Подписаться на обновления
24 январяВторник

usd цб 59.5034

eur цб 63.9424

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд 
Вячеслав Шадронов   пятница, 5 июля 2013 года, 15.00

Технология «оносороживания»
Сегодня под "носорожеством" можно понимать или религиозный фундаментализм, или все тот же лево-либеральный дискурс


Сцена из спектакля «Носорог»
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




«Девять песен» Лин Хвай-Мина. «Носорог» Эмманюэля Демарси-Мота. «Спящая красавица» Мэтью Боурна. «Процесс» Андреаса Кригенбурга. «Sho-bo-gen-zo» Жозеф Наджа. «27'52» И. Килиана, «Rearray» У. Форсайта, «Bye» М. Эка, Сэдлерс Уэллс»/Сильви Гиллем Продакшн. "Карты 1. Пики» Робера Лепажа.

В первой части обзора Чеховского фестиваля мы рассказали о первой половине гастрольного расписания Чеховфеста. Теперь разговор о том, чем сердце успокоилось ближе к макушке лета.

"Девять песен", театр танца Тайваня "Клауд гейт", хор. Лин Хвай-Мин

Чеховский фестиваль продолжается гастролями португальской и испанской трупп, но можно говорить о нем как уже состоявшемся - Москва увидела самые ожидаемые спектакли династии Тьере-Чаплин, Кригенбурга, Гиллем и Лепажа.

Удивительно, но к новому спектаклю труппы "Клауд гейт" даже прилагалось нечто вроде либретто - куда я, правда, предпочел не заглядывать и никому бы не советовал. Иначе происходящее на сцене могло показаться, мягко говоря, простоватым, особенно в сравнении с "Песней задумчивого созерцания" соплеменницы и землячки Лин Хвай-Мина, показанной в рамках фестиваля параллельно.

Как и та "Песня", эти "Песни" тоже отталкиваются в драматургическом и пластическом решении от обрядовых схем, но у Лин Хвай-мина ритуалы явно более стилизованные, и в целом спектакль, несмотря на ярко выраженный азиатский, восточный антураж, скорее европейский не только по уровню, но и по формату.

В первом действии легко выделяются три раздела, и мотивы, заявленные уже в первом, а далее проходящие пунктиром через оба акта, напомнили мне "Весну священную", но, может, еще и потому, что за последнее время в связи с 100-летним юбилеем балета Стравинского довелось посмотреть немало самых разнообразных "Весен".

Работы Лепажа в Москве полюбили давно и на всю оставшуюся жизнь. Нынешний спектакль, который показывали с Цирке Никулина на Цветном бульваре (понадобилась круглая сцена), по всей видимости, является первой частью чего-то более монументального. Ждём продолжения.

Здесь тоже присутствует жрец, шаман, а может и воплотившееся в человеческом теле божество - персонаж в яркой маске появляется эффектно, стоя на плечах у двух почти обнаженных мужчин, опирающихся на бамбуковые палки; есть кордебалет практически безликой массовки в белых одеждах, от которых они по ходу избавляются; и есть женщина в красном - в ней при желании можно увидеть "избранницу" божества.

Вдоль авансцены обустроен мини-бассейн с цветами и листьями лотоса, и лотос в действе выполняет не только символическую, но и ритуальную функцию.

Честно говоря, в первом акте мне наиболее интересным в собственно пластическом аспекте показался второй раздел - чисто абстрактный и чисто европейский, но вполне осмысленный contemporary dance, а в третьем снова возвращаются маски и прочие обрядовые атрибуты. Западное начало, однако, представлено еще нагляднее персонажами магриттовского толка

Спектакль и открывается проходом из кулисы в кулису мужчиной в черном котелке с чемоданом, далее он возникает, катаясь на велосипеде, проезжают и другие велосипедисты, точнее, велосипедистки, и не раз, не два - таким образом современное и западное вторгается в вечное и восточное, довольно, на мой вкус, грубо, если не сказать вульгарно.

Но задачи постановщика таковы, чтобы соединить культуры и эпохи - ведь номинально "Девять песен" навеяны классической поэмой, автор которой Цюй Юань жил две тысячи лет назад.

Во втором действии эпизоды становятся короче, а контрасты резче. Снова появляются ритуальные маски, но стилизованные обрядовые движения перемежаются то с выразительным мужским соло, то с пантомимой, имитирующей агрессию, бойню, гибель.

Спасительной "живой водой" для тел погибших благодаря все той же героине в красном с "обнаженной" (на самом деле это просто крой платья такой, а тело прикрыто бесцветной тканью) правой грудью становится влага, питающая цветы лотоса.

