Подписаться на обновления
17 августаСуббота

usd цб 65.9961

eur цб 73.2227

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Сырье  Энергия  Индустрия  Сервис  Торговля  Финансы  Казна  Недвижимость  Социальное
предпринимательство
 
Идеи  География  Сколково 
Валерий Кизилов   понедельник, 5 октября 2009 года, 10:50

Облучение длинными волнами
Иммануил Валлерстайн как теоретик экономических кризисов


Иммануил Валлерстайн
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




В дискуссиях о природе, причинах и последствиях глобального экономического кризиса довольно громко звучит позиция сторонников так называемого миросистемного подхода. Эта разновидность марксизма, делающая особый акцент на отношениях между богатыми и бедными странами, приобрела, как мне кажется, незаслуженный престиж. Даже убеждённые либералы попадают под обаяние имён Ф. Броделя, Й. Шумпетера и Н. Кондратьева, которых миросистемщики называют своими предтечами. Думается, будет уместным поговорить об изъянах этого учения.

Сцилла математики и Харибда истории

Моя предшествующая статья была посвящена критике регрессионных уравнений, используемых большинством современных академических экономистов. По сути, однако, она направлена не против каких-то конкретных математических методов, а против самой идеи выводить экономические законы из эмпирических данных. Данный подход не слишком осмыслен, даже если мы добросовестно пользуемся лучшими эконометрическими и статистическими техниками. Однако если мы пренебрегаем ими и вместо погружения в пучины регрессий и корреляций просто «схватываем на глазок фундаментальные исторические закономерности», получается ещё хуже. Экономист-технарь, выискивающий взаимозависимости в массиве данных, может быть смешон, но что сказать об экономисте-гуманитарии, у которого вместо массива три с половиной «исторических примера» и который, опираясь на них, выдаёт вам нарочито расплывчато сформулированные законы социального бытия?

Между тем деятели подобного рода весьма популярны, и ярким примером может служить Иммануил Валлерстайн, который сегодня, можно сказать, является кумиром российской интеллигенции. Его статьи охотно публикуют и правоконсервативный «Эксперт», и леворадикальный «Скепсис» . Главный редактор либерального «Часкора» ставит его в один ряд с такими признанными интеллектуалами, как Элвин Тоффлер и Фарид Закария. Российский президент Медведев приглашает его в качестве эксперта на Ярославский форум о глобальной безопасности. Всемирно известный экономико-теоретический энциклопедический словарь Palgrave заказывает ему статью «Периферия».

Валлерстайн знаменит прежде всего своими рассуждениями о долгосрочных факторах богатства и бедности разных государств, народов и социальных групп. Однако это не всё: у него есть и теория, объясняющая текущий экономический кризис. В сжатом виде она изложена в недавней статье, опубликованной в «Эксперте». Её содержание легло в основу валлерстайновского выступления в Ярославле, и я думаю, что это материал, заслуживающий критического разбора.

Система кривых зеркал

Концепцию Валлерстайна вкратце можно изложить так. Капитализм — это система, смысл которой состоит в бесконечном накоплении капитала. Чтобы накапливать капитал, производители должны извлекать из своей деятельности прибыль. Получение существенных прибылей невозможно без монопольного или квазимонопольного положения. Для поддержания такого положения необходима держава-гегемон, способная обеспечить стабильный миропорядок.

На мой следующий вопрос — как в такой ситуации могут развиваться события в мире, — вопреки моим опасениям, что собеседник снова перейдёт к пессимистическим прогнозам, Валлерстайн ответил довольно живо: «Мы находимся в конце эпохи доминирования США, — сказал он, и у меня появились подозрения, почему он стал главным спикером на этой конференции, — раньше Америка контролировала ситуацию в мире полностью, но это больше не так».

Однако и экономическая монополия, и политическая гегемония подвержены действию встроенных в них механизмов самоликвидации. Монополия разрушается из-за того, что на мировой рынок выходят новые производители, рано или поздно преодолевающие политическую защиту, которой пользуется монополист. Политическая гегемония разрушается из-за необходимости вести затратные войны, которые у граждан державы-гегемона вызывают недовольство, а у её противников увеличивают волю к сопротивлению. Кроме того, экономическая эффективность гегемона — в силу причин, о которых Валлерстайн не говорит, — растёт медленнее, чем у других стран.

