Подписаться на обновления
16 январяСреда

usd цб 67.0820

eur цб 76.9498

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
theoryandpractice.ru   вторник, 19 апреля 2016 года, 13:00

Немодная аудитория
Мэри Джейн Джейкоб о лицемерии музеев


International Exhibition of Calligraphy
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Современный художественный музей (в том числе в России) претендует на инклюзивность: он привлекает широкую аудиторию, используя альтернативные выставочные площадки, имена суперзвезд актуального искусства и приятные дополнения в виде кафе или столов для пинг-понга.

Но готов ли он отказаться от критериев экспертного знания и эстетических предпочтений своих попечителей? Открыт ли он новой социальной повестке и готов уравнять в правах широкую аудиторию с профессионалами? Не является ли это способом колонизировать новую аудиторию? T&P вместе с фондом V-A-C публикует второй перевод текста «Немодная аудитория» (1995) легендарного куратора Мэри Джейн Джейкоб об искусстве, которое создается для зрителей, а не для институций.

Мир современного искусства занят в основном производством (художников и произведений искусства) и распространением (посредством музеев, галерей и публикаций) современного искусства. Посредниками между произведениями и аудиторией обычно становятся профессионалы, которым отводят роль просветителей, а искусство воспринимается должным образом лишь тогда, когда произведения выставляются в специально отведенных местах. В том, что зритель неспособен понять или оценить произведение искусства, зачастую винят недостаточную осведомленность аудитории, отсутствие экспликаций в музеях и, реже, низкое качество художественных работ. Эта пропасть между искусством и его аудиторией особенно ощутима в случае паблик-арта, потому что именно на улице, как полагают критики, произведение искусства встречается с неподготовленной и не заинтересованной [в нем] широкой публикой.

Но что, если аудитория (в том, что она из себя представляет и какими могут быть ее отношения с произведением) являлась главной целью художественного производства и — вопреки идее самовыражения, характерной для западного модернистского искусства, — учитывалась при замысле? Что, если место искусства в мире определялось задачей эффективного вовлечения аудитории?

Кто определяет значимость современного искусства?

Место [произведения в традиции] западного искусства XX века зависело от степени его авангардности — т. е. новаторства и разрыва с традицией. Иногда авангард определяют политически — как революционный прорыв; а иногда понимают исключительно как обновление стиля. Музеи современного искусства, гоняющиеся за всем новым, стали восприниматься как авангардные институции. Но, как и все музеи, они основаны на принципах экспертного знания, ведущих свое происхождение из XVIII века.

Несмотря на мятежный дух, отличающий искусство XX века, музеи вместе с художественным истеблишментом остаются арбитрами стиля, а среди критериев для определения значимости искусства преобладают «музейные стандарты». Чтобы установить ценность произведения, музей выясняет его авторство, приписывает к тому или иному жанру, оценивает согласно иерархии выразительных средств, выявляет качество, определяет его место в истории искусства, а также выставляет, интерпретирует и публикует [его репродукции] в монографиях или тематических сборниках.

Музейную аудиторию обычно считают саморефлексивной. Аудитория искусства — это те, кто приходит в музей, и потому вопрос аудитории — это вопрос посещаемости. Сегодня от музея требуют подстраиваться под аудиторию, становиться доступнее, предоставлять учебные материалы и проводить образовательные программы. Также он обязан расширять свою деятельность и, помимо хранения и демонстрации [произведений] культуры, теперь еще и формировать сообщество. Но, несмотря на это, определение и понимание аудитории по-прежнему привязано к правилам самих институций. В 70-е и 80-е годы аудитория расширялась за счет членских привилегий или же открытия музейных магазинов и кафе: музеи старались привлечь зрителей в качестве постоянных посетителей или покупателей, для которых создавались специальные условия. К концу последнего десятилетия возросло внимание к мультикультурализму, и деятельность [музеев] сместилась в сторону образовательных и социально ориентированных программ. Однако музеи не стремились установить новые связи, основанные на продолжительном глубоком взаимодействии и взаимном уважении, а скорее хотели «колонизовать» новые сообщества и людей, чтобы включить их в число посетителей.