Финаль сколь красив, столь же и декоративен - все участники выносят свечи, и свечей набирается столько, что вместе с лампочками на заднике они в темноте превращаются в подобие "млечного пути".

"Носорог" Э.Ионеско, Театр де ля Виль (Париж), реж. Эмманюэль Демарси-Мота

То, что спектакль Театра де ля Виль в такой эстетике мог быть поставлен тогда же, на рубеже 1950-60-х, когда была написана пьеса - и интересно, и достоинство его, и, конечно, странно-печальный момент.

Все-таки прошло время и хотелось понять, каков сегодня во Франции, ну пускай в голове отдельно взятого режиссера, взгляд на Ионеско. Если таков, как предлагает этот "Носорог" - то вряд ли он может в полной мере удовлетворить.

Несколько лет назад в Большом выпустили балет "Урок" по еще одной известной пьесе Ионеско на музыку Делерю - Цискаридзе и Лиепа в традиционном балете на авангардном литературном материале. Парижский "Носорог" - примерно то же. Замечательный актер в главной роли позволяет нащупать, помимо социальной темы, лирическую, поэтическую линию в пьесе, связанную со сквозным для драматургии Ионеско персонажем Беранже.

Этот Беранже открывает спектакль солипсическим монологом (в привычном варианте текста пьесы его нет) на фоне занавеса и приближается к своим двойникам из более зрелых сочинений автора, из "Воздушного пешехода", из "Жажды и голода", а также из позднего романа "Одинокий", почти неизвестного, но заслуживающего внимания.

Поскольку "Носорог" и завершается монологом Беранже, который актер произносит, занося одну ногу в воздухе и раздумывая, поддаться ли ему общему помешательству или остаться собой, возможно, погибая, структура спектакля заключает пьесу в кольцо размышлений главного героя, выводит на первый план его внутреннее ощущение, а не социальный контекст - и это прекрасно.

Однако социальный контекст в "Носороге" все-таки важен, причем для Ионеско "носорожество" было связано не просто с абстрактным фашизмом, а с вполне конкретной модой на левацкую идеологию, отчасти контрабандой экспортированной из СССР, отчасти самозародившейся в головах европейских интеллектуалов, но так или иначе сродни фашистской, превращающей мыслящего индивида в бездумное стадо.

Сегодня под "носорожеством" можно понимать или религиозный фундаментализм, или все тот же лево-либеральный дискурс, который из моды не выходит уже много десятилетий - но лучше все-таки нечто конкретное.

В спектакле же отменно показана технология "оносороживания", но настолько обобщенно и вместе с тем настолько буквально (с носорожьими мордами-масками, появляющимися на заднике в последней сцене, с декорацией-трансформером во втором, офисном эпизоде, где конторское помещение разламывается на части, с высунутым языком и звериным хрипом Ботара в соответствующей картине), что можно подумать, создателей спектакля всерьез беспокоит, будто европейские горожане обрастут толстой кожей и рогами, и совсем не волнует, что все большее их число крестится тремя перстами, совершает намаз на коврике и ходит митинговать против парикового эффекта.

Получается такой "Островский в доме Островского" - классика авангарда решена в эстетике абсолютно классической. Нет, не занудно, динамично - в офисном эпизоде герои скользят и скатываются с площадки, превратившейся в пандус. Но без стремления заново осмыслить старую пьесу - в этом плане французская постановка проигрывает обоим московским "Носорогам", осуществленным за последнее время - и плоской притче Розовского, и даже натуралистической тягомотной драме Поповски.

"Спящая красавица" П.Чайковского, компания "Нью эдвенчерс" (Лондон), хор. Мэтью Боурн

По музыкальной драматургии "Спящая красавица", и особенно последний ее акт, в гораздо большей степени, чем "Щелкунчик" и "Лебединое озеро", рассчитана или, как сейчас говорят, "заточена" на классический балетный танец. Тогда как Мэтью Боурна любят уж точно не за уникальное хореографическое мышление, зато он мастер перелицовывать сюжеты и сочинять на их основе феерические, построенные прежде всего на шоу-пантомиме, красочные представления.

Поэтому усложнение характерологии либретто, предпринятое Боурном в "Спящей красавице" - мера во многом вынужденная, иначе в спектакле совсем ничего не происходило бы, не возникло пространства для действия, одним же танцем он не обходится.

Отсюда возникает демонический сын феи Карабосс (сама фея, появившись лишь в первой картине в сопровождении двух полуголых мальчиков-демонов, черными мохнатыми штанишками до колен напомнившими "гадких лебедей" из боурнова "Лебединого озера", как скупо сообщают титры, умерла в забвении еще до исполнения зловещего пророчества относительно Авроры), он и становится главной пружиной сюжета, составляя важнейшую вершину придуманного Боурном треугольника.