Подъёмом и упадком монополий и гегемоний задаются два основных цикла капиталистической миросистемы. Цикл становления и разрушения экономических монополий Валлерстайн отождествляет с кондратьевскими длинными волнами. ( «Всякий раз, когда мироэкономика претерпевает значительную экспансию, мы можем выделить ту или иную относительно монополизированную ведущую отрасль. Именно производство в этой отрасли позволяет извлечь крупную прибыль и накопить большие объёмы капитала. Ведущая отрасль тянет за собой всё прочее производство, что и становится основой для общей экспансии мироэкономики. Мы называем этот период первой фазой кондратьевского цикла» , — пишет мыслитель.) Кроме того, существуют «циклы гегемонии», которые «имеют гораздо большую длительность, чем кондратьевские циклы». О них Валлерстайн говорит так:

«В мире, состоящем из множества так называемых суверенных государств, не так-то легко утвердиться в роли державы-гегемона. За последние несколько столетий это удавалось лишь трём странам — сначала Соединённым провинциям (Нидерландам) в середине XVII века, затем Соединённому Королевству (Великобритании) в середине XIX века и наконец Соединённым Штатам в середине XX века».

Примерно в 1965—1970 годах, утверждает Валлерстайн, оба цикла одновременно достигли высшей точки и повышательные фазы сменились понижательными. Сегодня же эти понижательные фазы дошли до предела и мы достигли дна. Однако, в отличие от прежних случаев, это не просто конец очередного кондратьевского цикла, за которым начнётся следующий. И дело даже не в том, что заканчивается гораздо более длинный цикл американской гегемонии. По Валлерстайну, всё гораздо серьёзнее: впору говорить о «пределах капитализма». Или, иными словами, «Шалтай-Болтай свалился со стены, и собрать его уже никому не удастся». Или, несколько более строгим и ясным языком, «вопрос уже не в том, каким образом капиталистическая система сможет исцелить свои раны и возобновить наступление. Вопрос в том, что придёт на смену этой системе, какой порядок вырастет из окружающего нас хаоса».

Итак, в тексте Валлерстайна мы видим утверждение, что капиталистическая система, просуществовав несколько веков, безвозвратно погибла. Правда, не исключено, что на смену ей придёт другая система, которая будет напоминать прежнюю некоторыми своими основными чертами — «а именно наличием иерархии, эксплуатации и поляризации». Причём последние «могут принять самые разные формы, в том числе более жёсткие, чем в той капиталистической миросистеме, в которой мы живём». Но есть и альтернатива — «мы можем выбрать радикально иную систему, никогда прежде не существовавшую, — относительно демократическую и относительно эгалитарную».

Наиболее общий тип культурной идентичности Хантингтон и называет «цивилизацией». По его мнению, наиболее опасны конфликты, которые возникают на границе цивилизаций. Эти же границы определяют и контуры возможных союзнических политических блоков. Очевидно, что эта концепция Хантингтона была направлена также против некоторых современных версий левой теории. В частности, против теоретиков миросистемного анализа, усматривающих основной конфликт современности в противоречии между богатыми странами «центра» и бедными странами «периферии» мировой системы. Согласно же Хантингтону, «в этом новом мире наиболее масштабные, важные и опасные конфликты произойдут не между социальными классами, бедными и богатыми, а между народами различной культурной идентификации».

Обратим внимание на расплывчатость прогноза: Валлерстайн не даёт нам содержательного определения капитализма, и мы не сможем самостоятельно проверить, прекратил ли он существовать. Более того, поскольку всякий мыслимый мир в одних аспектах иерархичен или поляризован, а в других относительно эгалитарен, у Валлерстайна всегда останется возможность приклеить к будущей системе любой из двух ярлыков по своему усмотрению. Что бы ни произошло с человечеством. С одной стороны, нам предсказывают потрясения, по сравнению с которыми обе мировых войны и Великая депрессия малозначительны — ведь они не разрушили капиталистическую систему, а текущий кризис разрушит или даже уже разрушил. С другой — мы можем и не заметить момент, когда вместо старой капиталистической системы появится новая — «относительно более демократичная», «более жёсткая» или «напоминающая прежнюю своими основными чертами».

