Подписаться на обновления
17 июняПонедельник

usd цб 64.4326

eur цб 72.6993

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Энергетика и экология  Компьютеры  Сеть  Мобильные технологии  Наука  Космонавтика  Военные технологии  Биотехнологии  Ноосфера  Транспорт  Краудфандинг  Эко-программа утилизации  Электронная
наука
 
Человеческий капитал  Данные НКО 
Александра Добрянская   четверг, 14 января 2016 года, 15:00

«Общество черного ящика»
Как интернет из оплота свободы превращается в инструмент цензуры


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




В ближайшем будущем интернет может окончательно превратиться из освободителя в угнетателя. Вера в мечту об открытом интернете и в хакерскую этику с ее стремлением к информационной свободе постепенно угасает из-за вмешательств государств и международных корпораций.

T&P публикуют мнение американского адвоката и преподавателя права Дженнифер Грэник о том, что происходит с интернетом последние 20 лет и как нам его спасти.

Дженнифер Грэник

адвокат, директор центра «Интернет и общество» при Стэнфордском университете

Двадцать лет назад я хотела быть одним из тех, кто претворит мечту о свободном интернете в реальность. Как юрист я хотела защитить хакеров и кодеров от хищничества закона, чтобы они могли выполнять эту важную миссию. Но сегодня эта мечта умирает. Если не произойдут какие-нибудь драматические изменения, через 20 лет:

— вы не будете знать о решениях, влияющих на ваши права: все будет решаться компьютерными алгоритмами;

— интернет станет куда больше похож на ТВ и куда меньше — на глобальный разговор, который мы представляли себе 20 лет назад;

— существующие силовые структуры никуда не денутся: напротив, они обретут вторую жизнь и получат дополнительную поддержку, и разумеется, все это — во имя безопасности;

— дизайн технологий будет все больше способствовать цензуре и контролю.

Так не должно быть, но чтобы сменить курс, мы должны задать себе несколько жестких вопросов и принять ряд сложных решений.

Первые ограничения

Для меня мечта о свободном интернете началась в 1984 году с книги Стивена Леви «Хакеры: Герои компьютерной революции». Леви рассказывал историю о кодерах старой школы и инженерах, которые верили в то, что вся информация должна быть в бесплатном доступе. Они представляли, что компьютеры дадут возможность людям самим решать, что правильно, а что нет, и, отталкиваясь от этого, разрабатывали принцип децентрализации. Децентрализация была встроена в саму ДНК раннего интернета: «умные» конечные точки, но глухие каналы передачи данных, по которым любые творения человеческого разума и чувств добираются до тех, кто хочет их услышать.

В 1986 году я поступила в New College, университет гуманитарных наук в Сарасоте, Флорида. Его девиз — «Каждый студент ответственен за последнее исследование, которое он проводит в рамках своего образования». В том же году я прочитала «Манифест хакера», написанный Наставником (хакер Ллойд Блэнкеншип. — Прим. T&P) и опубликованный в журнале Phrack. Стало ясно, что хакеры, как и мои однокурсники-ботаники из New College, не хотели, чтобы их кормили с ложечки интеллектуальной кашкой. Они хотели свободного доступа к информации, подозрительно относились к власти и хотели изменить мир — сделать его местом, где люди могут бесконечно исследовать, где любопытство вознаграждается. Я начала пользоваться общественным интернетом в 1991 году. Помню, как отправляла запрос о помощи в чат системному оператору, а потом смотрела, как сообщения, которые он печатал, возникают у меня на экране в режиме реального времени. Вот тогда-то я в действительности начала верить в то, что мечта о свободном интернете в один прекрасный день может осуществиться.

В том же году парень по имени Марти Римм написал «исследование», в котором говорилось, что распространение порнографии в интернете достигло ужасающих масштабов. Юридический журнал опубликовал статью, которую затем разрекламировала Times, и этого было достаточно, чтобы ко всеобщему воплю присоединился Конгресс. Результатом этой киберпорно-истерии стал Акт благопристойности в телекоммуникациях (Communications Decency Act, CDA), который Конгресс провел в 1996 году, — попытка регулировать онлайн-порнографию. Для любителей порно это стало, наверное, большим разочарованием, но относительно CDA было кое-что похуже. Чтобы остановить распространение порнографии, правительство решило, что интернет не целиком защищается Первой поправкой. И это значило, что оно может блокировать все что угодно.

