Подписаться на обновления
20 маяПонедельник

usd цб 64.6327

eur цб 72.2464

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Анатолий Рясов   пятница, 28 июня 2013 года, 15:15

Поля языка
Писатели Николай Кононов и Анатолий Рясов поговорили о неомодернизме, эк-фразисе и философии языка


Николай Кононов и Анатолий Рясов
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Литература, в отличие от живописи, может изложить прелесть зримого не прибе-гая к красящим пигментам с не меньшей силой обольщения.

Рясов: Я предсказуемо хотел бы начать этот разговор с темы литературы. А вернее – с того вектора современной русской прозы, который я условно обозначил бы как неомодернистский. Но речь идет не о возвращении к поэтике Ремизова и Бе-лого, не о выстраивании ряда имен в очередную литературную школу и тем более – не о заимствовании опыта европейских писателей. Скорее я имею в виду само отношение к художественному тексту: внимание к стилю и проблемам языка, нежелание представлять вопросы модернизма как давно решенные. Не скрою, в сегодняшнем литературном пространстве мне совсем не симпатичны ни «злободневная художественная публицистика», ни необременительные сюжеты «бытового реализма» (особенно на фоне откровенной непрочитанности таких авторов, как Вальзер, Зданевич, Мишо). К счастью для меня, медлительное письмо Саши Соколова или детализированные повествования Асара Эппеля в эту систему координат никогда не впишутся. Не соотносимы с этой реальностью и Ваши романы, в которых герои-интроверты погружены в темы времени и памяти. Но кажется ли Вам удачным само определение неомодернизм и насколько оно оказывается применимо к вашим текстам?

Кононов: Не знаю, стоит ли сейчас перед пишущим прозу проблема са-момаркирования, отнесения себя к некой эстетической компании. Скорее, нет… Хотя бы потому, что проза требует одинокого труда, скукоживается от самой трепетной дружеской цензуры, потому что именно «течения письма» порождают стилистические, а значит, и сюжетные доминанты. Так что представим себе – куда денутся обретенные начатки стиля и сила самоанализа от дружеского политического внимания. И мне совершенно не известно, как сводить в один контекст писателей, упомянутых Вами, и современных, новейших сочинителей. Думается, что их проблема глубже, чем просто выбор стилистических предпочтений из обозримого массива текстов, известных к сегодняшнему дню. Я не говорю об условной романистике, обслуживающей так или иначе политическую парадигму, устаревающую через три страницы текста.

По поводу неомодернизма, термина, уже всплывавшего не однажды. Это слово происходит из вечного критического желания подверстать к опробованным поня-тиям новые тексты, что, впрочем, очень ожидаемо, но непродуктивно. Можно ли сказать по отношению к какому либо явлению в литературе - «это неоабсурд»? Думаю, нет. Хо-тя бы потому, что абсурд абсолютно узнаваем и определен, ему не нужна приставка нео-. И это свидетельствует о том, что термин неомодернизм чересчур каучуковый, безразмерный. Применимый к явлениям не соотносящимся никак. Он не учитывает иную важную вещь, привнесенную ХХ веком – меру телесности, узнаваемо-сти, специальной критичности, особенной убедительности.

На мой взгляд признаки нового необходимо искать в возможности отвлеченно описать стиль как языковую и прежде всего синтаксическую конструкцию. Мне пред-ставляется, что именно здесь – идеология, нео- и другое. Другое надо тщательно искать, исходя из специфизма текста. Иное дело, что очень часто новая «литература» та-кой возможности читателю не предлагает.