В принцессу Аврору, девушку королевских кровей, влюблен простой садовник, подстригающий розы в дворцовом парке, но злой гений успевает подменить подаренную им любимой красную розу на черную. А через сто лет совершает еще одну подмену, не в силах сам пробудить принцессу, необходимую ему в качестве жертвы для сатанинского обряда, он позволяет садовнику поцеловать ее, а затем берет дело в свои руки.

Тут Боурну пришлось придумать, каким образом садовник дотянул сто лет до заветного поцелуя - и на помощь приходит ультрамодный вампирический мотив, в финале первого акта садовник укушен в шею и становится бессмертным. Еще одна неувязка - садовник-то бессмертный, а пробудившаяся принцесса все-таки нет - решается по умолчанию, без проблем и рефлексий, свойственных каким-нибудь "Сумеркам", автоматически. И принцесса, и их ребенок обретают накладные крылышки, а с ними и практически вечную, и все-таки очень счастливую жизнь - а ведь развязка в духе "их схоронили в разных могилах там, где старинный вал" прям-таки напрашивалась, и в этом смысле боурново "Лебединое озеро" с трагическим эпилогом, пожалуй, сильнее будет.

"Спящая красавица" наивна и по общему замыслу, и по воплощению - от хореографии до декораций и костюмов, но в наив Боурн играет сознательно, и неслучайно так любит обращаться к сказке.

При том для современного подхода к мистическим сюжетам свойственна их демифологизация, попытки рационально объяснить чудеса, тогда как Боурн не уходит от сказочности и не ищет волшебству бытовых эквивалентов, но вписывает чудеса в исторический (тоже, впрочем, довольно условный) контекст, и надо признать, фантастика у Боурна ложится на предложенные условия отлично, тем более, что королевские свадьбы для Британии - не сказочная архаика, но элемент повседневной социальной и медийной реальности.

В этом случае Боурну даже не приходится прибегать к обычному для других его постановок хирургическому вмешательству и операциям по перемене пола героев, благо фея Карабос изначально задумана как травести-образ.

Кроме того, наивность Боурна подчеркнуто комедийна, иронична по отношению как к заимствованным из поп-культуры стилистическим приемам, так и непосредственно к персонажам.

Где-то Боурн переходит через край - конвульсии уколовшейся о розу Авроры мне показались не столько драматичными, сколько уродливыми, но в основном вкус и чувство меры ему не отказывают. Как чудесно придумана сцена в дворцовом парке, где дамы и кавалеры между вальсами играют в бадминтон, а заедающий граммофон приходится слегка пинать каблуком.

Даже управляемый кукольниками аляповатый пупс, изображающий принцессу во младенчестве сначала и крылатого ребенка счастливой пары под конец, умиляет, а не раздражает.

Другое дело, что все это очень предсказуемо: и "черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви"; и своеобразный "квест", который с завязанными глазами проходит окрыленный садовник сто лет спустя в поисках любимой, просидевший весь век в палатке перед запертыми воротами в заросший сад; и эпизод с неудавшимся ритуалом жертвоприношения, решенный а ля "бал вампиров", в "готическом" антураже (как трактует "готику" сегодняшний масскульт, в варианте Нила Геймана и Тима Бертона) - но Боурн приятен именно предсказуемостью, а не оригинальностью.

Это его и делает таким доступным, демократичным и коммерчески успешным. Если же разобраться по существу, так 1890 года рождения Аврора в 1911 году заснула хоть и не по доброй воле, но крайне своевременно, забылась незадолго до Первой мировой войны и проспала все ужасы ХХ века, а лучше того, право бы, и не просыпалась, потому что ужасы 21-го века обещают быть еще ужаснее.

"Процесс" Ф.Кафки, Каммершпиле (Мюнхен), реж. Андреас Кригенбург

Спектакль обещали еще в позапрошлом году привезти на "Сезон Станиславского", и после потрясающих "Трех сестер" Кригенбурга, показанных на "НЕТе", его с нетерпением ждали, но доехал он только теперь на Чеховфест.

Как и в "Трех сестрах", действие начинается на авансцене, на фоне пожарного занавеса и с интерактивной репризы - персонаж неопределенного пола и возраста в стандартном костюме, воплощение расхожих представлений о герое прозы Кафки, да и о самом авторе, предлагает зрителям следить за соседями по креслу - что может и косвенно, но напоминает про позднюю повесть Дюрренматта, самого значительного и последовательного продолжателя кафкианской линии в немецкоязычной литературе, "Поручение, или О наблюдении за наблюдающими за наблюдателями".

