Подписаться на обновления
19 декабряВторник

usd цб 58.6940

eur цб 69.0946

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияiPChain
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Прозрачное
образование
 
Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия  Рерихи 
Аса Сигурэ   понедельник, 20 ноября 2017 года, 13:00

На пути к доступному знанию
Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Один из персонажей в пьесе Бернарда Шоу «Врач перед дилеммой» говорит: «Профессия есть заговор против мирян». По словам профессора Джона Нортона, чтобы понять ситуацию в сфере научной коммуникации, нужно просто заменить слово «профессии» на «издатели академических журналов». Это справедливое утверждение: удивительно, но в эпоху развития интернета знания оказываются закрытыми, и на пути к ним стоят корпорации, получающие огромную прибыль за труды других людей.

— Я вот недавно опубликовал статью в научном журнале, — вздыхает один из преподавателей факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова. — Подписал договор, он на английском был, не глядя. И знаете что? Оказалось, что я отказался от всех прав на нее! Я не могу отдать ее в другой журнал, не могу включить в свою же книжку, даже у себя на странице в Facebook не могу опубликовать. И ведь мне не заплатили за это ни копейки. Дай бог ее в этом журнале хотя бы прочтут, а то у них такие цены...

Со стороны человека, не занимающегося научной деятельностью, эта ситуация может показаться странной: как это — отказаться от своего труда в пользу какого-то издания, и при этом не получить никакого денежного вознаграждения? Однако именно так и обстоят дела в сфере научных публикаций. Ученый может написать статью из личного интереса (как, например, это некогда сделал Григорий Перельман), из-за необходимости подтвердить или повысить свою квалификацию (как правило, у научных работников в университетах должно выходить по несколько публикаций в год), или же в связи с получением гранта на научную деятельность. Первая группа ученых, как правило, публикует свои исследования на бесплатных онлайн-платформах, вторые — в университетских изданиях, а вот третьи чаще всего вынуждены публиковать свои статьи в научных журналах. Это, с одной стороны, является залогом того, что исследование было действительно проведено, и государственные деньги не были потрачены на сторонние нужды, а с другой стороны дают ученому возможность получить грантовую поддержку на следующую работу. Вся эта система усложняется еще тем, что публикация должна состояться в издании с высоким импакт-фактором — показателем важности научного журнала, рассчитывающегося в зависимости от соотношения цитируемости публикаций к общему количеству опубликованных статей. Именно от импакт-фактора зависит то, насколько престижен журнал, и то, насколько весомы научные публикации ученого, из которых в большей степени и состоит его резюме.

Такая система распространения научных исследований зародилась еще в 17 веке. Тогда общими усилиями меценатов и королей в Европе начали появляться первые научные академии, например, Лондонское королевское общество по развитию знаний о природе или Французская академия наук. Там ученые могли работать в более-менее стабильных условиях, и впоследствии публиковать результаты в научных изданиях при академиях. При этом стоимость печати научного журнала была очень дорогостоящей, и издатели зачастую работали себе в убыток, а потому не выплачивали ученым деньги за публикацию. С дороговизной печати и недоступностью научных исследований было связано и отсутствие частных научных журналов.

Сегодня многие исследования стали настолько масштабными и дорогостоящими, что их финансируют не меценаты, а государство, а научные журналы из средства распространения превратились в показатель престижа. Значительно возрос и уровень технического развития печати, и уровень образования: теперь такие журналы востребованы как никогда раньше, а для того, чтобы сверстать и напечатать тираж, хватит нескольких дней. Тем не менее, как отмечает физик и писатель Майкл Нильсен, история породила «научную культуру, которая поощряет публикацию открытий в обмен на престижные рабочие места и авторитет... За последние 300 лет она изменилась на удивление мало».

Пять акул научного мира

На данный момент в мире существует пять самых крупных научных издательств: Elsevier, Springer, Wiley, Taylor & Francis и Sage. Они контролируют 50% всех опубликованных научных статей, и примерно 70% работ из области химии, психологии и социальных наук. Это связано с бизнес-моделью научных издательств, на протяжении 20 века скупающих самостоятельные научные журналы при фондах и разномасштабные издательские дома. «Бум» на укрупнение возник во второй половине 20 века: например, в 1973 году эти научные издательства контролировали только 20% всех опубликованных работ.

Долгий путь к контролю

Elsevier — один из старейших научных издательских домов, который был основан в 1880 году. На данный момент входит в RELX Group, многонациональную информационную и аналитическую компанию, появившуюся в результате слияния Reed International и Elsevier NV.

Первоначально Elsevier представляло собой небольшое семейное издательство, открытое в Нидерландах Якобусом Джорджем Роберсоном. Оно издавало книги по голландской литературе и искусству, а также иллюстрированные энциклопедии, и к 1930 году подошло с большим запасом нераспроданных книг и огромным банковским долгом. Дела издательства начали идти в гору после того, как новый директор сделал акцент на публикации изданий на международном рынке, например, в Бельгии и Германии, сосредоточившись на медицине, истории и технологиях. Впоследствии издательство заинтересовалось выходом на англоязычные рынки, и открыло свои представительства в Лондоне и Нью-Йорке.

После войны в издательстве появился одноименный еженедельный научный журнал, который начал быстро набирать популярность. Первый выпуск увидел свет 27 октября 1945 года, а в 1947 появился первый научный журнал на английском языке — Biochimica ЕТ Biophysica Acta. В период с 1960 по 1970 год издательство активно скупало научные журналы у некоммерческих научных обществ, чтобы впоследствии иметь возможность поднять цены на подписку, не потеряв аудиторию.

Elsevier становится крупнейшим коммерческим издательством научной периодики после покупки издательства Pergamon Press в 1991 году. В 1999 Elsevier запускает сайт ScienceDirect, предоставляющий онлайн-доступ к научным статьям. В 1997 году на основе этого сайта была создана база данных Scopus, с помощью которой можно отследить цитируемость 18 тысяч научных изданий в 5 тысячах научных издательств.