Рясов: Нет, я тоже сильно сомневаюсь в продуктивности объединения писателей в «школы-направления», и меньше всего мне хотелось бы открывать «новое течение» - к тому же в области искусства, столь тяготеющей к одинокой рефлексии. Предложенный мной неомодернизм – что-то вроде потрескавшегося пенсне, не-годного монокля, без которого вся картина рискует размыться. Выбирая его за неимени-ем лучшего, я руководствуюсь тем, что явление модернизма (в отличие от абсурда или сюрреализма) все же предполагает более широкий охват. К тому же ряд ключевых фигур этой эпохи интересны как авторы без истории – абсолют-ные единичности (для меня таковыми являются, например, Кафка, Арто, Платонов). Се-годня само существование единичностей заранее исключается поверхностно понятым постмодернизмом, сведенным к столкновениям культурных кодов и семиотиче-ским играм. Без помощи всяких школ и направлений любой автор оказывается заранее включен в знаковые переклички, и читателю привычнее сравнивать один текст с другим еще до того, как они были продуманы по отдельности.

Кононов: Есть такое дело, но что интересно, школы вымывают из своего состава очевидно талантливых сочинителей, оставляя тех, кто охотно слушает гуру, час-то самого эстетически бездарного из компании. И пошла писать губерния, дуть в одну дуду. Но тут ничего не попишешь, так было всегда.

Рясов: И еще это не может не быть связано с пониманием того, что такое слово. В эпоху «победившей семиотики» язык воспринимается исключительно как кон-венциональная система знаков, средство коммуникации, в лучшем случае – совокуп-ность кодов и дискурсов. Размышления о том, как случилось, что коммуникация и про-цесс означивания стали возможны, что предшествовало этой возможности и предопределило ее, многим кажутся излишними, ненужными. В этой системе координат оказывается неучтенной вся та завораживающая область, в которой слово, образ, мысль еще не разделены. Но именно здесь мне видится подлинное пристанище, юдоль литературы. Эта пропасть всегда будет открывать новые языки (и не только литературные), любые дорожные знаки поверхности – всевозможные нео- здесь вообще теряют смысл.

Ещё каких-нибудь десять лет назад неомодернисты чувствовали себя в контексте отечественной культуры весьма вольготно и уверенно.
Несломленные тоталитарным режимом, они в начале перестройки смело вышли на литературную сцену, готовясь из узкоклубных квартирно-котельных кумиров стать новыми властителями дум, литературной элитой. И отправить на пенсию вымирающих динозавров соцреализма.

Возвращаясь к Вашим текстам: с такого рода погружением в сырость языка я встретился в поэтическом сборнике «Поля». Эти стихи с двумя или даже одним слогом на строке вызвали странное чувство перетекания языковых окраин в детское мировос-приятие, когда распад грамматики одновременно оказывается приближением к истокам слова. Критики, кажется, не обратили на этот цикл должного внимания, но мне эти одностопные стихи показались чем-то несопоставимо большим, чем скачок в область, противоположную «сверхдлинным» строкам. А что Вы сами думаете о «Полях»: этот опыт продолжает темы прежних стихов и как-то связан с последующими, или наоборот – стоит особняком?

Кононов: Надо сказать о том, как эта книга писалась. Я тогда закончил вместе с Михаилом Золотоносовым книгу «З/К или вивисекция», и уперся в некую сте-ну, мне казалось, что я перестал «слышать», и стихи перестали волновать меня. Прежняя парадигма оказалась заполненной. Но в один прекрасный предзимний день, питерский – мокрый и ветреный, я шел мимо Летнего сада, заледенелого за ночь, ветер качал ветви деревьев и они трещали, будто ломались стеклянные стержни. Я сказал себе: «Треск льда в саду», и через шаг понял, что это две строки стихотворной строфы. Что любая пара слов, самых коротких, даст мне начало стихотворения. Так, собственно, и вышло. Только дописать строфу в рифму было мучительно трудно, канон активно мешал двигаться, бинтовал и связывал. И мне очень нравилось одолевать эту немоту. Я каждое коротенькое стихотворение «Полей» писал буквально по нескольку дней, чего раньше со мной никогда не бывало. И вся книга поглотила большой массив времени. Буквально. Но мне очень нравилось пребывать в зоне, где «заваривались» мои слова из какого-то первовещества. А сама тактика письма, рифмы и ритм короткой строки, казались единственной возможностью внятно говорить, попасть из довербальной магмы в зону коммуникаций...

