Подписаться на обновления
28 июляПятница

usd цб 59.4102

eur цб 69.6406

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд 
Ольга Балла-Гертман   понедельник, 23 мая 2016 года, 19:00

Прочитают – и станут другими
Интервью с журналистом, писателем и переводчиком Еленой Мариничевой


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Елена Мариничева, журналист по образованию и изначальному роду занятий, не раз повторяла, что переводами – с английского и с одного из своих родных языков, украинского - занялась случайно, едва ли не вынужденно. Были трудные девяностые, надо было добывать хлеб насущный. В то время стали появляться первые сделанные Мариничевой переводы не только англоязычной научной фантастики, но и новейшей – начавшей возникать уже после распада империи – украинской прозы. С тех пор в её переводах вышли романы Оксаны Забужко («Полевые исследования украинского секса» - три издания: 2001, 2007, 2008, «Музей заброшенных секретов» - 2013), книги Марии Матиос («Нация», «Даруся сладкая» - 2007), проза Сергея Жадана, Костя Москальца, сборники рассказов и повестей Евгении Кононенко («Без мужика» - 2009) и рассказов Тани Малярчук («Лав – из» - 2016).

Сегодня уже ясно видно, насколько неслучайной оказалась эта случайность: два наших народа двинулись разными историческими дорогами именно тогда, в девяностых, когда мы ещё и подозревать не могли, насколько катастрофичным окажется это, едва заметное вначале, различие.

Всё это время Мариничева занимается популяризацией современной украинской словесности. Она не только переводит, но и пишет статьи о литературе Украины, её истории и современности, рецензии на новейшие украинские книги, упрямо работая таким образом на взаимопонимание между нашими народами. Сейчас, когда оно на наших глазах становится всё невозможнее, такие усилия важны более, чем когда бы то ни было.

«Новая украинская проза, - писала Мариничева ещё до всех событий, - представляет собой литературный феномен, едва ли не самое мощное излучение социально-эстетической энергии, случившееся на постсоветском пространстве, — в ставшей независимой Украине. Феномен, который, надеюсь, еще предстоит узнать русскому читателю: новый украинский язык сложен для адекватного перевода, его кажущаяся простота и близость к русскому чрезвычайно обманчивы.»

Ещё относительно недавно переводы с украинского были обычной культуртрегерской, просветительской работой, расширением горизонтов русского слова и кругозора русского читателя. Теперь это работа – ещё прежде всех эстетик - этическая.

Украина сейчас оказалась в зоне особенной воспалённой слепоты наших соотечественников. Эту страну и происходящее в ней как будто не хотят видеть – такой, какова она есть, помимо наших собственных защитных и самоутешающих конструкций. Об Украине – с любой из представимых сегодня позиций - невозможно ни говорить, ни думать спокойно. Трудно? Больно? Стыдно? Да – и то, и другое, и третье. Тем более необходимо говорить о ней – и о нас в связи с нею. Именно поэтому наш корреспондент говорит с Еленой Мариничевой о смысле её работы.

Ольга Балла: Насколько полно и адекватно, по-вашему, современный русский читатель (если возможно говорить о современном русском читателе обобщённо) представляет себе происходящее сегодня в украинской литературе? Есть ли такие авторы, которые остаются у нас недозамеченными?

Елена Мариничева: Думаю, что украинскую литературу у нас представляют себе не только не полно, но и абсолютно неадекватно. Кое-что знают специалисты, люди, профессионально занимающиеся словесностью, «обобщённый» же русский читатель, как правило, о современной украинской литературе не знает ничего.

Говорить об этом мне очень неприятно, хотя бы потому, что уже второй десяток лет перевод на русский язык украинской прозы - моя профессия. Свою работу я стараюсь делать хорошо. Но события последних двух лет говорят о том, что никакие переводы - а новую украинскую прозу в России издают с 2001-го года - ничего не проясняют. Они не сближают людей, не прибавляют понимания. Возможно, это прозвучит наивно, но я убеждена: если бы в России внимательно читали Оксану Забужко, Марию Матиос, Сергея Жадана, Тараса Прохасько и многих других украинских авторов - не случилось бы того, что случилось.