Как сказано на сайте издания, «Elsevier стремится сделать подлинный вклад в науку путем предоставления высококачественной научной информации, глобального распространения этой информации, использования инновационных инструментов, которые улучшают производительность и результаты, а также за счет партнерства с другими организациями и обществом». Тем не менее, все это не помешало компании получить выручку в размере ₤ 2,320 млрд за 2016 год. 79% этой выручки пришло из электронных журналов [1].

Глобализация как основа деятельности

Springer Science+Business Media — это вторая в мире международная издательская компания, специализирующаяся на выпуске научной литературы в области теоретической науки, медицины, экономики, инженерного дела, архитектуры, строительства и транспорта.

История компании в целом похожа на историю Elsevier: в 1842 году Юлиус Шпрингер, немецкий издатель, организовывает в Германии небольшой розничный магазин. Через пару лет на его базе он основывает издательство, которое выпускает книги по философии и литературе, в особенности политической, а также сельскому хозяйству, лесоводству, инженерному делу. Впоследствии Юлиус передает бизнес своим сыновьям, Фердинанду и Фрицу, которые расширяют дело, начиная издавать книги по биологии, физике и химии. В это время издательство завоевывает рынок, с одной стороны, расширением материалов в области медицины, а с другой — наличием известных имен и важных работ, например, публикацией перевода Мари Кюри «Исследование радиоактивных веществ». Логотипом издания становится конь — символ любви семьи Шпрингеров к шахматам.

С 1906 по 1945 год в издательстве в качестве авторов и редакторов работают известные ученые того времени и многие Нобелевские лауреаты: Пол Эрлих, Эмиль Фишер, Фердинанд Цеппелин. После 1910 года наиболее важным сектором издательства становится медицина. В это же время оно начинает скупать многие научные журналы, например, в области математики. Редактором одного из них становится Альберт Эйнштейн, ранее опубликовавший в журналах издательства работы по специальной и общей теориям относительности.

С 1945 года издательство активно завоевывает зарубежные рынки: в 1964 году Springer запускает свой первый филиал в Нью — Йорке, потом в Лондоне (1973), Токио (1983), Париже (1985), Гонконге (1986), Барселоне и Будапеште (оба в 1990 году). В 1978 году Springer начинает переводить и издавать китайские произведения на английском языке, а также работать с Индией. Кроме этого, Springer продолжает массово скупать научные издания, которые по тем или иным причинам оказались на грани банкротства.

В 1990 году издательство запускает интернет-портал, куда выкладывает оцифрованные произведения и новые работы. На данный момент компания насчитывает 13000 сотрудников в более чем 50 странах мира и имеет выручку в размере ₤ 1,5 млрд. Что примечательно, авторы могут опубликовать свои работы в издательстве как по традиционной модели, так и по модели открытого доступа.

Ранняя пташка

Издательский дом John Wiley & Sons появился раньше Springer и Elsevier — в 1807 году. Отличает эту корпорацию еще и то, что она, в отличие от предыдущих, появилась не в Европе, а в Америке. Изначально компания представляла собой небольшую типографию под руководством Чарльза Уайли, в которой в свое время выходили книги Купера, Ирвинга, Мелвилла и По. Несмотря на то, что в издательстве публиковались научно-технические материалы, особой популярностью они не пользовались.

Современный курс издательство взяло уже под предводительством Джона Уайли. Джон постепенно смещал свое внимание от литературы к научным, техническим, медицинским материалам. Фирма процветала во время Второй промышленной революции, удовлетворяя потребности общества в области науки и техники.

В течение следующих нескольких десятилетий издательство начало публиковать материалы в области инженерии, архитектуры, сельского хозяйства, строительства, химии, а также в области социальных наук и управления бизнесом, дисциплин, которые становились все более важными.

Не менее популярным издательство оставалось и на протяжении Второй мировой войны, а в 1960-х начало открывать свои отделения в Лондоне, Австралии, Индии, Канаде, Сингапуре, Японии, Германии и создала офисы продаж на всех континентах. В то же время Wiley начинает издавать учебники, которые к 1980-м годам вносят наибольший вклад в выручку компании. Положение издательства укрепляется в 1977 году с покупки Ronald Press, позволившей ему расшириться в области бизнес-образования.

В 2007 году компания приобрела акции Blackwell Publishing (Holdings) Ltd., одного из ведущих научных и профессиональных издателей в мире. Кроме издания учебников и научных журналов, компания John Wiley & Sons занимается исследованиями в области медицины и образования, а также организовывает грантовую поддержку дизайнерам и архитекторам. За 2015 год компания получила прибыль в размере $ 1,8 млрд [2].

Английская корпорация

Taylor & Francis Group — это международная компания со штаб-квартирой в Великобритании. На данный момент Taylor & Francis Group является подразделением многонациональной издательской компании Informa.plc.

Компания была образована в 1852 году путем слияния издательств Уильяма Фрэнсиса и Ричарда Тейлора. В их тематику были включены статьи о сельском хозяйстве, химии, образовании, инженерии, географии, юриспруденции, математики, медицины и социальных науках.

В 1965 году Тейлор и Фрэнсис начали издавать книги, в 1988 году издательство приобрело Hemisphere Publishing, а в 1998 году — издательство Routledge, которое было их основным конкурентом. В 2004 году Taylor & Francis Group объединились с Informa, и на данный момент его выручка составляет 36,4% доходов компании [3]. Приобретение других издателей остается основной частью бизнес-стратегии группы.

Taylor & Francis Group публикует более 2500 журналов и около 6500 новых книг каждый год [4]. Хотя он считается самым маленьким издателем «большой четверки», его дочернее издательство Routledge — это крупнейший академический издатель в области гуманитарных и социальных наук.

Группа насчитывает около 1800 сотрудников в 18 офисах по всему миру, в том числе в Стокгольме, Нью-Йорке, Сингапуре, Куала-Лумпуре, Гонконге, Пекине, Шанхае, Мельбурне, Сиднее, Токио и Нью-Дели.

Позднее всех

Самое маленькое из пяти крупнейших издательств — SAGE Publishing — было основано в 1965 году в Нью-Йорке Сарой Миллер МакКюн. Это издательство публикует более 1000 научных журналов и около 800 книг в год. Основные тематические направления — бизнес, гуманитарные науки, социальные науки, технологии и медицина. На данный момент импринтами SAGE являются Corwin Press (с 1990 года), CQ Press (с 2008 года), Learning Matters (с 2011 года) и Adam Matthew Digital (с 2012 года).

