Подписаться на обновления
17 сентябряВторник

usd цб 63.8272

eur цб 70.6695

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Общество  Экономика  В мире  Культура  Медиа  Технологии  Здоровье  Экзотика  Мнения  Дискуссии  Сколько стоит Россия?  Кофейные заметки  Сеть 
Николай Копосов   четверг, 31 июля 2014 года, 10:30

Память в законе
Про историю


Нюрнбергский трибунал. //wikimedia.org
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




В наши все более очаковские и все менее вегетарианские времена Дума штампует репрессивные законы один нелепее другого. Сажать теперь можно за высказывания по поводу религии, секса и коррумпированных чиновников (последнее называется клеветой). Предлагается сажать за неправильные мнения о покорении Крыма. Почему бы не сажать еще и за высказывания о прошлом? Попробую еще раз объяснить, почему. Но сначала напомню «генеалогию» российского мемориального закона. И попробуйте не согласиться с Мишелем Фуко, утверждавшим: «Цвет генеалогии – серый».

О том, что пора законодательно защитить память о Второй Мировой войне, говорят уже давно. Первый проект «мемориального закона» был внесен в Думу в мае 2009 года. Потом были другие проекты и бессчетные интервью. Раз в несколько месяцев в сети появлялись фотки единоросски Ирины Яровой, сопровождаемые сообщениями, что новый проект внесен и к маю будет принят. Уже и не верилось, что все это всерьез. И вдруг – сообщение, что 4 апреля 2014 года закон в первом чтении принят.

На пути к мемориальному закону

В 1990-е годы, которые теперь принято всячески поносить, отношения между Россией и странами Восточной Европы были добрососедскими. Они стали стремительно портиться в 2000-е годы по мере формирования нынешнего режима с его имперской риторикой (которая в конце концов поставила мир на грань войны). Мы смеялись над попытками Ельцина найти «национальную идею», но искал он ее во вполне приемлемом направлении. Помните: «Пушкин – наше все»? Он хотел, чтобы в демократической России весь мир, включая нас самих, видел, прежде всего, наследницу великой европейской культуры. В 2000-е годы национальную идею переодели в гимнастерку солдата-освободителя. Беда только в том, что из-за его спины выглядывал эффективный менеджер. Собственно, ради реабилитации этого последнего, ради культа авторитарного государства, и понадобился солдат-освободитель.

Но в странах Восточной Европы советский воин оставил о себе неоднозначную память. Он их сначала освободил, а потом оккупировал. Не удивительно, что эти страны мгновенно отреагировали на перемены в российской «исторической политике». С Польшей, Украиной, Литвой, Латвией, Эстонией начались мемориальные войны. Россия не смогла найти общий язык, на котором можно было бы достигнуть взаимопонимания с соседями, и предпочла чохом ославить всех своих оппонентов как «пособников нацизма».

Каждый год в Синимяэ собираются старики, чтобы вспомнить нацистскую молодость и еще раз покрасоваться в мундире Ваффен СС. Но что самое печальное, подавляющее число собравшихся – это не старики, из которых мало кто дожило до сегодняшнего дня, а молодые люди с нацистскими убеждениями. 28 июля с.г. у памятника солдатам 20-го батальона Ваффен СС опять можно было увидеть десятки молодых людей в форме или со знаками отличия военнослужащих Ваффен SS.

Когда в 2007 году в Таллине памятник солдату-освободителю перенесли из центра города на военное кладбище, в России на фоне антиэстонской истерии родилась идея законодательно запретить «реабилитацию нацизма». Но по вопросу о том, как именно это сделать, возникли разногласия. Существовали два проекта закона – пространный и краткий. Первый, опубликованный в апреле 2009 года на сайте Regnum, подробно объяснял, что реабилитация нацизма стала массовым занятием в Восточной Европе, и предлагал целую систему мер для борьбы с ней. Включая создание Общественного Трибунала, которому и надлежало направлять государственную политику памяти [1].Но вместо Трибунала Дмитрий Медведев создал тогда подконтрольную себе Президентскую комиссию по борьбе с фальсификаторами истории. Пространный проект так и не дошел до Думы.

Любопытно (раз уж мы занялись генеалогией), что «фальсификаторы истории» - это название брошюры 1948 года, где отвергались те же самые обвинения СССР в соучастии в развязывании Второй Мировой войны и в военных преступлениях, от которых сейчас, в тех же выражениях и с теми же аргументами, пытаются отмыться нынешние «наследники Сталина».