Но ведь искусство появилось задолго до музеев. А тот факт, что именно художественные институции определяют, что является искусством или, во всяком случае, значимым искусством, — это относительно новое явление нашей культуры. Наделенные властью, музеи различили высокое и низкое искусство; они установили, какое из них обладает ценностью для истории современного искусства, и противопоставили ему популярные виды искусства. Таким образом, формы культурного выражения, которые не были одобрены музеем, обесценились. Этот принцип разделения и классификации насквозь пронизывает институт покровителей, попечителей, членской системы, закрытых мероприятий и т. д., структура которого носит классовый характер. Поэтому, когда представители сообщества призывают преобразовать [музейную] систему, чтобы открыть искусство для новой аудитории, их воспринимают в штыки, а музейные коллекции, оборудование, выставки, программы, персонал и попечители остаются неизменными. Перемены ограничиваются символической репрезентацией и теми или иными временными тенденциями. Другими словами, реформаторы обнаруживают, что по сути своей художественные институции не готовы принять новую социальную повестку.

Так что художественные музеи — это не самое подходящее место для формирования новой, более разнообразной аудитории современного искусства. Вместо этого мы можем изобрести новые содержательные формы взаимодействия с расширившейся аудиторией, используя институции лишь в качестве отправной точки. Пространства, не имеющие отношения к миру искусства, точно так же, если не больше, подходят для некоторых важнейших художественных высказываний в рамках современной мысли.

Зачем выносить произведение искусства «на публику»?

Художник, сознательно решивший выйти за пределы музея, обретает пугающую свободу от иерархий и определений, навязанных традиционными художественными институциями. Расширение границ, которое делает искусство авангардным, художники предпринимали еще в начале века, но в 70-е годы эти границы были расширены до предела: произведения коллективные или же анонимные; процессуальное искусство, существующее в определенных временных рамках; искусство, использующее нетрадиционные выразительные средства; искусство, которое смыкается с другими сферами (например, наукой) или с самой повседневностью; искусство, в котором ценится переживаемый опыт; искусство, оцениваемое на основании незападных и недавно возникших критериев; искусство, открытое для интерпретации и уравнивающее в правах широкую аудиторию с профессионалами; искусство, дискурс которого формируют не художественные журналы и каталоги выставок, а средства массовой информации.

Основания этих изменений, которые можно обнаружить в художественной практике последних 25 лет, имеют несколько источников. Некоторые художники намеревались приблизить свои работы к самой жизни вплоть до полной неотличимости. Включенное в повседневную действительность произведение легче принять за часть окружающей среды, чем за предмет искусства. Для художников с более четким пониманием социальной и политической повестки вынесенное в реальный мир искусство, понимаемое как площадка для диалога или социального активизма, усиливает свою власть и действенность. Чтобы сохранять независимую художественную или политически-революционную позицию, необходимо было находиться вне институции. Политически ангажированные художники — в особенности те, кому приходилось отстаивать свое место в мире искусства из-за этнической принадлежности, расы, гендера или сексуальных предпочтений, — выдворенные за пределы художественных институций, изначально вынуждены были работать за их пределами. Они использовали публичность как средство для открытого обсуждения личных вопросов.

Но и художественные музеи к 1980-м годам тоже начали выходить на альтернативные, внемузейные площадки, которые давали дополнительное выставочное пространство и привлекали внимание. Многие специализированные выставки открывались в подобных местах, чтобы поместить искусство в необходимый для понимания контекст. Идея заказывать новые работы специально для сайт-специфических выставок отвечает современным практикам паблик-арта, а не привычным кураторским практикам, основанным на экспертизе. Тем не менее, такие выставки необязательно становятся паблик-артом. По сути своей это музейные выставки вне стен музея; они могут быть доступны для публики, но лишь изредка стремятся привлечь аудиторию, незнакомую с представленными художниками. Вместо этого они адресованы новому клану арт-туристов, появившемуся в 80-е годы, когда стали популярны заграничные путешествия.