Сколько стоят знания?

Конечно, научным издательствам стоит отдать должное: в свое время они действительно были сосредоточены на развитии знания, а та прибыль, которую они получали от продажи книг и научных журналов, была минимальной. Они сыграли немаловажную роль в распространении научных знаний и появлении новых имен в области физики, химии, биологии, математики. Однако сейчас, в эпоху развития интернета, который и создан был во многом для того, чтобы обеспечивать свободный доступ к информации, знания оказались закрытыми, и на пути к ним стоит не варварский режим, не трудности публикации, а цена: стоимость одной статьи в издательстве Elsevier составляет 31,5 доллар, 35 — у Springer, 42 — у Wiley-Blackwell. На сайтах издательств можно найти многостраничные прайсы [5], в которых публикуется информация о всех журналах и стоимость подписки на них. Эти суммы так велики, что оплатить подписку даже на одно издание большинству ученых не под силу: например, ежегодная подписка на журнал Tetrahedron будет стоить университетской библиотеке $ 20 269, на Biochimica et Biophysica Acta — € 18 710. Конечно, некоторые журналы стоят немного дешевле, но куда больше тех, которые стоят дороже.

Издательства оправдывают дороговизну подписки тем, что научные статьи, в отличие от журналистских материалов, требуют рецензирования. Как пишет, например, издательский дом Elsevier, «рецензирование помогает проверить исследование, создать метод, с помощью которого статья может быть оценена. Несмотря на критику, рецензирование по- прежнему является единственным методом для проверки исследований».

Рецензирование состоит из нескольких этапов, во время которых статья проверяется учеными и редакторами. При этом от автора требуется не только достоверность исследования, но и его соответствие стандартам научной публикации, например, наличие довольно жесткой структуры. Статьи без рецензий в научном мире до сих пор считаются недостоверными, хотя сама система рецензирования уже не раз давала сбой. Например, в 2005 году статья Rooter: A Methodology for the Typical Unification of Access Points and Redundancy была принята к публикации, хотя на самом деле она была сгенерирована компьютерной программой SCIgen из нескольких статей, доступных в сети. Чуть позже, в 2008 году, та же статья была переведена на русский язык и опубликована в издании «Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов» с рецензией, в которой отмечался высокий уровень актуальности работы и правильный выбор проблемного поля. Впоследствии журнал был удален из списка Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

Однако абсурдность ситуации состоит в том, что рецензирование, как правило, осуществляется не сотрудниками издательств, а сотрудниками научных институтов. В статье «Долго ли научным журналам быть отличным бизнесом?» Джастин Фокс пишет: «Научные издательства, выпускающие академические журналы, делают одну непостижимую вещь. В большинстве случаев им не приходится платить ни за статьи, которые они публикуют, ни за основное редактирование и рецензирование, необходимые для подготовки к публикации (единственное, что им приходится оплачивать, это литературное редактирование). Большую же часть этого безвозмездного труда выполняют сотрудники научных институтов. Тех самых институтов, которые, наряду с государственными фондами, финансируют и все те исследования, которые ложатся в основу научных статей».

При этом стоимость научных журналов со временем становится только выше: по данным Федерального центра образовательной статистики, суммы, которые библиотеки вузов США тратят на журнальную подписку, выросли с 0,7 млрд долл. в 1994 г. до 1,9 млрд долл. в 2012 г. Если рассмотреть эту динамику за период с 1984 по 2002 год, то получается, что цены на подписку выросли на 600%. Но и это еще не все: поскольку тематические статьи публикуются однократно в разных журналах, а научному сообществу требуется доступ ко всему объему знаний, библиотеки вынуждены подписываться не на одно, а на множество изданий. К тому же, для того, чтобы менее престижные журналы были востребованы также, как и более престижные, издатели объединяют их в пакетные предложения, продавая библиотекам то, что им фактически не нужно, но увеличивая за счет этого цену.

Все это привело к тому, что даже крупнейшие университетские библиотеки вынуждены отказываться от подписки и публиковать открытые письма, объясняющие их бедственное положение, как, например, в 2012 году это сделал Гарвардский университет. Что уж говорить о библиотеках в развивающихся странах, например, в Африке или в Азии, где стоимость такого журнала порой равнозначна годовой зарплате всего профессорского состава.

Движение за открытый доступ

Существует другая, не менее жизнеспособная модель обмена научными знаниями, которая стала возможной благодаря развитию интернета. Открытый доступ (open acces) — это движение, которое зародилось в 90-е годы в качестве альтернативы олигополии научным издательствам. Начало открытому доступу было положено Полом Гинспаргом в 1991 году, когда он основал открытый депозитарий arXiv на базе Лос-Аламосской национальной лаборатории. На данный момент это крупнейший бесплатный архив научных публикаций в области физики, математики, астрономии, информатики и биологии. Кстати, все три статьи Перельмана, в которых он последовательно доказывал теорию Пуанкаре, были опубликованы на этом сайте.

За arXiv последовал CogPrints — архив по психологии, лингвистике и нейронаукам; в дальнейшем была сформирована Сетевая справочная библиотека по компьютерным наукам (NetworkedComputerScienceTechnicalReferenceLibrary, NCSTRL) и библиотека по экономике — RePEc. Кроме того, на основе студенческих и аспирантских работ была создана Сетевая библиотека авторефератов и диссертаций (NetworkedDigitalLibraryofThesesandDissertations, NDLTD).

Методологические и теоретические основы открытого доступа были сформулированы на Будапештской конференции по открытому доступу в феврале 2002 года, в заявлении Bethesda о публикации открытого доступа в июне 2003 года и в Берлинской декларации о свободном доступе к знаниям в октябре 2003 года, которую подписали практически все ведущие научные организации в мире28.