Закон Яровой: первая и вторая версии (2009-10)

Краткий проект (который я буду условно называть «законом Яровой») был внесен в Думу группой депутатов от Единой России. УК РФ предлагалось дополнить статьей 354.1, предусматривавшей тюремное заключение до трех лет (при отягчающих обстоятельствах – до пяти) за:

«Искажение приговора Нюрнбергского Трибунала […], допущенное с целью полной или частичной реабилитации нацизма и нацистских преступников, либо объявление преступными действий стран-участников антигитлеровской коалиции, а также одобрение, отрицание преступлений нацизма против мира и безопасности человечества, совершенные публично».[2]

Ключевым здесь, естественно, был запрет на критику «стран-участников антигитлеровской коалиции». Под такую - пусть корявую - формулу можно было подвести любое критическое высказывание о действиях Сталина в 1939-45 годах. Имелось у этой формулы и другое достоинство. Через головы восточно-европейских соседей российские законодатели как бы протягивали руку дружбы Западным союзникам (которые в свое время отдали Сталину завоеванные им страны). Союзники ведь тоже были не идеальны и могли бы оценить готовность думцев сажать в тюрьму, например, за критику ядерной бомбардировки Хиросимы. Союз «держав» за счет Восточной Европы – это и есть «ялтинская система», которую российское руководство продолжает считать единственно законным итогом Второй Мировой войны. За что и любит Нюрнберг.

На Западе красивый жест, однако, не оценили. Проект вызвал протест и насмешки вовне и внутри страны. Даже Правительство в своем отзыве раскритиковало законодателей за юридическую безграмотность:

«Вызывает сомнение наличие в законопроекте такого положения, как "объявление преступными действий стран-участников антигитлеровской коалиции", в связи с тем, что не ясно, на какой круг действий оно распространяется [и] о каком периоде идет речь».

Закон не прошел. Напротив, после визита Барака Обамы в Москву в июле 2009 года началась «перезагрузка» в отношениях с США, а также с Польшей и Украиной (после избрания Януковича президентом). В октябре Дмитрий Медведев строго осудил преступления Сталина, а в следующем апреле Владимир Путин вместе с польским премьером Дональдом Туском преклонил колени перед памятником жертвам Катыни. В октябре 2010 года Дума приняла декларацию, официально признавшую Катынский расстрел преступлением советского руководства [3]. Правда, КПРФ тогда же обвинила Думу в пособничестве нацизму [4]. Думцы могли только радоваться, что не успели принять закон, по которому должны были бы сесть на пять лет.

Инициативная группа не прекращала, тем не менее, своей работы. С 2010 года от имени группы стала выступать Ирина Яровая, председатель «государственно-патриотического клуба» Единой России и заместитель председателя комитета Думы по конституционному законодательству (а позднее - соавтор законов об иностранных агентах и правилах проведения митингов). В апреле 2010 года в Думу была внесена вторая, еще более краткая, версия закона, предусматривавшая те же наказания за «одобрение или отрицание установленных приговором Нюрнбергского Трибунала преступлений нацизма против мира и безопасности человечества, совершенные публично». Краткость, впрочем, не добавила законопроекту ясности, поскольку упомянутый приговор – сложный для интерпретации документ, из которого далеко не всегда понятно, какие именно преступления нацистов «установил» Трибунал [5]. Нельзя не признать, тем не менее, что законодатели учли замечания правительства, убрали из проекта наиболее одиозную формулу и даже приблизили его к модели европейских мемориальных законов (о них пойдет речь ниже). Впрочем, это делу не помогло. Новая версия, как и старая, без движения лежала в Думе.

Проект Совета Федерации (2012-13)

Между тем, в Совете Федерации родился альтернативный проект мемориального закона, инициированный Борисом Шпигелем, бизнесменом, членом СФ и президентом Всемирного конгресса русскоязычного еврейства. Взаимодействуя с МИДом, Шпигель внес существенный вклад в развитие отношений между Россией и Израилем. В 2010 году он основал международное правозащитное движение Мир без нацизма, ставившее своей задачей противодействие реабилитации нацизма (в том числе в странах Восточной Европы) и борьбу с отрицанием Холокоста. Идея мемориального закона с самого начала была в программе этой организации. В мае 2012 года, действуя в качестве заместителя председателя комитета СФ по конституционному законодательству, Шпигель убедил Межпарламентскую ассамблею СНГ принять модельный закон «О недопустимости действий по реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников» [6]. Текст этого многостраничного документа местами дословно совпадает с пространным проектом 2009 года, опубликованным на сайте Regnum. Несомненно, Шпигель вдохновлялся примером ЕС, который в 2008 году принял рамочное решение, предписавшее членам ЕС криминализировать отрицание Холокоста. Модельный закон СНГ должен был служить, по мысли Шпигеля, основанием для принятия аналогичного российского закона.

