Подписаться на обновления
18 октябряПятница

usd цб 64.0144

eur цб 70.9023

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Худлит  Острый сюжет  Фантастика  Женский роман  Классика  Нон-фикшн  Поэзия  Иностранные книги  Обзоры рейтингов 
Дмитрий Корель   четверг, 13 ноября 2014 года, 08:00

Роберт Луис Стивенсон: поднять перчатку
13 ноября 1850 года родился автор «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда»


Портрет Роберта Луиса Стивенсона, 1887 год
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





В 1893 году Роберт Луис Стивенсон пишет своему другу Д. Мередиту: «Я работаю непрестанно. Пишу в постели, пишу, поднявшись с неё, сотрясаемый кашлем, пишу, когда голова моя разваливается от усталости, и всё-таки я считаю, что победил, с честью подняв перчатку, брошенную мне судьбой». Действительно ли победил?

3 декабря 1894 года Стивенсон весь день, с шести утра, напряжённо работает над рукописью своего последнего романа. К вечеру он спускается в гостиную. Семья собирается ужинать.

Он спускается в погреб, за бутылкой бургундского вина, пытается её открыть и вдруг оседает на пол, схватившись за голову: «Что со мной?»

Спустя два часа он умирает.

Кровоизлияние в мозг, последствие хронического переутомления.

Стивенсон умер всемирно известным писателем, окружённый любящей семьёй, в собственном доме на райском острове Самоа.

Так победил ли он, «приняв вызов, брошенный ему судьбой»? И в чём состоял этот вызов?

* * * *

Роберт Луис Стивенсон с детства был окружён повышенным вниманием и заботой. «Ранние годы будущего писателя прошли под неусыпным надзором трёх человек: матери, отца и няни. Как всякий (?) единственный ребёнок, Роберт Луис естественно стал идолом семьи, к тому же, начиная с двух лет, он беспрерывно хворал… он не только перенёс все детские заболевания, но и постоянно страдал от простуды и расстройства пищеварения, а также переболел «желудочной лихорадкой», бронхитом и воспалением лёгких» (Р. Олдингтон).

Каминский предлагает нам историю Эдварда Хайда, который никогда не был Генри Джекилом. Петербургский писатель переиграл классическую повесть Стивенсона: здесь первичен «мистер Хайд» — Эдуард Рубель, делец от искусства, прикинувшийся художником. «Доктор Джекил» — Рубель-художник, смелый и честный человек, вылупится из плоти Рубеля-дельца. Один эксплуатирует безответного Тихолаза, другой его прославляет.

Отметим также, что с раннего детства он страдал и сильными истерическими припадками.

Сохранилась история, как маленький Луис нечаянно запер сам себя в комнате и, не сумев открыть дверь, стал биться в истерике. Пока кто-то ходил за слесарем, отцу удалось успокоить его, ласково разговаривая с ним через дверь. Довольно обычная история — испуг случайно запертого ребёнка, но если она запомнилась и вошла в семейные предания, значит припадок был экстраординарный.

«Детство моё, — вспоминал Стивенсон, — сложная смесь переживаний: жар, бред, бессонница, тягостные дни и томительные долгие ночи. Мне более знакома «Страна кровати», чем зелёного сада».

В те ночи, когда Луис не мог спать из-за мучившего его кашля, отец до утра сидел у его кровати и развлекал бесконечными рассказами о ворах, пиратах и кораблях. Днём, в вынужденном одиночестве, мальчик сам придумывал себе игры и развлечения, сочинял рассказы, в которых сам и играл все роли. Он был пастором, читающим проповеди, охотником на диких зверей в джунглях и, конечно, пиратом и моряком…

В школу он пошёл рано, шести лет, но систематических занятий выдержать не мог. Один из соучеников вспоминает его в «припадке неистовой ярости»: «…поля его соломенной шляпы были разорваны, и соломка висела кольцами вокруг лица и плеч».

