Подписаться на обновления
27 сентябряПонедельник

usd цб 73.0081

eur цб 85.6823

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Печать  ТВ и радио  Новые медиа  Медиабизнес  Стартапы  Кризис в СМИ  Информационное право  Facebook  Живой Журнал  Экономика знания  ВКонтакте  Общественное достояние  Ноосфера 
Эндрю Маклюэн, colta.ru   суббота, 1 мая 2021 года, 15:15

Наша цель — следствия: практический Маклюэн
Лекция Эндрю Маклюэна, внука Маршалла Маклюэна, о великом теоретике медиа и о прикладной ценности его идей для нас сегодняшних


Источник: aci-iac.ca
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Андрей Мирошниченко ведет на Кольте ежемесячную колонку «The medium и the message». Ее название отсылает к знаменитой формуле канадца Маршалла Маклюэна, чьи труды легли в основу современного понимания медиа.

На этот раз Мирошниченко решил передать слово человеку, который продолжает дело Маклюэна — на семейных и общетеоретических основаниях. Это Эндрю Маклюэн, внук Маршалла.

Эндрю выступил в конце прошлого года с лекцией по зуму для московской аудитории. Мы публикуем ее в переводе и с примечаниями Мирошниченко и с его коротким вступлением.

* * *

«Возможно, западный человек просто не был готов к внезапной капитуляции природы после того, как в 1957 году был запущен спутник. После того, как сама планета оказалась внутри пространства, созданного человеком, природа должна сдаться технологиям [1] и экологии».

Маршалл Маклюэн,

из письма к Маргарет Этвуд от 22 ноября 1972 года

В этой лекции Эндрю Маклюэн рассказывает об истоках мировоззрения своего деда — Маршалла Маклюэна.

Эндрю живет в окрестностях городка Пиктон, в двух часах езды от Торонто. У него небольшая мебельная мастерская, но последние годы значительную часть времени он уделял своему отцу Эрику, сыну и соавтору Маршалла Маклюэна, сопровождая его на научных симпозиумах по всему миру. Эрик был видным ученым и одним из лидеров целого направления — медиаэкологии.

После смерти Эрика в 2018 году Эндрю подхватил семейное дело Маклюэнов. Он возглавляет Институт Маклюэна, в течение многих лет разбирает и классифицирует рабочие архивы Маршалла и Эрика, выступает с образовательными и научными лекциями по теориям Маклюэна.

В конце прошлого года Эндрю прочитал лекцию для аудитории московского Центра профессионального мастерства «Медиаискусство» (при поддержке посольства Канады). Эндрю попросил меня перевести ее на русский — я не профессиональный переводчик, но он полагался на мое знание концепций Маклюэна.

Важная деталь: в английском оригинале ее заглавия «Our cause is effect» Эндрю обыгрывает понятия cause и effect, ключевые для Маклюэна и медиаэкологов. Cause означает одновременно «причина» и «благородное общее дело». Так что заглавие буквально можно прочитать и как «Наша причина — это следствие», и как «Что бы мы ни делали — это обусловлено медиаэффектом». Но, кроме того, подразумевается и своего рода девиз «Наше дело — добиться эффекта», о котором Эндрю говорит в финале лекции.

Как и его дед, Эндрю очень любит играть со словами и афоризмами, в чем можно убедиться в его твиттере.

Прежде всего

Я буду говорить о Маршалле Маклюэне, моем деде. Я также намерен говорить о моем отце [2] и о себе — как о сыне и внуке. Однажды я понял, что мои выступления все равно неизбежно воспринимаются как свидетельства с родственных позиций. И тогда я решил, что надо начинать сразу с этого и использовать как преимущество, как исходный пункт и ракурс, которого больше ни у кого нет. В этом, может быть, есть даже своя ценность.

Разные люди по-разному говорят о Маклюэне и его работах. Как однажды было замечено, «существует много Маклюэнов». Так что есть много способов подступиться к его идеям. Соответственно, я предложу «своего Маклюэна» — то понимание, которое сложилось на основе моего жизненного опыта.

Я начал работать над этой лекцией два года назад; впервые я с ней выступил в 2018 году в Мюнстере. Она называлась «Прошлое и будущее в изучении Маклюэна». Предполагалось, что та наша совместная с моим отцом поездка станет последним его публичным выступлением — он планировал не читать больше лекций, путешествия уже давались ему тяжело. Но внезапно он умер во время следующей, «второй последней», поездки, когда мы были в Колумбии в мае 2018 года. Буквально вечером накануне смерти он выступил в местном университете с речью «Медиаэкология в XXI веке», которая, на мой взгляд, стала одним из его главных достижений. Видео и текст этой речи есть в сети, если хотите, вы можете с ней ознакомиться.

Маклюэн — тогда

Наверное, наиболее емкой фразой, характеризующей метод Маршалла Маклюэна, стало его высказывание в журнале Life от 24 февраля 1966 года:

«Я не объясняю. Я исследую» [3].

Кроме того, он говорил: «У меня нет концепций, только видение/восприятие» («I don’t have concepts, only percepts») и «Вам не нравится эта идея? Что ж, у меня есть другие». Он говорил, что не видит никакого смысла в утверждениях, которые не были бы внутренне противоречивы: «Я вовсе не обязательно согласен со всем, что говорю».