Рясов: Должен признаться, что на «Поля» я впервые обратил должное внимание лишь через несколько лет после издания книги, и эти стихи странным обра-зом попали мне в руки как раз в тот момент, когда я сам был с головой погружен в схожие вопросы.

Кононов: Вы имеете в виду свой роман «Пустырь» - героев на краю речи?

Рясов: В том числе. Но вообще большая часть «Пустыря» к тому времени уже была завершена, и, как ни странно, во время написания этого романа я еще не осознавал, насколько важной в нем оказалась тема языка. Многие отзывы, которые я слышал, концентрируются на этом, а мне казалось, что тема там лишь заявлена. Но раз-делив молчание главного героя и окружающие его говоры, я еще не подозревал, что проваливаюсь в бездну языковых вопросов, которые постепенно стали обволакивать мой роман… А практически сразу после его завершения я начал писать эссе (или может быть – повесть) в эпистолярной форме - «Письмо языку», которое, надеюсь, будет издано в ближайшее время. Это текст, имеющий непосредственное отношение к философии языка, но, сейчас, уже завершив его, я не могу сказать, что сильно продвинулся в понимании этих проблем. Ведь сама антитеза поверхности/глубины в языке тоже не слишком точна – самая обыденная, банальная речь способна в любой момент срываться в настоящее безумие: все перемешивается, как волны в океане. Честно говоря, не думаю, что на эти вопросы вообще можно найти ответ, в них можно только утонуть… Кстати, а как у Вас получилось вновь оторваться от «нулевой степени» и продолжить писать стихи после «Полей»?

Кононов: Да, Вы правы о непродуктивности писательских размышлений на философские темы, так как философствование подразумевает не писательский мас-штаб речи, это спорно, конечно, но лишь тогда, на мой взгляд, оно продуктивно. Надо не впадать в самокомментарий, иначе зачем вообще писать лирику, скажем. Для меня философия осуществляется в письме, в сочинении предложения, в образовании новых связей, а значит и смыслов. Вообще, Вы наверное замечали, что лучшие стихи как правило бессвязны, в них иные контакты, другая пайка. Во всяком случае, когда я писал «Поля», а я именно их, что называется, именно писал несколько лет, то меня не оставляла идея вообще единого мирового языка, состоящего из кратких односложных слов, включающих всю мыслительную парадигматику. Смерть, жизнь, люб, мне, стой и т. д. Чувствуете, о чем я… Мне тогда казалось, что это корнесловие близко к элементарным логическим внеязыковым операциям, обеспечивающим, наряду с переживанием либидо, единство человеческого рода. Собственно о этой речи я и сочинял тогда стихи. И что интересно – мне после книги удалось сочинить только еще одно стихотворение в таком же роде. Оно называется «Саул поет Давиду». То есть тема оказалась завершена в абсолютном смысле. Собственно, вот оно:

Тяни,
Давид,
В те-ни
Магнит

Пяти
Октав
В при-тин
Дубрав

Чей сон,
Чей сон
Числом
Весом,

Чей счет
Стечет
В твой рот
В твой рот.

Саул поет Давиду

Западная культура предстала передо мной прежде всего в виде живописи. Создалась ситуация, когда мой главный контакт с культурой происходил через изобразительное искусство, где не требовалось знания иностранного языка (разве что надпись под холстом разобрать).
Так я на время стал живописцем-литератором, писавшим свои картины словом.