Из-за своей болезненности он пользовался практически полной свободой и мог бесконтрольно пропускать занятия. Поразительно, но уже тогда, в раннем детстве, у него появилась мечта стать писателем.

«В детские и юношеские мои годы, — вспоминал Стивенсон, — меня считали лентяем и как на пример лентяя указывали на меня пальцем; но я не бездельничал, я был занят постоянно своей заботой — научиться писать. В моём кармане непременно торчали две книжки: одну я читал, в другую записывал.

Я шёл на прогулку, а мой мозг старательно подыскивал надлежащие слова к тому, что я видел; присаживаясь у дороги, я начинал читать или, взяв карандаш и записную книжку, делал пометки, стараясь передать черты местности… Так я жил, со словами».

Впервые имя Луиса Стивенсона появилось в печати в октябре 1866 года — ему едва исполнилось 16 лет. Книжку под названием «Пентландское восстание. Страница истории» издал за свой счёт его отец, в количестве ста экземпляров. Она была посвящена 200-летию восстания шотландских пуритан против гонений на них епископальной церкви. Весь тираж был раздарен друзьям и родственникам, и тщеславие молодого автора было удовлетворено.

Но, поддерживая литературные начинания сына, Томас Стивенсон всё же рассчитывал, что он продолжит семейную традицию и станет инженером-строителем. Дед Луиса построил знаменитый маяк Белл-Рок, а сам Томас Стивенсон был известным инженером и совладельцем крупной фирмы, занимавшейся строительством портовых сооружений.

Идя навстречу пожеланиям отца, Роберт Луис поступает в Эдинбургский университет.

Но, числясь в университете, он практически не посещает лекции. Все силы Луис отдаёт тому, что считает своим настоящим призванием, — литературному труду. Он записывает удачные находки в прочитываемых им книгах, подражая любимым авторам, пишет сам, прозой и стихами, и… пытается «узнать жизнь» — неделями пропадает в простонародных кварталах, где знакомится с местными авторитетами и проститутками.

К студенческим годам относятся и первые размолвки Луиса с отцом. Впрочем, ничего серьёзного, Томас Стивенсон продолжает исправно выдавать сыну денежное содержание и Луис на эти деньги приобретает жизненный опыт в «весёлых кварталах» Эдинбурга.

«Твердили, будто бы он полюбил обесчещенную девушку, тяготившуюся предосудительным ремеслом, собирался жениться на ней, но отцовский ультиматум заставил его капитулировать. Как это было и что именно было, до сих пор остаётся неясным» (М. Урнов).

«Вероятнее всего, это была ещё одна его мистификация… в которую на этот раз поверили серьёзнее, чем рассчитывал её автор» (Р. Олдингтон).

Впрочем, вот отрывок из автобиографии Стивенсона: «Она была здоровой синеглазой молодой женщиной, с замечательным характером, и, если Вы позволите мне сказать такое о проститутке, человеком чрезвычайной скромности...

Я, конечно, не понимал в то время; поскольку никогда с таким не сталкивался, что она думает обо мне не только как о «клиенте». Я помню её попытки возбудить мою ревность, которые, по своему простодушию, я считал шуткой.

И вот, годы и годы спустя, я шёл, больной и одинокий, по улице и встретил Мэри; и мы признали друг друга с радостью, даже немного удивившей нас обоих.

Я провёл с ней три или четыре часа в салоне публичного дома… Нам было о чём поговорить; она плакала, да и я тоже. И мы поняли, как мы были дороги друг для друга, хотя никогда даже и не подозревали об этом.

Я всё ещё слышу, как она вспоминает прошлое… и я всё ещё чувствую прощальное пожатие её хорошей, честной, любящей руки».

В общем, «роман с проституткой» для юноши — жизненный опыт, «необходимый современному писателю». Стивенсона интересует только литература.

Хотя за всеми этими занятиями времени на учёбу у Луиса практически не оставалось, но один из двух написанных им научных докладов получает серебряную медаль Эдинбургского королевского общества.