Он почитал противоречия, поэтически зондировал (probes) [4] реальность, наслаждался парадоксами. В чем только его не обвиняли! Его называли технодетерминистом, агентом Ватикана [5], безответственным и поверхностным школяром. Утверждали, что он слишком много заимствовал у Джойса да и вообще был попросту ни в чем не прав.

Много лет спустя остается только удивляться, что многие из его наблюдений попали точно в цель. Вместо того чтобы быть забытым, как предрекали его критики, этот человек и его идеи оказываются крайне созвучными и сегодняшнему дню. Причина заключается в том, что, хоть он и комментировал чаще всего современные ему реалии («Я очень осторожен, — говорил он, — я предсказываю только то, что уже случилось»), за его кажущейся экстравагантностью был метод. Методы от времени становятся только лучше — в отличие от пророчеств.

Еще глубже в прошлое

Если мы заглянем еще дальше в прошедшее, мы увидим юного Маршалла Маклюэна, поступившего на механико-инженерный факультет Университета Манитобы. Это кое-что говорит об интересах человека. Практичность. В инженерной механике не так много теории, а та, что есть, носит, скорее, прикладной характер.

Где-то в конце 1960-х в коротком тексте, озаглавленном «Автобиография», он написал: «Я начал изучать инженерное дело, потому что интересовался структурой и устройством вещей» [6].

Летом после первого курса Маршалл работал в дорожно-инспекционной бригаде в северной Манитобе, в провинции, где он вырос, в самом центре Канады, — держал линейку для геодезических измерений. В его биографии говорится, что он увлекся тем летом чтением английской литературы. Могу себе представить, что комары и мошки тоже внесли в это увлечение свой вклад.

На самом деле Маршалл вырос на английской литературе и на театральном искусстве. Его мама, Элси Холл Маклюэн, была гастролирующим чтецом-декламатором. Она была довольно известна как исполнительница стихов и пьес, в которых играла всех персонажей. Отец Маршалла был агентом по недвижимости и страхованию, окружающие ценили его за чувство юмора и за умение поддержать беседу.

Я обращаюсь к ранним студенческим годам Маршалла, чтобы показать, что он был человеком, который интересовался тем, как сделаны вещи. Он был практически ориентирован. Маршалл не был склонен к философствованию.

В качестве отступления: интересно отметить, что мой отец оставил родительский дом, чтобы вступить в ВВС США, но потом все равно оказался в «семейном бизнесе», получив к этому времени уже несколько научных степеней по английской литературе. Да и сам я уклонялся от академической стези, исключая короткий период в местном колледже, где учился на журналиста, однако быстро бросил; но в конце концов и я тоже оказался вовлеченным в семейное дело. Наверное, определенные вещи происходят в судьбе с неизбежностью, как ни старайся уклониться.

Маршалл окончил Университет Манитобы со степенью в английской литературе и получил стипендию в Кембридже. Он и его друг Том Истербрук поехали туда вместе, они проделали путь через Атлантику на грузовом судне для перевозки скота. Можно себе представить, что путешествие не было приятным, но денег на лучшие условия не хватало.

Кембридж стал одним из важнейших поворотных пунктов в судьбе Маршалла.

Вот несколько цитат из сборника его литературной критики, составленного в 1969 году Юджином Макнамарой:

«Летом 1932 года я прошел пешком и проехал на велосипеде почти всю Англию, при мне была «Золотая сокровищница» Палгрейва [7]. Кембридж меня шокировал. Ричардс, Ливис, Элиот, Паунд и Джойс за несколько недель открыли мне пути для совершенно нового восприятия поэтического процесса и его роли в приспособлении читателя к современному миру. Мое изучение медиа началось именно с этого и по-прежнему остается укорененным в творчестве этих людей».

«Когда Джойс язвительно заметил в адрес одного из своих критиков: «Некоторые мои каламбуры тривиальны (trivial), а некоторые четыревиальны (quadrivial)», — он был, как всегда, точен. Когда мои критики говорят, что я слишком расплывчато-метафоричен, я на самом деле стараюсь тоже быть точным и буквальным».

«Воздействие новых медиа на наше чувственное восприятие подобно воздействию на него новой поэзии. Они меняют не наши мысли, а структуру нашего мировосприятия. Таким образом, мое юношеское увлечение романтической поэзией связано самым непосредственным образом с моим нынешним исследованием того воздействия, которое медиа оказывают на нашу личную и общественную жизнь» [8].

В «Автобиографии», про которую я уже говорил, он пишет: «Изучение литературы настроило мое восприятие действительности таким образом, что привело меня к задаче выяснить, как взаимодействуют между собой культура и технологии».

Влияние Элиота, Паунда и Джойса на Маршалла совершенно очевидно. Маршалл вполне мог бы стать видным экспертом в поэзии модернистов задолго до того, как он стал известен как теоретик коммуникаций и в конце концов как первооткрыватель медиатеории.