Название, действительно, в конце стихотворения, потому что в лирике именно после создания стихотворного текста возникает название. И публикую его впервые, если не счи-тать того, что Юрий Александров (замечательный художник кстати, о чьих картинах и кни-гах я несколько раз писал), изготовил книгу-объект, к сегодняшнему дню их уже два экземп-ляра, уже тираж. Это такой свиток, подобный Торе, только из рубероида и на него нанесен красочный оттиск четырех строф с рукодельного деревянного клише. Вот такой объект. Он несколько раз экспонировался, но это, конечно, не публикация в привычном смысле. Хотя мне всегда нравилось соучастие художника в трудах поэта. Кстати, моя самая первая книга, именно книга «Маленький пловец», имеет тираж 40 экземпляров и была опубликована лито-графским способом Михаилом Карасиком, я сам написал тексты стихов на литографских камнях. Это было еще в 89 году.

И еще, если позволите, чтобы завершить историю. Когда я писал «Поля», то ощу-щал себя философом, а не поэтом, так как не пел, а вбирал смыслы из кратких слов.

Рясов: Относительно связи философии и литературы: тут ведь тоже есть что-то уходящее в далекую темноту, где привычные различия перестают выглядеть фун-даментальными. Сейчас очень популярны семиотические разговоры о теории перевода – в смысле переложения, скажем, языка поэзии на язык музыки; ну или, что-нибудь более неожиданное – языка театра на язык науки. Меня самого подобные вещи долгое время интересовали, но кажется, что когда разговор о переводе начинается с проблемы анало-гий и сравнений, он теряет что-то в своем основании... В свое время в одном из эссе Вальтера Беньямина я встретил очень точную формулировку: в основе каждого из этих языков лежит надъязык, не являющийся их суммой, но слышимый именно в процессе перевода. Вот если это в переводе присутствует, то можно начинать разговоры о подборе точных эквивалентов и т.п. Я знаю, что Ваши книги в последнее время активно издают во Франции. К сожалению, не представляю, насколько свободно Вы владеете этим языком, но, тем не менее, спрашиваю: чем являются для Вас эти переводы, кроме «зарубежного признания»?

Кононов: Я об этом не задумывался совсем… Даже не знаю, что на сей счет могу из себя извлечь. Промолчу лучше. Могу только судить по обильной француз-ской критике на роман «Похороны кузнечика», его перевод во Франции имел интеллек-туальный успех. Во всяком случае качество перевода было отдельно отмечено в «Монд» следующими словами, мол перевод Элен Анри Софье звучит так, что возникает эффект, будто книга написана по-французски, то есть зазора не было. Я ожидаю выхода в свет во Франции перевода «Нежного театра», над ним Элен трудилась несколько лет.

Рясов: Но разве здесь нет совсем ничего не похожего на сотворчество с художником?.. Впрочем, к слову об этом: Вы пишете много эссе о живописи – даже ка-жется, что изобразительное искусство интересует Вас не меньше, чем литература. Кроме упомянутых Вами совместных работ с художниками можно вспомнить интересный feedback со сборником «Критика цвета», когда была организована выставка описанных в нем картин. Если не ошибаюсь, большинство из них до этого не экспонировались совместно?

Кононов: Да, это действительно так, и выставка свела их на одной терри-тории. Зрелище было поучительным, оно было развернуто в залах Музея Анны Ахмато-вой в Фонтанном доме, где после этого я несколько раз затевал проекты с художниками. Выставка, о которой Вы упомянули, так и называлась «Выбор Николая Кононова», там перед всеми произведениями стояли стулья и были разложены раскрытые книги «Критика цвета», то есть созерцание произведений было совмещено с чтением моих текстов о них. И таким образом удалось гармонично свести на одной территории совершенно разных художников. Это было такое зрелище современности, извините за высокий штиль, возникали прямые связи между совершенно несопоставимыми на первый взгляд вещами.