«Правда, — пишет Р. Олдингтон, — мы не знаем, какую долю внёс в эту работу его отец — инженер-оптик и прекрасный специалист». Осторожный биограф, конечно, недоговаривает, но, учитывая крайне низкий уровень подготовки Стивенсона, можно предположить, что оба доклада были целиком написаны его отцом.

8 апреля 1871 года, через пять лет после поступления в университет и через две недели после получения серебряной медали, Луис объявляет отцу, что больше не хочет быть инженером.

Это сильный удар для отца, только что радовавшегося успехам сына, но Томас Стивенсон уступает. И предлагает выбрать любую другую, но реальную профессию (в «писательство» он не верит). Луис, подумав, соглашается учиться на адвоката. Томас Стивенсон оплачивает и этот учебный курс. Р.Л.С. охотно посещает занятия и в конце концов заканчивает юридический факультет.

Правда, он давно уже принял твёрдое и непреклонное решение стать писателем и только писателем. Он ощущает себя поэтом, да и ведёт себя как поэт. Но жить полуголодной жизнью на чердаке ему не хочется, так же как не хочется работать ради куска хлеба. И по получении диплома адвоката ему снова приходится выяснять отношения с отцом.

Отец приходит в бешенство, грозится лишить его наследства, однако в итоге смиряется: Луис получает ежемесячное содержание и возможность заниматься литературой, не думая о хлебе насущном. Все его расходы будет оплачивать отец.

Вообще, «тирания» Томаса Стивенсона, о которой так любят писать биографы, сильно преувеличена. Конечно, он был вспыльчив и часто не мог сдержать эмоции, но в этой семье был только один тиран — Роберт Луис Стивенсон. И все «чада и домочадцы», не исключая отца, плясали под его дудку.

Итак, материальная независимость получена, осталось только окончательно избавиться от опеки семьи — и можно целиком посвятить себя литературному труду.

Миссис Ситвелл вспоминает: «Я лежала днём на диване возле окна и вдруг увидела, что по аллее идёт стройный юноша в чёрной бархатной куртке, соломенной шляпе и с рюкзаком за спиной».

Луис моментально влюбляется и даже пользуется взаимностью, но у миссис Ситвелл уже есть друг — С. Колвин.

«Свободная, разведённая женщина, она принимала не только ухаживания юноши, но и его страстное поклонение. Но позже, когда Стивенсон узнал, что внимание миссис Ситвелл уделялось не только ему, весь его идеализм пропал, и он оказался на грани самоубийства» (Д. Хеллман).

Любовники пытаются успокоить пылкого юношу, объяснить ему, что не стоит так расстраиваться, наоборот, ему повезло, ведь «в миссис Ситвелл Стивенсон нашёл тактичную и культурную женщину, готовую от всего сердца помочь… а в Колвине — незаменимого литературного покровителя» (Р. Олдингтон).

И действительно, очерк «О дорогах» — дебют Стивенсона в «настоящей» литературе — будет напечатан в журнале «Портфолио» в ноябре 1873 года только благодаря влиянию Колвина.

Принять такое унизительное покровительство было, наверное, очень нелегко. И, уступив, он свалился в постель «с больным горлом, лихорадкой, ревматизмом и признаками плеврита».

Заботливая миссис Ситвелл и его новый друг Колвин убеждают его показаться врачу, сэру Эндрю Кларку. Доктор ставит диагноз — нервное истощение и, заявив, что Луису грозит туберкулёз, рекомендует пациенту усиленное питание и немедленный отъезд за границу, желательно на Французскую Ривьеру.

Заметим, что рекомендации врача, кстати, хорошего знакомого миссис Ситвелл, полностью отвечали желаниям всех членов этого любовного треугольника. Более того, когда мать Стивенсона попыталась настаивать на том, чтобы сопровождать больного сына во Францию, Эндрю Кларк решительно воспротивился этому.

«С помощью миссис Ситвелл, Колвина и врача Стивенсон получил наконец свободу, право на которую имел уже давным-давно» (Р. Олдингтон).