И вообще, я сильно сомневаюсь в том, что среди современных украинских авторов есть по-настоящему «замеченные» у нас фигуры. Да, в своё время заметили Оксану Забужко. Перевод её первого романа «Полевые исследования украинского секса» выдержал в России три издания. Но вот в 2013-м выходит на русском её «Музей заброшенных секретов», так ожидавшийся украинским и европейским читателем. Осенью того же года во Вроцлаве Оксану за «Музей» награждают премией «Ангелус» – это главная литературная премия Центральной Европы, причём своего «Ангелуса» Оксана получает из рук нашей Натальи Горбаневской, которая тогда была председателем жюри премии. И что же? У нас (а это уже было время Майдана) - гробовое молчание. Не только о самом романе, но даже о факте присуждения ему премии. Хотя нет, название «Музея», кажется, не так давно мелькало в сводках новостей - в связи с арестом директора украинской библиотеки в Москве, с тем, что у неё дома при обыске эту книгу изъяли. Ну вот, получается, «дозаметили»...

В литературных и окололитературных кругах России известно имя Сергея Жадана – удивительно яркого украинского поэта. В интернете и на страницах московских литературных журналов встречаются переводы его поэзии на русский. Но отдельной поэтической книжки у нас до сих пор не издано ни одной!

В категории прискорбно «недозамеченных» надо назвать и Марию Матиос. Её роман «Даруся сладкая» и новеллы из цикла «Нация» я считаю обязательным чтением для хоть какого-то понимания того, что происходило и происходит в Украине. Оба произведения переведены на множество языков мира, по «Дарусе сладкой» снимают фильм (при участии Анджея Вайды). Известно ли это имя в России? Практически нет. Несмотря на то, что оба произведения на русский переведены.

В 2007-м, когда эти книги вышли в Москве, мы делали презентацию в московском «Мемориале», Мария приезжала сюда, интерес к её книгам вроде бы вспыхнул, но ненадолго. Уж oчень неприятные для нас темы у её прозы: «присоединение» западной Украины, депортация украинцев, советизация, движение сопротивления и прочее.

О.Б.: А вот вы как переводчик что выбираете для своей работы из континуума всей литературы, пишущейся и написанной, – по каким критериям?

Е.М.: Мне особенно интересна новая украинская проза – то есть созданная за постсоветское время, за время независимости. Где-то с середины девяностых литература в Украине начала бурно развиваться, а в 2000-е пришла к нам - появились первые переводы. Это был 2001 год, когда вышли и «Полевые исследования украинского секса» Забужко, и «Московиада» Юрия Андруховича.

Новая украинская проза – о том самом постсоветском человеке, которым был каждый или почти каждый из нас в девяностые годы. Но украинцы потом стали другими. Украина пошла по другому пути, стала жить иначе.

И разговор о человеке в украинской литературе идёт иначе, чем у нас, более открыто, откровенно, без привычного у нас цинизма. Украинская литература - довольно бесстрашная, но самое важное – она живая. Этому невозможно дать определение, но невозможно и не почувствовать.

Когда я читаю на украинском что-то такое, что, как я вижу, написано о нас, обо мне, но иначе, чем написали бы мы – мне хочется, чтобы это прочитали здесь, в России, на русском. Важно, когда встречаю что-либо существенное о нынешнем представлении украинцев об истории, о нашей советской жизни, - потому что оно настолько не совпадает с нашими расхожими представлениями… Когда я это вижу – берусь переводить. Особенно если текст проникнут сочувствием.

Например, тема бандеровцев у той же Марии Матиос. Кто прав, кто виноват? Кто хороший, кто плохой? Когда этот вопрос вообще не задаётся, а идёт просто рассказ о жизни, о том, как всё было, как кто-то кого-то любил…– рассказ о живом человеке, в конечном счете о тебе самом, - становится уже не принципиально, «хороший» он или «плохой». Если литература что-то и может – так это разве что повысить уровень сочувствия между людьми.

А в результате хоть сколько-нибудь да растворяются наши мифы, железобетонные конструкции сознания, существующие ещё с советских времён. В Украине в этом смысле хотя бы что-то делается – по крайней мере, в отношении их собственной истории. А нам ещё растворять и растворять.

О.Б.: Какие из своих переводческих работ вы считаете особенно важными?

Е.М.: В том смысле, о котором мы только что говорили, это переводы из Матиос, которые вошли в её изданную у нас книгу под названием «Нация»: сборник новелл «Нация» и замечательнейший роман «Даруся сладкая».