Но оказалось, что Марти Римм и CDA не убили свободу интернета. Вместо этого случился странный поворот судьбы: в 1997 году в результате дела «Американский союз защиты гражданских свобод против Рино» Верховный суд США отменил CDA. Было сказано, что свобода самовыражения, предоставляемая Первой поправкой, полностью относится к интернету. В единственной части, оставшейся от CDA, говорится, что интернет-провайдеры не обязаны охранять свои сети от порно или другого нежелательного контента и не могут попасть в неприятности, если им не удастся этого сделать. Это условие CDA — причина, по которой интернет стал платформой для такого количества контента, сгенерированного пользователями: видео, комментариев, постов в социальных сетях и так далее.

Freedom to Tinker

Но несмотря на «Этику хакеров», «Манифест хакеров», Декларацию независимости киберпространства и дела против Рино 20 лет спустя я вынуждена сказать, что мечтам о свободном интернете не суждено сбыться. Расизм и сексизм оказались достаточно стойкими, чтобы процветать и в цифровом мире. Например, по статистике, женщины составляют 30% трудовых ресурсов компании Google, но занимают лишь 17% рабочих мест, связанных с технологиями. В Facebook 15% технических должностей заняты женщинами. В Twitter — 10%. Я нахожу это весьма странным. Сообщество специалистов по безопасности исторически поощряло поиск и поддержку талантливых нетипичных кандидатов. Большая часть самых успешных специалистов в IT-области никогда не учились в колледже или даже не оканчивали школу. Если говорить о статистике, то число айтишников с расстройствами аутистического спектра значительно выше среднего. В том, чтобы быть геем или трансгендером, нет ничего особенного, так и было на протяжении многих лет. Инклюзивность — в самом сердце этики хакеров, так что IT-сфера должна быть катализатором развития общества, открытого с точки зрения рас, возрастов и религий, но до сих пор ей это не удалось.

Понятие «Свободу ремесленнику» (Freedom to Tinker), может, выглядит любительски, но оно довольно важно. Оно означает свободу изучать, понимать и модифицировать технологию, которой мы пользуемся, что, в свою очередь, определяет и структурирует нашу жизнь. Сегодня же так называемый Hands-On Imperative (хакерская этика) умирает по двум причинам: мы ограничены законом и нашей способностью понимать сложные системы. <…> Корпорации говорят: это наш софт, а не твой, это наш роутер, а ты только лицензиат, и мы рассказываем, что тебе можно, в пользовательском соглашении. Тебе нужно наше разрешение, чтобы действовать. Если ты переступаешь линию, прочерченную нами, если ты скачиваешь слишком быстро, печатаешь что-то странное в адресной строке браузера и нам это не нравится (или нам не нравишься ты), то мы тебя схватим.

Сможем ли мы в будущем вернуть безопасность принципу Freedom to Tinker? Пользователи, которые владеют ПО, могут его и изменять, вне зависимости от лицензии и DMCA (Закон об авторском праве в цифровую эпоху. — Прим. T&P). Важность этого будет расти, поскольку в течение следующих 20 лет софт будет встроен во все — от холодильников до медицинских приборов. Без Freedom to Tinker, права, позволяющего перепроектировать эти продукты, мы будем жить в мире непрозрачных черных ящиков. Мы не знаем, что они делают, и вы будете наказаны за попытку заглянуть внутрь.

«Общество черного ящика»

Сегодня технология собирает о нас больше информации, чем когда-либо раньше, и эта тенденция будет развиваться: информация будет складываться в карту нашего поведения, меняя баланс сил между нами, бизнесом и правительствами. В течение следующих 20 лет мы будем наблюдать удивительные прорывы в разработке искусственного интеллекта и обучении машин. В конце концов программы будут решать, переедет ли машина человека или же вместо этого съедет с моста. Алгоритмы будут определять, кто получит кредит или работу. Если закон об интеллектуальной собственности будет защищать эти программы от серьезного изучения, то общество ничего не будет знать о том, как принимаются такие решения.