Чем конкретно всю жизнь болел Стивенсон, неизвестно до сих пор. Он сам, его друзья и близкие считали, что он страдает тяжёлой формой туберкулёза. Но ни один из квалифицированных специалистов, его осматривавших, туберкулёза у него так и не нашёл. Хронический бронхит, часто осложнённый, был, а вот туберкулёза не было. Да и обострения бронхита случались почему-то всегда очень вовремя, только в сложные жизненные периоды.

Скорей всего, его болезнь носила психосоматический характер, то есть имело место своеобразное бегство в болезнь от сложных жизненных проблем, — какой спрос с больного, тем более умирающего?

Стоит пояснить, наверное, что речь не идёт о намеренной симуляции. Просто человек на подсознательном уровне почему-то в детстве выбирает такой способ существования в агрессивной среде, и это потом закрепляется на всю жизнь. Почему? Вопрос сложный. Тут может быть желание ребёнка видеть рядом отца или мать, внимания которых ему не хватает… или, наоборот, виновата гиперопека со стороны родителей, берущих на себя все проблемы маленького человека… или это эффективный способ уйти от ответственности за совершённые проступки…

Каждый такой случай уникален, конечно.

Итак, ничего вроде бы больше не мешает Стивенсону осуществить свою мечту стать писателем. Тем более что за несколько месяцев на берегу Средиземного моря состояние здоровья его значительно улучшилось. К тому же он приятно проводит время в обществе двух русских дам, с одной из которых, госпожой Гаршиной, у него складываются «особенно близкие отношения».

В мае, вернувшись домой, он печатает очерк «Сослан на юг».

«Конечно… эта публикация была делом рук Колвина. Благодаря тому же ревностному другу, Луису поручили рецензировать «Басни» Бульвер-Литтона… а в августе в «Корнхилле» напечатали его довольно слабый этюд о Викторе Гюго… благодаря Колвину, его избирают в литературный клуб «Сэвил». Там он познакомился с издателями журнала «Академия», где позднее печатался... При таком его раннем опыте нам становится понятным, почему Стивенсону казалось забавной наивная вера в то, что писатель может добиться успеха при помощи одного лишь таланта. К счастью для себя, Стивенсон в это не верил» (Р. Олдингтон).

Литература… Но у него есть цель, всё ради этой цели.

Абсолютно нелогичное и самоубийственное поведение Уайльда до сих пор вызывает споры. Самая распространённая версия: беззаветно влюблённый, он находился под сильным влиянием своего любовника Альфреда Дугласа (Бози). Но так ли это было на самом деле?

В сентябре 1876 года в деревушке Грез, в колонии английских и американских художников, он знакомиться с Фанни (Фрэнсис) ван де Грифт Осборн.

Стоит отметить, что все женщины, в которых влюблялся освободившийся от родительской опеки Стивенсон, — миссис Ситвелл, мадам Гаршина и миссис Осборн — были старше его годами, жили отдельно от мужей, и у них были дети. Он всю жизнь искренне любил детей, очень быстро находил с ними общий язык и становился для них незаменимым товарищем.

Итак, ей было 36, ему — 26; формально она была замужем; у неё была 17-летняя дочь Белл (Айсобелл), сын-подросток Ллойд и ещё один, младший, незадолго до этого умер в Париже от туберкулёза.

Это снова была любовь с первого взгляда.

Дальнейшее можно пересказать пунктиром — слишком подробно оно изложено во всех, даже в кратких, биографиях Стивенсона.

Он пытается опереться на свой литературный труд, пишет рассказы, очерки, стихи, пьесы… Всё это совершенно не пользуется читательским спросом.

В 1881 году Стивенсон предлагает свою кандидатуру на должность профессора истории в Эдинбургском университете.

Шаг этот очень удивляет его друзей, помнящих его пламенные выступления против университетской рутины.

Он объясняет это следующим образом: «Если мне удастся получить должность, это сразу сделает меня независимым».