«Новый паблик-арт», который вышел на первый план в 90-е, на самом деле не так уж и нов. Скорее, использование паблик-арта как жанра сделало искусство различных политических направлений (такое как феминистский перформанс или инсталляции чикано) более удобоваримым. Тем не менее возросший интерес к паблик-арту, затрагивающему социальные проблемы, бросается в глаза. Пусть такое искусство и не полностью принято художественным истеблишментом, его время пришло. Творчество этой быстро растущей группы художников может варьироваться от выражения идентичности (что само по себе может быть политическим действием) до искусства как социальной критики или искусства как инструмента преобразований. Последняя категория охватывает три вида работ. Первый вид — это знаковые предметы или действия, которые воплощают социальные проблемы или предъявляют политическую позицию и, благодаря своему присутствию в общественном пространстве, способствуют изменениям. Второй вид включает вспомогательные произведения, задуманные и созданные художниками, чтобы люди могли установить связь друг с другом и в итоге вернуться обратно к реальной социальной системе. Например, социальная реклама, приносящая пользу отдельным группам людей, или же экономические схемы, полезные для общего дела. Произведения третьего типа подразумевают участие: задумка, а порой и ее реализация — плод коллективного творчества. Такие произведения положительно воздействуют на жизнь всех участников (от производителей до сторонников) или же помогают решить социальные проблемы.

Чтобы такое искусство обрело смысл, его необходимо выносить на публику. Это не искусство для общественных пространств, а искусство, затрагивающее социальные проблемы. Оно построено на реальном и глубоком взаимодействии с представителями общественности (обычно принадлежащими к какому-то определенному кругу), а не с теми, кто отождествляет себя с миром искусства. Оно адресовано тем, для кого предмет этого искусства уже является насущнейшим вопросом. Такое произведение имеет дело прежде всего с аудиторией: с самого начала художник вовлекает людей, заново определяя отношения между художником и аудиторией, а также между аудиторией и произведением искусства. Такое произведение не занимает господствующей позиции и не удаляется от аудитории, что было свойственно западному искусству XX века. Оно воссоединяет общество и культуру и признает, что искусство создается для зрителей, а не для институций.

Восприятие «нового паблик-арта»

Внутренняя динамика мира искусства обусловлена конфликтом между критическим и культурным истеблишментом, обесценивающим альтернативное искусство, и создателями и сторонниками такого искусства, которые требуют его признания и переоценки. На протяжении последних десятилетий мы могли наблюдать борьбу за так называемые «ремесленные медиумы» (глину, стекло и текстиль), так называемые «новые жанры» (видео, перформанс и инсталляцию), так называемых региональных художников (т. е. проживающих за пределами Нью-Йорка), за произведения так называемых меньшинств (женщин, афроамериканцев, латиноамериканцев, представителей коренного населения Америки), а также за произведения иностранцев: начиная с 1980 года немецких и итальянских художников, затем — французских, испанских и британских, а потом — голландских, японских и бразильских. Этот список будет расти, пока остальные страны в погоне за культурным и экономическим статусом будут пытаться доказать, что их работы по праву являются частью современной художественной жизни.

Самый последний пример «искусства вне мейнстрима», которое борется за признание, — это новый, адресованный сообществу паблик-арт. Его одновременно превозносят как «новое» и проклинают как «неискусство». Его то игнорируют, то продвигают, то предлагают в качестве новинки — нового авангарда, — то, наоборот, считают эстетически неинтересным.