По сути, открытый доступ — это бесплатный доступ к полным текстам научных и учебных публикаций без каких-либо финансовых, правовых или же технических ограничений29. На данный момент выделяют два вида открытого доступа: «зеленый» (green OA) и «золотой» (gold OA). В первом случае ученый публикует свою статью в коммерческом журнале, а потом, при желании, может опубликовать ее на своем личном сайте, в социальных сетях или архивах с открытыми лицензиями, а во втором — сразу осуществляет публикацию в журнале с открытым доступом.

Проблемы открытого доступа

На каждом из этих путей автора научной статьи ожидают свои сложности. Многие научные журналы противятся размещению статей на сторонних ресурсах, вводя так называемое эмбарго сроком на 12 месяцев. Как отмечает Дмитрий Семячкин в статье «Открытый доступ к науке: мифы и реальность», «по состоянию на июль 2013 г. (по данным SHERPA, www.sherpa.ac.uk), около 70% всех рецензируемых журналов в том или ином виде поддерживают депонирование. Однако важно отметить, что в остальные 30% попадают в основном наиболее престижные научные журналы с высоким импакт-фактором, на долю которых приходится много цитирований». Это объясняется боязнью журналов потерять прибыль: если статьи, которые в них выходят, будут публиковаться в открытом доступе, то многие ученые и университетские библиотеки, скорее всего, будут искать эти материалы на просторах интернета, и необходимость в подписке исчезнет.

Трудности второго пути заключаются в первую очередь в оплате трудов рецензентов и литературных редакторов: так как эти журналы распространяются бесплатно, у них нет прибыли, и деньги за эту работу должен вносить автор, желающий опубликоваться. При этом стоимость публикации достаточно высока и, согласно отчету Finch, может достигать 2,5 тысяч евро [6]. Правда, по словам британского профессора Майкла Тейлора, некоторые рецензируемые научные журналы также могут взимать постраничную плату за публикацию. По его мнению, данные отчета о стоимости публикации статьи в открытом доступе сильно завышены, что связано, в первую очередь, с влиянием издателей, которые «хотят повернуть цифры в свою сторону» [7]. На деле сумма, которая необходима для обеспечения публикации в журнале открытого доступа, составляет примерно 680 евро [8]. Наконец, оплачивать свои услуги просят только 29% всех журналов открытого доступа, которые в то же время освобождают от оплаты авторов, не имеющих финансовой поддержки для публикаций, которые идут, например, в составе грантового обеспечения: «Журнал PLOS снимает требование об оплате без дополнительных запросов, а BioMed Central допускает запрос до сдачи статьи» [9].

Тем не менее, понимая, что большинство ученых не может (и в конечном счете не должно) вносить деньги за публикацию своей работы, исследователи предлагают три варианта финансирования журналов открытого доступа. Например, субсидии на публикацию могут быть предоставлены специальными организациями, быть включены в грантовую поддержку или взиматься из бюджетов библиотек, которые тратят намного больше средств, пытаясь оплатить подписку.

Еще одна проблема открытого доступа — отсутствие структуры научных журналов и архивов. Многие статьи рассредоточены по разным порталам, что затрудняет поиск научной литературы. Как отмечает Дмитрий Семячкин, для решения этой проблемы «необходима некая госполитика, чтобы каждая научная публикация российского ученого была всегда доступна. Для этого необходимо построить инфраструктуру, чтобы были хранилища, правовой стандарт, идентификация. Совокупность всего этого приведет к тому, что обычный потребитель — мы с вами — сможет в два клика найти все, что ему необходимо. Сейчас это невозможно».

Тем не менее, уже сейчас правительственные агентства в разных странах (например, в Великобритании, США, Канаде) начинают понимать недостатки традиционной бизнес- модели и стараться выдавать гранты, в которых прописана необходимость публикации результатов научного исследования в открытом доступе. Например, в законопроекте Австралийского совета по исследованиям предусмотрено, что все исследования, финансируемые этим Советом, должны появиться в открытом доступе в течение 12 месяцев, а Голландия в течение последних нескольких лет пытается открыть для своих граждан доступ ко всем публикациям голландских ученых.

Источники открытого доступа

Концепция открытого доступа породила несколько видов платформ для публикации научных работ. В первую очередь это научные журналы, которые начали появляться в конце 80 — начале 90-х годов 20 века. Первыми журналами открытого доступа были Bryn Mawr Classical Review, Postmodern Culture, The Public-Access Computer Systems Review.

На сегодняшний день одним из самых известных издательств в открытом доступе является BioMed Central (Великобритания), созданный в 1999 году и выпускающий более 250 научных журналов. Нужно отметить, что в октябре 2008 года BioMed Central был приобретен Springer Science + Business Media.

Второй наиболее известный некоммерческий научно-издательский проект — Public Library of Science, или PLoS — был создан в 2003 году, вместе с выпуском первого журнала PLoS Biology. По состоянию на 2017 год он публикует восемь научных журналов: PLoS One, в котором можно найти оригинальные исследования во всех научных дисциплинах, PLoS Biology, PLoS Medicine, PLOS Computational Biology, PLOS Genetics, PLOS Neglected Tropical Diseases, PLOS Pathogens и PLOS Currents, в котором сосредоточены исследования в районах стихийных бедствий, вспышек болезней, редких наследственных заболеваний и филогенетических исследований.

Еще одной платформой для публикации научных статей становятся архивы. Старейшим архивом является уже упомянутый arXiv, наподобие которого были созданы архивы по биологии bioRxiv и социологии SocArXiv.

Одним из крупнейших архивов открытого доступа является Archive of European Integration, созданный в 2003 году доктором социологических наук и библиографом Филом Уилкином. Сайт, с одной стороны, осуществляет публикацию документов Европейского союза, предназначенные для публичного распространения, а с другой — научно-исследовательские работы, подготовленные частными исследовательскими организациями. В январе 2016 года AEI содержало более 41 800 документов ЕС и более 7 300 частных документов.

Еще один архив — Bioline International — был создан некоммерческим кооперативом для обмена работами, опубликованными в рецензируемых журналах с открытым доступом в развивающихся странах Африки, Азии и Южной Америки.