Делалось это, как предполагает Р. Олдингтон, не без давления со стороны Фанни: «Несмотря на её романтический характер и уверенность в литературном даровании мужа, в профессорской должности ей виделось нечто более респектабельное, чем литературные занятия Стивенсона».

Но в 1883 году в печать выходит «Остров сокровищ». Книга началась как игра и писалась очень легко. По воспоминаниям близких, Стивенсон был буквально ошеломлён высокой оценкой, которую она получила от ряда самых различных выдающихся лиц.

«Как же, видимо, плохи наши книги…» — поражённый успехом, пишет он другу.

Он продолжает учиться у мастеров. Прочитав в 1885 году «Преступление и наказание» («Эта книга почти прикончила меня… это было похоже на болезнь»), пишет рассказ «Маркхейм», дающий в сжатом виде развитие основной нравственно-психологической коллизии романа Достоевского.

В январе 1886 выходит «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда».

«Очень долго я искал, — пишет Стивенсон, — как выразить это странное чувство раздвоенности, которое появляется у любого думающего человека».

Первый законченный вариант повести не понравился Фанни, и Стивенсон швыряет его в камин.

Книга становится бестселлером. Если всего было распродано 5600 экземпляров «Острова сокровищ», то новая повесть за шесть месяцев расходится в количестве 40 000 экземпляров.

Успех по тем временам невиданный.

В августе 1887-го, похоронив отца, Стивенсон с семьёй (по настоянию Фанни) уезжает в Америку, а в июне 1888 года отплывает на яхте из Сан-Франциско к тихоокеанским островам.

Это невероятно дорогое плавание (оно обходиться Стивенсону в 2000 фунтов); конечно, он теперь популярный писатель, но денег всё равно решительно не хватает. Приходится всё больше и больше времени проводить за письменным столом.

В январе 1890-го он поручает своему деловому представителю купить земельный участок на острове Уполу, архипелаг Самоа, неподалёку от города Апиа.

«Обустройство дома обошлось им приблизительно в 20 000 долларов — огромная сумма для конца XIX столетия, если учесть, что действие происходило на Самоа. Один камин обошёлся в тысячу долларов — а ведь дом находился тридцатью градусами южнее экватора. Впрочем, и издержки на ведение домашнего хозяйства доходили до 1300 фунтов в год» (В. Татаринов).

Возникает резонный вопрос: зачем такие безумные траты? Ведь для того чтобы заткнуть дыры в бюджете, он будет вынужден работать буквально на износ.

Стивен Кинг, чтоб заставить себя писать, каждый раз представляет, что за спиной, в метре от стула, из глубокой подземной шахты ревёт мощный голос: «Вперёд, за работу!» Тут не расслабишься. Мне кажется, что и Стивенсону уже нужен был внешний стимул, жёсткий прессинг ответственности за семью, чтобы заставить себя сесть за письменный стол.

«Его жизнь была напряжена и однообразна — он писал. Теперь уже в буквальном и полном смысле — непрерывно писал. Стивенсон подымался в пять-шесть утра и работал до полудня, потом следовал перерыв, и с пяти вечера он снова садился за письменный стол… и так изо дня в день» (М. Урнов).

Вот из его письма последнего года: «Горькая правда заключается в том, что я уже почти ничего не могу написать… Сколько усилий потрачено… но ничего не получается, а я должен как-то существовать, и моя семья тоже. Если бы не моё здоровье, которое не позволило мне в молодости заняться каким-нибудь честным, обычным ремеслом, я бы постоянно корил себя, что вовремя не подумал о том, как обеспечить свою старость…

В моём творчестве было чуть-чуть вдохновения и немного стилистических уловок, давно забытых, но всё это помножено на титанический труд. Пока что мне удавалось нравиться журналистам. Но я надуманная фигура, и давно это знаю».

Так с чем всю жизнь сражался Стивенсон? В чём был вызов, брошенный ему судьбой? Почему в его последних письмах сквозит такое отчаянье?

