Подписаться на обновления
21 июляВоскресенье

usd цб 62.8666

eur цб 70.7941

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Прозрачное
образование
 
Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия  Рерихи 
С.Л.Синицына   понедельник, 24 июня 2013 года, 14:00

Перекрёсток гражданской позиции и возможности информационного права
Украинский суд признал публикацию с плагиатом «фальсифицированным научным информационным продуктом»


Фото: KyiraStarborne/ deviantart.com
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Последний год оказался чрезвычайно насыщенным не только в Европе, но и в России различного рода историями и скандалами, обусловленными плагиатом как знаковым явлением общекультурного кризиса. Плагиат и сопутствующие ему явления и проблемы, связанные с культурными и ментальными умонастроениями, активизировали дискуссии и ожидания перемен в обществе.

Западноевропейский социум реагировал на плагиат предсказуемо и однозначно, как на посягательство и на прямое нарушение моральных и правовых основ и устоев общества, а с постсоветским культурным пространством всё оказалось намного сложнее. Обнаружение плагиата в научных работах наших соотечественников, выступления в массмедиа по этому поводу не воспринимаются как проявление чёткой и достойной гражданской позиции тех, кто взял на себя труд разобраться в проблеме и осмелился назвать интеллектуально-моральное мошенничество преступлением. Наблюдается, к сожалению, не совсем нормальное стремление обосновать, оправдать, понять и простить плагиат. Особенно, это становится очевидным, когда дело касается конкретных личностей и общие рассуждения демагогов о недопустимости плагиата приходят к явной несостоятельности. В этом и проявляется качественное различие нашей и западноевропейской культур. Для нашего самосознания главной по-прежнему остаётся определённая личность и предрешенные её статусом социально-иерархические отношения к закону (чеховский «Хамелеон»). И для европейских культурных умонастроений тоже по-прежнему доминирующими остаются закон, право и личность, подчинённая им, по крайней мере, там, где всё слишком однозначно и очевидно (уальдовский «Идеальный муж»). Подобного рода случаи неоднократно обсуждались. На основании этого даже производились или нет кадровые изменения и в научном сообществе, и в политических, правительственных кругах.

Ключевая проблема - обнаружение несамостоятельности автора при подготовке письменной работы. То есть это не плагиат, в том смысле, который вложен в понятие законодательными нормами: краденые идеи, изобретения и т.д. Мы говорим лишь о самостоятельности работ и выводов студента, учёного, научного коллектива. В случае студенческой работы несамостоятельный продукт ставит под сомнение знания и навыки автора, в случае научной работы - под сомнение попадает заявленная учёным квалификация, со всеми вытекающими, а в случае коллективных научных разработок поднимается вопрос об эффективности расходования средств. Кстати, ключевым в подготовке несамостоятельных работ является именно экономический вопрос.

В превалирующем большинстве материалов акцент преимущественно ставится на том, что плагиат, точнее отношение к нему, прежде всего, постсоветского общества, чётко проявил общие социальные, экономические, политические, нравственные проблемы, характерные для постимперской культуры, обнаружил уже некие наиболее типичные, почти ментальные реакции на это интеллектуально-моральное мошенничество. Ведущим здесь оказывается страх и порабощенность личности системой. Понятно, что такой подход к проблеме, мотивированный морально-этической позицией, поддержанной реальными попытками регулирования научной и образовательной жизни высшей школы, вполне естественный. Плагиат – слишком показательная и запущенная проблема, которая длительное время замалчивалась, но активно, откровенно развивалась и влияла на жизнь общества, управляя его основными моделями, образцами и принципами социальной коммуникации. Плагиат, безусловно, требует системного подхода и обсуждений как проблема жизнеспособности общества, формирования культурных героев и образа нашего будущего. Главное же, он требует активной, деятельной, наполненной реальным содержанием гражданской позиции. Его спокойное и даже зачастую успешное бытие в нашем обществе становится возможным благодаря тому, что каждый из нас элементарно попустительствует морально-интеллектуальной нечистоплотности, мошенничеству, а то откровенному преступлению со стороны коллег, знакомых, друзей, думая, что его-то это не касается, он же не занимается плагиатом, он даже его осуждает, порой сочувствует тем, кто пострадал от действий плагиаторов. Разве этого недостаточно? Как показала наша повседневная жизнь – нет. Плагиат – это своеобразный перекрёсток моей сознательной, поддержанной и реализованной поступками гражданской позиции и правовой системы общества. Их реальная встреча и взаимная поддержка, обращенность друг к другу могут привести к минимизации плагиата, к оттеснению его на маргиналии общественной жизни, созданию прочного общественного иммунитета; а их формализация или искажение – к дальнейшему необратимому усугублению социального хаоса и упрочнению преступности как способа коллективной жизнедеятельности.