Однако манипулятивная бессодержательность предсказаний — не единственный и не главный недостаток доктрины Валлерстайна. Гораздо более серьёзной проблемой для концепции является путаница с понятиями «накопление капитала», «прибыль» и «монополия».

Капитальная мистификация

Что такое капитал и его накопление? В экономической литературе капиталом обычно называют ресурс, не являющийся даром природы и используемый, чтобы повысить производительность человеческого труда (см. также «Капитал»). Это любые инструменты, станки, машины, здания и сооружения, применяемые в процессе производства товаров или оказания услуг. Это палеолитическая палка-копалка и лошадка средневекового крестьянина. Это маршрутка, в который вы едете на работу, и мобильник, с которого звоните начальнику. В широком смысле слова капитал — это любые активы, которые можно обратить в средства производства. Соответственно, накопление капитала — это создание и совершенствование средств производства, позволяющее поднять производительность труда. А что называет капиталом Валлерстайн? Определения в статье нет. Остаётся думать, что подразумевался капитал в стандартном понимании учебников по экономике.

Теоретически накопление капитала может происходить и в обществе, где любой бизнес убыточен, — пусть старые предприятия деградируют, но если рядом с ними за счёт сбережений наёмных работников постоянно возникают новые, общий баланс может быть положительным. Так что прибыль здесь далеко не единственный фактор, особенно если учесть, что Валлерстайн не отграничивает предпринимательскую прибыль от процента на капитал, а бухгалтерскую прибыль от экономической. А иногда даже трудно понять, о номинальных или о реальных величинах он говорит в данном случае.

Гораздо проще было бы принять общепринятые предпосылки экономики: все люди стремятся увеличить своё благосостояние, для этого нужен высокопроизводительный труд, производительность труда обеспечивается накопленным запасом капитальных благ, а рыночная система — это такая, где частным лицам дозволяется владеть, пользоваться и распоряжаться капитальными благами. Вместо этого Валлерстайн отбирает у понятий «прибыль» и «накопление капитала» сколь-нибудь чёткое содержание, чем серьёзно затрудняется разговор по существу.

Бельгии не страшен гегемон

Вторая проблема концепции Валлерстайна в том, что многие предприниматели получают существенную экономическую прибыль даже на рынках, которые ничуть не монополизированы. Ведь «совершенная конкуренция» из учебников, когда прибыль у всех нулевая, — это далеко не то же самое, что свободная конкуренция в реальном мире. В теоретической модели совершенной конкуренции все предпочтения, технологии и издержки общеизвестны и неизменны. А в реальном мире они постоянно меняются непредсказуемым образом. Поэтому тот, кто лучше сообразит, какими они будут завтра, получит прибыль даже в условиях полностью свободного входа на рынок. Именно предпринимательское чутьё, а не мифический монополизм позволило, например, Сэму Уолтону (Wal-Mart) или Ингвару Кампраду (IKEA) заработать десятки миллиардов долларов на таком высококонкурентном рынке, как розничная торговля предметами массового спроса. Конечно, норма прибыли у них при этом минимальная, но её сумма успешно максимизируется. Валлерстайн же полагает, что без монополии не бывает не только предпринимательской прибыли, но и положительного процента на капитал.

И это не всё. В рассуждениях о монополиях Валлерстайн тоже постоянно ошибается. Например, он пишет: «В любой монополии заложен механизм её самоликвидации». Это верно в отношении монополии, которую временно получает изобретатель нового технического устройства или открыватель нового торгового маршрута. Но какой механизм самоликвидации заложен, скажем, в бельгийскую государственную монополию на железные дороги ? Она существует около полутора веков, она пережила нисходящие фазы всех кондратьевских волн, пережила упадок британской гегемонии, пережила взлёт и упадок американской гегемонии, пережила две мировые войны. Похоже, Валлерстайн несколько идеализирует капиталистическую миросистему, приписывая ей способность справиться с этой монополией. Это третья проблема его теории кризисов.