Рясов: Интересуюсь этим потому, что для меня разговор о живописи был и остается неведомой территорией. Музыка, театр – здесь возможность соприкосновения со словом для меня привычнее. Даже несмотря на то, что совсем недавно у меня был опыт в чем-то обратный Вашему: художник Наталья Красильникова преподнесла мне неожиданный подарок, нарисовав более тридцати иллюстраций к роману «Пустырь». Это очень странное чувство – вдруг увидеть героев, которых выговаривал несколько лет. Как будто вижу саму их речь, мысли. И при этом не могу связать и двух слов об этих изображениях, просто всматриваюсь…

Возвращаясь к (нео)модернизму: в ХХ веке подобный «поиск связей» ме-жду разными видами искусств оказался весьма востребован, и сегодня тема даже пред-ставляется банальной. Но кажется, здесь тоже можно вести речь скорее о желании пред-ставить проблему решенной, чем о найденных ответах. Для меня все эти вопросы по-прежнему неприступны. Что такое мыслить цвет? Что такое выговаривать цвет? На-сколько это пространство доступно литературе? Насколько оно освоено писателями?

Кононов: Ну это проблема экфразиса, ей столько же лет, сколько и лите-ратуре. Для меня во всяком случае зрелище часто является побудителем письма, пружи-ной. В нем находится корень психологизма, тонкости, без этого текст делается бедным, вневременным в плохом смысле. Знаете, ведь все время хочется оправдываться – что живешь, мол, не зря, так как любишь свое бытие за то-то и то-то. И вот это самое доказа-тельство требует всегда свежих оснований. Где их взять, из какого такого незримого зрелища извлечь, чтобы эссенция была после первого вздоха опознана всеми. Это прекрасная проблема убедительности и достоверности, требующая постоянного решения, она не устаревает.

А что касается Вашего вопроса о том, что такое мыслить цвет в литературе, так вот на этот вопрос и надо отвечать постоянно, с нарастающим напряжением, как фило-софским, так и метафорическим. Ведь литература, в отличие от живописи, может изло-жить прелесть зримого не прибегая к красящим пигментам с не меньшей силой оболь-щения.

В сокращенном виде беседа впервые опубликована в журнале «Диалог ис-кусств» (№3, 2013).




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



15 фильмов 72-го Каннского кинофестиваля

Тарантино, Джармуш, Рефн и Балагов

С 14 по 25 мая на Лазурном берегу вновь проходит Каннский кинофестиваль. Мы выделили полтора десятка самых любопытных и многообещающих новинок мирового авторского кино.

18.05.2019 19:00, Павел Орлов, tvkinoradio.ru


«Красноречие должно служить идеям, а не наоборот»

Курт Воннегут о стиле письма

Курта Воннегута не раз спрашивали о том, как выработать уникальную манеру письма (свою собственную он называл «телеграфно-шизофренической»), поэтому в 1980 году писатель опубликовал в журнале Transactions on Professional Communication эссе, в котором попытался дать ответ. T&P опубликовали перевод.

18.05.2019 13:00, Виктория Бутакова, theoryandpractice.ru


Трагедия весёлого человека

Художник Константин Коровин

Друзья художника Константина Коровина восхищались не только его талантом, но и тем, каким беззаботным, легким человеком он был. Всеобщий любимец и душа общества, он пел, играл на гитаре, рассказывал байки. Его и Константином-то никто не называл — только Костенькой. «Костя, как хамелеон, был изменчив: то он был прилежен, то ленив, то очарователен, то несносен... — вспоминал Михаил Нестеров. — То простодушный, то коварный, Костя легко проникал, так сказать, в душу, и так часто о нем хотелось забыть... В нем была такая смесь хорошего с „так себе“... Все его „качества“ покрывались его особым, дивным талантом живописца». Он никогда не терял ощущения радости жизни — хотя жизнь Константина Коровина не была простой, а значительную ее часть можно назвать даже трагичной.

17.05.2019 19:00, izbrannoe.com


Тонкие запястья

Побеждает любовь или красота?