Однако если нравственные и гражданские аспекты проблемы плагиата стали предметом открытых и откровенных дискуссий в многочисленных статьях, блогах, форумах, по-священных плагиату, то правовые почти не затрагиваются. Между тем есть один значимый аспект этой проблемы, который необходимо уже не столько обсуждать, сколько последовательно, набирая юридическую практику, разрабатывая теоретические основы и нормы, реализовывать. Он касается напрямую юридических основ и принципов восприятия и, следовательно, культурно-правового отношения к плагиату, развивающемуся в принципиально новых культурных условиях: в информационном обществе, уже не столько предполагающем, а откровенно требующем качественных изменений норм законодательства. Информационное общество, рассчитанное на открытость, публичность жизнедеятельности активной личности в активных информационных потоках, открывает новые возможности для информационного права.

Факт того, что и в России плагиат всё чаще начинает рассматриваться в качестве действенного маркера жизнеспособности настоящего и, главное, будущего, от-ношение к которому осмысляется как серьёзный показатель морально-этических, экономических, идеологических основ и принципов жизнедеятельности общества, воспитания молодого поколения, заставляет подходить качественно по-новому и ко многим правовым аспектам этой проблемы. Один из них уже обговаривался представителями российской научной, творческой элиты, экспертами в области права и образования. Как мне представляется, одновременно наиболее сильной, но и уязвимой иде-ей борьбы с плагиатом, с которой АСИ (Агентство стратегических инициатив) собирается обратиться к новому правительству России, является предложение начать ре-форму образования с общедоступности учебных и квалификационных научных работ для общественности. Одним из путей достижения общедоступности информационной продукции, коей безусловно являются различного рода рефераты, курсовые, дипломные работы, диссертационные исследования, научные статьи и монографии, учебники и учебные пособия, оказывается их размещение в глобальной сети Интернет. Но, как мне видится, именно здесь и возникает коллизия силы и уязвимости этой идеи.

Об одном из таких аспектов культурно-правового отношения к плагиату я писала осе-нью 2012 г. в статье «Неправомерное заимствование», посвященной истории плагиата, совершенного заведующей кафедрой журналистики Донецкого национального университета (Украина) И.М. Артамоновой. Для меня главным было и остаётся актуализировать внимание на следующем. В информационном обществе, естественно, информация и различного рода информационные продукты играют определяющую роль. Научные исследования, начиная от курсовых работ и заканчивая серьёзными научными монографиями, тоже, конечно же, являются информационными продуктами, рассчитанными на потребление их читателями. Естественно, что информационный продукт должен быть качественным во всех отношениях. Также естественно и то, что потребитель информационного продукта хочет и должен получать качественный, достоверный, целостный информационный продукт. Плагиат – некачественный, а фальсифицированный информационный продукт, от которого в первую очередь страдает его потребитель. Именно у потребителя должны быть реальные легитимные права для защиты себя от потоков некачественной информации в условиях развитого информационного общества. В связи с этим и ведущую роль в праве информационного общества должен уже играть не только автор, но и потребитель информационной продукции, особенно научной, направленной, в силу своего функционального предназначения, на приращения и развитие качественно новых знаний. Такое культурно-правовое осмысление плагиата позволило мне не только подать исковые заявления в суды Украины по ряду статей Артамоновой, основанных на неправомерных заимствованиях, но и добиться того, чтобы меня признали надлежащим истцом. И это стало прецедентом в юридической практике Украины, когда не автор научного текста, а именно среднестатистический потребитель информационного продукта выиграл суд, в результате которого статьи, основанные на незаконном присвоении чужой интеллектуальной собственности, были признаны фальсифицированным информационным продуктом.

Итак, краткое изложение фактов.

15 июня 2013 г. история с гражданским иском против Сумского государственного университета и Артамоновой, опубликовавшими две статьи с явными признаками фальсифицированного научного информационного продукта, получила своё завершение в суде первой инстанции.