Третьим типом платформ для размещения научных материалов являются специализированные социальные сети. Одной из самых крупных социальных сетей в сфере научной коммуникации является Academia.edu. Она была запущена в сентябре 2008 года, и на данный момент насчитывает более 52 миллионов пользователей, которые добавили на сайт более 18 миллионов документов. Сайт позволяет исследователям делиться и обсуждать рукописи, а также предоставляет пользователям возможность отслеживать популярность своих публикаций.

Остальные социальные сети намного меньше Academia.edu. Например, ResearchGate, также запущенная в 2008 году доктором Иджадом Мадишем, доктором Сёреном Хофмайером и программистом Холстом Фикеншером, на сегодняшний день насчитывает 13 миллионов пользователей.

Нужно также отметить, что существует множество экспериментальных платформ для публикации научных исследований и обмена знаниями. Например, Национальный центр биотехнологической информации создал дискуссионный форум под названием PubMed Commons, представляющий собой текстовую базу данных медицинских и биологических публикаций. PubMed Commons требует, чтобы пользователи регистрировались под настоящими именами, в то время как PubPeer, независимый форум, позволяющий ученым участвовать в экспертном обсуждении научных исследований, разрешает анонимные комментарии. Еще одной из подобных платформ является ELife — журнал и коммуникационный портал, который, опираясь на основные исследовательские фонды в США, Великобритании и Германии, экспериментирует с новыми подходами к предварительным публикациям, а также разрабатывает инструменты для отслеживания рецензий на научные исследования.

Пиратство — тоже решение

Жесткий контроль на рынке научных исследований и непомерно высокая цена доступа к работам вынуждает прибегать к крайним мерам: взламывать сайты журналов и нелегально скачивать работы через университетские библиотеки. На данный момент крупнейшим в мире пиратским ресурсом, сосредоточившим более 62 миллионов научных публикаций, является портал Sci-Hub, основанный студенткой казахстанского университета Александрой Элбакян. В 2009 году в процессе подготовки исследования по нейрокомпьютерному интерфейсу, Элбакян обнаружила, как трудно получить доступ к научной литературе. Лучшие исследования принадлежат научным журналам, доступ к которым академики и студенты в более богатых странах получают через университеты. Независимым ученым и исследователям из более бедных стран чаще всего приходится прибегать к пиратству.

Как и многие начинающие исследователи, Элбакян сначала обратилась к неофициальным онлайн-сообществам, чтобы получить доступ к статьям, которые были ей нужны. По ее словам, она долгое время была участником проекта «Full Text» — российского форума, на котором ученые могли оставить запросы к той или иной статье, и получить ее через тех, кто имел доступ к этому изданию. Поняв, что легче автоматизировать систему, девушка, используя свои навыки в программировании, создала проект Ci-Hub, во многом продолжив дело Аарона Шварца.

Процесс работы проекта лучше всего описан в статье Екатерины Толкачевой «Ci-Hub: «победить копирайт и информационное неравенство»: «Sci-Hub — это автоматизированный скрипт, который качает статьи с сайтов издательств по запросу пользователя. Доступ к защищённым ресурсам осуществляется через систему прокси-серверов, поэтому для работы покупаются анонимные и университетские прокси. Скачанные пользователями статьи архивируются и накапливаются в библиотеке дружественного сайта Library Genesis. Таким образом, сервис не только обходит закрытый доступ, но и размещает добытые материалы в открытом доступе».

Проект не взимает плату за доступ к статьям и существует на пожертвования. Помимо автоматизированного механизма, он пополняется за счет добровольцев, которые скачивают статьи через университетские библиотеки. Многие исследователи отмечают, что на данный момент на Sci-Hub можно найти намного больше свежих исследований, нежели на сайтах научных журналов или университетских библиотек. Сама Александра Элбакян отмечает, что ее проект не только делает знание доступным, но и помогает обратить внимание общества на существующие проблемы в сфере научной коммуникации: «Проект Ci-Hub направлен на то, чтобы предоставить доступ всем и распространить научные знания максимально широко. С законодательной системой нужно работать, чтобы доступ к знаниям невозможно было бы ограничивать. Корректировка законодательства — это одна из задач проекта Sci-Hub».

Тем не менее, что хорошо для ученого сообщества, то плохо для научных издательств: после резкого роста популярности проекта на него обратила внимание компания Elsevier, статьи которой запрашивают до 80% пользователей ресурса. Поскольку, согласно букве закона, действия Александры Элбакян являются нелегальными, в 2015 году Elsevier подал на нее в суд, который вынес предварительный судебный запрет на работу сайта. Александру Элбакян это не остановило: девушка продолжила свою работу, используя разные доменные имена и IP-адреса.

В мае этого года Elsevier предоставил суду список из 100 статей, нелегально опубликованных на Sci-Hub. 22 июня 2017 года суд обязал Александру Элбакян, а также проект Library of Genesis выплатить Elsevier 15 миллионов долларов за нарушение авторских прав. Абсурднее всего в данном случае звучат слова Марии А. Палланте, президента и исполнительного директора Ассоциации американских издателей: «Суд не спутал нелегальную активность с общественным благом. Как раз наоборот, суд сравнил деятельность ответчика с вопиющим и радикальным нарушением и подчеркнул ключевую роль авторского права для продвижения научных исследований и защиты общественных интересов». Радует в данной ситуации то, что Элбакян неподвластна американской юрисдикции и не имеет имущества в США, и в связи с этим, скорее всего, выплачивать компенсацию Elsevier не будет.

В то время как одни ученые называют Элбакян «Робин Гудом открытого доступа», другие опасаются, что проект нанесет ему больше вреда, чем пользы: зная, что в мире существует портал, на котором можно найти бесплатные научные статьи, многие ученые так или иначе ослабят попытки борьбы с нелегальной приватизацией научного знания. А библиотеки, тем временем, так и продолжат платить за подписку.

Что ждет нас в будущем?

Критики открытого доступа заявляют, что ученые, которые не могут получить доступ в своем университете, якобы всегда могут получить его через национальные библиотеки. К тому же, если при государственном финансировании в грантовую поддержку можно заложить средства для публикации статьи в открытом доступе, то частные организации, активно финансирующие исследования в Японии и Швейцарии, вряд ли будут выделять на это деньги, поскольку для них важнее получить решение той или иной наукоемкой задачи.