Когда я эту книгу переводила, мне казалось крайне важным, чтобы её прочитали здесь, по-русски. Была уверена, что после этого многое станет понятнее, что люди уже не смогут думать и чувствовать, как прежде, не смогут хотя бы приветствовать захват чужих территорий. Но теперь приходится признать: ничего эта книжка не изменила, никто ничего не знает, не помнит, - даже те, кто её прочёл. У меня есть одна приятельница, я в своё время дарила ей перевод «Даруси», она признавалась, что вместе с мужем (а он родом из Украины) они плакали над её страницами, но вот недавно она мне говорит: «Слушай, как хорошо, что Крым теперь наш!»…

Очень важны для понимания новой украинской прозы и украинской жизни вообще, конечно, романы Оксаны Забужко (пожалуй, это автор №1 в современной украинской литературе), включая первый, во многом открывший нам нынешнюю Украину - «Полевые исследования украинского секса». Название, кстати, провокационное, оно имеет весьма опосредованное отношение к содержанию и смыслу книжки.

А вообще, мне очень дорого и важно всё, что я переводила и перевожу. Это и произведения Евгении Кононенко, Тани Малярчук, Костя Москальца, Тараса Прохасько, Ларисы Денисенко, Павла Вольвача и других. У меня нет ни одного перевода, который бы я делала из каких бы то ни было конъюнктурных соображений. Главный критерий – жгучее желание, чтобы тот или иной текст украинского автора прочитали в России, наивная и безосновательная, по-видимому, но всё же вера в то, что тогда нечто станет понятнее, ближе, роднее, а агрессия – невозможной.

Все эти годы я не только переводами занималась, но и пыталась растолковать их: с Марией Матиос мы сделали большое интервью и представление «Нации» в «Новой газете», в канун «Оранжевой революции» в той же «Новой» пытались с Оксаной Забужко объяснить «Что такое оранжевая культура» (так назвали моё интервью с ней). В 2005-м опубликовала чуть ли не первую у нас статью о новой украинской прозе («Нация в переплёте») - о том, что Майдан 2004-го (революционный поворот от советскости к реальной независимости) на самом деле готовился в литературе, - он сначала случился в литературе, а потом уже в жизни. Были у меня и другие публикации, рецензии, литературно-критические обзоры украинской прозы (все они, кстати, лежат на моем веб-сайте).

Ну, остаётся надеяться, что, может быть, для кого-то эти публикации всё-таки какую-то роль сыграли.

Да, вот ещё что. В книжке «Небо этого лета» (сборник украинских рассказов, вышел в конце 20015-го) есть рассказ Сергея Жадана «Бежать, не останавливаясь». Это – рассказ (как и вся книга) о войне. В книгу он пошёл в другом переводе, - так получилось, составитель с самого начала заказал другому переводчику – украинскому, в Украине живущему. Но когда мы готовили книгу и ко мне в руки попали все тексты, – это было как раз перед началом 2015 года, то есть в разгар войны, я поняла: нужно, чтобы он быстрее появился здесь. Чтобы хоть прочитали. Когда что-то такое ко мне приходит, я всякий раз начинаю думать - ну надо, надо, чтобы прочли поскорее, - прочитают и все станут другими, добрыми, хорошими, умными... Я этот рассказ тогда быстро перевела, согласовала с украинским составителем, с нашей Людмилой Улицкой (вдохновительницей проекта), с самим Сергеем - и перевод рассказа появился на «Кольте.ру» ещё в начале 2015 года (сама-то книжка вышла в конце года). И его очень активно читали, тысячи людей - и украинских, и наших… Не знаю, сыграло ли это какую-то роль, снизило хоть на мельчайшую долю градуса накал войны и агрессии, но для меня было важно, что он переведён, опубликован, и что именно тогда.

О.Б.: Какие вами замечены характерные трудности при переводе с одного близкородственного языка на другой? Как и в чём проявляется несходство сходного?

Е.М.: Первое, что бросается в глаза, - русский грубее украинского. В том смысле, что если пытаться переводить предельно близко к оригиналу, то русский вариант окажется интонационно более грубым.