Профессор Франк Паскаль назвал это явление «Общество черного ящика» (Black Box Society). Компании, которые разрабатывают программы подобного рода, совершенно не обязательно в курсе того, как работают их продукты. Как мы можем без наличия адекватной информации демократично влиять на подобные решения, следить за процессом их принятия? Нам также предстоит выяснить, кто будет нести ответственность, если программа совершит ошибку. Распространение устройств, подключающихся к сети (интернет вещей), означает, что все производители традиционной техники также станут и поставщиками оборудования. Если самоуправляющаяся машина попадет в аварию или загорится сетевой тостер, можете быть уверены, что речь непременно пойдет об ответственности производителя за качество продукции. Chrysler только что отозвала 1,4 миллиона автомобилей из-за их уязвимости. От того, чтобы подать в суд на Tesla, недалеко и до того, чтобы засудить Oracle за ненадежное программное обеспечение со всеми хорошими и плохими последствиями. Ответственность за программное обеспечение неизбежна. Я думаю, что, во-первых, это необходимо, а во-вторых, что это сделает кодинг дороже и консервативнее и что на долгое время это станет дрянной работой. А это сразу же скажется на инноваторах.

От открытой системы к закрытой

Сегодня подход к проектированию коммуникационных сетей (в том числе с точки зрения бизнеса), которыми мы пользуемся, изменился так, что они скорее усиливают, чем снижают уровень цензуры и контроля. Ранний интернет не просто позволял коммуницировать, но делал это по-настоящему децентрализованно, радикально демократично. Власть принадлежала народу, а не правительствам или компаниям, которые управляли этими каналами передачи. Интернет развивался вместе с технологиями. Сегодня провайдеры широкополосного интернета хотят построить «умные» каналы передачи данных, которые отличаются качеством обслуживания, ценой и бизнес-моделью.

Что это развитие значит для общественности? В книге «Главный рубильник» профессор Тим Ву присматривается к телефонам, радио, телевидению, кино и видит то, что он называет «циклами». История показывает типичные пути протекания прогресса в информационных технологиях: от чьего-то хобби до чьей-то индустрии; от подстраивающихся под запросы публики хитроумных изобретений до технологичной массовой продукции; от бесплатных каналов до одного-единственного, контролируемого одной корпорацией или картелем. Иными словами, от открытой до закрытой системы. В конце концов, новаторы и те, кто их регулирует, разбивают системы на куски, и цикл повторяется заново. В книге Ву задается вопросом: интернет — такой же субъект этого цикла? Будет ли он централизован и станет ли контролироваться корпорацией? Будет ли он беспрепятственно доступен, будет ли он закрытой системой или чем-то средним?

Если мы не будем действовать иначе, интернет в конце концов превратится в ТВ. Во-первых, мы пренебрегли открытостью и свободой ради других интересов вроде интеллектуальной собственности. К тому же многие люди больше не разделяют мечту о свободном интернете, если вообще когда-то разделяли. Мерзкие комментарии, 4chan (англоязычный имиджборд и анонимный веб-форум. — Прим. T&P), битарды (частые посетители раздела /b/ имиджбордов. — Прим. T&P), порноместь (выкладывание в сеть порноматериалов без согласия изображенного на них человека. — Прим. T&P), джихадисты, нацисты. Все чаще я слышу голоса профессоров юриспруденции, экспертов по Первой поправке и доктрине «широкого толкования», которые говорят о том, как узаконить все то, что они так не любят за сам факт его существования.

Во-вторых, интернет сегодня определяют три тренда: централизация, регуляция и глобализация. Централизация есть дешевый и простой способ для контроля и наблюдения. Регуляция значит осуществление государственной власти в пользу внутренних, национальных интересов и частных предприятий, обладающих экономическим влиянием на законодателей. Наступление глобализации означает, что все больше правительств попадает в число регулирующих интернет. Они хотят одновременно защищать и регулировать поведение своих граждан. И давайте помнить, что следующий миллиард интернет-пользователей будет из стран, где не действует Первая поправка, Билль о правах, где может даже не быть надлежащих правовых процедур или главенства закона. Так что эти ограничения необязательно будут учитывать то, что мы в США полагаем основными гражданскими свободами. Поэтому когда я говорю, что интернет движется к корпоративному контролю, это может звучать так, будто я обвиняю корпорации или полицию. Но я также обвиняю себя и вас. Потому что то, чего хотят люди, помогает повышать централизацию, регуляцию и глобализацию.

