Подписаться на обновления
16 октябряСреда

usd цб 64.2548

eur цб 70.8473

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Виктор Топоров   понедельник, 12 июля 2010 года, 09:40

На фоне Кушнера снимается семейство
Любое настоящее стихотворение повествует обо всём сразу: о Боге, о природе, о жизни и смерти, о любви, о войне, о родине и, естественно, о самом поэте


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Беда подобных антологий — и конкретно «Аничкова моста» — не в том, что плевелов там больше, чем зёрен (здесь как раз имеется пространство для спора), а в том, что одни перемешаны с другими, и перебирать всё заново приходится всё равно самому читателю.

Вышла объёмистая антология «Аничков мост» (современные поэты о Петербурге) — вышла под эгидой поэтического фестиваля «Петербургские мосты» — и, как объявлено, положила начало целой серии сборников, связанных как с ежегодным фестивалем, так и с еженощно разводящимися мостами.

Немзер устал из-за того, что рухнул чуть ли не его личный литературный проект «Девяностые годы», а Данилкин — из-за того, что рухнул (черту подвёл кризис) чуть ли не его личный проект «Нулевые годы». Печально, но факт.

То есть, надо полагать, уже через год (а то и через полгода; периодичность этого суперальманаха сейчас уточняется) выйдет «Литейный мост» (современные поэты о любви), и я даже знаю, что за граффити надо будет вынести на обложку.

Впрочем, фестивальные поэты — публика сравнительно целомудренная, и сборник стихов о любви наверняка будет называться «Поцелуев мост» (есть в Питере, через Мойку, и такой).

Составительница сборника и «душа» фестиваля — петербургская поэтесса и куратор Галина Илюхина. «Вполне ничтожная околопоэтическая дама», как уже успел охарактеризовать её Дмитрий Кузьмин, что, безусловно, следует в его случае расценить как объяснение в платонической любви и далеко не в платонической ревности.

Потому что Илюхина — поэт и куратор, да и сам Кузьмин — поэт и куратор. Как куратор Илюхина пока проигрывает Кузьмину, но стремительно сокращает разрыв. А вот как поэты в общей для них обоих (и отнюдь не самой тяжёлой) весовой категории они идут ноздря в ноздрю — Илюхина, пожалуй, даже на полкорпуса впереди.

И за ней, если не весь Питер, то ЛИТО «ПиИтер», спаянное как «профессиональный отряд рабочих-революционеров», фестиваль и вот теперь антология...

Двадцать лет назад я назвал статью о ленинградских поэтах (их тогда в Союзе писателей было ровно сто штыков и сабель) «Серой сотней».

Вряд ли помня об этом, Галина Илюхина тем не менее включила в свою антологию всего девяносто семь человек including herself, причём не только нынешних или бывших петербуржцев, но и фестивальных «гостей города» (Александра Кабанова, Геннадия Каневского, Игоря Караулова, Бахыта Кенжеева, Светлану Кекову, Алексея Остудина, Алексея Цветкова и др.).

Так или иначе, перед нами третья (если не пятая) антология стихов о Петербурге. Потому что ещё в советское время дважды (в изменённом составе) выходил сборник «Петербург — Петроград — Ленинград в русской поэзии» в «Лениздате», а в 1990—2000-е — тоже дважды и тоже с изменениями аналогичный сборник в «Лимбус Пресс».

Не люблю тематических антологий: главным образом потому, что не нахожу в них заранее продекларированного системообразующего смысла.

Любое настоящее стихотворение повествует обо всём сразу: о Боге, о природе, о жизни и смерти, о любви, о войне, о родине (малой родине в том числе) и, естественно, о самом поэте.

Привязка к месту действия (если речь, как в нашем конкретном случае, идёт о городе) не более чем условность.