Информация о том, что в Совете Федерации подготовлен «антинацистский» закон для России, появилась в прессе в ноябре 2012 года. Через три недели Шпигель стал объектом информационной атаки. В блогах появился (вероятно, сфальсифицированный) приговор за педофилию, якобы вынесенный ему еще в советское время [7]. А в марте он принужден был покинуть СФ, поскольку членство в нем стало несовместимым с руководством международной общественной организацией и предпринимательской деятельностью. За несколько дней до ухода Шпигель представил в Думу два закона – естественно, пространный и краткий. Пространный был скопирован с «модельного закона» СНГ. Как и проект сайта Regnum, он предусматривал создание, правда, уже не Трибунала, но «уполномоченного органа», преимущественно из общественных активистов, призванного координировать действия государства и общественных организаций по противодействию реабилитации нацизма [8]. Краткий же проект предусматривал внесение изменений в статью 282 УК РФ – «Возбуждение ненависти или вражды, а также унижение человеческого достоинства». В перечень составов преступления, могущих повлечь за собой заключение на срок до двух (при отягчающих обстоятельствах – до пяти) лет, предлагалось внести действия, направленные на «реабилитацию нацизма, героизацию нацистских преступников и их пособников [и] отрицание Холокоста».[9]

После ухода Шпигеля из СФ его законопроекты ждала разная судьба. Пространный проект до сих пор лежит в Думе, краткий же в июне 2013 года был возвращен «субъекту права законодательной инициативы в связи с несоблюдением требований Регламента Государственной Думы» (непредставлением отзывов Правительства и Верховного Суда). Сейчас его можно найти в архиве Думы.

Третья версия закона Яровой и проект Добрынина (2013-14)

Одновременно с отказом от рассмотрения краткого проекта Шпигеля резко активизировалась работа над законом Яровой. Этот последний лежал без движения с апреля 2010 года. Но в мае-июне 2013 года, на волне радикального культурного консерватизма, поднявшейся в ответ на протестное движение осени 2011 – весны 2012 годов, грянул скандал вокруг поста Леонида Гозмана, сравнившего СМЕРШ («Смерть шпионам» - советскую военную контрразведку времен войны) с СС[10]. Журналистка Ульяна Скойбеда в связи с этим посетовала, что нацисты сделали недостаточно абажуров из кожи предков нынешних либералов [11]. Старшие товарищи пожурили увлекающуюся по молодости лет журналистку, но задали главный вопрос: «Как быть с Гозманом?» [12]. Ответ подразумевался: надо сажать. Тут и возникла идея вернуться к закону Яровой, к чему призвал, в частности, вице-спикер Думы единоросс Сергей Железняк [13]. В конце июня – начале июля за неделю список соавторов закона дополнился 37 фамилиями депутатов (сегодня в списке соавторов проекта 49 депутатов от всех фракций). На этом фоне и не удалось получить отзыв Правительства на краткий проект Шпигеля. Думцы явно не спешили защитить память о Холокосте.

Однако в июне 2013 года, через несколько дней после сообщений о реанимации закона Яровой, Совет Федерации вновь выступил со своим проектом мемориального закона. Закоперщиком стал сенатор от Архангельской области Константин Добрынин – преемник Шпигеля на посту заместителя председателя комитета по конституционному законодательству, участвовавший в работе над проектом уже осенью 2012 года. Следов проекта Добрынина на сайте Думы мне обнаружить не удалось. Судя по словам сенатора, цитируемым в «Коммерсанте», речь шла о представленных еще Шпигелем проектах: «Мы предлагаем принять базовый законопроект о запрете реабилитации нацизма, где будут даны все дефиниции, и две поправки — в ст. 282 УК РФ, где расширим понятие экстремистской деятельности, и в сам закон об экстремизме» [14]. Позднее, подводя итоги 2013 года в своем блоге на сайте СФ, Добрынин упомянул «несостоявшийся пока законопроект о запрете реабилитации и героизации нацизма. В этом году нам не удалось убедить уважаемых коллег из правительства о необходимости его принятия» [15]. Вероятно, Добрынин имел в виду негативный отзыв правительства на пространный («базовый») проект, последовавший, по некоторым данным, в ноябре 2013 [16] (но по сию пору отсутствующий на сайте Думы).

Долги пути государственных бумаг, и тяжек труд законодателя по их согласованию. После июньской мемориальной горячки с законом Яровой опять полгода ничего не происходило. Но в январе 2014 года грянул новый скандал, на этот раз вокруг телеканала «Дождь», позволившего себе задать телезрителям вопрос, не стоило ли сдать Ленинград гитлеровцам, чтобы спасти жизни горожан. И вновь зазвучало: «Сажать! Непременно сажать!» Новостные сайты украсились портретами Яровой и сообщениями, что закон внесен в Думу. Речь шла о новой, третьей по счету версии закона, которая криминализирует:

Память о войне — Войне, под которой в позднем СССР и постсоветской России принято понимать, конечно, Великую Отечественную, — сегодня играет колоссальную политическую роль. Она используется для конструирования национального единства, для патриотического воспитания, для поддержания исторической преемственности, для расстановки геополитических акцентов, для оформления современных социальных отношений, конфликтов и т.д. Война сегодня актуальна, она «используется» в разных, прежде всего идеологических целях.

«Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР во время Второй мировой войны, соединенных с обвинением в совершении преступлений, установленных указанным приговором, совершенные публично».

Как только в январе возобновилось движение с законом Яровой, Константин Добрынин – только что признавший, что в правительстве у него нет поддержки – вновь заявил, что Совет Федерации представил свой антинацистский законопроект. Мемориальный забег продолжался весь февраль и март. Заместители председателей комитетов по конституционному законодательству обеих палат наперебой расхваливали журналистам свои проекты.

Впрочем, одно время казалось, что бегунам до финиша не дотянуть. В феврале «Известия» со ссылкой на «источник в Кремле» сообщили: «в администрации президента […] пришли к выводу, что ни один из существующих проектов […] не может быть поддержан со стороны Кремля». По поводу проекта Яровой «источник» будто бы заявил: «Нас не устраивает правовая размытость документа»[17]. 13 марта появился разгромный отзыв Правительства на законопроект. «Концептуально поддержав идею» (как и в 2009 году), Правительство указало на неправильное использование терминов, двусмысленные формулировки, дублирование существующих статей УК. Отсюда вывод: «законопроект требует существенной доработки».

Казалось бы, «упало каменное слово». Ничуть не бывало! 4 апреля Дума единогласно (!) приняла в первом чтении разгромленный Правительством текст. На целый голос единогласнее, чем закон об аннексии Крыма. «И ни один не заболел, и ни один не отказался».

Следует ли полагать, что в темной камере за кулисами кто-то принял решение в пользу закона Яровой? Ведь неспроста же так дружно голосовали депутаты. Что же им, Правительство теперь не указ? Или они думают, что Совет Федерации не будет защищать свой проект? Или то, что 13 марта казалось юридически безграмотным, к 4 апреля стало в самый раз?

Предсказывать дальнейшую судьбу законопроектов трудно. На сегодняшний день вероятным представляется принятие – возможно, с поправками – закона Яровой. Это резко снизит шансы закона Шпигеля-Добрынина.

Почему же в мемориальном забеге думский комитет по конституционному законодательству – пока – побеждает аналогичный комитет СФ? Чтобы ответить на этот вопрос, надо обратиться к анализу текстов законов, причем на фоне норм, существующих в других странах.

Европейские мемориальные законы

Авторы российских проектов утверждают, что прецедентом для них являются европейские мемориальные законы. Обоснован ли такой взгляд?

Европейские мемориальные законы – это, прежде всего, законы, запрещающие отрицание Холокоста, а также законы, признающие те или иные преступления (например, истребление армян в Турции в 1915 году) геноцидом, но не предусматривающие наказания за их отрицание. Ниже речь будет идти только о первой из этих групп законов.

Первый, еще очень половинчатый, мемориальный закон был принят в Германии в 1985 году, но уже в 1960-70-е годы немецкие суды наказывали за отрицание Холокоста на основе других статей Уголовного Кодекса (о запрете пропаганды нацизма и о защите личного достоинства). В 1986 году Израиль криминализировал отрицание Холокоста. Первый «классический» мемориальный закон («закон Гэссо») был принят во Франции в 1990 году. Он послужил образцом для законов других европейских стран, равно как и нормативных документов ЕС, включая упомянутое рамочное решение 2008 года.

К настоящему времени законы, криминализирующие высказывания о прошлом, имеются в 23 европейских странах, включая (наряду с Германией и Францией) Австрию, Бельгию, Швейцарию, Португалию, а также ряд стран Восточной Европы – Польшу, Чешскую Республику, Словакию, Словению, Венгрию, Румынию, Литву и Латвию. В некоторых из них используется термин Холокост, но чаще применяется более общая формула - запрещение восхвалять, отрицать или приуменьшать преступления против человечности. Обычно соответствующие статьи входят в разделы Уголовного кодекса, предусматривающие наказание за геноцид и другие преступления расистского характера. Мемориальные законы некоторых восточно-европейских стран (Польши, Венгрии, Литвы) содержат также запрет на отрицание преступлений коммунистических режимов. Ряд европейских государств – прежде всего, Англия и Скандинавские страны - отказываются принимать мемориальные законы, поскольку видят в этом ограничение свободы слова. Для борьбы с нацизмом, утверждают они, достаточно существующего антирасистского законодательства. Нет мемориальных законов и в США, где Первая поправка к Конституции запрещает Конгрессу принимать законы, ограничивающие свободу слова.

