Подписаться на обновления
19 сентябряСреда

usd цб 67.7519

eur цб 79.1749

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Энергетика и экология  Компьютеры  Сеть  Мобильные технологии  Наука  Космонавтика  Военные технологии  Биотехнологии  Ноосфера  Транспорт  Краудфандинг  Эко-программа утилизации  Электронная
наука
 
Человеческий капитал  Данные НКО 
Ольга Кареева   понедельник, 10 сентября 2018 года, 16:00

«Мы не хотим, чтобы НКО подсели на «грантовую иглу»
О работе Фонда президентских грантов, социальных эффектах и открытости НКО


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Улучшать жизнь людей и положительно влиять на состояние страны могут не только госструктуры, но и некоммерческие организации. Последние более свободны в своей деятельности, а потому могут более эффективно решать актуальные общественные проблемы. В 2017 году в России был создан Фонд президентских грантов, успешно помогающий развиваться НКО по всей стране. Генеральный директор фонда Илья Чукалин рассказал «ЧасКору» о проделанной работе, открытых данных в контексте деятельности некоммерческих организаций и региональных проектах.

— Какие изменения произошли в области грантовой поддержки НКО после создания Фонда президентских грантов?

— С момента своего создания Фонд президентских грантов руководствовался идеей полного безбумажного документооборота. Это не только экологично, но и полезно для всего некоммерческого сектора: помимо того, что мы повышаем компьютерную грамотность, мы также создаем условия для более эффективной и простой работы НКО. Сейчас у нас все происходит в электронном виде, в том числе подготовка заявки, ее подача, регистрация, рассмотрение экспертами, а также подведение итогов. Затем — объявление результатов и заключение договоров. Отчётность, мониторинг счетов тоже происходит в электронном виде. Можно сказать, что мы первый институт развития, который полностью перешел на электронный документооборот. Но это только одна из введенных нами инноваций.

Мы также значительно упростили процедуру подачи заявок. Раньше при подаче требовался ряд документов, которые нельзя было получить в электронном виде, например, выписка из единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ). Сейчас мы эту выписку не запрашиваем у организации, мы сами получаем ее в порядке межведомственного взаимодействия. Организации достаточно лишь указать свой ОГРН или ИНН, и система сама все найдет.

Перечень других документов также сократился. Фактически, единственный документ, который мы сейчас требуем, — это копия устава организации. Мы вынуждены это делать просто потому, что пока получить его в электронном виде не от кого. И в налоговой инспекции, и в налоговых органах, и в территориальных управлениях Министерства юстиции пока уставов в электронном виде нет, иначе мы бы не запрашивали и их.

Изменилась система финансирования проектов. Раньше, когда было несколько грантооператоров, существовали денежные квоты на конкретные направления. Проекты часто охватывают несколько грантовых направлений: например, молодежная команда занимается реабилитацией инвалидов с помощью культуры и искусства. Проект связан с социальной поддержкой, деятельностью в области культуры и искусства, молодежной деятельностью. Заявители зачастую подавали заявку на то направление, где конкурс меньше. Сейчас этого нет, поскольку нет денежных квот, а объем средств на каждое направление — лишь статистический вопрос, который определяется количеством и качеством подданных проектов. Никаких искусственных ограничений нет.

Сейчас у нас есть открытая и понятная методология оценки всех проектов. Она размещена у нас на сайте, и любой человек может ознакомиться с тем, как работают эксперты. Появилось десять четких критериев оценки, и у каждого — коэффициенты значимости, которые позволяют по-разному рассматривать заявки на конкурсе, например, от малых НКО и НКО из сельской местности. Понятно, что они сильную заявку подготовить не могут просто потому, что у них нет навыков социального проектирования такого уровня, нет такого опыта, и они не могут соревноваться по одной и той же процедуре оценки, по одним и тем же шкалам с крупными НКО, которые претендуют на большие деньги. Система экспертизы построена так: чем больше средств запрашивает некоммерческая организация, тем выше требования и проходной балл. Это дает возможность участия в конкурсе организациям из малых городов и сельской местности. Раньше им было сложнее получить грант.

Все это уже можно оценить в цифрах, потому что в каждом конкурсе мы в определенной степени били рекорд: каждый конкурс получал заявок больше, чем когда бы то ни было. За весь год все грантооператоры вместе взятые (девять грантооператоров, проводившие 36 конкурсов совокупно) собирали проектов меньше, чем мы за первый же наш конкурс. И сейчас, проведя только три конкурса, мы получили на рассмотрение более 25 тысяч проектов. Также есть рекорды по результатам поддержки президентом некоммерческого сектора — по итогам этих трех конкурсов мы выдали около 5 тысяч грантов на сумму почти 10 млрд рублей. Грантовый фонд конкурса, который идет в настоящее время, составляет более 4,5 млрд рублей. Это рекордная цифра, никогда раньше за один конкурс такая сумма не распределялась.