Олигополия вместо «облака»

Помните, что стало с блогами? У меня был блог, но теперь вместо этого я пишу только в Facebook. У многих участников Black Hat есть свои email-серверы, но почти все остальные пользуются Gmail. Нам нравится, что спам отфильтровывается, а вредоносные программы отслеживаются. Когда у меня был iPhone, я не стала его разблокировать, я доверяла безопасности приложений в Apple Store, нажимала «да» на их запросы. Я обожаю, когда мой телефон знает, что я в магазине, и напоминает мне купить молоко. Это происходит в немалой степени потому, что мы хотим, чтобы множество классных продуктов работали на «облаке». Но «облако» — не аморфная масса из миллиардов водных капель. «Облако» — это вообще-то конечное и известное число больших компаний с доступом к или контролем над большими областями интернета. Facebook — со своей рекламной сетью, Google — с Android и поисковой машиной. Это все больше олигополия, чем «облако». И, намеренно или нет, эти продукты сейчас — точки контроля, надзора и регулирования. Так что это значит для приватности, безопасности и свободы выражения?

Приватность

Приватность стала первой жертвой централизации. И поскольку приватность для свободы существенна, будущее будет менее свободным. Сейчас золотой век наблюдения и контроля. Правительство построило технологическую инфраструктуру и систему юридической поддержки для массового наблюдения, которые практически полностью секретны. Что общего у имейлов, списка друзей, постов в социальных сетях, истории вашего браузера, медицинских данных, записей о ваших банковских операциях, вашей фотографии, записи вашего голоса и вашей ДНК? Ответ: департамент юстиции США (DOJ), который не думает, что что-либо из вышеперечисленного — личная информация. Раз эти данные технически доступны сервис-провайдерам и/или видны на публике, то и следователям и шпионам они тоже должны быть доступны беспрепятственно. Но они могут сообщать о ваших контактах «с психиатром, пластическим хирургом, клиникой абортов, центром лечения ВИЧ, стрип-клубом, адвокатом по уголовным делам, почасовым отелем, мечетью, синагогой, церковью или гей-баром». Так что технология преумножает данные, а закон совершенно не в силах защитить их.

Централизация означает, что ваша информация доступна из «облака» — удобного места, чтобы добывать данные не только о вас, но и обо всех остальных. Это дает правительству законный аргумент обходить требование в ордере, фактически выдвигаемое Четвертой поправкой. Регуляция не защищает ваши данные и в худшем случае гарантирует, что правительство может легко получить к ним доступ. Департамент юстиции напирает на:

— провайдеров, требуя, чтобы те помогали шпионить;

— корпоративную неприкосновенность, требуя, чтобы данные были доступны правительству. Например, давая неприкосновенность AT&T в обмен на содействие Агентству национальной безопасности в незаконной слежке и преследованию по CISPA (Cyber Intellegence Sharing and Protection Act. — Прим. T&P), CISA (Cybersecurity Information Sharing Act. — Прим. T&P) и другим законопроектам, якобы необходимым для безопасности информации, но по сути служащим для надзора и контроля;

— обязанность хранить данные, которая, по существу, заставляет компании шпионить за пользователями для правительства. Правда, это пока в меньшей степени касается США и в большей — других стран.

Глобализация демонстрирует, как США могут шпионить за американцами, шпионя за иностранцами, с которыми мы общаемся. Наше правительство использует тот факт, что сеть глобально настроена против нас. Национальное агентство безопасности проводит массовую слежку за рубежом, и данные об американцах попадают в Сеть. Кажется, что ситуация с наблюдением не может стать хуже, но в следующие 20 лет произойдет именно это. Сейчас у нас есть устройства, подключаемые к Сети, так называемый интернет вещей, который будет следить за обогревом вашего дома, сколько еды вы берете из холодильника, за тем, как много вы упражняетесь, спите, за вашим сердцебиением и так далее. Эти вещи фактически берут нашу офлайновую физическую жизнь и превращают ее в цифровую, сетевую — иными словами, в доступную для наблюдения и контроля.