Четвёртая проблема в том, что монополии типа бельгийской железнодорожной вовсе не нуждаются ни в каких державах-гегемонах. Им вполне достаточно поддержки от своего местного правительства. Конечно, есть и противоположные примеры — британская Ост-Индская компания. Правда, если верить Валлерстайну, Великобритания стала державой-гегемоном в середине XIX века, а британская Ост-Индская компания была лишена монополии на торговлю с Индией в 1814 и ликвидирована в 1858 году, так что здесь зависимость, возможно, обратная. В любом случае примеры и контрпримеры такого рода можно приводить до бесконечности, а вот адекватно взвесить их и привести к общему знаменателю, видимо, нельзя.

Пятая проблема в том, что Валлерстайн привязывает монополизацию ведущих отраслей к случаям «значительной экспансии мироэкономики» и первым фазам кондратьевских длинных циклов. Здесь хочется задать сразу несколько вопросов, конкретизирующих смысл высказывания. Какие отрасли можно называть ведущими? Как измерять уровни монополизации? Что такое «значительная экспансия мироэкономики» и в какие периоды она наблюдалась? Если бы Валлерстайн дал на эти вопросы строго формализованные ответы и предъявил достоверный массив соответствующих данных, то можно было бы на этом массиве прогнать энное количество регрессий и <доказать что угодно>. Но такими вещами Валлерстайн заниматься не будет, он гуманитарий. Можно объявить, что монополизация — это когда повышаются цены, а экспансия мироэкономики — это когда цены имеют повышательную тенденцию. Тогда утверждение можно считать доказанным, потому что первая фаза кондратьевского цикла — не что иное, как период растущих цен. Правда, при таких определениях тезис Валлерстайна превратился бы из туманно-наукообразного в очевидно бессодержательный. Кроме того, здравый смысл подсказывает, что экспансия экономики должна быть связана с ростом производства, а монополизация — с сокращением, и не совсем понятно, как эти процессы могут происходить одновременно.

Брюки превращаются в элегантные шорты

Шестая и, может быть, главная проблема — в самих кондратьевских циклах. Явление, которое Николай Кондратьев называл «большими циклами экономической конъюнктуры», неплохо рассмотрено Мюрреем Ротбардом в работе «The Kondratieff Cycle: Real or Fabricated?». Я не могу пересказать анализ Ротбарда с должной подробностью, но главное надо отметить. Прежде всего изо всех рядов данных, которые исследовал Кондратьев, только один позволяет увидеть длинные циклы непосредственно, не будучи подвергнутым изощрённой статистической обработке. Это индекс товарных цен (см. рисунок 1).

Рисунок 1. Индекс товарных цен в Англии, Франции и США, 1780—1925 годы, 1901—1910 годы =100

Источник: Кондратьев Н.Д. Большие циклы экономической конъюнктуры

Здесь действительно можно видеть что-то вроде «повышательных волн» в 1789—1814, 1849—1873 и 1896—1920 годах, а в промежутках между ними просматриваются «понижательные волны» 1814—1849 и 1873—1896 годов. Но это касается лишь цен, а когда дело доходит до объёмов производства в натуральном выражении, «большие циклы» появляются не раньше завершения «пытки данных», как охарактеризовал Ротбард процедуру, проделанную Кондратьевым. Показатель сначала делится на численность населения, затем очищается от «векового тренда» и, наконец, выравнивается с помощью девятилетней скользящей средней. Поскольку устраняемый «вековой тренд» описывается, как правило, квадратной или даже кубической параболой и при этом данные о производстве, по признанию Кондратьева, «позволяют выявить не более чем полтора-два больших цикла», вывод о существовании длинных циклов в динамике производства вызывает естественные сомнения.

Вот, например, как выглядит график, показывающий динамику добычи угля в Англии:

Рисунок 2. Добыча угля в Англии, в тоннах на 1000 душ населения, 1855—1920 годы

Два преобразования — устранение тренда и сглаживание — позволяют полностью изменить форму кривой.