Альтернативное искусство поначалу неизбежно попадает под подозрение или сталкивается с критикой. Затем в нем выделяют и продвигают звезд, показывая, что и эта область принята художественным сообществом в качестве «нового стиля». Но не совсем ясно, действительно ли властные отношения, которые так долго утверждали превосходство белых американских или европейских мужчин, изменились, отвечая на вышеупомянутые тенденции и включение в современную историю искусства Роберта Арнесона, Дэйла Чихули, Магдалены Абаканович (скульпторов, работающих соответственно с глиной, стеклом и текстилем), Нам Джун Пайка, Лори Андерсон, Энн Гамильтон (которые работают с видео, перформансом и инсталляцией), Сиа Армаджани или Джеймса Серлса (из Миннеаполиса и Техаса, удаленных от Нью-Йорка), Сьюзан Ротенберг, Дэвида Хэммонса, Гильермо Гомеc-Пенья, Джимми Дюрэма (которые преодолевают гендерные, расовые или этнические ограничения) или же Ясумасы Моримуры, Сильдо Мейрелеса и многих европейцев, нарушавших гегемонию США на послевоенной художественной сцене. Возможно, мы просто включили в академическое искусство нескольких «других» групп? Может быть, ничего на самом деле не изменилось? Будет ли новый паблик-арт ассимилирован таким образом, что некоторые художники взойдут на вершину, а другие померкнут, когда движение пойдет на спад. Или же такие работы принципиально отличаются чем-то — тем, что они адресованы сообществу, социальным содержанием, политической стратегией, — что не даст повторить тот же путь? Поможет ли это отличие [паблик-арту] выйти за рамки мейнстрима?

В художественном сообществе распространено мнение, что такие работы привлекают слишком много внимания. Искусство должно «говорить от себя», зачем художнику объяснять его? Искусство должно быть, прежде всего, визуальным. Где же здесь искусство, если произведение смешивает различные медиумы, по форме похоже на популярное искусство или же вовлекает и организует сообщество? Может быть, это просто социальная работа? Художник кооптирован или же скомпрометирован; это произведение не художника, а сообщества, так что это не искусство. (Интересно, что вопросы авторства, поднятые апроприирующим искусством, не повлияли на статус или цену произведений Шерри Левин или Джеффа Кунса.)

Как и попытка заставить музеи расширить свою аудиторию, новое искусство вызвало испуг и негодование в художественной среде, ведь чтобы обращаться к непосвященной аудитории и привлекать ее, необходимо снизить качество искусства. Например, считается, что такая аудитория, не знающая истории искусства, не сможет понять публичные проекты концептуального направления. По этой же причине те проекты паблик-арта, которые ценят местные зрители, или, если хотите, люди с улицы, якобы не могут заинтересовать тех, кто живет в другом месте или отличается по своему социальному происхождению, — а значит такое искусство не будет обладать универсальностью или же иметь эстетическую ценность.

По иронии, новому авангардному паблик-арту — одновременно стилистически новаторскому и политически прогрессивному — сложно завоевать признание среди изданий и институций, связанных с миром искусства. Его отвергают, потому что он идет вразрез с идеологией художественного истеблишмента, основанной на коллекционировании и частной оценке предмета. Его связь с действительностью (а не просто с искусством), функциональность (а не просто эстетический опыт), временный характер (а не непреходящая ценность, которая позволяет сделать произведение предметом коллекционирования), общественные цели и проблемы, расположение в общественном пространстве, инклюзивность (выходящая за рамки заранее известной аудитории посетителей музеев) и вовлечение публики в качестве активных зрителей, участников, соавторов и совладельцев — все это кажется оскорбительным. Более того, поскольку многие художники начинали работать в этом жанре, чтобы откликнуться на актуальные проблемы городов и сообществ, адресованные аудитории работы критиковали за то, что они слишком модные, «благотворительные» и приспособленческие и используют в своих интересах государственный и спонсорский бюджет.

Изменяя художественную практику

Когда художник придумывает программу контекстуализации или произведение искусства или когда художественные стратегии цепляют аудиторию, возникают новые представления о цели образования и о произведении искусства как некоторой тотальности. Понять такое произведение означает признать, что процесс [создания] и вся связанная с ним деятельность важны для такого искусства и даже являются его частью. Это не просто готовый продукт или предмет, для которого все остальное — подготовительные действия. Чтобы проводить такую трудоемкую и отнимающую много времени междисциплинарную работу, мы должны пересмотреть общепринятые определения художника, куратора, критика, художественных институций и общества. Но это ставит под угрозу привычную деятельность таких институций и профессиональную идентичность многих представителей мира искусства.