Как, допустим, в стихотворении, не исключено, самой юной участницы антологии Элины Леоновой:

Ты не был поэтом, и я не была поэтом.
Мы были фантомами, пылью, фонарным светом
В квартире художницы на этаже высоком,
Где пахло бумагой, маслом, лимонным соком.

Покуда мы спали, и после, когда проснулись,
Хозяйка квартиры сидела на жёстком стуле
В тельняшке на вырост и тёплых носочках алых.
И бог её знает, что она рисовала

В рассвете, неповторимом по-петроградски,
Испачкав скулу случайно лазурной краской, —
Бессчётные мысли чужие, узор обоев,
Пустынную площадь,
Но точно не нас с тобою.

«Петроградская неповторимость рассвета» здесь, как и в большинстве стихов сборника, не более чем условность: «в сапожных и художных мастерских» бесприютные парочки остаются на ночь повсюду.

Не более чем условность или, как в стихотворении без малого шестидесятилетнего Николая Голя «Петербургская топонимика», злостное хулиганство:

Гудки телефона — протяжные, длинные.
Ну где же ты, где?.. Наконец подошла.
«...В двенадцать часов. На Пятнадцатой линии.
Ну да, на Васильевском. Возле угла».
И двинулись оба дорогой знакомой,
Но нет, не сумели друг друга найти:
Приспичило даме пойти по Большому,
По Малому мне захотелось пойти.

Беда не в том, что перед нами образчик сортирного юмора, а в том, что, кроме сортирного юмора, в этом восьмистишии вообще ничего нет! Нет в частности и заранее объявленной «петербургской топонимики», потому что между Большим и Малым проспектами Васильевского острова проходит параллельно им обоим Средний, но он в сортирную схему не вписывается.

Но не идёт и «прямой шар» петербургской топонимики, как, например, у юной Наили Ямаковой, сочиняющей словно бы по путеводителю (пусть не туристическому, а сугубо личному):

Мой бедный город над широкою рекой.
Блокадный, булочный, молочный, обувной.
Мой Лиговский, Суворовский, Литейный.
Тот диспансер в Песочной, парк в Удельной,
Где нас нашли награда и беда.

Сенатская, покрытая позором,
Ты на Гороховую выйдешь под надзором,
Пойдёшь в Сибирь, ничейная жена.
И вот уже расстрелянный Исакий,
И вот уже железная руда.

Не могу не пересказать по новой исторический анекдот о поэтической топонимике Петербурга. Московский поэт Андрей Чернов некогда выпустил «Поэтическую азбуку Петербурга».

«А что у Чернова на букву «х»?» — подумал я, листая богато изданный альбом у прилавка.

На букву «х» у Чернова оказалась... Академия балета!

То есть написал-то он свой стишок про Хореографическое училище имени Вагановой, но, пока книгу готовили к печати, училище переименовали в академию — название исправили, а перевёрстывать из-за такой «мелочи» книгу просто-напросто поленились.

Что там у Чернова на букву «а» я тогда, помнится, посмотреть даже не решился.

А вот зато что у московской гостьи Марии Ватутиной на букву «к» — в стихотворении «Комарово»:

Преследует товарного состава
Тяжёлая беременная сталь.
Всё сотрясает землю. Виртуаль-
ный Бог идёт, чтоб здесь, сменив октаву,
Устроить суд, не скорый на расправу.

Такой, как в Комарово, в глубине
Подтопленного паводком, рябого
Погоста ведомственного.
Любого
Есть повод пожалеть и нам, зане
Оборотится прахом даже Слово,
Не говоря уже о трепотне
Паломников, бредущих в Комарово.

«Трепотня паломников» — сильный оксюморон (особенно когда рифмуется с церковнославянским «зане»), да и «виртуаль» хороша, да и «беременная сталь» тоже, но дарёному стиху от «гостей города» в этой антологии в строку не смотрят — и в результате в неё попадает всякое лыко.