Чтобы получить хоть какую-то надежду на достижение мечты о свободном интернете, мы должны осуществить правовые реформы, которые остановят безосновательную слежку. Мы должны защитить электронную почту и наше физическое местопребывание от несанкционированного обыска. Мы должны резко выступить против тайных законов о наблюдении хотя бы потому, что тайный закон — отвратительное явление для демократии. Сделаем ли мы что-нибудь из этого?

Безопасность

Несмотря на то что многие думают иначе, безопасность не противоположна приватности. Можно повысить уровень безопасности, не посягая на приватность. Далеко не все вторжения в частную жизнь положительно сказываются на безопасности. На самом деле, благодаря приватности уровень безопасности повышается. Защитнику прав человека в Сирии или гомосексуалу в Индии нужна приватность, в противном случае они могут быть убиты. Вместо этого мы должны думать о безопасности с большим количеством нюансов. «Онлайн-угрозы» значат разное, в зависимости от того, чьи интересы на карте: правительства, корпораций, политической ассоциации или отдельных личностей.

В будущем борьба будет разворачиваться на том основании, что люди, наделенные властью, захотят больше безопасности для себя за счет других. Правительство США говорит о «кибербезопасности». Когда я слышу слово «кибер», я слышу сокращение для военного доминирования в интернете — как сказал генерал Майкл Хэйден, бывший глава Национального агентства безопасности и ЦРУ, — «обеспечивающего доступ США и лишая доступа наших врагов». Между тем государство поддерживает тайные законы, удерживает документы по открытым запросам, охотится на разоблачителей и шпионит за журналистами. Белый дом хочет, чтобы министерство внутренней безопасности было центром информации об угрозах. Это значит, что министерство будет решать, кто получает информацию об уязвимостях, а кто нет. Я вижу, что правительства и элиты принимают решения обо всех «иметь» или «не иметь» в вопросах безопасности.

Иными словами, говоря о безопасности, мы говорим о людях, наделенных властью и пытающихся добиться еще большей власти. Но это не разговор о безопасности мировой Сети. Под угрозой — благополучие уязвимых сообществ и меньшинств, которым больше всего нужна защищенность. Под угрозой — сама возможность граждан предъявлять претензии правительству, возможность религиозных меньшинств исповедовать свою веру без страха репрессий, гомосексуалов — обрести возлюбленного. Это положение дел должно взволновать кого угодно, кто не вписывается в мейнстрим, неважно, отдельный ли это человек, политическая/религиозная группа или же стартап без позиции на рынке.

Свобода выражения

В США авторское право было первой причиной для введения цензуры, но сейчас мы добавили в этот список еще и политику. Правительства выступают с предложением, чтобы social media компании уведомляли федеральные власти, когда видят, что на их сайтах появляется контент, имеющий отношение к терроризму. Все с радостью приветствуют инициативу Google исключать из результатов поиска ссылки на порноместь, удалять с YouTube пропагандистские ролики ИГИЛ (организация запрещена в России. — Прим. T&P) и принять в Twitter более жесткие правила относительно выражения ненависти. Конечным результатом становится цензура: оказывая давление на платформы и посредников, правительства могут непрямо контролировать, что мы говорим и что переживаем.

Это значит, что правительства и корпорации (или и те и другие разом) решают, что мы увидим. Неправда, что каждый может высказаться на любую тему и всюду быть услышанным. Куда правдоподобнее то, что ваши фотографии, демонстрирующие кормление грудью, не приветствуются и что ваши неортодоксальные взгляды на радикализм приведут к тому, что вы окажетесь под присмотром. Без всякого сомнения, эта цензура по самой своей сути дискриминационная. «Экстремистские» речи мусульман — причина забить тревогу и удалить соответствующий контент. Но никто не говорил о том, чтобы запретить Google вернуть результаты поиска по запросу «флаг Конфедерации».