В сфере образовательной деятельности, вероятно, надо стремиться к тому, что уже реализовано в подобных «Антиплагиату» заграничных системах - к безбумажному документообороту от написания работы студентом до ее защиты, к автоматизации процесса оценки работы преподавателем на основании заданных государственным стандартом и преподавателем требований к работе и т.п.

Для того чтобы отстоять своё право на качественный информационный продукт, до-казать в этом процессе ведущую роль именно потребителя информационного продукта, мне пришлось просить суд провести судебную экспертизу в судебно-экспертном учреждении. Экспертиза была проведена в Киеве в Научно-исследовательском центре судебной экспертизы по вопросам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Украины. Экспертизу проводила эксперт – заместитель директора Научно-исследовательского центра судебной экспертизы по вопросам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Украины, которая имеет специальное высшее образование в сфере интеллектуальной собственности. Эксперта, как это и предусмотрено законодательством, предупредили об уголовной ответственности согласно ст. 384, 385 Уголовного кодекса Украины за заведомо ложное заключение.

Для ознакомления русскоязычных читателей с основными выводами экспертизы мной был переведен её текст с украинского языка на русский. Полный текст экспертизы на украинском языке предоставлен в редакцию «Частного корреспондента».

Согласно экспертным выводам, на экспертизу были поданы следующие объекты:

Сухов П.В. Интернет СМИ Рунета: системные характеристики /дис. на соискание ученой степени кандидата филологических наук, г. Москва, 2005. Диссертация представлена на русском языке. Артамонова I. М. Системні характеристики онлайнових та офлайнових ЗМІ /Вісник СумДУ. Серія «Філологія». - №1, 2008. - С. 181-188. Статья представлена на украинском языке.

Кучерова Г.Э. Журналистика как объект теоретического анализа в Европейской научной мысли XIX - первой половины XX вв. /дис. на соискание ученой степени доктора филологических наук, г. Краснодар, 2001. Диссертация представлена на русском языке. Артамонова І. М. Філософсько-ірраціональні аспекти концепцій журналістики (А. Шопенгауер, Ф. Ніцше і 3. Фройд) /Вісник СумДУ. Серія «Філологія», №1. - Т.1, 2007. С. 5-9. Статья представлена на украинском языке.

При проведении судебной экспертизы использовались методы сравнения, обобщения, анализа и синтеза, а также Методика проведения судебных экспертиз литературных произведений, которая внесена в Реестр методик проведения судебных экспертиз Министерства юстиции Украины.

По результатам исследования текстов статей Артамоновой и кандидатской диссертации Сухова, а также докторской диссертации Кучеровой установлено следующее.

Статьи Артамоновой (2007 и 2008) опубликованы на несколько лет позже диссертационных исследований Сухова (2005) и Кучеровой (2001), не содержат в себе ссылок на эти исследования и, следовательно, все текстуальные совпадения, выявленные в ходе экспертизы, не могут быть отнесены к цитатам.

В частности, 7 фрагментов текста статьи Артамоновой полностью совпадали с соответствующими фрагментами текста диссертации Сухова, при этом имел место дословный перевод (или так называемое «калькирование») с русского языка на украинский, включая такое же употребление знаков препинания (пунктуации). 9 фрагментов текста статьи Артамоновой полностью совпали с соответствующими фрагментами текста диссертации Сухова, за исключением следующих различий, а именно: использование вместо фразы «последнее десятилетие», содержащийся в тексте диссертации, – «кінець XX століття», «в рамках диссертации» – «у даній роботі», «России» – «України», «сайты телеканалов ОРТ, РТР, НТВ» – «сайти каналів 1+1, «Інтер», «тем не менее, до сих пор российские пользователи» – «щодо української аудиторії користувачів», «исследователь» – «більшість дослідників» и т.п.. 17 фрагментов текста статьи Артамоновой совпали с соответствующими фрагментами текста диссертации Сухова, за исключением отсутствия в тексте статьи отдельных слов, фраз или предложений, содержащихся в соответствующих фрагментах текста диссертации.