Сама честно отработав на чисто топонимическом поприще («Городское половодье», «Мой город» «Зимнее петербургское»), составительница, очевидно, пришла к разумной мысли о том, что город, пусть и пятимиллионный, всё же не может стать ни темой, ни лейтмотивом полноценной поэтической антологии, но только поводом для издания под общей обложкой сотни без малого современных стихотворцев, в основном проживающих в Питере.

Скорее всего, Илюхина ориентируется (в меру своего разумения) на пусть и трудно уловимую, но совершенно определённую «петербургскую ноту», по аналогии с широко известной «парижской».

Пятнадцать лет назад, составляя при участии Максима Максимова антологию «Поздние петербуржцы» (1995), я поступил именно так и даже драматически заострил тезис: «Нет душевного надлома, значит, нет и поэта».

Тогда как в антологии «Петербургская поэтическая формация» (2008) упор был сделан на интонационное, просодическое, стилистическое и версификационное разнообразие любой ценой, а вернее, конечно, всеми правдами и неправдами.

Что ж, художника надо судить по законам, им самим над собой признанным, и составителя антологии наверняка тоже.

Галина Илюхина тут не исключение.

Считается, что, анализируя состав той или иной антологии, следует обращать внимание на то, что в ней есть, а не на то, что в неё по тем или иным причинам не попало.

И это вдвойне справедливо в отечественной традиции, в которой как-то не принято, наряду с реальными участниками антологии, приводить в книге имена тех, кому «было предложено», но он предпочёл отказаться (в англо-американских антологиях такие сведения, как правило, публикуются).

Беспартийный бабник, выпивоха и жизнелюб, переводчик по профсоюзной линии, не скрывающий, впрочем, своего, пусть и внештатного, сотрудничества с «органами», бросив жену и дочь, в поисках колбасы и свободы бежит — для начала — из Венгрии в Австрию...

Впрочем, отказываться от участия даже в безгонорарных сборниках у нас тоже как-то не принято.

Поэтому можно с известной долей уверенности предположить, что составительница просто-напросто не догадалась обратиться к поэтам моего поколения: Тамаре Буковской, Евгению Вензелю, Александру Миронову, Петру Чейгину, Виктору Ширали, а также (из числа «поздних петербуржцев») к более молодым: Анджею Иконникову-Галецкому, Николаю Кононову и Ирине Моисеевой, а из «наших бывших» к «новым американцам» Полине Барсковой и Евгению Сливкину. По загадочной для меня причине отсутствует и Алла Горбунова.

Все остальные «невстречи» произошли, полагаю, вполне осознанно.

Сделав упор на традиционный стих, составительница сознательно «отсекла» Аркадия Драгомощенко, Александра Скидана, Дмитрия Голынко-Вольфсона и прочих агрессивных «вавилибристов».

Почему-то попал под эту раздачу и безобидный верлибрист Арсен Мирзаев. Его друг и коллега Валерий Земских с двумя хокку-переростками представительствует здесь за весь авангардизм. Места в антологии не нашлось даже Виктору Сосноре.

Не приглашены две знаменитые поэтессы-матерщинницы Ирина Дудина и Наталья Романова. При том, что Романова (наряду и наравне с включённым в антологию Евгением Мякишевым) несколько последних лет царит на петербургских поэтических подмостках.

Отсутствует и очень юная, но уже вполне заметная Настя Денисова. А из тех, что самую малость постарше, — Никита Миронов.

Не приглашены, очевидно, «утконосы» (они же «Новая камера хранения»), хотя пишут эти великовозрастные дядечки и одна тётечка в традиционной манере и в общем-то ничуть не хуже «среднего по больнице».