В связи с этим модель открытого доступа является экономически неустойчивой, и подобные научные журналы редко окупаются даже спустя 2-3 года. К тому же, при оплате статьи самим ученым может возникнуть конфликт интересов, поскольку издание будет заинтересовано в том, чтобы опубликовать как можно больше статей, невзирая на их качество. Оправдывая высокие цены на подписку, ученые говорят, что научные издательства с традиционной моделью тратят эти средства в том числе на финансирование новых исследований и разработку новых продуктов: например, Elsevier инвестировал не менее 45 миллионов фунтов стерлингов в свою службу ScienceDirect за последние пять лет, а также разработал бесплатную научную поисковую систему Scirus.

Эта критика во многом справедлива, и она безусловно нужна в первую очередь для того, чтобы скорректировать модель открытого доступа, которую, несмотря на ее неоспоримые достоинства, пока еще сложно назвать идеальной. Остаются вопросы, связанные с тем, кто будет платить за публикацию, каким образом будет осуществляться рецензирование, как избежать конфликта интересов и повысить финансовую устойчивость журналов открытого доступа. На решение этих задач в любом случае потребуется время.

Тем не менее, олигополия научных издательств рано или поздно исчезнет: в мире, где каждый привык получать оперативный, постоянный, онлайновый и в большинстве своем бесплатный доступ к информации по-другому просто не может быть. В интернете с каждым годом появляется все больше проектов, которые нацелены на открытую публикацию научных статей, все больше пиратских ресурсов, пусть и не таких масштабных, как Sci-Hub, выуживают статьи из рецензируемых научных изданий, работающих по традиционной модели. Научное сообщество тоже не остается в стороне: например, в Финляндии несколько тысяч ученых подписали петицию, в которой обязались отказывать Elsevier в рецензировании. Цель петиции — заставить издательство снизить цены на подписку и пойти по пути открытого доступа. Периодически подобные петиции возникают в разных исследовательских объединениях, при этом ученые отказывают даже в публикации своих статей, предпочитая журналы открытого доступа, чей престиж со временем только растет. Что немаловажно, о неадекватности системы распространения научных статей задумываются уже целые государства, так или иначе реформируя систему.

Возможно, на данном этапе научным издательствам стоит пойти по «зеленому» пути, постепенно сокращая сроки эмбарго от 12 и более месяцев до нескольких недель, а также значительно снизить цены на подписку, сделав знания более доступными. В этом случае можно будет говорить об адекватном диалоге между исследовательским сообществом и научными издательствами, который рано или поздно сможет привести общество к компромиссу.

Примечания:

1. Финансовый отчет RELX Group за 2016 год. [Электронный ресурс]: https://www.relx.com/investors/annual- reports/2016

2. Финансовый отчет компании John Wiley & Sons за 2015 год. [Электронный ресурс]: http://www.wiley.com/legacy/about/corpnews/FY12_10K.pdf

3. Финансовый отчет компании Informa.pls за 2016 год. [Электронный ресурс]: https://informa.com/Documents/Investor%20Relations/2017/Informa%202016%20Full%20Year% 20Results%20Statement.pdf

4. Там же.

5. Стоимость подписки на научные журналы компании Taylor & Francis Group. [Электронный ресурс]:http://www.tandf.co.uk/journals/pdf/price.pdf

6. M. Taylor. Открытый доступ: кто будет платить? [Электронная регистрация]:http://noosphere.ru/news/otkrytyy-dostup-kto-budet-platit-57326c075f1be71325248abc

7. Там же.

8. Там же.

9. Там же.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Деньги против знаний

Смогут ли крупнейшие научные издательства работать по модели открытого доступа

С момента, когда сфера научной периодики стала осваивать интернет-пространство, ее участники разделились на два лагеря. Для одних современные технологии стали возможностью сделать знания более доступными, другие же восприняли их как способ увеличения заработка. К первым относятся ученые. Они заинтересованы в том, чтобы их исследования распространялись как можно шире. Ко вторым – компании, для которых научная периодика является прежде всего бизнесом.

04.12.2017 16:00, Алена Глазунова


Первые научные шаги

Советы начинающим исследователям

Многие из тех, кто решил заняться наукой, испытывают трудности во время написания своей первой научной статьи. С чего начать? Как подобрать подходящую тему? Где можно опубликовать свою научную статью? Отвечаем на все вопросы и поэтапно разъясняем план действий вместе с Григорием Прутцковым, доцентом факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

03.12.2017 18:00, Наталья Глухова


Поделиться с миром

Нужно ли студентам публиковать свои ВКР и где это лучше сделать

За последние 5 лет вышло несколько законопроектов об обязательной публикации дипломных работ, научных исследований и диссертаций. Появилось и множество интернет-платформ, на которых любой исследователь может опубликовать свою научную работу на определенных условиях. Рассказываем, где и как это можно сделать.

30.11.2017 19:00, Евгений Рассказова


Жизнь науки в киберпространстве

Как трансформируются научные журналы в XXI веке

К 2020 году результаты всех европейских научных исследований, финансируемых за счет государства, появятся в открытом доступе. Решение было принято в 2016 году в рамках проекта общеевропейской инициативы Innovation Principale. Переход к системе открытого доступа – главная тенденция 21 века в сфере научной периодики. Она обоснована олигополией научных издательств «большой пятерки» на рынке и активным развитием информационных технологий.

29.11.2017 19:00, Алена Глазунова


Ради общественного блага, славы и денег

Конкурсы ВКР и диссертаций в России

Научную деятельность в России стимулируют как могут: кнутом, пряником, законопроектами и солидными грантами. Один из инструментов мотивации – конкурсы ВКР и диссертаций. Дипломы идут в профессиональное портфолио, у студентов и молодых ученых появляется возможность предстать перед экспертами и получить денежный приз на реализацию собственного проекта.

28.11.2017 16:00, Ольга Кареева


Написал – опубликуй

Где и как выпускники Европы публикуют свои дипломные работы

Многие зарубежные университеты признают важность открытого доступа и предоставляют своим студентам возможность публиковать дипломные работы на различных порталах. Это не только способствует развитию науки, но и делает саму образовательную систему прозрачнее. Студентов такая политика мотивирует создавать более качественные научные материалы, при этом значительно повышается как цитируемость работ, так и рейтинг университета. Рассказываем, где публикуют свои ВКР студенты из Чехии, Германии, Италии и Швеции.