«Она так и не узнала, как мало я ее ненавидела», — сказала Симона Синьоре, когда ей сообщили о смерти соперницы. «Она» была Мэрилин Монро. Мог ли настоящий француз стать единственным на свете мужчиной, устоявшим против кокетства Мэрилин? Монро умерла намного раньше обоих супругов, так и не заставив Ива Монтана расстаться с женой. Почему непревзойденной разлучнице это сделать не удалось?

14.05.2019 19:00, Ольга Филатова, story.ru


Любовь и смерть

7 фильмов о простых людях в Великую Отечественную войну

Фильмы про Великую Отечественную войну — стратегически важный жанр отечественного кино. Десятилетиями советские и российские кинематографисты снимали фильмы-эпопеи, в которых крупными мазками изображали события, проложившие путь к Победе. Однако показать не величие, а трагедию войны лучше всего удается картинам о личных историях обычных людей. Вместе с журналом «Искусство кино» T&P собрали 7 фильмов о том, как война повлияла на судьбу простых советских граждан.

11.05.2019 19:00, theoryandpractice.ru


Смертельные игры

«Король Лир» в Мастерской Петра Фоменко

«О том мы плачем, что пришли на сцену этого Всемирного театра дураков». Эта цитата из «Короля Лира» не так растиражирована и популярна, как классическое «Весь мир — театр», но не менее интересна и точна. Дело тут не только в философской глубине, но и в том, что в этом емком высказывании Шекспир если и не раскрывает секрет своих пьес, то, по крайней мере, называет главные ингредиенты художественной смеси, которая не теряет силы на протяжении веков.

11.05.2019 16:00, Татьяна Ратькина


«Долина бедности»

Повседневная жизнь восточного Кентукки в начале 1960-х

Фотограф Джон Доминис сделал эти снимки в 1960-х годах на востоке штата Кентукки, в одинокой долине Аппалачей, о которой позабыла богатая Америка. Если не знать о времени съёмок, можно предположить, что кадры снимались в разгар Великой депрессии, разразившейся в Штатах в 1920-х годах.

10.05.2019 15:00, cameralabs.org


Ахматова и ее мужчины

Личная жизнь великой поэтессы

Главная тема поэзии Анны Андреевны — любовь. А какой была личная жизнь самой Ахматовой?

07.05.2019 19:00, Валентина Асеева, diletant.media


Дорогу осилят

Уикендовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

06.05.2019 19:00, Александр Чанцев


Не воля

Что есть воля?

Писатель и поэт Дмитрий Быков написал про мир, где если не воля, то месть, а если не месть, то, наверное, смерть, а если не смерть, то разве это жизнь. В общем, он написал про отношения учителя и ученика. Может, в современной школе, а может, нет. Или ни в какой не в школе.

05.05.2019 19:00, Дмитрий Быков, ruspioner.ru






 

Новости

Нидерланды победили на Евровидении
Победу в международном песенном конкурсе «Евровидение-2019» одержал Дункан Лоуренс из Нидерландов, который исполнил композицию Arcade.
Умер композитор Евгений Крылатов — автор «Крылатых качелей» и «Колыбельной Умки»
Композитор Евгений Крылатов умер на 86-м году жизни. Об этом ТАСС сообщила его дочь Мария Крылатова.
Creative Commons запускает сервис по поиску бесплатного контента
После более чем двух лет бета-тестирования начал свою работу сервис поиска CC Search, куда уже сейчас включено более 300 миллионов свободных изображений.
Эрмитаж запустил свою Академию — там можно бесплатно изучать искусство и историю
Государственный Эрмитаж запустил собственный образовательный онлайн-проект «Эрмитажная академия». Сейчас на сайте собрано более 100 бесплатных текстов и видео по истории и искусству.
Умер Георгий Данелия
В Москве в возрасте 88 лет умер кинорежиссер Георгий Данелия, сообщает «Новая газета» со ссылкой на его родных.

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.