«Для романтического писателя не может быть худшей обстановки, чем романтическая, вот что стало ясно для меня, — рассуждал Оскар Уайльд, прочитав в тюрьме последнюю прижизненную книгу Стивенсона «Примечание к истории». — Живи Стивенсон в Лондоне, на улице Гоуэр, он мог бы написать книгу вроде «Трёх мушкетёров», между тем на острове Самоа он писал письма о немцах в «Таймс».

«Он мог бы написать книгу вроде «Трёх мушкетёров» — в этих словах усталого циника Уайльда, по всей видимости, и кроется разгадка безнадёжного «бунта» Стивенсона. Его бунт — это бунт против самого себя, против своего уникального таланта детского писателя. Всю свою жизнь он стремится стать в ряд с серьёзными писателями: Генри Джеймсом, Флобером, Достоевским... Учится у них, подражает, работает на износ, заводит литературные связи…

Но тенор не может петь басом.

Насмешка судьбы: он написал «Остров сокровищ» и мог бы написать новых «Трёх мушкетёров», но ему это было неинтересно.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Будет ли продолжение?

Юрий Лавут-Хуторянский. Клязьма и Укатанагон. АСТ, 2019. 432 стр.

Истории человеческого прогресса посвящено множество книг, статей и научных работ. Большинству читающих людей и впрямь интересно знать — например, как именно целиком мифологическое сознание наших предков обогатилось знанием — логосом, после чего наука сыграла основную роль в отдалении религий от человека, или как от средневекового аскетического идеала мы перешли к обществу, которое можно назвать гедонистически ориентированным. Нельзя недооценивать роль персоналий в этих сложнейших процессах: вероятно, не будь Гиппократа, вместо врачей ещё долго существовали бы одни шаманы и им подобные «горе-лекари», а не будь Попова, вместо радио мы бы слушали исключительно соседские разговоры и сплетни.

14.07.2019 19:00, Артем Пудов


Мистический Вовка — с когтем водяного и песнями Queen

Отрывок из романа «Москва–bad. Записки столичного дауншифтера»

Книга Алексея Шепелёва «Москва-bad. Записки столичного дауншифтера» представляет собой роман в очерках и в то же время, как подчеркивает в предисловии сам автор, мемуары ── бытописание столичной жизни и собственного выживания на её периферии.

22.04.2019 16:00, Алексей А. Шепелёв


Гений Владимира Набокова

Отрывок из книги «Прочтение Набокова: Изыскания и материалы»

Литературная деятельность Владимира Набокова продолжалась свыше полувека на трех языках и двух континентах. В книге исследователя и переводчика Набокова Андрея Бабикова на основе обширного архивного материала рассматриваются все основные составляющие многообразного литературного багажа писателя в их неразрывной связи: поэзия, театр и кинематограф, русская и английская проза, мемуары, автоперевод, лекции, критические статьи и рецензии, эпистолярий. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги «Прочтение Набокова: Изыскания и материалы» Издательства Ивана Лимбаха.

09.04.2019 16:00, Андрей Бабиков


Суфражизм и его история

Отрывок из книги «Суфражизм в истории и культуре Великобритании» Издательства Ивана Лимбаха

Вопрос о равноправии полов по-прежнему остается животрепещущим. Борьба женщин за свои права началась уже давно, но мало кто знает, что ее поддерживали многие мужчины. «Частный корреспондент» публикует отрывок из монографии Ольги Шныровой «Суфражизм в истории и культуре Великобритании» Издательства Ивана Лимбаха, в котором рассказывается о борьбе англичанок и англичан за женское избирательное право в конце XIX—начале XX веков.