Сегодня многие художники, готовые перестроить, переизобрести или же излечить общество, начали вдобавок изменять культурные институции. Создание выставок — это способ заявить об искусстве как о социальной критике. Выставки, созданные художниками, размывали традиционное разделение ролей: от коллектива «Group Material», который размещал чужие работы согласно политическим темам, до выставок «Incest Awareness Project», привлекающих художников наравне с социологами и активистами; от переоформления существующих музейных коллекций Фредом Уилсоном до кураторских проектов Бетти-Сью Херц с произведениями аборигенов, в которых можно проследить параллели с актуальными темами художественного дискурса. Более того, художникам пришлось научиться искать финансирование, организовывать сообщества, управлять сложной логистикой — и приобрести множество других навыков, прежде считавшихся антихудожественными. Это позволило им за пределами социальных или культурных систем создавать произведения искусства, которые в экспериментальной форме объединяли бы социальные группы и проблемы.

Теперь кураторы проникли в те сферы, которые прежде были исключительно владениями художников, и участвуют в создании произведений искусства, разработке концепций и их реализации. Когда искусство покидает мастерские и устанавливает диалог между сообществами или институциями, когда оно обязано реагировать на социальную динамику и учитывать чужие потребности, когда оно делается по своей природе коллективным или же опирается на экспертное знание других сфер, оно становится протекающим и незавершенным процессом. Новый паблик-арт открыт к общению и взаимодействию с другими. Здесь важна роль куратора: в разное время он может становиться то клиентом, то экспертом; то источником информации, то исследователем; то советчиком, то другом; он также может быть соавтором в административной или художественной сфере, участником или организатором выставки, наставником, экскурсоводом или же переводчиком. Куратор участвует в творческом процессе — либо непосредственно, либо придумывая и развивая экспериментальные и новаторские подходы к созданию искусства. Сложившийся альянс между художником и куратором оказывается плодотворным и даже необходимым для создания сложных многогранных произведений; вдобавок он помогает преодолеть материально-технические и политические препятствия, затрудняющие создание искусства. Пока представители художественного истеблишмента сбиты с толку, не проявляют большого интереса или же настроены враждебно, социальные институты открыты для художников, которые успешно вкладывают энергию в их кампании.

Однако самое главное — это изменение аудитории современного искусства. Что происходит, когда большая часть аудитории не имеет художественного образования и ни с финансовой, ни с социальной точки зрения не может покровительствовать миру искусства? Что происходит, когда самый глубокий и «привилегированный» опыт созерцания искусства больше не зарезервирован для людей, обладающих состоянием или репутацией, но становится доступен любому, кого волнуют те или иные проблемы и кто хочет принять участие?

В 70-е годы мы стремились расширить представления о художнике и уничтожить рамки национальности, этнической принадлежности, гендера и сексуальной ориентации, в 80-е начали проводить выставки во всех альтернативных пространствах, которые только можно себе представить. Сейчас, в 90-е, мы боремся за расширение аудитории современного искусства.

С появлением нового паблик-арта традиционная аудитория искусства изменилась в нескольких отношениях: на ней сосредоточилось художественное производство, и ее интересы и проблемы стали темой художественной рефлексии; критический взгляд зрителей, реагирующих на произведение, стал определять его успех, т. е. его качество; аудитория начала играть разнообразные и более активные роли. На самом деле тот факт, что аудитория участвует в создании паблик-арта, делает произведение актуальным для сообщества: не потому что это продвигает паблик-арт в массы, как обычно считают, но потому что позволяет искусству влиять на жизнь внутри сообщества и за его пределами.

Произведения паблик-арта, порожденные самой аудиторией и отвечающие на ее запросы, кажутся истеблишменту мира искусства недостаточно изысканными. С точки зрения мейнстрима, вовлечение аудитории и доступность произведения искусства для тех, кто находится на периферии общества, ограничивают авангардность или современность произведения искусства. Оно уже не так подходит для [показа] другой аудитории — не специальной или локальной, но аудитории мира искусства. Возможно, паблик-арт бросает вызов художественной системе, именно потому что по своей природе он никого не исключает. Возможно, художественный мир привязан к традиционному искусству из-за его утонченности и удаленности от повседневности и от обычных зрителей. Увеличение количества проектов на темы, важные для маргинальных групп (женщин, молодежи, низших классов), может выглядеть ограничением (как жест обратной дискриминации) или же эксплуатацией и романтизацией проблем сообщества. На это можно возразить, что затронутые темы, которые мы каждый день встречаем в газетах, важны не только для того или иного сообщества — они влияют на всех нас и значимы для каждого.