26.11.2017 16:00, Наталья Глухова


Культура свободного обмена

Перспективы открытой науки обсудили на Культурном форуме

17 ноября в рамках VI Санкт-Петербургского международного культурного форума на площадке СПбГУ состоялся круглый стол «Open Access: новая культура публикации, доступа и защиты научной информации». В мероприятии приняли участие представители Общества Макса Планка, Минкультуры РФ, Минобрнауки РФ, университетов, библиотек и некоммерческих организаций.

25.11.2017 13:00, Агент Ноосферы


От пособия по написанию курсовой до исследования по кибербуллингу

Выбор редакции: самые интересные работы на портале «Научного корреспондента»

В наш топ-8 вошли четыре дипломных, два исследования и две курсовые. О чем были написаны работы, в каких университетах создавались и почему их стоит прочитать.

24.11.2017 16:00, Евгения Рассказова


Списать или не списать

Что студенты думают о публикации ВКР в открытом доступе

На обсуждение вынесен проект закона «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О рекламе" и статью 59 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"», который предполагает обязательную публикацию в сети выпускных работ студентов специалитета и магистратуры. Некоторые выпускники выступают против размещения работ онлайн, поскольку не хотят слышать критику в свой адрес. Другие – боятся не пройти антиплагиат. Мы поговорили со студентами российских вузов и выяснили, как они относятся к законопроекту.

21.11.2017 16:00, Наталья Глухова


От дипломов сомнительной ценности до мировых рейтингов

Как развивалось высшее образование в США

Уровень обучения в первых американских колледжах был довольно низкий, а их основателей больше вдохновляли не идеи просвещения, а потенциальная прибыль. Сейчас высшее образование в США считается одним из лучших в мире, страна лидирует по количеству научных открытий и проводимых исследований. Профессор Школы образования Стэнфордского университета Дэвид Лэбэри в своей статье для Aeon объясняет, как эволюционировала американская образовательная система и почему этот опыт невозможно скопировать.

18.11.2017 13:00, Ksenia Donskaya






 
<font size=2>Прозрачное<br>образование</font>

Новости

Публикация ВКР для специалистов и магистров станет обязательной
Внесен законопроект «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О рекламе" и статью 59 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"», в соответствии с которым предполагается обязательная публикация выпускных работ студентов специалитета и магистратуры.
Проект «Научный корреспондент» представлен на конференции «Антиплагиата»
27 октября в Липецке в рамках международной научно-практической конференции «Обнаружение заимствований – 2017», проводимой компанией «Антиплагиат», состоялась презентация проекта «Научный корреспондент». Об инициативе по открытой публикации выпускных квалификационных работ студентов российских вузов рассказал президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский.
Продолжается прием заявок на участие в Общероссийском гражданском форуме-2017
V Общероссийский гражданский форум «Диалог. Солидарность. Ответственность» пройдет 25 ноября в Москве, в гостинице «Космос». В этом году Форум будет посвящен теме «Будущее России: федерация, регионы, города». Прием заявок продолжится до 5 ноября. Подать заявку можно здесь.
Открыт набор в Зимнюю школу университета КГИ
Какие темы федеральной и региональной повестки определят наше ближайшее будущее? С какими вызовами стране и гражданскому обществу придется столкнуться в скорой перспективе? Куда могут быть приложены усилия городов и территорий в лице активной части российского общества? Зимняя Школа Университета КГИ приглашает вас вместе с экспертами обсудить эти и многие другие вопросы 13-16 декабря 2017 года в подмосковном Звенигороде.
МГУ открыл дополнительный набор на обучение арт-менеджеров
С 24 по 29 августа философский факультет МГУ имени М.В. Ломоносова проводит дополнительный набор на новую образовательную программу «Прагматика и менеджмент культуры».

 

 

Мнения

Ирина Левова, Глеб Шуклин

Паралич знания

Как спасти образование и науку в России?

Сегодня в России нет баз данных научных публикаций. Более половины научных изданий даже не оцифрованы и остаются недоступны для студентов и преподавателей из других вузов, не говоря уже о простых гражданах. А в западные базы крайне редко попадают статьи российских учёных. Иногда какому-то из российских вузов выделяют средства на доступ к западной базе, что воспринимается учёными как праздник: база тут же «сливается» и далее распространяет бесплатно. За это доступ университета надолго блокируется.

Артемий Никитов, заместитель Генерального директора ФГУП "ЦАГИ"

Copy-Paste

Почему плагиат можно и нужно побеждать

В последнее время много говорится о необходимости борьбы с плагиатом в студенческих и научных работах, о катастрофическом положении дел в этом вопросе и предлагаются различные, в том числе экзотические методы борьбы.

Иван Засурский

Победить плагиат легко

Реформу образования важно начать с общедоступности учебных и квалификационных работ

Новый кабинет министров, по всей видимости, сможет начать глубокие реформы в науке и образовании, однако об их содержании пока приходится только догадываться. Тем не менее тема общедоступности учебных и квалификационных работ уже стала предметом консенсуса среди экспертов, а АСИ собирается обратиться в правительство с конкретными предложениями, которые поддержит и Сколково.

Юлия Эйдель

Эпидемия прозрачности: теперь дипломы!

Скандалы с диссергейтами покажутся вам цветочками

Новостной ажиотаж вокруг Минобрнауки этой весной впечатляет. Истории с диссергейтами перешли в плоскость медийно-судебных разбирательств с чиновниками-диссертантами, информационных атак против министра Ливанова в СМИ и блогерских вбросов. На этой неделе тема дополнилась проверкой из прокуратуры с последующим увольнениям сотрудников ВАКа и отставкой замминистра Федюкина. Но главная новость Минобранауки прошла мимо первых полос...