18.03.2019 16:00, Ольга Шнырова


Железняк ищет выход…

О романе Николая Железняка «Одинокие следы на заснеженном поле» (Москва, «ЭКСМО», 2017)

У меня есть основания читать Железняка с особым вниманием и интересом. Он родился и осознал себя в Новочеркасске, потом учился и работал в Таганроге. Места, для меня овеянные родством: в Новочеркасске состарился и умер мой казачий дед; в Таганроге после окончания МГУ три года преподавал мой отец. Земляки…

16.10.2018 16:00, Лев Аннинский


Поселенцы Сахалина

Отрывок из книги Эдуарда Веркина «Остров Сахалин» издательства «ЭКСМО»

В издательстве «Эксмо» вышел роман Эдуарда Веркина «Остров Сахалин». Книга уже стала темой бурных обсуждений интернет-сообщества. «Остров Сахалин» — это и парафраз Чехова, которого Веркин трепетно чтит, и великолепный постапокалипсис, и отличный приключенческий роман, и нежная история любви, и грустная повесть об утраченной надежде. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги, где героиня направляется на Сахалин и рассказывает о положении людей на этом острове.

14.10.2018 16:00, Эдуард Веркин


Пушкин в объективе кинокамеры

Отрывок из книги Михаила Бегала «Почерк»

Рассказ Михаила Сегала «Что-то случилось» — авторская версия истории возникновения кинематографа. В ней Сегал обличает и страх власти перед неизвестным, побуждающий её наказывать изобретателей за их «опасные» прорывы, и обыденность пропаганды в разных сферах жизни общества. Показывает культурную среду, чьи взгляды, здравые, разумные, могут повлиять на решение государя. И главное — меняет историю и ставит Пушкина перед кинокамерой. «Частный корреспондент» публикует отрывок из рассказа, предоставленный издательством «ЭКСМО».

13.10.2018 16:00, Михаил Сегал


Ты из Москвы? Знаешь японский? Куда ты бежишь?

«Вперёд и вверх! Во мне полтонны пробуждающей весны...»

Обзор книги «Жёлтый Ангус: Сборник рассказов» А. Чанцева. Последний раз с аналогичным удовольствием читал авантюрный роман «Азарт» Максима Кантора. Наслаждаясь именно что ядерной смесью гумилёвской «конкистадорщины», детективщинки, народного похабства-чванства и бодлеровской мудрости на фоне беспробудного пьянства. Так же и с Чанцевым.

17.04.2018 16:00, Игорь Фунт


Иногда они возвращаются

Рецензия на книгу «Красный фонарь» Андрея Китина

«Красный фонарь» — книга вполне симпатичная, хотя и дебютная. То, что дебютная, изначально ставит ее в положение падчерицы. Ну ничего, я прочел, и другие прочтут, это дело поправимое. И вообще, то, что дебютные книги никому обычно кроме десятка друзей-приятелей не интересны, тема совсем другого разговора.

16.04.2018 16:00, Леонид Кузнецов


Владимир Набоков – «Рождество»

Рассказ, написанный в 1924 году

Тикали часы. На синем стекле окна теснились узоры мороза. Открытая тетрадь сияла на столе, рядом сквозила светом кисея сачка, блестел жестяной угол коробки. Слепцов зажмурился, и на мгновение ему показалось, что до конца понятна, до конца обнажена земная жизнь — горестная до ужаса, унизительно бесцельная, бесплодная, лишенная чудес...

04.01.2018 19:00, «Избранное»






 

Новости

Московские библиотеки раздадут десятки тысяч списанных книг
4 июля на сайте knigi.bibliogorod.ru появится новый список книг, которые библиотеки готовы передать в добрые руки.
В Новосибирске вышел сборник стихов, посвящённых трагически погибшему поэту Виктору Iванiву
Книга «Город Iванiв», состоящая из поэтических посвящений новосибирскому писателю, поэту и переводчику Виктору Iванiву (Иванову), покончившему с собой в феврале 2015 года, вышла на его родине.
Издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве
В первый день выставки Нон-Фикшен издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве в рамках программы «Открытая наука». В основе программы лежит реализация проектов по расширению открытого доступа к научным знаниям.
Восьмой "Гарри Поттер"
Новая книга о Гарри Поттере выйдет в России в ноябре
От создателя Гарри Поттера
Джоан Роулинг пишет новую книгу для детей

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.