К «полицейскому минимуму» сведена в антологии «крутая патриотика» (присутствуют лишь Алексей Ахматов, Раиса Вдовина, Глеб Горбовский и Евгений Лукин; последний, кстати, совершенно напрасно), при том, что и Горбовский здесь какой-то нарочито невнятный — ни тебе «Ночных фонариков», ни «На углу Садовой у магазина шляп», ни «Из павильона «Пиво-воды». Зато сильно и свежо звучит голос очень уже немолодой Вдовиной:

Бывшая улица Герцена,
Бывшая улица Гоголя,
Бывшая улица Сердцева,
Бывшая улица Богова?

Всё это куплено-продано,
Изменено-переделано.
Где она, бывшая Родина?
А настоящая — где она?

Такой вот реприманд любящим Мандельштама «оккупантам» (из другого вдовинского стихотворения) от имени изгоняемых из исторического центра города «виноватых без вины».

В отсутствие авангардистов, вавилибристов, матерщинников и всех остальных вышеперечисленных из антологии оказался почти полностью изгнан «бродский дух» (уцелев разве что в подборке виртуозно владеющей стихом, но малооригинальной Вероники Капустиной, да у заведшей его в театр на мандельштамовскую «Федру» Татьяны Алфёровой, да у пары-тройки «иронистов», лучший из которых здесь москвич Караулов).

Однако свято место пусто не бывает: вместо коллективного Недобродского в антологии восторжествовал коллективный Кушнер.

С довольно сильной поправкой на коллективного Лейкина.

Второе имя, несомненно, нуждается в пояснении. Однако сначала о первом.

Именно кушнеровское ноу-хау — взять какую-нибудь заведомую банальность и разогнать её на несколько низкотемпературных четверостиший (или шестистиший) в произвольном, но непременно заёмном размере — выделывает вензеля на здешнем балу, правит который, естественно, сам пять лет назад произведённый в «Поэты» маэстро.

Москва всеядна — Петербург спесив,
Через губу цедящий свой залив
И прочие нетленные красоты.
Его синдром — эстетских триста лет,
И триста ран, и триста мёрзлых бед,
И триста мойр, и бремя позолоты.

Как холодно здесь статуям стоять
Под снегом северным, под ветром, что опять
Не в паруса, а в лица дует рьяно.
Здесь воздух зыбок, и зыбуча твердь,
Здесь жизнь — жиличка, здесь хозяйка — смерть,
И лишь пространства дышат без изъяна.

          (Елена Елагина)

Вячеслав Лейкин (с Кушнером они примерно одного возраста) долгими десятилетиями руководил литературным объединением юных поэтов.

Через его руки (к счастью, далеко не всегда буквально) прошли десятки нынешних стихотворцев, в том числе и немало участников сборника «Аничков мост».

И все они нынче пишут (да и всегда писали) более-менее одинаково.

Заведомая банальность (по Кушнеру) плюс не по возрасту пионерский задор и непременно звонкая, а лучше каламбурная рифма (по Лейкину).

Леса колышутся вдали,
Иду нейтральною полоской.
Привет вам, жители земли
Обетованной, жирной, плоской!..

В колючей проволоке двор,
Я чуть помедлил у забора.
В окно хозяин смотрит: вор!
Хрипит собака, чует вора.

Хозяин, бей меня в лицо!
Рви, пёс, меня за ягодицы!
Вдруг я хочу украсть крыльцо,
Клубникой тайно насладиться!

Сюда бы танку напролом!..
Иду назад, в заборы тычась.
Нет грани меж добром и злом,
Когда добра на много тысяч.

Это сам «мэтр». Стихотворение 1969 года, поэтому оно отдаёт «тайным наслаждением» молодым Евтушенко. А вот рвёт себе ягодицы один из воспитанников «мэтра» — Вадим Пугач:

Люблю окраины, края,
Люблю районы новостроек.
Архитектурная струя
Мощней риторик и героик.

Асфальтовый глубинный бред
Мощней булыжного мощенья.
Бесперспективен беспросвет
В конце проспекта Просвещенья.

Сюда не едет дон Альвар,
Готовя месть вдове коварной,
Но поэтический бульвар
Процвёл поэзией бульварной.