Он использовал их творчество и написал немало обо всех троих. (Есть даже его рукопись для целой книги об Элиоте, которая когда-нибудь увидит свет.) Любой, кто прочитает «Азбуку чтения» Паунда [9] и поздние работы Маклюэна, найдет в них много пересечений.

Джеймс Джойс, несомненно, оказал на Маршалла наибольшее влияние. Маршалл Маклюэн называл свою работу «примечаниями к Иннису» [10], но он называл ее и «прикладным Джойсом».

В самом деле, Маршалл смог бы мало что сделать, если бы он не был знаком с творчеством такого количества писателей и поэтов, произведения которых он изучал и перерабатывал. Его собственный подход был тоже поэтическим. Ни один автор у него не удостоился стольких отсылок и цитат, как Джойс, — в этом легко убедиться, открыв почти любую работу Маршалла.

В приведенных выше цитатах Маршалл упоминает — и, обратите внимание, первыми — Ричардса и Ливиса. Они оба преподавали в Кембридже в начале 1930-х, когда Маршалл там учился. Это с ними связано появление нового типа критики, который они назвали «практической критикой» (книга Ричардса с таким названием вышла в 1929 году) и который называют еще «новой критикой».

Сейчас трудно себе представить, но публикация «Практической критики» вызвала переполох. Книга оказалась скандальной. Ричардс искал свои способы для оценки литературы и предложил сконцентрироваться на ее воздействии, эффекте. Его противоречиво оцененный метод заключался в следующем: он выбрал несколько стихотворений известных и неизвестных авторов, убрал все имена и предложил читателям прокомментировать эти тексты.

Скандал был в том, что люди не смогли прийти к единодушному заключению, какие стихи хороши, а какие нет. А их комментаторами были исследователи и профессора, которые, по идее, должны были обладать выверенными суждениями и методами в оценке поэзии. Без знания читателей о том, что конкретный автор — признанный поэт, лирика видных литераторов получила невысокие оценки. С книгой Ричардса и сейчас стоит ознакомиться.

В своем исследовании Ричардс предлагает четыре категории, в которых проявляется ценность поэзии или литературы. Они были такими:

— sense — чувственное восприятие того, что было сказано или представлено;

— feeling — переживания (что мы чувствуем по этому поводу);

— tone — тональность, отношение говорящего к слушателю;

— intent — замысел автора, цель, эффект, которого он стремится достичь.

Именно этот акцент на эффекте, как я думаю, остался с Маршаллом. Маршалл взял этот принцип и сделал следующий шаг: для оценки медиа он убрал из уравнения не только автора, но и контент. Потому что, как он говорил, его интересовали «структура и устройство вещей» (structure and design). Он интересовался тем, как вещи работают, что они делают.

Некоторое время спустя в своей популярной книге «Понимание медиа: расширения человека» (1964) Маршалл подает это так:

«...Ибо содержание медиа подобно сочному куску мяса, который вор принес, чтобы отвлечь сторожевого пса нашего сознания».

Маршалл, как это нередко с ним случалось, перефразировал (адаптировал?) высказывание другого автора, на этот раз Элиота, который сказал:

«Главное назначение «содержания» поэзии в самом общем случае (хотя не во всех ее видах) может заключаться в том, чтобы удовлетворить эту привычку читателя — отвлечь его сознание, чтобы оно не мешало, пока поэзия делает свою работу; совсем как некий воображаемый вор приносит с собой хороший кусок мяса для сторожевой собаки» [11].

Возникает вопрос: а для чего надо отвлекать? Что же проделывается над сознанием читателя? Для Маклюэна медиум — это тот самый вор. А реальное «сообщение» (message) — это то, что происходит, пока вы заняты контентом, пока вы смакуете этот сочный кусок мяса, ослепнув, оглохнув и онемев в момент, когда вас грабят. Реальное сообщение — это «личные и социальные последствия». Сообщением становятся тотальные изменения внутри нас самих.

Интересно при этом отметить различия между подходом Маршалла и логикой «практической критики», нацеленной на определение ценности литературы. Маршалл Маклюэн как раз известен тем, что избегал моральных оценок. Потому что, когда оцениваешь что-то как «хорошее» или «плохое», перестаешь исследовать, что это и что оно делает.

Как он заявлял — «сначала диагноз, потом рецепты».

ToC [12]

Еще одно следствие из «Практической критики» — это подход, с помощью которого Маршалл вычислял наличие в том или ином тексте «теории коммуникаций». Маршалл довольно рано определил для себя, что эта задача решается ответом на вопрос, кого автор считает своей аудиторией и как он определяет ожидаемый эффект. Аудитория плюс ожидаемый эффект = теория коммуникаций.

Маршалл признавал разницу между ожидаемым и достигнутым эффектом. В 1971 году он писал Эшли Монтагу: «То, что человек говорит, расходится с тем эффектом, которого он намерен добиться, и тем, которого он по факту добивается. Лично я рассматриваю эффект, которого писатель хочет достичь, как его теорию коммуникаций».

«Теории коммуникаций» — потрясающая книга. Отведенного нам времени не хватит, чтобы задержаться на ней подольше, но, если вы интересуетесь коммуникациями, я хотел бы привлечь к ней ваше внимание.