Аналогично и в случае с диссертацией Кучеровой. Так, название главы II диссертации Кучеровой полностью совпадает с названием статьи Артамоновой. В тексте статьи Артамоновой выявлено только одно предложение, а именно: «Те саме можна сказати про А.Шопенгауера та З.Фройда.» (С. 7), которое не содержало текстуальных совпадений с фрагментами текста диссертации Кучеровой. 10 фрагментов текста статьи Артамоновой полностью совпали с соответствующими фрагментами текста диссертации Кучеровой, при этом имел место дословный перевод, включая такое же употребление знаков препинания (пунктуации). В других фрагментах текста статьи Артамоновой выявлено текстуальные совпадения с фрагментами текста диссертации Кучеровой, за исключением следующих различий, а именно замене отдельных слов и фраз на их эквиваленты: использовании вместо фразы «в отечественной научной литературе» – фразы «в українському журналістикознавстві», «диссертационного исследования» – «нашого дослідження», «цель диссертационного исследования заключается, в том, чтобы ...» – фразы «метою робота є...», «нього» – «філософа», «це призводить до висновку, що» – «значит», слова «виділяє» замість «говорит» и т.п.

Там, где в статьях Артамоновой не наблюдалось калькирование, имел место подстрочный перевод с заменой, например, русских названий сайтов и телеканалов украински-ми, имён российских исследователей – украинскими и т.п.

Таким образом, имеет место использование фрагментов кандидатской диссертации Сухова и докторской диссертации Кучеровой при создании статей Артамоновой путем перевода с русского языка на украинский фрагментов текстов диссертаций.

При составлении статьи Артамоновой использовалась как основа и первоисточник диссертации Сухова и Кучеровой путем перевода фрагментов текста диссертаций с русского языка на украинский с использованием при этом имеющейся в диссертациях последовательности изложения научных понятий, логики и системы раскрытия научных идей и размещения материала.

Статьи Артамоновой не отвечают условиям оригинальности, не имеют признаков творческого характера и не содержат в себе признаков объекта авторского права.

Подробный, тщательный, мотивированный профессиональный экспертный вывод, изложенный на 31 основной и 27 страницах Приложения со скрупулезно составленными сравнительными таблицами текстов, предоставленных на экспертизу, дал основания суду вынести решение в пользу истца и признать статьи Артамоновой фальсифицированным информационным продуктом.

Примечательно то, что в материалах дела имеются два заявления, написанных собст-венноручно Артамоновой о том, что якобы она является автором статей и заявляет, что статьи написаны именно для «Вестника Сумского государственного университета», ранее нигде не публиковались и не направлены в другие издания. Рукописи не нарушают авторских прав других лиц и организаций. Имеются в деле и две формальные, написанные по куцему шаблону рецензии на статьи Артамоновой, подписанные к.ф.н., доцентом А.О. Евграфовой, удостоверяющие авторство, новизну, обоснованность, оригинальность, научную качественность этих статей.

Когда я держала в руках и эти заявления завкафедрой журналистики ведущего вуза Донецкой области, если верить официальным украинским рейтингам, и рецензии доцента, которому выказала доверие редколлегия ВАКовского журнала, то в уме всё время крутились назойливые вопросы. А что может заставить нас свернуть с перекрестка плагиата в правильную сторону? Что подтолкнёт к выбору для себя по-настоящему качественного, а не секонд-хендовского информационного продукта? Но вопросы эти не увели меня в сторону абстрактных размышлений о негативности плагиата и порочности позиции тех, кто его прикрывает. Скорее, наоборот, я всё настойчивее думала о предельно конкретных людях, организациях и их реакциях на установленные судебной экспертизой и судом факты. Например, будет ли подана апелляция СумГУ и Артамоновой на решение суда первой инстанции? Что будет делать руководство ДонНУ, возглавляемое доктором юридических наук? Как поступит научное сообщество украинских специалистов в области социальных коммуникаций, защитивших докторскую работу Артамоновой, основанную на использовании чужой интеллектуальной собственности, лишенной новизны, оригинальности, не имеющей признаков творческого характера? Как поведёт себя МОН Украины, борющееся за качество образования и науки? Ответы на эти вопросы и будут сигналом того, в какую же сторону на перекрестке плагиата свернули научная общественность и официальные институты Украины.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Рентген, Резерфорд и научный мусор

Плагиатор стал настоящей плагой нашей литературы и науки

Плагиаторство отняло если и не кусок хлеб, то весомый заработок у многих людей, у автора этих строк, например. В 1990-е годы, когда массы всевозможных начальников и бизнесменов двинулись в науку, был большой спрос на тех, кто мог написать диссертацию. Существовала целая индустрия их производства. Вокруг диссертаций кормилась масса ученого люда, которые тогда жили в вопиющей нищете, гораздо худшей, чем сейчас.