И действительно, за занавесом обнаруживается огромный глаз, увиденный как бы изнутри, с вращающейся и меняющей углы наклона панелью-зрачком, на которой в первом акте закреплены койка Йозефа К., столы и стулья с телефонами и пишущей машинкой. Предметы на отвесном круге составляют лабиринт, между которыми пробираются артисты, словно с ними случилось превращение, описанное в еще одном известном тексте Кафки. Действие развивается в двух пространственных планах - в зрачке и на авансцене, планы то сосуществуют параллельно, то перетекают друг в друга.

Первые десять-пятнадцать минут интересно наблюдать, как работает пространство. Но оно точно так же работает следующие три часа без малого, решение не получает развития, не обогащается, лишь слегка разнообразят действие нехитрые пластические метафоры и акробатическая эксцентрика - во втором акте меблировка с подвижного круга убрана, вместо нее остаются торчащие штыри, которые служат предметом для гимнастических упражнений актеров. В этом "Процессе" нет конфликта, нет драмы, нет противостояния человека и системы, поскольку, во-первых, Йозеф К. - не бунтарь и не жертва, он сам часть системы, взаимозаменяемая часть, что в спектакле, где главный герой многолик и безлик одновременно (его исполняют разные актеры, а также актрисы), показано с максимальной наглядностью.

Лишь к финалу, в главе "Собор" проявляется индивидуальность героя, которая окончательно утверждается с его смертью, когда на круге остается одно тело с кровавым следом, а остальные "люди в черном" гуськом выходят за дверь.

Во-вторых, и система в целом сколь ни абсурдна, сюрреалистична, но до поры не кажется ни агрессивной, ни жестокой, она до последнего скорее забавна.

Конечно, рисовать свастики и сводить все к нацизму было бы пошлостью, если в пластике, в мизансценах эти мотивы и присутствуют, то я их воспринял не как плоскую политическую аллегорию, но как тонкую реминисценцию к "Карьере Артуро Уи" Хайнера Мюллера, где Мартин Вутке превращался в живой символ фашизма, то есть в большей степени как эстетическую, нежели идеологическую аллюзию.

Но и вглубь текста, отказываясь от лежащих на поверхности прочтений, режиссер не идет, оставаясь иллюстратором романа, пересказывая (ужасно многословно, в ненужных и не имеющих адекватного сценического воплощения) подробностях общеизвестную (а кому не известную - тому, очевидно, и не очень интересную) книжку.

Получается самый обыкновенный для европейского театра качественный продукт - а хотелось открытия, как случилось в свое время с "Тремя сестрами".

"Sho-bo-gen-zo", Национальный хореографический центр Орлеана, хор. Жозеф Надж

Французский режиссёр (художник, постановщик, хореограф и много ещё кто) стал любимцем московской публики ещё десять лет назад – после того, как на одном из столичных фестивалей показали и наградили его «Войцека». С тех пор, однако, стиль Наджа несколько эволюционировал

Почему-то новый Надж удивил многих, в том числе, вроде, ко всему привычных почитателей святого искусства - хотя этот его спектакль, во-первых, короче всех предыдущих, показанных в Москве (идет ровно час фактически, официально 55 минут, что в пределах погрешности), во-вторых, по крайней мере, драматургически выстроенный и имеющий некую концептуальную программу. Пускай действо на сцене и вряд ли соотносится с оной напрямую.

Ассоциации с японской философской поэзией у Наджа настолько субъективны, что вряд ли в разговоре о спектакле есть смысл задумываться о них сколько-нибудь всерьез.

На сцене - четверо, двое музыкантов, в распоряжении которых как древние этнические инструменты, так и современные универсальные, от контрабаса до саксофона, впрочем, последние используются по назначению редко, девушка контрабасистка нет-нет да извлечет что-то вроде гаммы или арпеджио.

В основном же дуэт работает на образцово-показательную какофонию, контрабас скрипит, саксофон визжит - рядом любое атональное авангардное сочинение покажется неоклассицизмом.

Двое других - танцовщики, точнее, одна танцовщица, а другой - сам хореограф Жозеф Надж.

Шесть эпизодов не всегда связаны даже условным японским антуражем, во второй сцене, например, ничего специфически восточного не наблюдается, обыкновенный европейский contemporary dance в костюмах.

Первая, правда, стилизована под представление театра Но: героиня в белой маске, герой на троне-стуле в маске рогатой. Третий эпизод развивает театральный мотив, переводя его в плоскость метафизическую: сценография постановки представляет собой портал с занавесом по центру, два экрана по краям (используются для абстрактных видеоинсталляций), а между ними еще ленточные ширмы - так вот в третьей части представления главный герой выдвигает к авансцене точную уменьшенную копию театральной конструкции, а перед ней возникает рогатая фигурка из мягкой глины.