Для меня наиболее важной частью книги стал текст Эрика, который он написал о «теории коммуникаций» самого Маршалла Маклюэна. Он начинается так:

«Маршалл Маклюэн часто говорил, что у него нет никакой «теории коммуникаций». Конечно, у него были конкретные понятия, определяющие, что составляет коммуникацию и что нет. И тем не менее он все время настаивал, что у него нет никакой «теории коммуникаций» и что он вообще не использует теорий в своей работе.

Вместо них, как он утверждал, он использует «наблюдения» и «пробы» (probes, «зондирование»). Это вопрос о том, с чего начинать. Если ты начинаешь с теории, то дальнейшее исследование так или иначе будет зациклено на доказательствах теории или ее опровержениях. Начиная с теории, исследователь начинает с ответов; отправляясь от наблюдений, исследователь начинает с вопросов. Теория — это всегда научная точка зрения на то, что уже вовлечено в исследование. Но если начинать с наблюдений, задачей исследования становится смотреть на сами вещи, смотреть на то, что происходит. Смотреть и видеть. Такой подход обеспечивает отвлеченность (detachment) исследователя и тренирует его критическую осведомленность».

Двигаясь дальше

Главная тема этого разговора — практичность. Этот термин вряд ли всплывет в сознании многих в качестве первой ассоциации, когда заходит речь о Маршалле Маклюэне и его работах.

Как только Маклюэна не называли. «Оракул информационной эпохи», «пророк», «гуру», «маэстро», не говоря уж о «спекулянте», «шарлатане» и прочих еще менее приятных прозвищах. Но «практичным» или «методичным» его называли явно нечасто. А именно таков он и был. Согласно его собственным критериям внутри «теории коммуникаций» — он, безусловно, добивался желаемого эффекта. Кроме того, я убежден, что он этого эффекта добивается в нас все больше, несмотря на то что он ушел почти 40 лет назад.

Когда ему было 40, то есть примерно столько, сколько мне сейчас, Маршалл написал Эзре Паунду:

«Я интеллектуальный отморозок (thug), который постепенно накопил частный арсенал с намерением непременно его использовать. Каждый инсайт в бездумные времена становится смертельным оружием. Каждый понимающий человек становится врагом общества. Льюис увидел это много лет назад. Его «Америка и Космический Человек» [13] стала водородной бомбой, сброшенной в пустыне. Эффект нулевой. Мы либо оскорбляемся в ответ на такие интеллектуальные бомбы, либо их игнорируем. Мы предпочитаем превращать самих людей в бомбы и взрывать политические и социальные сущности. Так забавнее. Льюис проветривал набитую людьми комнату с ее спертым воздухом. А мы хотим избавиться от самих людей. Вызывают даже какое-то восхищение те навыки и усердие, с которыми мы к этому стремимся.

Я не сторонник партии этих «мы». Я бы предпочел разрядить эту гигантскую человеческую бомбу, начав диалог на полях, чтобы отвлечь людей-детонаторов и в то же время встряхнуть ото сна сомнамбул. Лондон 1910 года был полон людей с нежелательными взглядами [14]. С тех пор слова стали использовать, чтобы подвергнуть тотальному гипнозу. А как использовать другие слова, чтобы, напротив, преодолеть магию печатного слова? Или рекламы на радио, или «новостного» выпуска? Я работаю над этой проблемой. Слово — нынче самое дешевое и универсальное снадобье» [15].

Спустя десять лет, сразу после публикации «Понимания медиа», журналист «Торонто стар» следующим образом цитировал Маклюэна:

«Маклюэн сказал, что «слава может превратить тебя в статический образ» и это как раз может случиться с ним из-за этой книги. «Возможно, моим следующим шагом станет создание нового образа самого себя», — сказал он».

В своих разговорах и текстах Маршалл добивался того эффекта, которого он хотел достичь. Для этого он разработал свои методы. Я думаю, что в их применении он зашел так далеко, как только возможно. Мне кажется, немногие понимают, насколько осознанно и преднамеренно он эти методы применял. Он был очень вдумчив, и в то же время его реакции были чрезвычайно быстрыми, остроумными. Это видно и слышно во многих его дискуссиях и интервью, доступных на YouTube. Если вы еще не видели его «дебаты» с Норманом Мейлером [16], их легко найти.

Но — были методы, которые он использовал, чтобы обратиться к своей аудитории (включая нас сегодняшних), и были те, которые он разработал, чтобы изучать эффект технологий [17].

«Личные» коммуникативные методы Маклюэна очень интересны и тоже заслуживают изучения. Но его методы исследования технологий — это как раз то, что определяет релевантность Маклюэна сегодня. Инструмент не подвержен влиянию времени, острый инструмент полезен всегда. Любой мастер знает, что нет ничего лучше правильного инструмента, который избавит от мучений и от ненужных усилий в работе; и даже старый инструмент можно почистить, наточить и пустить в дело.