Источник: Кондратьев Н.Д. Большие циклы экономической конъюнктуры

На рис. 2 видно, что «непричёсанные» данные показывают практически постоянный и притом очень быстрый рост: за 60 лет, с 1855 по 1915 год, англичане почти утроили добычу угля на душу населения. Однако Кондратьеву надо показать, что с 1855-го по 1873-й и с 1896-го по 1915-й имела место повышательная фаза, а с 1873-го по 1896-й — понижательная. Средняя диаграмма показывает, что останется от данных, если «устранить тренд» (выраженный некой нелинейной функцией, формула которой неизвестна), а на нижней график, подвергшийся ещё и сглаживанию по методу скользящей средней, превращается… превращается в элегантную синусоиду.

По сути дела, все эти статистические упражнения призваны затушевать тот широко известный факт, что в периоды 1814—1849 и 1873—1896 годов одновременно с общим понижением цен происходил бурный рост производства и потребления всех основных товаров, имел место значительный технический прогресс и реальные доходы на душу населения возрастали одновременно с численностью населения. Этот факт неприятен и для марксистов, верующих в «относительное и абсолютное обнищание рабочего класса при капитализме», и для современных кейнсианцев с неоклассиками, для которых <дефляция немногим лучше чумы >. Однако он имел место. Более того, именно такая динамика является нормальной для классического либерального капитализма образца XIX века, а периоды повышения цен объясняются внешними факторами — сериями больших европейских войн (в 1792—1815, в 1848—1871 и 1914—1920 годах) и крупными открытиями месторождений золота (в Калифорнии и Австралии около 1850 года, на Аляске около 1897 года). Концепция Валлерстайна, в которой экономический рост невозможен без повышения цен, в этом месте сильно спотыкается.

Как периферия объела центр

Седьмая проблема в том, что Валлерстайн считает экономический подъём азиатских стран угрозой капиталистическому миропорядку. Он «ещё сильнее подрывает капиталистическую систему, резко увеличивая число людей, среди которых распределяется добавленная стоимость». Похоже, теоретик миросистемного подхода считает «добавленную стоимость» величиной, которая по мере экономического подъёма не возрастает или в рост которой азиатские страны не вносят вклада. Но если это так, то надо признать, что производство конкурентоспособных товаров массового спроса ни к добавленной стоимости, ни к прибыли, ни к увеличению богатства отношения не имеет. Либо азиатские страны разбогатели за счёт того, что подняли производительность труда, либо они остались такими же непроизводительными, как раньше, но ухитрились с помощью каких-то спекуляций отнять у развитых стран часть присвоенной ими добавленной стоимости.

Первая версия звучит разумно, а вторая абсурдно, но обе они несовместимы с ключевой валлерстайновской концепцией «периферии» — множества отсталых стран, не способных вырваться из ловушки бедности, так как в рамках международного разделения труда в капиталистической миросистеме они оказываются жертвами «неэквивалентного обмена» и обречены производить самые дешёвые и всё более дешевеющие товары. Стремительный рост благосостояния множества бедных стран (особенно на фоне стагнации некоторых богатых) разительно противоречит этой теории. Для страны, которая действительно развивается, структура её экспорта помехой быть не может. Ведь при высокой норме сбережений и относительно стабильных правилах игры, разрешающих предпринимательство и частные инвестиции, бедные страны могут быстро накапливать капитал. В результате они будут постепенно менять свою специализацию на мировом рынке, переориентируясь с трудоёмких на относительно более капиталоёмкие производства. Сегодня, когда на улице уже встречаются даже китайские и индийские автомобили, это должно быть очевидно.

На фоне названных проблем разнообразные фактические неточности в статье Валлерстайна кажутся уже мелочами. Хотя некоторые из них поражают. Как можно утверждать, что Нидерланды в середине XVII века достигли мировой гегемонии и начали навязывать всем остальным странам стабильный миропорядок? Тогдашние Нидерланды, безусловно, могли считаться великой державой, но отнюдь не силой, доминирующей над всеми остальными. Известно, что в 1664 году одна из лучших голландских колоний, Новый Амстердам, была захвачена англичанами и переименована в Нью-Йорк. В 1672 году армия Людовика XIV победоносно прошлась по Нидерландам, оккупировав полстраны и вызвав в ней большую внутреннюю смуту, в ходе которой глава правительства Ян де Витт и его брат были растерзаны разъярённой толпой. Мыслимы ли подобные события в настоящих державах-гегемонах, например в Британии середины XIX или США середины ХХ века?