Герой собственноручно лепит из этого единорога подобие человечка. Похожий человекообразный образ, но уже вырезанный из красной бумажки, возникнет еще раз в последнем эпизоде - там его прилепят уже к основному занавесу, и за ним он исчезнет, когда вся сцена погрузится во тьму.

До этого еще из-за занавеса полетят шишки, солома, сетка, а также бумажные кульки, которые, надетые героями на головы, превратятся в колпаки с прорезями, напоминающие элемент одеяний куклуксклановцев.

В последней сцене герои, прежде чем удалиться, замрут на стульях с блаженной улыбкой. Переход от одного эпизода к другому, равно как и внутренняя динамика каждого эпизода, складывается из пластических мизансцен, хореографическое своеобразие которых лично я бы оценил не слишком высоко - но тут уж дело вкуса. Понятно, что зрелище, если попросту и на чистоту, не увлекает, но на энтертеймент оно и не рассчитано, о чем, наверное, следовало бы знать заранее, чтоб не приходилось во время представления, в том числе среди полной (предполагаемой) тишины и статики наблюдать беготню по залу и истерические смешки с бельэтажа.

"27'52" И.Килиана, "Rearray" У. Форсайта, "Bye" М. Эка, Сэдлерс Уэллс»/Сильви Гиллем Продакшн

Сильви Гиллем приезжает в третий раз, но ни их дуэт с Расселом Маллифантом, ни даже совместная с самим Робером Лепажем "Эоннагата" по-настоящему сильного впечатления не производили.

И вот Гиллем привезла целую программу "За 6000 миль" из постановок самых перворазрядных современных хореографов. Правда, Килиана танцевала не она, а вполне достойная, но самая обычная пара Аурелия Кайла и Лукаш Тимулак.

Миниатюрный балет минут на десять или около того (саундтрек - современная композиция Дирка Хобриха на темы Малера) напомнил недавно показанную финнами "Белла Фигура", но, конечно, намного проще.

Дуэт полуобнаженного танцовщика и партнерши в красном платьице, которое она вскоре скидывает, оставаясь топлесс (как и в "Белла Фигура), вряд ли несет в себе откровенный эротический заряд, если здесь и присутствует эрос, то опосредованно, как философская категория, как отстраненно-созерцательный взгляд на чувственность. Танец, как всегда у Килиана, изысканный, с использованием в качестве атрибутики полового покрытия, которое служит своего рода покровом для тел, особенно в финале, когда появляется, под самый конец, третий участник действа, тоже полуобнаженный парень, и тут же оставляет двух главных героев, чьи тела уже полностью спрятаны, "похоронены".

Форсайта худо-бедно за последние годы можно было видеть на сценах немало, но я бы сказал, что пока не посмотрел Форсайта в исполнении Гиллем и Николя Ле Риша, я его по-настоящему не видел.

Короткие эпизоды-вспышки, поначалу совсем крошечные, постепенно чуть удлиняющиеся, дуэтные и сольные, перемежающиеся паузами-затемнениями, хореография, невероятно насыщенная движениями, но под медитативную электронику (композитор Дэвид Морроу), что создает дополнительный контраст. Но тут, конечно, первостепенное значение имеет техника, причем осмысленная техника, и вместе с тем без излишних эмоций поданная - открытой эмоциальности Форсайт не предполагает в принципе. И в этом плане возможность посмотреть, как работает Гиллем в хореографии Форсайта - событие громадное.

"Bye" Матса Эка - моноспектакль, но во всех отношениях сочинение гораздо более традиционного театрального формата, чем Килиана и Форсайта.

Гиллем в нем появляется из-за видеоэкрана, который не просто служит элементом оформления - персонажей в постановке, вообще-то много, помимо главной героини, это и мужчина, и старуха, и дети с подростками, и даже собака, но только инфантильная героиня предстает, помимо экранного своего двойника, во плоти.

В рыжем парике с косичкой, в старомодной кофточке и юбочке, трогательных розовых носочках, которые она снимает, потом надевает. В отличие от Форсайта, предельно абстрактного и выверенно изысканного, Эк здесь и лиричен, и ироничен, а какие-то пластические решения могут показаться произвольными, даже спонтанными.

Больше здесь возможностей и для актерского самовыражения, а не только безупречной технически реализации хореографического рисунка, Гиллем создает полноценный характер, под музыку ариетты из последней фортепианной сонаты Бетховена "прощаясь" не то с воспоминаниями, не то с мечтами о безмятежном детстве, которое не возвращается, и в финале снова уходя в видео-виртуальность, но уже вместе со всеми остальными персонажами.