Люди удивляются, как Маршалл мог видеть будущее, видеть мир, в котором мы живем сегодня. А он по большей части и не видел. То, что ему в реальности удалось (и это, наверное, должно побудить вас остановиться, задуматься или даже лишиться сна в размышлениях о возможном применении этой идеи), — он использовал свои инструменты, свою отточенную способность к восприятию собственного времени. В противном случае тот факт, что полученный им результат воспринимается нами как пророчество, описывающее наше настоящее, должен выглядеть шокирующим.

Как говаривал мой отец, «он не опережал свое время — он опережал своих современников».

TMI [18]

Летом 2017 года я поехал с моим отцом в Морагу, Калифорния, где он выступал на ежегодном собрании Медиаэкологической ассоциации [19]. Мне должно было стукнуть 40, я был женат, у меня было двое маленьких тогда еще детей, и я пытался определиться, что делать дальше — если не со своей жизнью вообще, то, скорее, конкретно с делом моей семьи.

Я становился все старше, на меня ложились все большая ответственность и разного рода обязанности для того, чтобы одновременно заниматься еще и разными отвлеченными темами. В то же время я все больше вовлекался в дело Маклюэнов. В последнее десятилетие я сопровождал моего отца в поездках, слушал все его выступления. Мы беседовали о самых разных удивительных вещах — от выхода из дома до возвращения из путешествия. Я провел много времени за исследованием, документированием и инвентаризацией библиотеки моего деда [20].

В общем, я уже был на крючке. Но у меня были и собственные жизненные обстоятельства, так что надо было принимать решение. Моему отцу, например, тоже было с этим нелегко. Как вы легко можете себе представить, старшему сыну Маршалла Маклюэна расти было непросто. Старшему сыну Маршалла Маклюэна было не так-то просто учиться в университете. А получить работу в университете старшему сыну Маршалла Маклюэна оказалось буквально невозможно [21]. Он в конце концов стал преподавателем в частном колледже в Торонто, где студентов учат, как записывать музыку и управлять арт-бизнесом.

В свободное от преподавания время он работал в своем офисе, который он называл «Скрипториумом», по большей части вдали от общественного внимания, что его крайне устраивало. Он обращался к разным темам и брался за разные вещи. Он следовал своим собственным интересам, в то же время продолжая незаконченные проекты, оставленные ему отцом. Он проделал очень впечатляющую работу. Внес ценный вклад в науку и в медиаисследования.

К тому моменту я уже погрузился в этот труд, и мое сердце уже подсказывало, чем я хочу заниматься, но с моим дипломом бакалавра — на что было мне рассчитывать?

Но тогда, в Калифорнии, я решил, что надо попытаться. Приложу все усилия, ну а если не получится, то, по крайней мере, я буду знать, что хотя бы попробовал, и со спокойным сердцем (наверное) смогу заняться другими делами.

К тому времени я уже был достаточно деятелен в этой теме. Я много выступал с лекциями о моем изучении «рабочей библиотеки» Маршалла, где в книгах осталась масса его пометок, о проблемах, которые мы обсуждали с отцом во время наших поездок на конференции. Я начал преподавать. Проводил вводные семинары по базовым идеям Маклюэна, таким, как the medium is the message и четыре закона медиа, говорил о «тетради медиаэффектов» [22]. Я вел семинары по figure-ground-анализу [23], организованные нашей библиотекой для разных возрастов — от пятиклассников до студентов.

В общем, я находил свои способы совладать с материалом и способы представить его иначе, но за этим не было никакой организационной структуры.

Другим обстоятельством было то, что время не стояло на месте и для моего отца. Он не мог похвастаться крепким здоровьем — именно поэтому я так много с ним путешествовал, и время от времени случались разные происшествия. Я понимал, что он не будет с нами всегда и что в какой-то момент та работа, которую он продолжал все эти годы вслед за отцом, может оказаться без движущей силы.

Так появился Институт Маклюэна (The McLuhan Institute). Я решил сфокусироваться на практичности — на том, что будет полезно и применимо в работе сегодня и завтра. Потому что нам нужны не памятники, а методы. Инструменты.

С тех пор я понял, что это правильный подход — надо брать полезное и отбрасывать остальное. По сути, это как раз то, что Маршалл делал с работами других, но только он делал это в сфере поэтики и стиля. Маршалл даже по разным поводам заявлял, что готов отказаться от любого из своих методов, когда они перестанут быть полезными.

И я также понял, что отсутствие формального научного титула не особо мешает, потому что мир не сводится к академической работе и мы все находимся в одной и той же лодке, когда речь идет об эффекте технологий; мы тонем все вместе. У меня нет научной степени, но нет и этого отчуждающего барьера, так что я могу говорить с людьми простыми словами — по крайней мере, стараюсь.

Прошедшее время

Читатель работ Маршалла и Эрика почувствует в них ощущение безотлагательности. По мере того, как масштабы и темпы инноваций превосходят нашу способность к ним приспосабливаться, нарастает необходимость нам всем научиться справляться теперь уже с эффектом самой нашей изобретательности. Ради скорости приспособления к жизни мы утратили роскошь ощущения времени. И эта ситуация только обостряется.

У Маршалла была надежда, и она была отнюдь не только следствием его христианской веры. Ну да, он говорил: «Наша единственная надежда — это апокалипсис» и «Я не оптимист и не пессимист, я апокалипсист». Посмотрим правде в глаза — он много чего говорил. Намеренно провокативно. Он говорил и подобные вещи, чтобы «встряхнуть сомнамбул».