Константин Деревянко

Государство, бизнес, общество — социальное партнерство

В рамках реализации национальной программы поддержки и развития чтения

На недавнем съезде Российского книжного союза было сказано немало правильных слов о поддержке книгоиздательской отрасли, однако носили они по преимуществу общий характер. Попробуем разобраться в складывающейся ситуации с конкретными цифрами в руках – чтобы сделать соответствующие выводы и выдвинуть конкретные предложения.

Николай Горькавый

Олигархи — марионетки учёных

С чем ассоциируются «новые технологии»? С айподами, плазменными экранами и прочими гаджетами. Это хорошие деревья, но не лес. Кроме создания удобств и комфорта, современные технологии выполняют ещё две функции — возможно, более важные, чем первая. Сумма технологий обеспечивает социальную пластичность и права личности.

Екатерина Сальникова

Потерянные и ищущие

«Школа» и Lost завершились

На днях завершились два культовых сериала — «Школа» и Lost. Какой из них больше ассоциируется с понятием потерянного поколения, сказать трудно. Персонажи потеряны более, нежели создатели, которые тоже потеряны.

Ольга Шнырова

Раздельное обучение

Выгоды и риски

В нашей стране совместное образование было введено в мае 1918 года с целью устранить неравноправие женщин и мужчин в этой области. В 1943-м была предпринята попытка ввести раздельное обучение мальчиков и девочек в семилетних и средних школах Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик, областных и краевых центров и ряда крупных промышленных центров СССР. Этот эксперимент был отменён в 1954 году.

Елена Дунаева

Буквы разные писать учат в школе?

Естественная типология родителей

Золотая середина — дело хорошее, но, как известно, на практике труднодостижимое. Поэтому родители будущих первоклассников склонны впадать в крайности. Одни исступлённо занимаются ранним развитием почти с пелёнок, другие же принципиально не желают забивать ребёнку голову до поступления в школу, где, как известно, должны научить всему…

Ян Левченко

Победить классный час

Сказка о потерянном времени и воспитании патриотизма

Школа — не университет, где иные преподаватели могут вернуться к середине сентября. В школе начинают как следует. С самого что ни на есть классного часа, либретто которого сочиняют в министерстве образования и директивно рассылают по всей стране. В этом году мне довелось ознакомиться с методическими рекомендациями по организации классного часа, посвящённого 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

«Антиплагиат» и осетрина второй свежести

Константин Рудаков: «Моральный климат в среде авторов и исполнителей заимствованных диссертаций ужасный. В такой атмосфере не рождается полноценный научный труд»

«Антиплагиат» выполняет простую задачу – поиск источников заимствования в проверяемом тексте. Но вокруг системы ходят слухи и разгораются споры, её продолжают демонизировать, представляют как орудие борьбы политиков и чиновников, и даже как инструмент сексуальных домогательств преподавателей к студенткам. Писатель Михаил Лифшиц поговорил с Константином Рудаковым, чл.-корр. РАН и профессором ВМиК МГУ,стоявшим у истоков этой истории.

Игорь Федюкин: «Многие российские диссертации не выдерживают критики»

Замминистра образования о профессиональных стандартах научного сообщества и о том, почему российские ученые не стремятся участвовать в международном научном процессе

В Министерстве образования и науки Игорь Федюкин занимается научно-технической политикой, международными отношениями и вопросами подготовки и аттестации научно-педагогических кадров. Недавно именно вопросы аттестации приковали всеобщее внимание в связи со скандалами вокруг диссертаций новоиспеченного директора Колмогоровской школы при МГУ Андрея Андриянова, политиков Владимира Тора и Владимира Бурматова.

Тина Канделаки: «Политика и блогинг — это разные вещи»

Двойные тарифы ГИБДД и гражданское общество в Рунете

Канделаки работает на телевидении, ведёт активную деятельность в Общественной палате РФ, читает лекции о развитии интернета в РГГУ и руководит собственной продюсерской компанией. В интервью Тина рассказала, на чьей она стороне в истории с «кремлёвским червём», что стало с традициями чёрного пиара и как победить коррупцию в России.

«Необходимо отказаться от самой идеи производства винтиков для социальной машины»

Интервью с Дэвидом Грибблом, учителем с многолетним стажем, писателем, активистом свободного образования

Основные принципы свободного образования — уважение и вера в детей. Свободный выбор занятий. Равноправные отношения между детьми и взрослыми. Дети и учителя вместе несут ответственность и принимают участие во всех школьных делах.

Татьяна Клячко: «Учиться всю жизнь не роскошь, а необходимость»

О непрерывном образовании, неакадемических и вымирающих профессиях

Доктор экономических наук, директор Центра экономики непрерывного образования Академии народного хозяйства при правительстве РФ Татьяна Клячко рассказала «Часкору» о том, что нам ещё учиться и учиться.

Учитель Лада Сыроватко: «Новый курс возвращает учителя к роли наставника и собеседника»

Учителя возлагают большую надежду на новый школьный предмет «Основы религиозных культур и светской этики»

Кандидат педагогических наук, учитель высшей категории, победитель конкурса «Лучший учитель» в рамках ПНПО (2006), обладатель медали им. Ушинского за вклад в методическую науку Лада Викторовна Сыроватко поделилась мнением о новом курсе «Основы религиозных культур и светской этики» в своём интервью «Частному корреспонденту».

Элеонора Бараль: «Наша задача — сделать всё, чтобы они чувствовали, что этот мир — это их мир»

Уникальный опыт московской школы № 299, где 15 лет практикуют инклюзивное образование без всяких государственных программ

Инклюзивное образование, то есть обучение детей с различными физическими отклонениями в классах обычных общеобразовательных школ, в нашей стране только развивается. И все проблемы, связанные с ним, интересуют как педагогов, так и родителей особых детей. А проблем множество. Это и обучение учителей, и работа с родителями, и техническое оснащение школ специальным оборудованием, а главное — подготовка той среды, в которую попадут дети-инвалиды.

Дмитрий Крымов: «Театр художника. Художник театра…»

Театр ищет выход из кризиса в новых формах

«Театр художника» ставит на первое место «картинку», создавая спектакль как череду зрительных образов. Во главу угла здесь ставятся визуальные символы, воздействующие на зрителя сильнее текста пьесы или актерской игры. Лидером такого художественного театра является Дмитрий Крымов.