"Карты 1. Пики", компания "Ex machina" (Квебек), реж. Робер Лепаж

Лепаж - это не только "Обратная сторона Луны" и "Липсинк", способные перевернуть любые представления как о театральном искусстве, так и вообще о жизни.

Лепаж - это еще и недавняя не очень удачно придуманная "Эоннагата", последнее из того, что можно было увидеть в Москве, и старая, вполне традиционная "Трилогия драконов", и вторичный по отношению к "Обратной стороне Луне", практически клонированный "Проект "Андерсен", и совершенно бестолковая "Baker's opera", то есть помимо выдающихся произведений у Лепажа имеются и вполне проходные - к этому лучше быть готовым, хотя волей-неволей от Лепажа все равно ждешь чуда. Из всего перечисленного "Карты. Пики" по "формату" ближе всего к "Трилогии драконов", но там, во-первых, отдельные решения хотя бы производили сильное впечатления, а во-вторых, за счет камерности возникал эффект личной вовлеченности в действие.

"Карты. Пики" играются в цирке, на круглом вращающемся подиуме, и техническая сторона, трансформации пространства, вылезающие из люков артисты, вырастающие из подиума или спускающиеся сверху предметы, превращающие место действия то в номер отеля, то в бар или бассейн, то в казино, то в ресторанную кухню, то вовсе в пустыню, выигрывает перед содержательной.

В "Липсинке", самом удивительном зрелище, какое только можно себе представить в театре, построенном на повествовательной драматургии, на сюжете, на истории о судьбах людей, все-таки технология служила лишь средством для раскрытия характеров и последовательности событий, и следить было интересно прежде всего за событиями, а не за тем, как они подаются, какими средствами решаются.

"Карты. Пики" в этом, событийно-характерологическом аспекте первый час откровенно скучны, на втором действие начинает кое-как набирать обороты, только на третьем, в последние полчаса, раскручивается, но опять же, не на полную катушку, а ровно настолько, чтоб никто не умер с тоски.

Шесть исполнителей играют десятки персонажей на трех языках, чьи сюжетные линии переплетаются - это тоже роднит "Карты" с "Липсинком", но чисто формально.

Место - Лас-Вегас, время - начало 2000-х, Буш объявляет о начале войны против Ирака. Первая линия, с которой открывается представление - пара молодоженов, после семи лет совместной жизни решивших зарегистрировать брак, поскольку невеста беременна. Ряженый Элвис объявляет их мужем и женой, однако новобрачная вдруг неожиданно увлекается загадочным фокусником в костюме ковбоя, и вместо мужа-физика, разрабатывающего теорию струн, проводит ночь с этим ковбоем, представившимся Диком, а потом выясняется, что в отеле нет никакого Дика, нет и номера, где они были, нет даже 34-го этажа, где якобы располагался этот номер. Линия вторая - скрывающие свою любовную связь двое солдат-миротворцев, перед отправкой в Ирак проходящих учения близ Лас-Вегаса, один из них датчанин, другой испанец, первый считает, что крестовый поход против ислама продолжается тысячу лет и нескоро закончится, поэтому война не имеет смысла, второй все-таки готов на нее отправится, и тогда датчанин вместо этого нанимает проститутку, с которой разыгрывает ролевую игру, в результате проститутка его убивает и забирает деньги.

Наконец, британский телепродюсер-игроман, которого преследуют криминальные кредиторы, он сдает в ломбард идею телешоу, выигрывает 41 тысяч, но просит передать их горничной, а деньги присваивает ее коллега, нелегальная мигрантка, считающая себя тяжелобольной, но за огромный гонорар подпольный доктор по анализам ставит ей диагноз: ранняя менопауза, а бывший продюсер тем временем отправляется в пустыню, бредет по ней, срывая с себя одежду, пока совершенно голым не приходит в сознание рядом с непонятным патлатым парнем, не то индейцем, не то хиппарем, не то ангелом-хранителем.

Что принципиально отличает "Карты" от всех остальных проектов Лепажа, где он выступает сочинителем историй (номинально создателями текста считается вся команда, и еще обозначен официальный "драматург", собиравший пьесу в единое целое, но по сути это авторский театр) - наличие мистического элемента.

Конечно, это не мистика в полном смысле, скорее условность, и тем не менее такие персонажи, как Элвис, ковбой Дик и хиппарь-индеец в финале могут быть восприняты и на бытовом уровне, и на символическом, как реальные люди в фантастических обстоятельствах, как фантастические по своей природе существа или, если угодно, как плод расстроенного воображения.

В описанном "отеле разбитых сердец" очевидно действуют не только социальные и психологические факторы, присутствует и нечто загадочное, не от мира сего.