Наступление глобализации значит, что все больше правительств регулируют интернет. Я говорю не только о странах вроде России или Китая. Есть еще и Евросоюз с законами против выражений ненависти, отрицания холокоста и набирающим силу «Правом на забвение». Каждая страна хочет исполнения собственных законов и охраняет своих граждан кажущимся ей целесообразным образом. А это значит, что опыт пользования интернетом будет разным в разных странах или регионах. В Европе точная информация удаляется из поисковых машин, чтобы затруднить или сделать невозможным ее поиск. Что еще хуже, правительства начинают осуществлять свои законы вне границ своих стран, блокируя запросы к главным игрокам на рынке — Google и ISP. Франция просит Google: не показывай результаты, которые нарушают наши законы, никому, даже тому, кто защищен правом на свободу слова, которое действует у нас в США. Если вы продолжите размышлять в том же духе, то придете к очевидному выводу: каждая страна будет осуществлять цензуру повсюду.

Следующие 20 лет

Будущее свободы и открытости оказывается гораздо мрачнее, чем мы надеялись 20 лет назад. Но так не должно быть. Позвольте мне описать другое будущее, в котором мечта о свободном интернете жива и процветает.

— Мы начали думать глобально. Нам нужно не допустить еще одной террористической атаки в Нью-Йорке, но мы не можем игнорировать влияния, которое наши решения оказывают на журналистов и защитников прав человека по всему миру. Мы очень ценим и тех и других.

— Мы, как можем, прибегаем к децентрализации: власть — людям. И хорошее end-to-end-шифрование может начать выправлять баланс между технологиями, законом и правами человека.

— Мы осознаем, что правительство не играет никакой роли в том, как будет устроена технология коммуникации.

— Мы перестаем руководствоваться иррациональными страхами. Мы реформируем CFAA, DMCA, Патриотический акт (Акт «О сплочении и укреплении Америки путем обеспечения надлежащими средствами, требуемыми для пресечения и воспрепятствования терроризму») и Акт «О наблюдении за иностранной разведкой». Мы перестаем быть такими чувствительными к речам и позволяем выветриться вредной ерунде.

Сегодня мы достигли точки перегиба. Если мы поменяем свои траектории, возможно, мечту о свободном интернете по-прежнему реально осуществить. Но если останемся на прежних позициях, то нет. Интернет продолжит превращаться в гладкую, одеревеневшую, контролируемую и закрытую систему. И моя мечта — и мечта многих из вас — умрет. Если так, то мы должны подумать о создании новой технологии: в следующие 20 лет нам нужно приготовиться разнести интернет на куски и построить на его месте что-то получше.

Источник: T&P




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Тотальность агрессии и ее эффекты

Что исследователи думают о троллинге и прочем киберхулиганстве

Агрессия в социальных сетях может принимать самые разные формы: от адресного кибербуллинга и шейминга до таких форм психологического давления, наличие которых продиктовано техническими особенностями онлайн-коммуникации. Психологи, философы, медиаисследователи и маркетологи изучают разные кейсы токсичной коммуникации и злоупотребления возможностями соцсетей, чтобы ответить на вопрос, становится ли насилие нормой онлайн-общения.

06.04.2019 13:00, Оксана Мороз, etika.nplus1.ru


Рунет недалекого будущего

Медленный, подцензурный, «китайский» на треть

Закон о «суверенном интернете» еще не принят, но Роскомнадзор уже потребовал от десяти VPN-сервисов подключиться к блокировкам сайтов через Федеральную государственную информационную систему. Также стало известно о скором тестировании DPI для окончательной блокировки Telegram, а СМИ рассказали об отказе Минобороны передавать операторам частоты для 5G. Рассказываем, к чему всё это приведет.

03.04.2019 13:00, Илья Шарапов и Евгений Медведев для журнала «Сноб»


Человек без тайн

Что знают о нас поисковики, банки и социальные сети

Google знает о нас очень многое. Компания хранит историю всех наших запросов в поисковике со всех наших устройств. Даже если удалить историю на одном из них, информация с других будет доступна. Еще Google знает, где мы были — если на смартфоне включена геолокация, то информация о перемещениях сохраняется с самого первого запуска. Ее можно посмотреть здесь.

30.03.2019 13:00, Тимофей Тарасенко, etika.nplus1.ru


Улыбайтесь, ваши селфи смотрит робот

Что рассказывают социальные сети о счастье россиян?

