Как Иван Грозный, Петр I и Сталин использовали алкоголь для управления страной

Автор книги «Краткая история пьянства от каменного века до наших дней: что, где, когда и по какому поводу» Марк Форсайт внимательно изучил историю алкоголя и его употребления разными народами в разные исторические периоды. T&P опубликовали главу, посвященную России. Зачем на Руси начали выстраивать «систему спаивания народа властями», а хозяев кабаков сделали по сути госслужащими, каким образом использовали алкоголь Петр I и Сталин и почему во всем виноват Иван Грозный — в беспощадной истории российского пьянства не всегда очевидно, что факт, а что всего лишь легенда.

09.06.2018 16:00, theoryandpractice.ru






 

Новости

Московские библиотеки раздадут десятки тысяч списанных книг
4 июля на сайте knigi.bibliogorod.ru появится новый список книг, которые библиотеки готовы передать в добрые руки.
В Новосибирске вышел сборник стихов, посвящённых трагически погибшему поэту Виктору Iванiву
Книга «Город Iванiв», состоящая из поэтических посвящений новосибирскому писателю, поэту и переводчику Виктору Iванiву (Иванову), покончившему с собой в феврале 2015 года, вышла на его родине.
Издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве
В первый день выставки Нон-Фикшен издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве в рамках программы «Открытая наука». В основе программы лежит реализация проектов по расширению открытого доступа к научным знаниям.
Восьмой "Гарри Поттер"
Новая книга о Гарри Поттере выйдет в России в ноябре
От создателя Гарри Поттера
Джоан Роулинг пишет новую книгу для детей

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.