Среди европейских и американских юристов нет единого мнения о легитимности и эффективности мемориальных законов. Одни считают, что демократия вправе ограничить свободу слова во имя защиты других прав и свобод (например, права на безопасность и личное достоинство). Поэтому надо запретить отрицание Холокоста, которое может привести к новому геноциду. Другие утверждают, что попытки предусмотреть все потенциально опасные последствия всех высказываний могут привести к сворачиванию демократических свобод. Поэтому запрещать надо не высказывания, а действия, представляющие собой реальную опасность для конкретных людей.

Сравнительный анализ законопроектов

Вчитаемся теперь в тексты законов. Рамочное решение ЕС от 2008 года «О борьбе с отдельными формами и проявлениями расизма и ксенофобии посредством уголовного права» обязывает страны ЕС ввести уголовное наказание за:

«Публичную апологию, публичное отрицание или публичную грубую банализацию преступлений, определенных в статье 6 Устава Международного военного трибунала, приложенного к Лондонскому соглашению от 8 августа 1945 года [т.е. Нюрнбергского трибунала] в отношении группы лиц или члена подобной группы, определенной по признаку расы, цвета кожи, религии, родства по восходящей линии, национального или этнического происхождения, когда такое поведение создает риск подстрекательства к насилию или ненависти по отношению к группе лиц или члену подобной группы».[18]

А вот как выглядела бы статья 282 УК РФ, прими Парламент краткий закон Шпигеля:

«Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, реабилитацию нацизма, героизацию нацистских преступников и их пособников, отрицание Холокоста, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, наказываются […]».

Напомню, что от Шпигеля в этой статье только следующие слова: «реабилитацию нацизма, героизацию нацистских преступников и их пособников, отрицание Холокоста». Все остальное уже содержится в УК.

Элементы сходства между законом Шпигеля и рамочным решением ЕС налицо: Шпигель также рассматривает «реабилитацию нацизма» как преступление расистского характера. Но есть и различия. Шпигель прямо говорит об отрицании Холокоста, тогда как рамочное решение ссылается на Устав Нюрнбергского трибунала. Однако ссылка на Нюрнберг появляется в рамочном решении в связи с определением понятий (преступлений против мира, против человечности и военных преступлений), данным в Уставе Трибунала. Шпигелю эта ссылка не нужна: все определения предложены им в пространном законе, который он представил одновременно с кратким. При этом проект Шпигеля гораздо шире, чем запрет на отрицание Холокоста. Главное для него – запретить реабилитацию нацизма и героизацию нацистских преступников. Именно об этом, в основном, и идет речь в пространном законе.

Перейдем теперь к третьему варианту закона Яровой. Он гораздо радикальнее второй версии (от апреля 2010 года). Тогда, не сумев найти пристойную формулу для защиты памяти сталинизма, законодатели ограничились глухой отсылкой к Нюрнбергскому процессу. Сейчас ложная стыдливость отброшена, и третья версия вновь недвусмысленно запрещает любую критику в адрес Советского государства, но при этом отказывает неблагодарным союзникам в защите их памяти. Авторы законопроекта выбрали давно испытанную формулу, восходящую к статье 190-1 УК РСФСР 1960 года - «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй». Понятно, кто и на каком основании будет решать, заведомо или не заведомо ложную информацию распространяет тот или иной историк.

В комментариях к первой и второй версиям закона инициаторы усиленно подчеркивали, что он не ограничивает свободу научных исследований. Напротив, третья версия в качестве отягчающего обстоятельства называет «искусственное создание доказательств обвинения» (имеются в виду обвинения в адрес СССР). За такие доказательства можно будет попасть в Соловки уже не на три года, а на пять лет. Этот «довесок» – специально для историков. Ведь собирать доказательства для исторических построений - это их работа.

Как и рамочное решение, закон Яровой ссылается на Нюрнбергский трибунал. Казалось бы, очевидное сходство – но не совсем. Документ ЕС ссылается на Устав трибунала, в котором даны определения преступлений против мира, человечности, и военных преступлений, а российский закон – на установленные приговором факты. Разница колоссальная – европейские законодатели понимают, что отнюдь не все «установленные» Нюрнбергским трибуналом «факты» соответствовали истине, потому что среди судей были представители СССР, которые многие факты ни за что бы не позволили установить. Думцы же делают вид, что они не в курсе этого, хотя сама же Дума, вопреки Нюрнбергскому трибуналу, недавно признала Катынь советским преступлением, а в 1989 году Верховный Совет СССР осудил пакт Молотова-Риббентропа – также вопреки оценке, которая была дана ему в Нюрнберге.