Соцсети — один из главных источников больших данных в современном мире. В одном только Фейсбуке каждую минуту появляются 130 тысяч фото, 300 тысяч статусов и полмиллиона комментариев. Мы пишем очередной пост, изучаем любимые группы, лайкаем котиков и даже не задумываемся, что интернет давно уже знает о нас больше, чем родители.

23.03.2019 13:00, Алексей Смагин, kot.sh


Жизнь без интернета

Я пишу это эссе из пиццерии

Когда мои друзья приходят в гости, они часто просят пароль от Wi-Fi. Большинство из них не понимает мой ответ: «Мне очень жаль, но у меня нет Wi-Fi».

21.01.2019 09:00, Дима Шедько, vc.ru


Все о цифровых людях

Как виртуальные персонажи становятся самыми успешными блогерами

В наше время, чтобы создать звезду нужен только фотошоп и немного изобретательности. И речь идет не об Instagram-моделях, которые редактируют свою внешность на фотографиях, а о цифровых персоналиях — блогерах, созданных буквально с нуля и существующих только в виртуальном пространстве. Маркетолог и основатель рекламного агентства VNM USA КиХаррисон Терри рассказал все, что вам нужно знать о виртуальных персонажах, которые набирают огромную популярность в сети.

10.12.2018 13:00, Вероника Елкина, rb.ru


Почему интернет — это отражение нашей психики

Убрать нельзя оставить

Двадцать лет назад интернет внушал надежду. Люди думали, что в скором времени он изменит мир. Сейчас же мы больше злы на него, чем восхищены им. Мы виним его во всех бедах, думаем, что без него было лучше. Почему же наше отношение к технологиям так сильно изменилось?

20.11.2018 13:00, Анна Самойдюк, rb.ru


Финалисты конкурса лучших фотографий года в Instagram

Пейзажи, портреты и снимки собак

Подвёл итоги первый фотоконкурс Photobox Instagram Photography Awards, нацеленный на выявление «потрясающих фотографий, которые чествуют красоту в повседневной жизни».

27.10.2018 19:00, cameralabs.org


Как Instagram занял важное место в современной культуре

Начало и наши дни

Основатели Instagram Кевин Систром и Майк Кригер объявили об уходе из компании. Они создали компанию, занимающую центральное место в современной культуре. В этом им помогли технологические достижения и перемены в обществе, которое требовало такого приложения, как Instagram.

15.10.2018 13:00, Анна Самойдюк, rb.ru


Российские дипломаты планировали тайно вывести Джулиана Ассанжа из Великобритании

Как пишет The Guardian, в последний момент план посчитали слишком рискованным

В 2017 году российские дипломаты вели переговоры с приближенными Джулиана Ассанжа, пытаясь оценить, возможно ли вывести основателя WikiLeaks за пределы Великобритании, предпочтительно — в Россию. Об этом пишет газета The Guardian со ссылкой на различные неназванные источники.

22.09.2018 18:08, Stephanie Kirchgaessner, Dan Collyns and Luke Harding, theguardian.com






 

Новости

«Научный корреспондент» завершил конкурс, посвященный тушению эндогенных пожаров
На конкурс была подана 31 работа. Итоги конкурса будут подведены экспертным жюри не позже конца лета.
Издательство МГУ опубликует все свои журналы в открытом доступе
С этого месяца издательство МГУ будет публиковать все свои журналы в «КиберЛенинке» по лицензии Creative Commons. Среди них — «Вестник МГУ» и другие научные издания, сообщила пресс-служба университета.
В России вступили в силу новые правила идентификации в мессенджерах
В России вступили в силу правила идентификации в мессенджерах через мобильных операторов. С 5 мая администрация мессенджера обязана направлять оператору запрос о новом пользователе, а тот, в свою очередь, должен предоставить ответ в течение 20 минут.
Госдума приняла закон о «суверенном интернете»
Депутаты Госдумы приняли в третьем, окончательном чтении закон о «суверенном интернете». Трансляция велась на сайте нижней палаты.
На IPQuorum объяснили, почему стратегическое мышление станет главным капиталом человека
В рамках Международного стратегического форума по интеллектуальной собственности IPQuorum 2019 в Калининграде прошел круглый стол на тему «Сквозные технологии: формирование новой регуляторной среды как один из инструментов работы с человеческим капиталом».

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.