Но привычные для Лепажа, да и для западной современной культуры в целом расхожие до штампа мотивы, от гомосексуальности до нелегальной миграции, вряд ли нуждаются в обязательном мистическом контексте (что блестяще доказал "Липсинк", где все то же самое и вне связи со сверхъестественными явлениями звучало откровением, а в "Картах" замусолено до неприличия), хотя, казалось бы, антураж, определяемый игорным домом, образом игральных карт, игровых автоматов, рулетки и проч. говорит сам за себя - но тема игры с дьяволом на человеческую душу не воплощается в полной мере, присутствует полунамеком.

С другой стороны, не раскрывается и заявленная научная концепция "теории струн", соединяющая "большую относительность" с "малой относительностью" - все это обозначено, названо и звучит красиво, но и только.

Если в "Липсинке" многочисленные микро-сюжеты сплетались в невероятную повествовательную ткань, то в "Картах. Пиках" обрывки торчат повсюду, недомолвки и нестыковки раздражают, ну по меньшей мере вызывают недоумение.

Возможно, более обстоятельная, полновесная композиция потребовала бы большего объема, хронометража, количества сюжетных линий и персонажей - "Липсинк" ведь шел в три раза дольше, почти девять часов с пятью антрактами, и там Лепаж, не позволяя ни на минуту выпасть из процесса, успевал поговорить обо всем на свете подробно и убедительно.

В "Пиках" он будто спешил куда-то, оборвал по-быстрому микро-сюжеты, не вывел их на макро-уровень, и несмотря на эффектный финал в пустыне, когда дым столбом поднимается из люка и вентилятором сверху закручивается вихрем - буквально в центре торнадо, в красной подсветке оказывается обнаженный человек, это ярко и очень сильно - в целом спектакль показался мне куцым, если только он не часть грандиозной тетралогии.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Бездыханная жизнь

Депрессия, забота о климате и родительская любовь

Театр Наций старательно поддерживает репутацию одной из самых современных площадок Москвы. В ход идут не только постановки мэтров мировой режиссуры на основной сцене, но и камерные премьеры сцены малой. Например, «Дыхание» Марата Гацалова.

27.12.2016 19:00, Татьяна Ратькина


Эклектичная трагедия

Спектакль «Царь Эдип» в Театре имени Вахтангова

Миф об Эдипе принадлежит к тем немногим явлениям культуры, в которых веками видят символ человеческого бытия. Античная трагедия рока. Романтический идеал свободной личности, противостоящей воле богов. Набивший оскомину эдипов комплекс… Впрочем, обращаясь к драме Софокла, Римас Туминас предсказуемо не собирался иллюстрировать общепризнанные теории. Премьера Театра имени Вахтангова, по его словам, посвящена «утраченному величию». Ушедшему поколению, способному чувствовать вину и брать на себя ответственность. «Древним титанам», живущим под пристальным взглядом небес.

01.12.2016 20:27, Татьяна Ратькина


Голос без хора

Спектакль «Мандельштам. Век-волкодав» в Гоголь-центре

Биографами и библиографами, историками и литературоведами, писателями и читателями об Осипе Мандельштаме сказано столько, что любое новое сочетание слов кажется заведомо и безнадежно обреченным на вторичность. Может, поэтому в спектакле Гоголь-центра «Мандельштам. Век-волкодав» не нашлось места для описаний, объяснений или определений. Только музыка, перетекающая то в поэзию, то в раздражающий шум. Кружево пластических образов. И тишина.

14.11.2016 19:00, Татьяна Ратькина


«Дубровский» на Ok

Постановка «Черного русского» Максима Диденко

«Как и положено триллеру, «Черный русский» щекочет нервы. Слоган постановки гласит: «Вы приглашены в дом, где сходят с ума». И особняк Троекурова в Малом Гнездиковском переулке полтора часа силится соответствовать этому зловещему определению. Полумрак, тихое траурное пение, привратники с плетками, девушки-сомнамбулы с черными губами и остановившимся взглядом, пятна крови на стенах и потолке, мнимые опасности, которые влечет за собой нарушение правил: молчать, носить полученные при входе маски, не прикасаться к актерам и т.п. Ничего шокирующего и страшного здесь, разумеется, не произойдет. Но легкое возбуждение почтенной публике обеспечено».

17.10.2016 16:00, Татьяна Ратькина


Мой любимый кролик Эдвард

Начало театрального сезона в РАМТе

У каждого в детстве была любимая игрушка: с ней играли днем, спали ночью, болели и выздоравливали, не расставались ни на минуту. Именно о любимой игрушке спектакль «Кролик Эдвард» – одна из самых ярких премьер прошедшего сезона в РАМТе и во всей театральной Москве. Приключения игрушечного кролика – лишь внешний сюжет, внутри которого – тайны и открытия, завораживающие детей и их родителей.