Странно выглядит и утверждение о «мировой революции 1968 года», которая якобы «добилась колоссального политического успеха». Политическая революция с победителями и побеждёнными — а Валлерстайн говорит именно о такой — подразумевает смену власти. В какой стране в 1968 году поменялась власть? Разве что в Чехословакии. А также в США, где в президенты был избран Ричард Никсон. Но победу Никсона над демократами и торжество Брежнева над Пражской весной вряд ли можно считать политическим успехом тех сил, которые захватывали Сорбонну и устраивали антивоенные митинги в Америке.

Трудно согласиться и с утверждением, что распад советского блока и крах СССР в 1989—1991 годах были кульминацией «наступления правых», которые стремились «сократить все основные издержки производства, демонтировать государство социального обеспечения во всех его разновидностях». Какая может быть связь между «антисоциальной» политикой западных правых и крушением советской системы? СССР рухнул из-за того, что Тэтчер и Рейган снизили в своих странах какие-то виды социальных расходов? Или это они навязали всем убеждение, что в Советском Союзе застой? Валлерстайну следовало бы поподробнее рассказать об этом, раз уж он пишет для российской аудитории и выступает перед ней.

Что же мы видим в итоге? У концепции Валлерстайна столько проблем, что она скорее вносит путаницу, чем что-то объясняет. Она плохо согласуется с фактами, и в ней есть внутренние логические противоречия. Её ключевые понятия определены нечётко, а основные выводы и предсказания сформулированы расплывчато. Она ясна и последовательна только в том смысле, что однозначно связана с левой, марксистской, социалистической идеологией. Эта концепция осуждает свободный рынок и сулит крах любому обществу, которое попытается хотя бы в малой степени опереться на частное предпринимательство, конкуренцию и экономический либерализм. При этом Валлерстайн не уточняет, какой конкретной разновидности социализма он симпатизирует, — возможно, изложив свою положительную программу, он оттолкнул бы от себя часть аудитории. Споры внутри социалистического лагеря редко кончаются чем-то хорошим, а вот невнятные предвестия о крушении глобальной миросистемы вполне способны снискать признание у всех, кто недоволен существующим раскладом вещей.




ОТПРАВИТЬ:       



 






Пчелиный апокалипсис

Современное сельхозпроизводство в стране как гонка вредителей

Лето 2019 года, без сомнения, станет черной страницей в истории российского пчеловодства – вроде «павловской реформы» в экономике или «черного августа» 1998-го. Массовая гибель пчел происходит сразу во многих регионах страны: Брянской, Воронежской, Липецкой, Московской, Нижегородской, Рязанской, Ростовской, Саратовской, Смоленской, Томской областях, в Мордовии, Башкирии и Татарстане. Вымирают пчелы и на Кубани, в Алтайском и Ставропольском краях. Ущерб от бедствия, по некоторым оценкам, может достичь триллиона рублей, а экологические последствия вполне можно называть катастрофой.

02.08.2019 18:00, Виктория Фоменко


Десять видов одинаковых вешалок

Как избыточное разнообразие товаров сбивает нас с толку

Каждый год производится слишком много вещей. Человеческий мозг не может справиться с изобилием выбора.

31.05.2019 13:00, Анна Самойдюк


Страдает ли российская экономика от майских праздников

Отвечают экономисты

Всякий раз, когда в России наступают длинные праздники, возникают неминуемые споры о том, не вредят ли они экономике. Rusbase узнал у экономистов и политологов, оправданы ли эти опасения.

12.05.2019 13:00, Наталья Бархатова, rb.ru


Денег нет, но вы держитесь

Что «Гарри Поттер», «Унесенные ветром» и «Крестный отец» могут рассказать об экономике

Как не потерять веру в себя, когда оказался в безвыходной финансовой ситуации и костлявая рука бедности ласково сжимает твою шею?

04.05.2019 13:00, Диана Чанкселиани, alpinabook.ru


Некогда отдыхать

Почему в мире становится все больше бесполезной работы?

В Средневековье праздники занимали не меньше трети года, а крестьяне трудились, только чтобы прокормиться. Но, как пишет нидерландский писатель и философ Рутгер Брегман, вместе с экономическим ростом повысился и уровень потребления, в результате отдых стал слишком дорого стоить, а люди работают все безудержнее. Хотя еще Кейнс предполагал, что в 2030 году на работу надо будет тратить не больше 15 часов в неделю.