— Почему государство заинтересовано в поддержке НКО, какой ждет отдачи от грантов?

— Президент неоднократно говорил, что некоммерческие организации порой эффективнее справляются с проблемами, чем государственные структуры. Совершенно не хочется умалять значимость учреждений социальной поддержки — они выполняют очень сложную миссию, и там, и в НКО работают хорошие люди, — просто у государственных учреждений порой очень жесткие ограничения по смете, и они работают в определенных рамках. У государственного учреждения может что-либо не получаться, потому что оно работает по директивам, поступающим сверху, над ним есть подразделение, над тем — еще одно; существует целая вертикаль, которая получает поручения и работает с огромным количеством шаблонов. У некоммерческих организаций таких шаблонов нет, они свободны в выборе тематики и порой видят такие социальные проблемы, которые не видит государство, или находит совершенно неожиданные способы их решения, о которых даже законодатель порой не знает, то есть они не отрегулированы законом. Но эти решения помогают улучшить жизнь людей, а значит, имеют право на существование.

И мы, и государство через нас поддерживаем самых активных и неравнодушных людей, тех, кто хочет помочь другим, готов вкладывать свое личное время, и деньги, и другие ресурсы, подтягивает своих друзей в качестве волонтеров в свою деятельность. Наша задача — помочь им самореализоваться. В итоге мы получаем решение социальных проблем, улучшение социальной обстановки. Реализация подобных проектов показывает людям, что никогда нельзя опускать руки, она вселяет в них надежду, и это достаточно хороший социальный эффект, который выражен в повышении социальной стабильности, в чем государство тоже, конечно, заинтересовано. Поэтому внимание к сектору некоммерческих организаций сейчас высокое, и это видно: этот год объявлен годом добровольца, в этом году вопросы добровольческой деятельности были законодательно урегулированы, причем адекватно, так, чтобы ничего не «закрутить», а дать какие-то дополнительные возможности.

— Насколько велика грантовая поддержка в регионах? Заметен ли там интерес к развитию некоммерческого сектора?

— Во-первых, по итогам тех трех конкурсов, которые провел Фонд президентских грантов, 87% — это гранты, ушедшие за пределы столичного региона. При этом, даже когда мы говорим «гранты в пределах столичного региона», мы не имеем в виду собственно московские гранты. В Москве существует собственная система поддержки некоммерческих организаций, здесь достаточно ресурсов на решение социальных проблем, здесь они не стоят так остро, как во многих регионах. В долю тех 13%, которые остаются в столичном регионе, в основном входят общероссийские организации, у которых в Москве находится офис, а работа выполняется по всей стране. Поэтому значительная часть этих денег потом все равно уходит в регионы в виде услуг.

На протяжении всех трех конкурсов доля региональных грантов последовательно увеличивалась. Сейчас она выше, чем была до создания Фонда президентских грантов, поэтому у нас увеличился объем поддержки региональных проектов. Можно сопоставить его с объемами грантов, которые выдают сами регионы — у них тоже существуют системы грантовой поддержки некоммерческих организаций. Совокупный объем этой поддержки сейчас не превышает 2 млрд рублей, что намного меньше объема фонда, в связи с чем наша поддержка очень ощутима и во многом является серьезным катализатором развития некоммерческого сектора в регионах. Нам, конечно, не хотелось бы, чтобы мы оставались главной силой, подпитывающей некоммерческие организации; нам хотелось бы, чтобы НКО воспринимали гранты как шанс развиваться дальше, и, пока есть грант, пока есть средства, задумывались бы над своей устойчивостью. В момент получения гранта к некоммерческим организациям возрастает внимание со стороны региональных СМИ, со стороны региональной власти, и это позволяет установить какие-то более тесные контакты, постараться привлечь дополнительное финансирование из региональных источников. Вот об этом никогда не стоит забывать. Нам бы хотелось, чтобы объем софинансирования был больше, чтобы мы были некие «дружеским плечом» для некоммерческого сектора, но он развивался и привлекал дополнительные ресурсы самостоятельно.

— В каких секторах НКО наблюдается большая активность? Где сейчас больше новых проектов?