Какой дон Альвар? Какой беспросвет? Какое там «мощней булыжного мощенья»? Погонные километры пустой, хотя и довольно мастеровитой версификации.

И вот такого — кушнеровского и/или лейкинского — в антологии примерно треть. И ещё треть — «пиИтерски»-дружественного и гостеприимно-фестивального.

То есть, поскольку эти две заведомо гиблые трети частично накладываются друг на друга, сборник, пожалуй, следовало бы сократить не втрое, а всего-навсего вдвое, и он от этого только выиграл бы.

По гамбургскому счёту выиграл бы, разумеется.

Однако при таком раскладе оказался бы непоправимо нарушен принцип дружественности, принцип фестивальности, принцип тусовочности.

Тоже не годится!

Поэтому в шеренге демократически выстроенных по алфавиту стихотворцев талантливейший Валентин Бобрецов оказывается зажат с двух сторон Владимиром Беляевым и Владимиром Борискиным; доброго молодца Евгения Мякишева обступают Вадим Муратханов (Москва) и Виталий Нестеренко; к Сергею Стратановскому присоседивается Сергей Стукало (и через одного — Александр Танков); практически в двойном матерном соседстве («Хер» и «Ху») вынужденно пребывает одна из трёх лучших поэтесс сборника, Оля Хохлова, тогда как две другие — Ирина Знаменская и Елена Игнатова — счастливо идут друг за дружкой и так далее.

Открывает сборник Наталья Абельская. Хорошая поэтесса, вот только первая строка первого стихотворения (первого во всей антологии) подкачала: «Осенние помыслы чИсты». То есть как поэтическая вольность оно, может, и сошло бы, но это несловарное ударение следовало бы как-то выделить. А то получилось как-то слишком по-фестивальному.

Закрывает сборник уже упомянутая Наиля Ямакова.

То есть фактически закрывает его Михаил Яснов, но это очередная академия балета, потому что «Яснов, понятно, псевдоним, а что скрывается под ним, ещё написано на роже и кое-где пониже тоже».

У Яснова, впрочем, ещё в бытность его Гурвичем было довольно сильное стихотворение 1975 года «Проходные дворы», и оно вполне правомерно включено в антологию.

Вот только место ему, и только ему (причём самое место), — между Ольгой Гришиной (Лёвен, Бельгия) и Александром Давыденковым.

А антологию лучше было бы закончить Ямаковой (а перед ней — Леной Элтанг из Вильнюса, попросив не беспокоиться Рафаэля Шустеровича из Ришон-Ле-Циона, Израиль, и многих, многих других).

Угловатый господин
Шёл по городу один,
Шапкой закрывая уши
От надзорных холодин.

А навстречу госпожа
Угловатая, дрожа,
Пробиралась мимо будок,
Где закрылись сторожа.

Это я, а это ты,
Друг до друга три версты,
Невозможный мёрзлый город,
Где не сводятся мосты.

Это как раз Шустерович — в сборнике, увы, не единственный. Тот же Лейкин, только в импортный профиль.

Биаррица и ниццы
Упромыслить не чаял дары
Но порой проводницы
На дистанции были добры.

Можно быстрым наброском
Рассказать обнажая приём
О себе и сопровском
Как мы в питер катались вдвоём.

......

А ещё как на бис ты
Перед свиньями в рифму алкал
Разбитные гэбисты
Подливали нам пива в бокал

А это уже Шустерович (или Лейкин?) собирательный, за подписью Алексей Цветков. А ещё как на бис ты...

Беда подобных антологий — и конкретно «Аничкова моста» — не в том, что плевелов там больше, чем зёрен (здесь как раз имеется пространство для спора), а в том, что одни перемешаны с другими, и перебирать всё заново приходится всё равно самому читателю.

Что ж удивляться тому, что любителя подобной сельхозпрактики может и не найтись? А уж о более-менее массовом любителе и говорить нечего.