В отличие от проекта Шпигеля и рамочного решения ЕС, закон Яровой рассматривает замалчивание преступлений нацизма не как преступление расового характера, а как «преступление против мира и безопасности человечества». Статья 354.1 должна идти непосредственно после статьи 354 – «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны». Правда, в этой же главе УК есть еще и статья 357 – «Геноцид». Но ни Яровая, ни даже Шпигель этой статьей не воспользовались, поскольку это означало бы признать Холокост главным из нацистских преступлений. На это российские законодатели пойти не готовы.

Смысл запрета на отрицание Холокоста

Постсоветская память о войне - это прямое продолжение советской памяти, точнее, мифа, восходящего к Сталину и оснащенного при Брежневе всеми атрибутами государственного культа. К реальной войне эта память имеет опосредованное (пропагандой) отношение. Холокост не был частью советской памяти о войне. По версии советских пропагандистов, в лагерях смерти уничтожались не евреи, а мирные жители, в основном – советские граждане. Примечательно, что в 1940-50-е годы на Западе преобладало похожее понимание нацистских преступлений. Державы-победительницы видели тогда в нацизме не столько расовую идеологию, сколько возрождение прусского милитаризма. Память о Холокосте стала главным элементом западной памяти о войне только начиная с 1970-х годов.

Произошло это в результате огромной важности сдвига в общественном сознании: преобладающей точкой зрения на историю стала точка зрения жертв, а не победителей. В этом проявилась гуманизация западной культуры в эпоху расцвета демократии. Главным элементом памяти о войне стали не преступления одного государства против другого, а преступления государства против народа – или, точнее, против человечности. История при таком подходе переставала быть орудием националистической пропаганды и становилась выражением демократических ценностей. Холокост начал пониматься как преступление, вина за которое лежит не только на нацистском правительстве Германии, но и – в той или иной мере – на других государствах, способствовавших ему или не сумевших предотвратить его.

В Европе сложилось чувство коллективной ответственности за Холокост. В 1990-е годы, когда в Германии и Франции принимались мемориальные законы, лидеры этих государств – Жак Ширак и Гельмут Коль – принесли официальные извинения за участие правительств этих стран в Холокосте. Ведь геноцид – это не просто массовые убийства, а массовые убийства, совершенные государством или при его поддержке. Только потому они и могли стать массовыми. Именно на этом фоне понятен смысл европейских мемориальных законов – запрещая отрицать факт геноцида, государство запрещает отрицать совершенное им самим преступление.

Эта логика совершенно чужда российским законодателям. Даже для Шпигеля, который предпринял попытку соединить российский миф о войне с памятью о Холокосте, эта последняя, как представляется, служит не столько выражением чувства коллективной ответственности за преступления против человечности, сколько орудием в мемориальной войне России с ее соседями. Уподобление же закона Яровой европейским мемориальным законам – просто грубое искажение действительности. Аналогом европейских мемориальных законов в России был бы закон, запрещающий отрицать коллективизацию, Голодомор, Большой Террор, Катынский расстрел, Тоцкий полигон и другие преступления советского государства против своего собственного народа и других народов мира. Но Яровая и ее соавторы собрались, напротив, защитить память сталинского режима. Ведь политика СССР в годы Второй Мировой войны – это политика Сталина. Защитить память палачей и оккупантов от памяти их жертв. Это ситуация, зеркально противоположная европейским законам об отрицании Холокоста. Закон, подобный российскому, существует только в Турции (статья 301 Уголовного кодекса), где можно попасть в тюрьму за обвинение Турецкого государства в геноциде армян в 1915 году.

Стремление защитить память авторитарного государства с самого начала просматривается в истории российского мемориального закона. Однако показательно, что на протяжении нескольких лет закон Шпигеля был конкурентом закона Яровой. Это свидетельствует о поиске такой формулы официальной российской памяти, которая внешне напоминала бы европейскую память. Не менее показательно и то, что – на сегодня – Дума выбрала для узаконения сталинскую версию мифа о войне. Политика радикального культурного консерватизма, проводимая российским руководством с весны 2012 года, опирается на самые простые, нарочито огрубленные формулы (не говоря уже об ее антизападном характере). С точки зрения подобной политики, память о Холокосте может только нарушить чистоту сталинского мифа.

Нужен ли России мемориальный закон?

Но, может быть, в России стоило бы принять мемориальный закон западного типа, запрещающий отрицание Холокоста? Или закон, запрещающий отрицание сталинских преступлений?

Я разделяю точку зрения тех, кто видит даже в самых лучших мемориальных законах больше вреда, чем пользы. Правда, я допускаю, что в 1980-90-е годы принятие первых мемориальных законов сыграло, скорее, положительную роль, поскольку способствовало становлению в Европе демократической культуры памяти.