23.12.2013 13:30, Владимир Соколов


Мастер «маскировочного рерайта»

«Ленинка» поставила на Бурматове печать

РГБ организовала формальную экспертизу работы, выданной Бурматовым за свою диссертацию Результатом проверки работы, выданной Бурматовым за свою диссертацию, проведенной экспертами Российской Государственной Библиотеки, стало заключение о том, что даже без учета разного рода сомнительных источников, диссертация содержит 61% некорректных заимствований, то есть попросту говоря, краденого чужого текста. И этот объем «не позволяет считать работу оригинальной». Трогательная подробность заключается тут еще и в том, что работа носит на себе отчетливые следы попыток спрятать украденное, при помощи «удаления либо замены» некоторых терминов источников.

25.09.2013 11:00, Serguei Parkhomenko


Плагиат Мединского

Как идеолог антипиратского закона написал свою докторскую диссертацию

Министр культуры РФ Владимир Мединский, главный защитник авторских прав и борец с воровством интеллектуальной собственности оказался замешан в плагиат-скандале, главным героем которого стал он сам. Согласно опубликованной в блогах информации, его докторская диссертация включает большое количество содержательных заимствований без ссылок на авторов.

24.09.2013 13:29


Игорь Федюкин: «По политическим наукам количество защит выросло в 10 раз, по экономическим наукам, социальным в 5-6 раз»

Рост защит мало коррелируется с выдающимися достижениями отечественных политиков и экономистов. А вот точных наук этот «бум» не коснулся.

Лидер ЛДПР Жириновский защитился беспрецедентно не только в Московском университете, но и на экспертном совете ВАКа, потому что Дума не могла принять бюджет. Премьер-министр Примаков звонил тогда вице-президенту РАН академику Месяцу: «Я только что говорил с Жириновским, у меня голосов не хватает для принятия бюджета, вы мне поможете»?

13.05.2013 22:14, Игорь Пушкарев


Товарищ Серпер, вы большой учёный

Или Возможен ли диссергейт в коридорах самарской власти

Не все учёные из числа самарских депутатов и чиновников писали свои научные работы несамостоятельно. Однако местная общественность всё активнее интересуется «остепенившейся» номенклатурой, проверяет уникальность диссертаций её представителей или бьётся над вопросом истинности их авторства. Впрочем, пока безуспешно. Публичных разоблачений местных «светил науки», касающихся плагиата или недобросовестности, в самарских коридорах власти ещё не случалось. Пора восполнить этот пробел.

08.05.2013 12:40, Елена Вавина


Написать или списать?

Размышления к весенней сессии

Могли ли молодые математики, придумавшие в 2004 году систему «Антиплагиат», представить себе, что в году 2013 голые девушки будут ходить по Тверской с плакатами «Долой Антиплагиат» и «В отставку Министра образования»?!

29.04.2013 22:01, Артемий Никитов


Плагиат в России: что делать?

Решением проблемы может стать внедрение «свободных лицензий»

Пояснительная записка к предложениям по разработке и внедрению информационной системы, обеспечивающей проверку на плагиат дипломных работ выпускников вузов и диссертаций, предоставляемых на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук, а также о порядке опубликования указанных работ в сети Интернет.

29.11.2012 13:00, Сергей Матвеев, заместитель директора Департамента государственной научно-технической и инновационной политики


Острая правовая проблема

С публикацией есть сложности, но польза портфолио бесспорна

За 18 лет преподавания я не раз сталкивалась с проблемой заимствования студентами плодов чужого интеллектуального труда и с купленными работами, однажды даже оппонировала на защите диссертации, которую соискатель не только не писал, но и не читал! Каждый из таких случаев противоправен и аморален, конечно, но насколько универсальным и справедливым станет предлагаемый порядок – большой вопрос!

02.11.2012 08:00, Екатерина Чуковская, кандидат юридических наук, профессор Школы-студии МХАТ им. В.И.Немировича-Данченко


Как моя диссертация попала на Amazon.com

Открытость, глобальность, готовность делиться и совместно работать – четыре драйвера успешной деятельности просьюмеров

ВШМ СПбГУ опубликовал часть моей магистерской диссертации в открытом доступе. Мне не пришлось идти к издательству, оно само меня нашло. Спустя пару месяцев я получил письмо от международного издательского дома LAP (Lambert Academic Publishing) с заинтересованностью опубликовать мою диссертацию в форме напечатанной книги.

17.09.2012 10:50, Кирилл Шиханов






 
Антиплагиат

 

 

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.