Теперь надежда есть и у меня. Когда Маршалл в 1957 году впервые сказал: «The medium is the message», — люди восприняли это с недоумением или приняли его за сумасшедшего. Ну ясно же, что сообщение — это сообщение. Сегодня многим уже будет понятно, если я скажу, что технологии создают среду обитания независимо от того, для чего вы их используете. Можно вести речь, например, о модернизации курятника, но внедрение любой новой технологии изменяет мир. Технологии изменяют наше чувственное восприятие и наш мозг, наши представления о себе и наши отношения друг с другом, саму структуру нашего общества. И именно эта новая среда, создаваемая новым медиа, и есть его содержание (message). Эта идея больше не кажется чудаковатой, сегодня она очевидна.

И поэтому я надеюсь.

Я надеюсь, потому что чем больше люди понимают, что содержанием медиа становятся раздражение, дефицит внимания, разного рода кризисы идентичности и все сопутствующие негативные явления, — тем больше осознают, что все не обязательно должно развиваться так.

Было время, когда фармацевтические компании никак и никем не регулировались. Всего лишь в прошлом столетии люди сказали «нет», и правительства заявили, что лекарства и продукты питания должны быть безопасными и полезными. Что люди страдают именно от «побочных эффектов» и «непредвиденных последствий», а не от самих лекарств или продуктов, которые должны быть нормальными.

Наши технологии неизбежно действуют практически так же, как лекарства, — они меняют наше чувственное восприятие, наше тело, наш мозг (по сути, это и есть назначение лекарств). А мы всего лишь регулируем радиочастоты или, скажем так, допустимые уровни радиации, то есть самые поверхностные эффекты технологий, позволяя им бесконтрольно совершать с нами базовые трансформации. Прошу простить мне эту высокопарность, но я почти достиг уже отметки «зол как черт и не собираюсь дольше это терпеть».

Я не нагнетаю и не преувеличиваю, когда говорю, что чрезвычайная угроза, связанная с технологиями, так же фундаментальна по своей природе, как и климатическая. В этом нет никакой натяжки.

Куда теперь двигаться?

Но надежда есть, потому что люди пробуждаются. Происходит ли это от организованной «встряски сомнамбул» или по иным причинам, но я вижу, что постепенно приходит осознание, что кризис, в котором мы оказались, не так уж неизбежен. Что, возможно, мы сможем что-то предпринять. И даже, возможно, мы должны что-то предпринять. Может быть, мы должны оценивать эффект прежде, чем производим и внедряем технологию. И, наверное, мы должны выработать критерии правильной ее оценки, как Ричардс сделал это для оценки «эффективности» поэзии и литературы. Рассматривать эффект медиа, не отвлекаясь на медийные трюки, цель которых — захватить ваше внимание и вовлечь как можно больше пользователей для максимизации чьей-то прибыли. Делать более сознательный, умный выбор.

Я думаю, мы можем. Мы точно можем попытаться.

Золотое правило врача гласит: «Не навреди».

Google в свое время выбрал девизом фразу «Не причинять зла» («don’t be evil»). Это как если бы они знали, что они могут его причинить.

Где Грета Тунберг медиаэкологии?

Роль, которую может сыграть Маклюэн, заключается том, что у него много инструментов для исследования сути и эффекта всех человеческих инноваций. Речь не только о коммуникационных технологиях и не только об анализе прошлого, но и об исследовании эффекта от воздействия сегодняшних технологий на наше завтра.

Мы можем это сделать.

© Andrew McLuhan, Bloomfield, November 12, 2020

[1] В оригинале «nature had to yield to art and ecology», но art в данном случае следует понимать не как «искусство», а как «искусственные» практики и умения человека, то, что сделано человеком.

[2] Эрик Маклюэн (1942–2018), сын и соавтор Маршалла Маклюэна, видный теоретик медиа, отец Эндрю.

[3] Один из классических афоризмов Маклюэна: «I don’t explain, I explore».

[4] Probes — излюбленный метод Маклюэна, который говорил, что у него нет теории, есть только probes — пробы, попытки «прозондировать» объект исследования. Эта метафора очень удачно работает для медиаэкологии именно в метеорологическом смысле: одно из значений probe — зонд, посылаемый исследовать другую среду и получить оттуда данные.

[5] Католицизм играл важную роль в мировоззрении Маклюэна, хотя он крайне редко обращался к теме религии в своих работах.

[6] В оригинале «interest in structure and design», но под design здесь явно подразумевается не «внешний вид» в русском значении, а, скорее, «устройство вещей».

[7] Коллекция английской поэзии, собранная в XIX веке издателем Палгрейвом.

[8] Marshall McLuhan, 1969, forward to: The Interior Landscape: The Literary Criticism of Marshall McLuhan. 1943–1962. Eugene McNamara (editor).

[9] «ABC of Reading» (1934) — своего рода литературоведческий и поэтический манифест Эзры Паунда.