В первом издании «Полевых исследований» есть моя переписка с Оксаной по этому поводу. Когда я перевела роман, Оксана стала редактировать текст по-своему, подбирать более точные соответствия слов. И вдруг оказалось, что некоторые фразы стали звучать резко, порой даже вульгарно. Вот классический пример (приводила его уже когда-то): главная героиня нежно гладит любимого ногой с «хихотiнням». Самым точным словом тут было бы - с «хихиканьем». Но русское «хихиканье» - другое, ехидное, в нём нет и доли нежности от украинского «хихотіння». И с очень многими словами та же ситуация. Технически можно (в этом случае) сказать так: чтобы русский перевод соответствовал украинскому тексту, его надо делать чуть более ласковым, подбирая более мягкие слова, а не точно одно к одному.

По существу же, при переводе важно уловить музыку языка, интонацию, тональность: услышать её - и найти похожую в русском. При этом необязательно нота «до» в одном языке будет соответствовать ноте «до» в другом.

О.Б.: Сильно ли, по вашим наблюдениям, русский язык, на котором сейчас говорят в Украине, отличается от того, что употребим у нас? Понятно, что с разделом единого государства на разные – и, соответственно, на разные культурные ареалы – язык стал развиваться в разных направлениях. Вы это замечаете?

Е.М.: Конечно. Украинский русский и русский русский – это почти разные языки. Мы, можно сказать, оказались «разделены одним языком».

В украинском русском много украинизмов, диких для русского уха. Людям, живущим в Украине, абсолютно понятно выражение: «Меня всего трусит от… (чего-то)» . Но к «трусАм» это слово отношения не имеет – речь идёт о том, что человека трясёт или он дрожит. Или, например: «Встретимся под оперным театром». Но это не значит, что вам предлагают встретиться в какой-то яме под театром. Дело в том, что на украинском «пiд» - это значит «рядом» с театром, у театра, вот предлог без изменений и перекочевал в украинский русский. Или ещё пример, - в социальных сетях на украинском русском часто встречается оборот «как на меня»: «Как на меня, то мне нравится то-то и то-то». Это дословный перевод украинского «як на мене». Ну и многое другое.

Есть и более серьёзные расхождения – у некоторых слов в украинском и в русском просто разные значения. Например, слово «национализм», - в украинском (а теперь и в украинском русском!) имеет два значения (в том числе и позитивное, связанное со стремлением к независимости), а в русском только одно - негативное.

Ну и ставшее уже классическим расхождение: как говорить – «В Украине» или «На Украине». Хотя речь о каком-то несчастном предлоге, но вопрос этот крайне острый и принципиальный и требует отдельного разговора. Скажу только, что сама всегда говорю «в». И соотечественников также к этому призываю.

В России вполне себе жив советский русский язык – мёртвые канцеляризмы, выхолощенные «патриотические» обороты. В Украине советского русского теперь уже гораздо меньше. На таком языке говорил Янукович, с этим языком было связано все то, против чего поднялся Майдан в конце 2013-го года. Кроме всего прочего, Майдан ведь был и языковым, культурным явлением.

О.Б.: Приходится ли переводить с русского на украинский?

Е.М.: Нет. То есть, устно, в разговоре, если люди не понимают друг друга, - пожалуйста, - но переводить русскую литературу на украинский язык – за это я не берусь.

О.Б.: А вообще, есть ли сейчас потребность в таких переводах? Сами украинцы такое делают?

Е.М.: Делают. Не стану утверждать, что в этом есть потребность, потому что русский язык в Украине всё-таки знают, а художественную литературу, разумеется, лучше читать в оригинале. Но такие опыты есть, хотя их и немного - ещё и потому, что в связи с недавними событиями всё, что связано с русской литературой, русской культурой, с русским языком, к сожалению, воспринимается порой в Украине болезненно: для многих теперь русский - «язык оккупантов»…

О.Б.: Как бы вы обозначили основные тенденции нынешнего украинского литературного развития? Можно ли сказать, например, что сейчас украинская литература выходит из поля воздействия русской и начинает, или уже давно начала, ориентироваться на какие-то иные образцы? Какие она испытывает влияния?