Но, во-первых, мне не известно сколько-нибудь надежных данных, свидетельствующих об эффективности мемориальных законов. Во Франции и Германии они существуют четверть века. Проявлений расизма за это время меньше не стало, а «отрицатели Холокоста» разместили свои сайты в США, где нет мемориальных законов.

Во-вторых, даже если мемориальные законы 1990-х годов были, прежде всего, выражением скорби и покаяния, законы 2000-х годов стали, по преимуществу, инструментом манипулятивной политики памяти. Это характерно как для России, так и для других стран Восточной Европы. Законы, задуманные как инструменты поддержания мира, стали орудиями мемориальных войн.

Мне кажется, историки лучше политиков и судей в состоянии разобраться в тайнах прошлого. История, как и другие науки, не совершенна, но все же она разработала довольно строгие правила установления и осмысления фактов. За последние 25 лет историки советского периода – и в России, и за рубежом – добились впечатляющих успехов в изучении нашего трагического прошлого. Но историческая истина гораздо сложнее и многозначнее истины права. Пытаться загнать ее в пять строк статьи уголовного кодекса – занятие бессмысленное и вредное. Особенно когда речь идет о столь масштабных и трагических событиях, как Вторая Мировая война. Поэтому я – за «мемориальное разоружение» и мораторий на принятие мемориальных законов. А что касается расизма, то в УК немало статей, которые позволяют бороться с ним. Если, конечно, хотеть с ним бороться.

Примечания:

[1] «Проект: Федеральный закон "О противодействии реабилитации в новых независимых государствах на территории бывшего Союза ССР нацизма, нацистских преступников и их пособников"»

[2] Текст законопроекта 197582-5, сопровождающие материалы, отзывы правительства и решения Думы доступны на сайте Думы

[3] Заявление Государственной Думы «О Катынской трагедии и ее жертвах», 26.10.2010

[4] Заявление Президиума ЦК КПРФ «О недопустимости пересмотра итогов Нюрнбергского процесса в отношении Катынского дела», 26.11.2010

[5] Подробнее об этом в моей статье «История и правосудие»

[6] Текст модельного закона доступен

[7] Олег Лурье, «Приговор, которого не было, или Хвост виляет собакой»

[8] Текст законопроекта 246071-6, сопровождающие материалы и решения Думы доступны на сайте Думы

[9] Текст законопроекта 246065-6, сопровождающие материалы и решения Думы доступны на сайте Думы

[10] Леонид Гозман, «Подвигу солдат СС посвящается»

[11] 13 мая 2013 года в статье на сайте газеты «Комсомольская правда» под названием «Политик Леонид Гозман заявил: Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС» Ульяна Скойбеда написала «Порою жалеешь, что из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров. Меньше бы было проблем». 15 мая после разразившегося скандала редакция газеты заменила эту фразу на следующую: «Либералы пересматривают историю, чтобы выбить у нашей страны почву из-под ног». См.: kp.ru

[12] «"Комсомольская правда" заменила некорректный подзаголовок», http://www.bfm.ru/news/216321 ; Интервью с главным редактором «Комсомольской правды» Владимиром Сунгоркиным

[13] «Единоросс Железняк намерен наказать "болотный бомонд" за сомнения в подвиге СССР в Великой Отечественной», см.: newsru.com

[14]Наталья Корченкова, Максим Иванов, «Сенаторы не согласились с Ириной Яровой:

В Совете федерации разрабатывают свою "антинацистскую идеологию"»

[15] Константин Добрынин, «Год прошел и слава богу»

[16] Петр Козлов, Дмитрий Рункевич, «Правительство отклонило законопроект против реабилитации нацизма», Известия 06.11.2013

[17] Дмитрий Рункевич, «Кремль не поддержал законопроект о запрете реабилитации фашизма», Известия 10.02.2014

[18] Текст решения опубликован в Официальном Журнале ЕС, перевод цитируется по сайту Кафедры права Европейского Союза Московской Государственной Юридической Академии

Источник: russ.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Дневники из Беслана — 2

Воспоминания захваченной школьницы: 3 сентября 2004 года

Блогер agunya, которая была в заложниках в Беслане, шесть лет спустя публикует в своём ЖЖ страшные воспоминания о 1—3 сентября 2004 года. На то, чтобы записать события третьего дня, девочке понадобилось много времени. Слишком долго воспоминания об этом дне приносили боль: «Я никак не могла его закончить. Потому что не могу прожить его до конца».