28.02.2019 13:00, Катя Прокудина, theoryandpractice.ru


Если ты не идёшь к государству, государство приходит к тебе

Задержан Майкл Калви, глава и основатель фонда Baring Vostok

Задержание Майкла Калви, главы и основателя фонда Baring Vostok, — безусловно, позор для всего финансового и инвестиционного рынка России. Для тех, кто не в теме, нужно сказать пару слов, кто такой Майкл Калви и его фонд. Он приехал в Россию еще молодым, в начале 90-х, работая в иностранном банке, и стоял у самых истоков формирования российского финансового рынка, когда только начали появляться первые частные компании и вообще рынок акций в России.

16.02.2019 17:00, Сергей Васильев, facebook.com/sergey.vasiliev.106


Откуда взялся Брекзит

Письмо Марату Гельману

Один мой добрый знакомый (Марат Гельман) попросил меня написать текст о том, в чем смысл Брекзита и какие риски, связанные с выходом Британии из Евросоюза. Получилось не коротко, но постарался поделиться максимально просто своими соображениями с людьми, не слишком знакомыми с темой.

21.01.2019 16:00, Игорь Цуканов, Марат Гельман, facebook.com/marat.guelman


Брал деньги — обогащал бюджет

Как Алексей Кузнецов помог увеличить бюджет Московской области

3 января состоялась экстрадиция экс-министра финансов Московской области Алексея Кузнецова из Франции. В 2010 году он был объявлен в федеральный розыск по обвинению в мошенничестве, растрате бюджета, легализации имущества, приобретенного в результате совершенных преступлений. В 2013 году Кузнецов был задержан на курорте Сан-Тропе во Франции. Сергей Васильев вспоминает, благодаря чему Алексею Кузнецову удалось заработать крупные суммы денег и почему от его махинаций «выиграл» бюджет Московской области.

05.01.2019 20:29, Сергей Васильев, facebook.com/sergey.vasiliev.106


Что изменится для бизнеса в 2019 году

10 законов и указов

С 1 января 2019 года в России вступает в силу ряд новых законов. Rusbase собрал самые значимые изменения, касающиеся налогов, аудита, страхования вкладов, регистрации юрлиц и ИП.

03.01.2019 13:50, Анна Оленькова


Почему богатые и бедные воспринимают мир по-разному

Как работа наших зеркальных нейронов зависит от денег

Наша способность замечать окружающих и сочувствовать другим напрямую зависит от того, сколько у нас денег и к какому социальному классу мы относимся, считают ученые. Сайт Science of Us, опираясь на научные эксперименты, рассказал, чем богатые отличаются от бедных.

18.10.2018 13:00, Ksenia Donskaya, theoryandpractice.ru






 

Новости

Открылся опытный солнечный завод по производству синтетического топлива
Исследователи из Швейцарской высшей технической школы Цюриха открыли в Испании экспериментальный завод по производству синтетического топлива, реакторы которого полностью работают на солнечной энергии. Согласно сообщению проекта Sun-To-Liquid, в рамках которого и было построено предприятие, комплекс уже успешно произвел первые литры синтетического авиакеросина.
Минэкономразвития назвало причины снижения доходов россиян в 2018 году
В числе негативных факторов в ведомстве назвали падение доходов от банковских депозитов, увеличение налогов на недвижимость и рост платежей по ипотечным кредитам.
Банк России поднял курс евро почти на 5 рублей
Центральный банк России установил на среду, 11 апреля, курс евро на уровне 76,85 рубля, что на 4,97 рубля больше, чем во вторник, 10 апреля.
Россельхознадзор запретил ввоз молока из Белоруссии
Россельхознадзор с 26 февраля запрещает поставки в Россию молока и молочной продукции из Белоруссии.
В Белоруссии разрешили прокат фильма «Смерть Сталина»
Министерство культуры Белоруссии разрешило показывать в кинотеатрах фильм «Смерть Сталина», чей прокат в стране отложили после запрета киноленты в России, сообщает TUT.BY в понедельник, 5 февраля.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.