Так что же, у Илюхиной получилась антология для внутреннего «компанейского» употребления?

Нет, тоже не так. Сборник лучших стихотворений участников ЛИТО «ПиИтер» (отобранных ими самими) наверняка получился бы более цельным, более осмысленным, и разговор о нём (в том числе и о несомненных удачах) тоже можно было бы повести куда более предметный.

Правда, недавно мне попалось на глаза любопытное — и симптоматичное — рассуждение одного стихотворца, фамилию которого я, увы, запамятовал.

Поэтические фестивали, написал он у себя в ЖЖ, уже выполнили свою задачу: мы все, поэты более-менее одного поколения, друг с другом перезнакомились и в личном плане, и в творческом. А теперь хотелось бы наконец обрести и стороннего (но заинтересованного) читателя и послушать, что скажет он...

В Петербурге сторонний читатель есть. Один-единственный. Звать его Сашей Либуркиным, и книгу «Аничков мост» ему, хочется надеяться, уже подарили.

Не то, страшно сказать, сам купит.

А они ему за это нальют.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Инга Кузнецова: «Это антиутопия с прогнозом на завтрашнее утро»

Интервью, посвященное новому роману писательницы

Роман «Промежуток» Инги Кузнецовой — о том, что с нами сегодня происходит и какие формы может принять социальный протест, если запретить не только дело, но и слово. Сможет ли Промежуток, в котором оказались герои, стать Просветом в недалеком будущем? Какую цену стоит заплатить, чтобы построить новую реальность «с нуля»?

15.10.2019 16:00, Игорь Бондарь-Терещенко


Ловушка для Вирджинии Вулф

Дом стал для нее роковым

В 1919 году писательница купила загородный дом — маленький особняк XVIII века Монкс-хаус, «Монашескую обитель». Сейчас этот дом сделали её музеем. «Сказочное место!» — такие записи оставляют посетители. А вот сама писательница так и не смогла ужиться с этой «сказкой». Почему?

14.10.2019 19:00, Дмитрий Воденников, story.ru


Настоящий детектив

Артур Конан Дойль в роли Шерлока Холмса: как писатель расследовал реальное преступление

Конан-Дойль — известный всему свету сочинитель похождений Шерлока Холмса, спустился недавно с высоты фантазии и изобразил лично Шерлока Холмса, чтобы доказать невиновность одного молодого адвоката, Георга Эдальи, осужденного в 1903 году, совершенно несправедливо, к 7 годам тюремного заключения.

13.10.2019 19:00, grandpaper.ru


Непокоренная жена

История музы Евтушенко

В Галину Евтушенко были по уши влюблены все знаменитости 60–70-х: Михаил Луконин, Евгений Евтушенко, Александр Межиров, Василий Аксёнов, Артур Миллер... Но вторую половину жизни она провела в одиночестве, и это был её выбор. Она всегда очень строго судила и неизменно перечила — мужьям, друзьям и властям.

08.10.2019 19:00, Анна Саед-Шах, story.ru


Non multa sed multum: немного, но многое

195 лет назад, 3 октября 1824 года родился Иван Никитин — русский воронежский поэт

За пару прошедших веков мало что изменилось в судьбах творческих людей, писателей, поэтов. Одинаково трудно стать услышанным. Так же обременительно прорваться ввысь, к недостижимым небесам почитания и успеха. Отчего приходится настороженно-сосредоточенно обретаться на острие общественной жизни, в гуще критическо-публицистических наслоений. На высоте современных знаний к тому же. Чтобы ваш художественнический нерв звучал в унисон обывательским надеждам, ощущениям, светлым чаяниям-мечтам. Горькой нелицеприятной правде.