Е.М.: Из-под воздействия русской она, конечно, выходит, в какой-то степени уже и вышла. По-моему, сейчас одновременно идут два или три процесса. Во-первых, – упомянутый отход от воздействия русской литературы; во-вторых – в обществе возникло более внимательное, углублённое отношение к тем пластам своей собственной, украинской литературы, которая до недавнего времени не была известна. Это – литература так называемого «Розстріляного вiдродження», «Расстрелянного возрождения», 1920-30-е годы. Классические фигуры – Микола Хвылевой, Валерьян Пидмогильный, Лесь Курбас. По своему значению они сопоставимы с нашими Ахматовой, Мандельштамом, Булгаковым, которые тоже не издавались в советское время. Сейчас эта литература и издаётся, и внимательно изучается. В третьих, это – интерес к литературе восточноевропейской, в частности, к чешской - к Милану Кундере, например.

Впрочем, я не такой уж эксперт в этих вопросах: я всё-таки живу в России, об этом лучше спросить украинских литераторов. Сама же украинская литература в поиске: пережит колоссальный, существеннейший опыт – и Майдана, и войны, всё это сейчас обострено, об этом пытаются говорить. Пока выходили очень любопытные документальные вещи – например, издана интересная книжка с предисловием Светланы Алексиевич – «Записки очевидцев» – собранные документальные свидетельства: о Майдане, о зимнем стоянии 2014 года, по стилю в какой-то степени близкие к книгам самой Алексиевич. Идея сборника принадлежит Оксане Забужко, а собрала записи Татьяна Терен – замечательнейшая журналистка, литературный критик. Есть и другие документальные и полудокументальные издания подобного типа. Художественных я пока не знаю.

И вот чего у нас совершенно не знают, - есть целая волна, мощная, весёлая, яркая – молодой ироничной литературы. Иван Семесюк, - художник-«жлобист», как он сам себя называет, вот у меня его книжечка «Щоденник украïножера». Это - об Украине, об украинцах, о текущих событиях, но с юмором, даже с самоиздёвкой (из-за чего я сейчас русскую аудиторию с этой книгой знакомить не хочу, не та ситуация). Олег Шинкаренко, с горько-смешным романом «Кагарлик». Михаил Брынных, пишущий то ли на суржике, то ли на какой-то остроумной смеси суржика и украинского разговорного. Ну, в общем, это такая юморная литература, которой начитаешься – и хоть немножко воспрянешь духом.

О.Б.: С чем бы вы связали недозамеченность современной украинской прозы в России?

Е.М.: Это существенный вопрос; в общем-то, наверное, самый главный сейчас. Я это связываю с тем, что украинская литература в России сейчас не очень приятна. Так было даже до 2014 года. Именно из-за того, что украинцы пошли другим путём. Они были вроде как мы («близнецы-братья» на советском волапюке), но вдруг оказалось, что они иные, иначе живут, иного хотят, к иной жизни (не той, что у нас) стремятся. А некоторые принципиальнейшие вопросы: человек и власть, человек и свобода, право на восстание, - решают и вовсе абсолютно по-другому. Мы так не можем, или не хотим, или трусим… Поэтому они нам стали не нравиться.

Когда в 2001 году появились «Полевые исследования украинского секса» Забужко, мы были ещё недалеко друг от друга, и книгу встретили здесь с огромным энтузиазмом. И рецензии были, и встречи, и вопросы, и интервью... И вот теперь вышел роман «Музей заброшенных секретов». Он, конечно, совсем другой, но это тот же автор, тот же успех по всему миру, роман получил «Ангелуса» - значит, объективно он всё-таки достоин внимания. У нас же, как я уже говорила, он был встречен полным молчанием. Только в «Литературке» была одна статья – соответствующая нынешним ценностям этой газеты. И больше – ничего. При том, что не висят же цепи на рецензентах, можно и критиковать, и спорить. Всё-таки, при всех наших особенностях, у нас и в соцсетях, и в интернет-изданиях пишется многое, разное. Но о «Музее» - нет, не писали.

Почему? А не хотят! Не нравится, о чём пишет Оксана, не нравится, как она пишет.

О.Б.: Но можно же возразить.

Е.М.: Но чему возражать? Что возражать? Будешь возражать - тебя сочтут недостаточно либеральным, или, я не знаю… мне трудно себе представить всю совокупность причин этого молчания, но я ощущаю, что эта книга некомфортна – как и вообще всё, что сейчас связано с Украиной, что нарастало все эти годы. Некомфортно не только властям предержащим, далеко не только им. Тому много причин, целый сплав, и в том числе – классическая толстовская формула, согласно которой мы любим тех, кому делаем добро, и не любим людей за то зло, которое им причиняем. Поэтому - лучше мы ничего не скажем, лучше как-то перемолчим. А кроме того, мы же об Украине по существу ничего не знаем.