[10] Гарольд Иннис (1894–1952) — канадский политический экономист и предтеча медиатеории, старший коллега Маклюэна в Университете Торонто. Маклюэн называл свою «Галактику Гутенберга» (1962) «примечаниями к Иннису».

[11] T. S. Eliot. The Use of Poetry and the Use of Criticism. — Harvard University Press, 1933.

[12] ToC — имеется в виду книга Эрика Маклюэна «Theories of Communication» (2011), в которой Эрик завершил начатый с отцом в 1970-е проект — сборник ключевых эссе разных мыслителей, где практически отражался их подход к коммуникациям, включая эссе самого Маршалла. Согласно медиаэкологической традиции, основные работы Маршалла Маклюэна аббревиируются первыми буками: UM — «Understanding Media», GG — «Gutenberg Galaxy»; использование этих сокращений выдает принадлежность к кругу маклюэнистов. Традицию заложил сам Маклюэн, используя типовые аббревиатуры в карандашных заметках на полях книг. Например, M=M отражает его самую известную идею «the medium is the message». Сам Маршалл Маклюэн, конечно, упоминается маклюэнистами как ММ.

[13] Книга Перси Уиндэма Льюиса об изменениях общества в Америке.

[14] В 1910 году Льюис жил в Лондоне; очевидно, имеется в виду атмосфера авангарда, футуризма и прочих модернистских экспериментов, связанных с творческим воздействием на человека, характерная для европейских столиц того времени, как противоположность тому, что потом сделали медиа и технологии с массовым сознанием — подвергли «тотальному гипнозу».

[15] Маклюэн использовал слово drug, которое можно воспринимать и как «лекарство», и как «наркотик».

[16] Норман Мейлер — знаменитый писатель, публицист и апологет «новой журналистики», автор термина «фактоид» и среди прочего нашумевшей «неортодоксальной» биографии Мэрилин Монро.

[17] Для Маклюэна понятия «медиа» и «технологии» были часто взаимозаменяемыми — под «медиа» он понимал все технологии, а не только коммуникационные. В слове «медиа» он делал акцент не на коммуникационную часть, а на «посредническую» — на искусственные технологии и интерфейсы, опосредующие взаимодействие человека и среды.

[18] TMI — The McLuhan Institute, основанный и возглавляемый Эндрю, продолжающий исследовательские традиции Маршалла и Эрика Маклюэнов.

[19] Media Ecology Association — международное научное сообщество, объединяющее медиаэкологов, теоретиков коммуникаций и последователей Маршалла Маклюэна и Нила Постмана; ведущие роли в нем играют коллеги, соавторы и ученики Маклюэна и Постмана. К числу наиболее авторитетных участников MEA принадлежал и Эрик Маклюэн.

[20] В семье находится самая малоизвестная часть архива Маршалла Маклюэна; его основные рукописи и рабочая библиотека были переданы национальному (Оттава) и университетскому (Торонто) архивам, где они доступны многим исследователям.

[21] Едва ли не самый знаменитый канадец в мире и крайне популярная фигура в западных медиа, рекламном бизнесе и поп-культуре, Маршалл Маклюэн сталкивался (и до сих пор сталкивается) с определенной ревностью в канадских академических кругах.

[22] «Четыре закона медиа» и основанная на них «тетрадь медиаэффектов» — наиболее важные методологические концепты позднего Маршалла Маклюэна, разработанные совместно с сыном Эриком. См.: «The Laws of Media — A Conceptual Tool for Understanding Media». («Тетрадь» в данном случае — tetrad, четырехчастная схема описания медиаэффектов, а не «тетрадь» в русском значении.)

[23] Figure-ground analysis, или f/g на языке медиаэкологов, — важнейшая феноменологическая идея позднего Маклюэна, особенно ценная для обучения медиаграмотности; позволяет различать «выделяющиеся фигуры» и скрытые обстоятельства в среде, которую формируют медиа.

Источник: colta.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Легенды журфака эпохи Засурского

Из воспоминаний о первом президенте в университетской истории

Он пришёл на журфак МГУ в 24, а уже в 36 стал его деканом. На этом посту пробыл 42 года, пережив шесть руководителей страны. А в 2007-м стал первым в университетской истории президентом факультета. Доцент факультета журналистики Григорий Прутцков и его студенты собрали фольклор «эпохи Засурского». О том, как Ясен Николаевич восстановил студентку, мечтавшую уйти в монастырь, подвозил на такси первокурсника и реагировал на бумаги, где его называли «Ясенем», можно прочитать в факультетском сборнике «Легенды и байки журфака». «Татьянин день» опубликовал отрывки из этой книги.

11.09.2021 16:00, Григорий Прутцков, taday.ru


Ясен Засурский: «Мне очень жаль РБК»

Президент факультета журналистики МГУ прокомментировал ситуацию вокруг медиахолдинга

«РБК лучше других СМИ приспособлен к тому, чтобы делать мобильный контент. У них есть информагентство, чтобы делать новости. Есть газета и журнал, где работают серьезные аналитики. А ТВ даст мультимедийную составляющую».

04.08.2021 11:32, Анастасия Алексеева


Newsru.com объявил о прекращении деятельности

В полночь на понедельник, 31 мая 2021 года, одно из старейших и крупнейших изданий современной России Newsru.com объявило о прекращении деятельности.