17.09.2016 16:43, Лилия ЯЩЕНКО


Максим Аверин: «Все начинается с любви»

Анонсы обещали, что «Все начинается с любви» - это моноспектакль Максима Аверина. Но оказалось, это даже не спектакль, а сугубо личное обращение Максима к зрителям. Он и сам его так называет: «спектакль-откровение». В нем собраны важные для него песни, стихи, монологи, а в одном из них есть цитата: «Жизнь - это не кино. В ней невозможно сделать еще один дубль. Жить нужно, не оставляя черновиков – писать надо начисто, набело. Прошлое… ну что в нем копаться? Было и было. Прошло. Будущее? Но мы же с вами знаем, как оно призрачно. Жизнь – она здесь и сейчас. Будьте счастливы сегодня». С этого отрывка мы и начинаем наш разговор.

16.06.2016 19:00, Данара Курманова


«АлиSа»: принимаешь правила игры?

Когда я училась в театральном институте, мы мечтали сделать спектакль без слов. Не балет, не пантомиму, а драматический спектакль без единого слова! Правда, чтобы создать молчаливый, но захватывающий спектакль, у нас, студентов, тогда не хватило ни ума, ни фантазии, ни образованности... Нашу юношескую мечту осуществила команда Красноярского ТЮЗа. Кстати, драматические спектакли без слов по произведениям, которые каждый образованный человек знает почти наизусть – «Три сестры», «Гамлет», «Алиса в Стране чудес» – стали одним из трендов современного театра.

22.04.2016 18:13, Лилия Ященко


Прошла пора чудес, прошла пора фантазий

"Фантазии Фарятьева" А.Соколовой в Новом Рижском театре, режисер — Гатис Смитс

Несмотря на внешние обстоятельства русскоязычная проза и драматургия не сходят со сцен театров столицы Латвийской республики. Для рижской афиши, где национальным классикам и современным латышским драматургам тоже порой становится тесновато от обильного присутствия Гоголя, Достоевского, Чехова и даже Ильфа с Питровым, появление в репертуаре самого популярного на родине и известного в мире театра Латвии, Нового Рижского, пьесы позднесоветского периода - событие, которое может показаться неожиданным.

12.02.2016 16:00, Вячеслав Шадронов


Возвращение легенды

Фоторепортаж с открытия одного из красивейших театров мира. Грузинский Театр оперы и балета им. З. Палиашвили распахнул свои двери после 6-летней реконструкции.

09.02.2016 13:00, Данара Курманова, Ольга Слюсарева


Человек театра

Говорят, театр начинается с вешалки. В театре под руководством Армена Джигарханяна все немного иначе – он начинается прямо со служебного входа. На стойке ресепшн – ящик с яблоками, к нему приколота бумажка с размашистой надписью: «Угощайтесь!». Казалось бы, мелочь, но именно детали рассказывают о человеке больше всего.

25.01.2016 16:00, Данара Курманова






 
 

Новости

Самым популярным российским актером XXI века признан Константин Хабенский
Аналитики «Яндекса» совместно с порталом «Кинопоиск» составили обзор мира российского кино в 2001–2015 годах. Соответствующий отчёт опубликован на сайте сервиса.
Музыкальная современность в экстракте
XX Ежегодный Фестиваль камерной музыки «Возвращение» пройдёт в Московской консерватории с 9 по 15 января 2017 года.
В Мариинском театре прозвучит «Музыка Земли» пианиста Бориса Березовского
15 сентября завершается прием заявок на участие во II Всероссийском фестивале-конкурсе «Музыка Земли». Сыграть и спеть музыку своего родного края на фестивале могут все профессиональные и любительские фольклорные коллективы России
19 августа стартует фестиваль короткометражек "Короче"
В Калининграде 19 августа стартует фестиваль короткометражного кино "Короче"
Третьяковская галерея открывает выставку Айвазовского
Выставка "Иван Айвазовский. К 200-летию со дня рождения" открывается для широкого зрителя в Третьяковской галерее 29 июля

 

 

Мнения

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Александр Чанцев

Ходячая медитация

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Александр Феденко

Проклятие Колобка

Александр Феденко об антропологии национального бессилия

Отбушевали страсти над выпотрошенным трупом волка из «Красной Шапочки» - поминки прошли в праздничной и торжественной атмосфере. И я приглашаю вас поучаствовать в еще одном ритуальном вскрытии – на этот раз Колобка. Выходит, у нас будет не просто вскрытие, а настоящая трепанация.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

Александр Чанцев

Кровь и малокровие, телефонные человечки и лунные девочки

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.