Знаете, что и где Солженицын говорил о бандеровцах? В «Архипелаге ГУЛАГ» он посвятил целую главу Кенгирскому восстанию. И там он пишет о бесстрашных украинцах, о том, что им нужно поставить памятник, что это - люди, которые подкосили советскую власть, что только они были способны поднять это восстание, а за восстанием потянулось другое…

Не читали Солженицына? Что-то читали, но забыли? Память же избирательна, она вытесняет неудобное, чтобы мы могли жить.

Это – один из многих болезненных комков в нашей памяти. Скомкали, запихнули – и забыли. Не хотим, не будем вникать, как всё было на самом деле, а уж тем более не будем сочувствовать.

Украинская поэтесса Лина Костенко несколько лет назад написала роман – «Записки украинского сумасшедшего», на мой взгляд, очень хороший; я опубликовала на него рецензию в «Дружбе народов». Он, в том числе, о том, как украинский человек пытается отвечать на вечные вопросы, как-то с ними взаимодействовать, – а со стороны это выглядит так, будто он сражается с чем-то невидимым. Там есть такой образ – «Чудовище Амброза Бирса», чудовище, которое нападает на человека, оставаясь невидимым, и со стороны это выглядит так, будто человек сражается сам с собой. Лина Костенко говорила об украинцах, а я могу сказать то же самое о нас, - для нас все вопросы, связанные с Украиной, такие: и болезненные, и думать мы о них не хотим, и отвечать мы на них не желаем, но и отстать от них не можем - как будто сами сражаемся с таким же чудовищем.

И вот о недозамеченности: она определяется многими факторами. Это и общая политика «партии и правительства» – если официально или почти официально заявляется, что украинского языка нет, что это диалект русского, так чего же вы хотите? Или тезис, что мы и украинцы «один народ»? Впрочем, это ещё цветочки, а вот утверждение, что украинского народа вообще нет, что это никакой не народ, а, так сказать, придаток русского, российского… - вот это меня поражает и даже умиляет. В последние годы всё это декларируется ещё и с агрессией, и не только словесной.

Но дело не только в официальной политике. Осознавать, что ты ответственен за всё, что происходит – с этим же невозможно жить. Надо же как-то, какой-то системой взглядов от этого защищаться. Отсюда и «недозамеченность» – мы не хотим замечать. Мы не хотим это читать. Мы не хотим в это вникать. Мы не хотим знать, что происходит в украинской душе, мы не хотим знать, что было и есть в Украине на самом деле.

Поэтому я не знаю, надо ли вообще делать это интервью – оно не востребовано, оно совершенно не нужно.

О.Б.: Надо. Если не востребовано сейчас – будет востребовано потом. Тексты не пропадают. Всё, что написано, - рано или поздно прочитают.

И как знать: может быть, действительно станут хоть немного другими.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



«Интердевочка» Петра Тодоровского

Фильм — один из главных символов перестройки

Фильм «Интердевочка» Петра Тодоровского по одноименной повести Владимира Кунина является одним из главных кинематографических воплощений перестройки. Смелый остросоциальный сюжет попал в руки уважаемого и серьезного режиссера, который наотрез отказывался вначале браться за этот материал, но благодаря дальновидности его жены, Миры, картина все же увидела свет и попала в кинопрокат.

27.07.2017 20:00, Мария Молчанова, diletant.media


Чуть свет уж на ногах, а в полночь на балах

«Режим труда и отдыха» элиты пушкинской эпохи

Девять часов вечера. Группа «нахт-вахтеров» с лицами, преисполненными важности, размашистым шагом следует по петербургским улицам. «Гасите огонь, запирайте ворота, ложитесь спать!» Привыкшие, что «темнота – друг вельможи», господа и дамы озадачены и перепуганы. «Это шутка? Или, учитывая, что не смешная – поправки в административный регламент?..» Так, Павел I приучал общественность ложиться спать в 22.00.

26.07.2017 19:00, Полина Яковлева, diletant.media


М. Е. Салтыков-Щедрин о «пестрых людях»

Из: М.Е. Салтыков-Щедрин. Пестрые письма

Пестрое время, пестрые люди. Оттого и жить трудно стало; не на кого положиться, не во что верить; везде шатание, пустодушие, пестрота. Чего не ждешь, то именно и случится; от кого не чаешь — тот именно и стукнет тебе по темени. Дурное, спутанное время. Проворовались людишки, остатки совести потеряли.