В феврале 2015 года фонд V-A-C запустил новую программу по реализации художественных проектов в городской среде Москвы «Расширение пространства. Художественные практики в городской среде», направленную на распознавание точек взаимного интереса искусства и города, а также исследование способов их взаимодействия, адекватных социальной и культурной жизни Москвы. Одна из важнейших задач проекта — стимулирование общественной и профессиональной дискуссии о роли и возможностях паблик-арта в современной московской среде. В рамках совместного сотрудничества с фондом V-A-C «Теории и практики» подготовили серию теоретических текстов о паблик-арте и интервью с ведущими специалистами в сфере искусства в городской среде, которые делятся с читателями своими идеями о будущем паблик-арта.

Художники выбирали определенные темы, занимали общественные пространства или вовлекали людей, не связанных с искусством, поражая их до глубины души. Но по мере того как художники привлекали аудиторию, которая не посещает художественные институции, они лишились представителей мира искусства. Аудитория не расширилась, а поменялась. На самом деле новаторство паблик-арта заключается именно в том, что он меняет состав аудитории и делает ее главной творческой силой искусства.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



История любви в картинах

Пабло Пикассо и Ольга Хохлова

О первой жене Пабло Пикассо как-то не принято хорошо отзываться. Ольгу Хохлову откровенно недолюбливали многие друзья художника. Да и сам он не скупился на нелестные оценки. А биографы Пикассо, по сути знавшие о ней только с его слов, редко удостаивали Ольгу серьезным вниманием. Была балериной, вышла замуж, родила сына, сошла с ума. Но чем эта женщина так привлекла Пикассо? Была ли их семейная жизнь несчастливой с самого начала? И как чувствовала себя Ольга, перед глазами которой сменялись любовницы Пабло, в то время как она оставалась его законной женой до конца своих дней?

15.01.2019 19:00, Евгения Сидельникова, artchive.ru


7 лучших фильмов с неожиданной развязкой

Картины, которые держат в напряжении до последней минуты

Такие кинокартины хочется посоветовать друзьям: захватывающий сюжет (с крайне неожиданным финалом), известные актёры и живописные сцены нравятся даже самым строгим критикам. Это фильмы, которые не подойдут для веселого вечера, но станут отличным поводом к долгой дискуссии после просмотра.

12.01.2019 19:00, fraufluger.ru


«Я никогда не слыхал от народа выражений чувств патриотизма»

Запрещённые цензурой размышления Льва Толстого о лжепатриотизме

Это фрагменты из статьи «Христианство и патриотизм», которую Толстой написал в 1893-94 гг., но из-за цензуры не смог опубликовать. Впервые в России эта статья в числе других запрещенных статей Толстого появилась лишь в 1906 г. в издании Н.Е. Фельтена, за что тот был привлечен к судебной ответственности.

09.01.2019 16:43


«Наши друзья писали всегда вдвоем»

Воспоминания современника об Ильфе и Петрове

В 1983 году посмертно были изданы «Этюды к портретам» – мемуары Виктора Ардова (1900 – 1976), в которых он делился воспоминаниями о Маяковском, Булгакове, Ахматове, Зощенко и многих других. Квартира писателя-сатирика и сценариста на Большой Ордынке была местом, знакомым каждому выдающемуся литератору тех лет. Приводим отрывок о «мышлении близнецов» Ильфа и Петрова.

08.01.2019 19:00, diletant.media


Бриллиантовая кинорука

Великий Леонид Гайдай

Его фильмы – наш с вами общий культурный код: «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Иван Васильевич меняет профессию». Мальчишка из Иркутска, сын батрака, любившего читать, Леонид Гайдай стал одним из самых кассовых режиссёров СССР и занял своё место в зале славы мирового кино.