02.09.2019 17:15, agunya


Бесланская память

C 1 по 3 сентября 2004 года в бесланской школе № 1 террористы удерживали заложников

Трагедия, произошедшая пятнадцать лет назад в Северной Осетии, не отпускает до сих пор. Обычное для мирной жизни 1 сентября, с торжественной линейкой и праздничными речами, обернулось настоящим кошмаром. Вооружённые боевики захватили школу вместе с детьми, их родителями, родственниками и учителями — более 1200 человек. В результате штурма 3 сентября погибло 330 человек, из которых более 180 — дети. Начало сентября в России — дни памяти этих жертв.

01.09.2019 16:00, Алёна Городецкая


Непопулярные мысли вслух

Мне категорически не нравится то, что сейчас происходит в Москве. Да, именно такими словами.

31.08.2019 10:30, Елизавета Паремузова, facebook.com


Записки вятского лоха. Август-2019

Воскресные анекдоты обо всём на свете

Между жёсткими, жесточайшими ливнями, которые хлещут с какой-то непонятной периодичностью, быстренько сбегал через дорогу за пивом. Аккуратненько поправил скрипящий усталым, давно не смазанным механизмом (ну, вы поняли) боевой диван. Смахнув с него проклятую таблетку от геморроя (не буду принимать лекарство сегодня! — солидаризируясь с русским протестом). И — с тройной богатырскою силой (пива хватит надолго) принялся за обличение до колик надоевшего режима.

25.08.2019 16:00, Игорь Фунт


Критика грязного разума

Писатель Виктор Ерофеев в своей колонке поднимется до обобщений. Но сделает это не сразу, а на основе, в общем‑то, нехитрой бытовой сценки. Все через такое проходили. Но не все поднялись до обобщений. А ведь до них всего лишь шаг.

20.08.2019 16:00, Виктор Ерофеев, ruspioner.ru


Отравленный Россией

Неоконченная проза Исаака Бабеля

125 лет назад, 13 июля 1894 года, родился Исаак Эммануилович Бабель. В 1940-м году автор «Одесских рассказов» был расстрелян. Сталин не любил Бабеля, скорее всего, за «Конармию»: в его прозе было слишком много пота, крови и спермы и совсем не были слышны гомон фанфар и треск фейерверков.

13.07.2019 20:30, Андрей Колесников


Записки вятского лоха. Июнь-2019

Страна в долгом ожидании свободы

Серия «Записок вятского лоха» продолжается. Честно и с юмором о современном состоянии России, быте, Чемпионате мира по футболу и ожидании свободы...

01.07.2019 16:00, Игорь Фунт


Неродной язык

В Ленинграде моя мама была преподавателем английского языка, и, благодаря ей, я с детства учил английский — мама давала мне уроки и водила, а потом направляла меня к другим учителям.

30.06.2019 16:00, Михаил Армалинский//Facebook.com


Победа благодаря и вопреки

9 мая 1945 года в 0:43 по московскому времени был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии

Почему Советский Союз победил Германию во Второй мировой войне? Казалось бы, все ответы на этот вопрос уже даны. Тут и превосходство советской стороны в людских и материальных ресурсах, тут и стойкость тоталитарной системы в условиях военного поражения, тут и традиционные стойкость и неприхотливость русского солдата и русского народа.

09.05.2019 13:00, Борис Соколов


Красный стяг над Поднебесной

Дисбаланс и парадокс России

Вселенная и время бесконечны. Значит, случиться может всё абсолютно. То есть любое событие неизбежно, даже если оно неисполнимо. Такое объяснение, в общем-то, не хуже других. Учитывая происходящее...

07.05.2019 16:00, Игорь Фунт






 

Новости

Активист Ильшат Муртазин стал объектом телефонных атак
Ему звонят со скрытых номеров и обещают посадить в СИЗО за общественную активность.
Легендарный авиамузей в Монино будет закрыт
Авиамузей в Монино будет закрыт, а его территория передана под застройку.
В Калмыкии пропала студентка, снявшая на видео вброс бюллетеней на выборах
В Калмыкии пропала Айса Хулаева, студентка, которая была наблюдателем от партии "Справедливая Россия" на выборах в селе Приманы. Она зафиксировала на видео вброс бюллетеней, её же забрали следователи и после уже два дня как с девушкой нет связи, никто из её родственников и знакомых не знает, где она. Об этом сообщил "Кавказский узел".
Сегодня утром было разогнано собрание жителей Бурятии перед зданием регионального правительства в Улан-Удэ
11 человек задержаны, трое из них побиты. Одна из участниц собрания госпитализирована. Судьба остальных на данный момент неизвестна, попытки дозвониться до местного ОВД результатов не дают.
В Волоколамске обстреляли водителя мусоровоза, сообщают очевидцы
Водитель мусоровоза, перевозившего ТБО на полигон «Ядрово», получил ранения в ходе обстрела фуры. Об этом сообщают участники паблика «Ядрово. Задыхаемся» со ссылкой на полицию.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.