25.07.2017 19:00, izbrannoe.com


«Я сразу влюбилась в Наследника»

Воспоминания о встрече

Скандал вокруг предстоящего фильма Алексея Учителя «Матильда» все не утихает. Пока одни собирают подписи о том, что фильм о романе балерины Кшесинской с будущим императором Николаем II оскорбляет чувства верующих, мы обратимся к воспоминаниям самой балерины. Ее встреча с наследником состоялась после выпускного экзамена в балетном училище. Юная Матильда влюбилась в цесаревича с первого взгляда, а подтолкнул их друг к другу, сам того не ведая, император Александр III.

23.07.2017 17:00, diletant.media


Необычный Пушкин

5 забавных историй из жизни поэта

Одними из самых известных произведений писателя, литературоведа и переводчика Викентия Вересаева стали документальные труды «Пушкин в жизни» и «Спутники Пушкина», в которых литератор собрал воспоминания, письма и записки современников об Александре Сергеевиче. Сайт издательства «Эксмо» опубликовал пять необычных и забавных историй, произошедших с поэтом в разные годы его жизни.

19.07.2017 19:00, Эксмо


Факультатив по истории

Максим Горький: «Я искреннейше ненавижу правду»

Как ложь Максима Горького заставила семидесятилетнюю женщину бежать заграницу по льду Финского залива, и кто доводил писателя до слез – в новом выпуске «Факультатива по истории», посвященного знаменитому писателю.

18.07.2017 19:00, Оля Андреева


Список книг на лето и навсегда

Как сделать так, чтобы ребенок начал читать, и какими книгами его можно увлечь

В разгар лета, когда и у детей и у родителей больше времени на приобщение к литературе, публикуем стихийно набросанный Быковым список.

17.07.2017 19:00, facebook.com


Премьера близко

За кулисами седьмого сезона «Игры престолов»

Осенью 2016 года Le Figaro был единственным французским СМИ, которому разрешили отправиться в Ирландию на съемки новых серий знаменитой фантазийной саги. Трансляция седьмого сезона начнется 17 июля на канале OCS City.

14.07.2017 18:55, Селин Фонтана (Сéline Fontana)


Как и что пить: советы Бунина

От шампанского до крестьянской водки, пахнущей сапогами: лучшие цитаты о радости пития.

14.07.2017 16:00, arzamas.academy


Премьера близко

За кулисами седьмого сезона «Игры престолов»

Осенью 2016 года Le Figaro был единственным французским СМИ, которому разрешили отправиться в Ирландию на съемки новых серий знаменитой фантазийной саги. Трансляция седьмого сезона начнется 17 июля на канале OCS City.

14.07.2017 16:00, Селин Фонтана (Сéline Fontana)






 

Новости

Вокалист группы Linkin Park покончил с собой
41-летний Честер Беннингтон свел счеты с жизнью в личной резиденции в Калифорнии, пишет портал TMZ.
Умер народный художник СССР Илья Глазунов
9 июля на 88-м году жизни умер советский и российский художник Илья Сергеевич Глазунов.
Фонд кино подал иск против создателей фильма «Защитники» на 51 миллион рублей
Государственный Фонд кино, подведомственный Министерству культуры, подал в суд на компанию Enjoy Movies, которая ранее заявила о намерении подать на банкротство. Иск касается супергеройского фильма «Защитники», на производство которого ведомство выделило 50,8 миллионов рублей.
Подведены итоги четвертого сезона Литературной премии имени Александра Пятигорского
30 июня 2017 г. в Международном университете в Москве состоялось заседание жюри Литературной премии имени Александра Пятигорского. Лауреатом четвертого сезона (2016-17) стал Владимир Малявин за книгу "Китайский этос, или Дар покоя". Победитель получит один миллион рублей.
Украину оштрафовали за отказ пустить Самойлову на Евровидение
вропейский вещательный союз (EBU) наложил "крупный штраф" на Национальную общественную телерадиокомпанию Украины за запрет участия представительницы России Юлии Самойловой в Евровидении-2017, сообщило агентство Франс Пресс.

 

 

Мнения

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.