06.01.2019 19:00, Алена Городецкая, jewish.ru


Бюджет в $200 млн, макет почти в натуральную величину и пять тонн динамита

Как снимали «Титаник»

Трагедией «Титаника» Джеймс Кэмерон заинтересовался в 1985 году, когда знаменитая экспедиция океанолога Роберта Балларда впервые обнаружила обломки корабля. Собственно, изначально режиссера увлекли только технологии исследования и съемки океанских глубин (что нашло отражение в фильме «Бездна»). Но прочитав книгу о «Титанике» исследователя Льюиса Эбернети и посмотрев классический документально-игровой фильм «Гибель „Титаника“», Кэмерон обнаружил основу для захватывающей истории. Эпический масштаб катастрофы режиссер решил совместить с любовной линией. Предлагая проект продюсерам 20th Century Fox, Кэмерон так и характеризовал будущую картину: «Ромео и Джульетта на гигантском корабле».

05.01.2019 19:00, Павел Орлов, tvkinoradio.ru


Царь Борис

К юбилею пианиста Бориса Березовского

4 января пианисту Борису Березовскому исполняется 50 лет. Юбилей — повод написать портрет всемирно известного музыканта и сказать ему добрые слова от лица коллег, родных и поклонников. От имени последних я и пишу.

04.01.2019 17:01, Лилия Ященко


Мешает ли тирания кушать оливье?

«Тирания и оливье» — у этого любимого сочетания есть глубокий и трагический подтекст в русской культуре. Мешает ли тираническая власть наслаждаться дарами личной свободы и частного быта?

02.01.2019 19:00, Михаил Эпштейн


Выключить Женю Лукашина

В этом фильме есть все, из чего состоит «любовь по-русски»

В этом фильме есть все, из чего состоит «любовь по-русски»: и взрослый мужик, который, споткнувшись о собственные штаны на пути в сортир, зовет на помощь маму; и женщина, которой несколько лет пудрят мозги, а в новогоднюю ночь наконец бросают; и другая женщина, которая две серии подряд целуется с дышащим перегаром гражданином, а потом едет за ним в другой город, хотя никто ее не звал; и будущая свекровь, которая, глядя на все это безобразие, говорит, поджав губы: «Поживем – увидим». Наше, наше кино!

02.01.2019 03:26, Наталья Радулова


Фильмы для новогоднего настроения

Волшебные истории Нового года

Список новогодних и рождественских фильмов с добрыми чудесами, которые идеально подходят для создания праздничной атмосферы. Без некоторых из этих кинолент уже нельзя представить зимние праздники.

30.12.2018 19:00, cameralabs.org






 

Новости

Тысячи произведений искусства перешли в общественное достояние
Ежегодно 1 января в мире отмечается День общественного достояния.
Список дня: 13 рождественских фильмов для тех, кто ненавидит рождественские фильмы
Издание IndieWire составило список из 13 рождественских фильмов для тех, кто ненавидит классические рождественские фильмы. «Мы позаботились о тех, кому нужна другая атмосфера, чтобы проникнуться духом праздника», — пишут критики.
Космическое Рождество с Doping-Pong в Санкт-Петербурге
Cosmic Christmas — именно так назывался таинственный трек самого психоделического альбома группы Rolling Stones, вышедшего зимой 1967 года. И космического новогоднего праздника желает арт-группа Doping-Pong своей публике, которая придет на их выставку в Санкт-Петербурге на рождественских каникулах. На втором этаже Планетария № 1, расположенного в круглой башне из красного кирпича, в старинном здании крупнейшего газгольдера России на Набережной Обводного канала, д. 74, лит. Ц, арт-группа Doping-Pong открыла персональную выставку, посвящённую космосу, которая продлится до 20 января 2019 года.
Съемки новой картины Никиты Михалкова начнутся в 2019 году
Кинокомпания «Золотой Орел» приступила к созданию новой картины режиссера Никиты Михалкова «Шоколадный револьвер». Сценарий картины написан в жанре «современной драмы». Съемки будут проходить при поддержке нефтяной компании «Роснефть».
100 лучших песен года по версии The Guardian
The Guardian представила список из 100 лучших песен года, который составили музыкальные обозреватели газеты. Всего в жюри вошло 50 критиков.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.