03.10.2019 17:46, Игорь Фунт


«Лев Николаевич счастлив женой»

Истинная история супруги великого писателя

В 2019 году исполнилось 175 лет со дня рождения Софьи Толстой. На протяжении 48 лет она была верной спутницей Льва Толстого, его другом, музой и рабочим ассистентом. Читайте, как Толстая помогала своему супругу и как ей удавалось совмещать роль литературного агента и хранительницы семейного очага.

30.09.2019 19:00, Зинаида Ненаглядкина, culture.ru


Пусть герой страдает

Как заставить читателя сопереживать

Работа зеркальных нейронов в мозге позволяет нам сочувствовать не только окружающим людям, но и героям книг, фильмов или телерепортажей. Как описать персонажа так, чтобы повысить его шансы на читательское сопереживание? Литературовед Сьюзан Кин из нью-йоркского Гамильтон-колледжа много лет изучает явление нарративной эмпатии и в своей книге «Эмпатия и роман» называет условия, при которых автор с большей вероятностью достучится до сердец читателей.

30.09.2019 16:00, Анна Ефремова, theoryandpractice.ru


Никогда не поздно

7 всемирно известных писателей, дебютировавших в зрелом возрасте

Попрекаете себя за то, что вам уже немного за... скажем, за тридцать, а вы до сих пор не написали первую книгу? Успокойтесь и утешьтесь тем, что эти семь известнейших и признанных мастеров начали карьеру романистов, когда им было куда больше.

24.09.2019 19:00, Никита Харчевников, vokrugsveta.ru


Андерсен и Линд

Сказочник для Снежной королевы

Он был старше ее на четырнадцать лет, сутулый, и выглядел нелепо, одевался в костюмы на несколько размеров больше, носил с собой веревку и славился своим на редкость неуживчивым характером. Однако мечтам этим сбыться было не суждено — роль ему доверили одну-единственную, и ту, как сказали бы сейчас, «в массовке». «Слишком уж некрасив!» — говорили ему прямо в глаза. Он и вправду не блистал красотой: маленькие глаза, огромный нос, высокий, худой, длинные руки с большими пальцами...

08.09.2019 19:00, kstolica.ru


Соло для Людмилы Улицкой

О жизни с теплыми воспоминаниями

Бывает, хочешь что-то сделать, бьёшься, мучаешься, а всё равно ничего не выходит — масса препятствий. А потом вдруг что-то меняется, и всё получается. «Значит, ветер подул в спину» — такую формулировку вывела писательница Людмила Улицкая. А в какие моменты жизни она сама ловила это ощущение — ветер в спину?

23.08.2019 19:00, Елена Якович, story.ru






 

Новости

Умер художественный руководитель Ленкома Марк Захаров
Умер художественный руководитель московского театра Ленком, народный артист СССР Марк Захаров.
«Викимедиа РУ» подготовила рекомендации по «Открытому наследию»
В рамках проекта «Открытое наследие», выполняемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов, в 2018—2019 годах НП «Викимедиа РУ» совместно с Ассоциацией интернет-издателей проведено исследование причин, препятствующих публикации в открытом доступе культурного наследия России.
Подведены итоги второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019»
Подведены итоги и награждены победители и призёры второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019», проходившего с 1 июня по 14 июля 2019 года. Призовой фонд мероприятия, проводившегося некоммерческим партнёрством «Викимедия РУ» в рамках проекта Ресурсный центр «Открытое наследие» за счёт средств гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, составил 201 000 рублей.
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» про писателя Владимира Сорокина
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» — о русском писателе, драматурге и художнике Владимире Сорокине. Картина появится в прокате с 12 сентября.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Анапе
1 августа 2019 года в стенах Центральной библиотеки города Анапа прошла презентация ресурсного центра «Открытое наследие» для представителей библиотечного сообщества муниципального образования города-курорта Анапа. Пред представителями 29 филиалов Централизованной библиотечной системы выступили представители НП Викимедиа РУ Станислав Александрович Козловский и Дмитрий Александрович Жуков.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.