31.05.2021 11:00, wikinews.org


Соцсети остались без рекламы

Мировые компании отказались размещать рекламу в Facebook, Instagram и других соцсетях, чтобы подстегнуть площадки бороться с расизмом и насилием. К бойкоту уже присоединились около 500 брендов. Рассказываем, может ли их решение повлиять на политику соцсетей и к каким изменениям на популярных площадках стоит готовиться обычным интернет-пользователям.

20.07.2020 13:00, Юлия Углова


«Ваня и госизмена — это вещи абсолютно несовместимые»

Журналистика в России — дело неблагодарное, а для лучших представителей профессии еще и опасное. Задержание по подозрению в госизмене бывшего журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова это подтверждает.

07.07.2020 18:00, Юлия Углова


Между двух огней

О различиях «альтернативного» и «натурального» TikTok и его пользователях

Интернет-издание Mashable отмечает месяц защиты прав сексуальных меньшинств (Pride Month), изучая современный мир ЛГБТ-сообществ. В исследовании приняли участие как сами представители сообщества, так и виртуальные пространства, где они взаимодействуют друг с другом и проявляют себя. Среди них — набирающее популярность приложение TikTok.

25.06.2020 13:00, MORGAN SUNG


План «А» и операция «Последний шанс»

Пришло время освободить ХХ век, пока мы его не забыли — и освободить себя, пока мы можем

Эпидемия коронавируса, по словам декана экономического факультета МГУ Александра Аузана, радикально ускорила цифровизацию общества. Режим самоизоляции и карантина привёл к резкой модификации социального пространства, когда вся мобильность общества и способность участвовать в каких-либо взаимодействиях оказалась, как правило, обеспечена новыми медиа и каналами коммуникации. Общество как бы переместилось в виртуальное пространство, однако этот переход обнажил зияющую брешь в виде культурных ценностей. Музеи и галереи, кинотеатры и театры, даже газеты и журналы — всё это стало существующим ровно настолько, насколько оно представлено онлайн.

13.05.2020 09:00, Иван Засурский


Девочка ищет отца

Подробно о гениальном журналисте Владиславе Листьеве

Тележурналист Владислав Листьев был убит 1 марта 1995 года. Экс-взглядовец Евгений Додолев во время съёмок «Битвы экстрасенсов», посвящённой загадке гибели Листьева, познакомился с его дочерью Валерией, почти ничего не знавшей о своём отце. Ради неё он встретился с друзьями и соратниками Листьева. Чтобы дочь наконец-то познакомилась с отцом.

01.03.2020 20:00, Евгений Додолев, story.ru


«Свидетельство канарейки» пока не надо

Хабр описал взаимодействие с госорганами

Популярный IT-портал рассказал о том, какие виды запросов они получают от госорганов (ФСБ, ФСО, МВД, Роскомнадзора и других), как их отсеивают и какие выработали методы борьбы с сомнительными требованиями.

16.02.2020 13:00, roskomsvoboda.org


Мягкая киберугроза

Как технологии борются с фейками в сети

Илья Калагин, руководитель Центра когнитивных технологий «АйТеко», рассказывает о борьбе с фейковыми новостями: что это такое, чем они отличаются от личного мнения и рекламы, а также какие технологии разрабатываются для их выявления.

13.02.2020 13:00, Илья Калагин, rb.ru






 
Зеленый поворот
Путь в науку 2021

Новости

«Батеньку» заставили удалить статью о неудачных самоубийствах
Ирония ситуации в том, что смысл текста сводится к необходимости жить дальше, но это не помешало властям увидеть в нём совсем противоположное — «пропаганду суицида».
Появилась социальная сеть, где нет негативных комментариев
В Японии запустили соцсеть «Under World», где пользователи будут получать только положительные комментарии на любой свой пост. Создатели решили, что в 2020 году в мире и так хватает негатива.
Иван Засурский представил интернет-ресурс для агрегации научных исследований о проблемах изменения климата
Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Иван Засурский сегодня в рамках конференции "Экология и климат" в Санкт-Петербургском государственном университете представил платформу climatescience.ru, на которой будет формироваться архив научных исследований о проблемах изменения климата. Новая климатическая платформа будет агрегировать публикации ученых, выступать площадкой для обмена мнениями и диалога по проблемам изменения климата.
Роскомнадзор завел дело на Twitter и Facebook
Владельцам соцсетей грозит штраф в размере от одного до шести миллионов рублей.
Фирма «Мелодия» выложила в открытый доступ часть классической коллекции

Коллекции относится к XIX, XVIII и XX столетиям
Звукозаписывающая фирма «Мелодия» разместила в свободный доступ неохраняемую часть своей музыкальной коллекции.

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»

Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной

Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский

Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Петр Щедровицкий

«Пик распространения эпидемии в России ещё не наступил»

Самой большой опасностью в условиях кризиса является непоследовательность в принятии решений. Каждый день я вижу, что эта непоследовательность заражает все большее число моих товарищей, включая тех, кто в силу разных обстоятельств работает в административных системах.

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.