— Здесь мы ничего уникального не видим: самая высокая доля активности в некоммерческих сферах связана с охраной здоровья, социальной поддержкой, образованием и просвещением. Конечно, есть и правозащита, и экология, есть организации, которые занимаются хранением исторической памяти и урегулированием межнациональных конфликтов. Таких проектов меньше, потому что основная активность там, где непосредственно затрагивается жизнь людей. Важно все, что связано с повседневной жизнью: дети, старшее поколение, люди с ограниченными возможностями всегда находятся в зоне повышенного внимания со стороны НКО. Количество поданных и поддержанных проектов демонстрирует некий запрос общества на изменение и решение социальных проблем.

— Один из критериев оценки — информационная открытость НКО. Что подразумевает этот критерий?


— Этот критерий очень хорошо описан в нашей системе оценки проектов. Критерий информационной открытости предполагает, что об организации любой человек может узнать максимум интересующей информации: откуда она взялась, чем она занимается, какие проекты она уже реализовала, кто руководитель, какой состав коллегиального органа управления, сколько она привлекла средств, сколько потратила. В нашем представлении информационно-открытая организация — это организация, у которой есть сайт, где размещены ее годовые отчеты, которые соответствуют предъявляемым стандартам. Когда любой человек может понять, что это за организация, — это информационная открытость. Потому что, если мы вбиваем в «Яндексе» в строке поиска название организаций и находим ее упоминание исключительно на сайтах-агрегаторах, — значит, с ней что-то не так.

НКО в малых населенных пунктах всегда с этим сложно, но они должны разобраться. Не обязательно, чтобы был сайт, главное — хорошая группа в социальных сетях. Это не какая-то блажь фонда, для нас важно, чтобы люди понимали, на что идут средства, которые выделяет фонд. Простой пример: человек услышал, что в его регионе выделено, допустим, 90 грантов по итогам прошлого года. Сразу возникают вопросы: «Почему так много грантов? Что это за проекты?». Если они не находят информацию о проектах, у них возникает недоверие ко всей системе, ко всем некоммерческим организациям. Для нас важно, чтобы сектор развивался и привлекал больше сторонников среди населения, потому что НКО должны опираться в первую очередь не на власть и не на бизнес, они должны привлекать частные пожертвования, волонтеров. Только тогда они смогут обрести подлинную силу и стать устойчивыми, по-настоящему опирающимися на местные сообщества, на людей, которые им доверяют. Тогда в обществе повышается некий градус доверия друг к другу и к некоммерческим организациям. Вот информационная открытость — это критерий про доверие. Уже разработаны стандарты информационной открытости некоммерческих организаций, и мы абсолютно их поддерживаем.

— Насколько важны открытые данные в контексте работы НКО, особенно получающих грантовую поддержку?

— Мы не призываем некоммерческие организации выкладывать открытые данные. Открытые данные в большей степени относятся к структуре, работающей с большими массивами данных, например, к органам государственной власти. Мы же хотим получать не открытые данные, а именно открытую информацию, чтобы вся деятельность НКО была прозрачной.

Работа с открытыми данными в любом случае полезна, потому что позволяет строить множество удобных сервисов. На базе открытых данных можно реализовать полезные проекты, например, открытый бюджет, позволяющий бороться с мифами о краже денег. С помощью открытых данных можно показать распределение средств, что повлияет на доверие со стороны общества. На базе открытых данных можно строить множество информационных систем, моделей, которые сделают жизнь людей проще — например, с их помощью можно легко узнать, во сколько, откуда и куда отправляется электричка. Открытые данные в работе систем также важны, потому что с их помощью можно видеть объемы запросов людей, понимать масштабы социальных проблем и процент их решения.

Но нужно понимать, что открытые данные — это уже профессиональная сфера, понятная только тем, кто занимается именно информационными технологиями. Большинство НКО далеки от этого, они с трудом понимают, что нужно выкладывать информацию в машиночитаемом виде, выбирать определенный формат файлов, да еще и подписи делать качественные к каждым наборам данных. Сегмент организаций, использующих открытые данные, в некоммерческом секторе есть, и, более того, мы специально сейчас в нашем четвертом конкурсе сделали спецноминацию, связанную с проектами, основанными на открытых данных. Мы сделали это, чтобы понять тематические направления, но пока не рассчитываем на множество качественных проектов. С другой стороны, мы открыли эту спецноминацию, и, значит, когда-нибудь придут очень хорошие проекты: и недорогие, и качественные, с хорошей командой и с очень большим эффектом, с сервисами, полезными для людей.

— За рубежом есть практика публикации в открытом доступе произведений, научных исследований, проектов, созданных за государственный счет. Планируете ли Вы вводить подобную практику?

— Конечно, правильно ответить просто «да», но все равно здесь есть некоторые оговорки. Можно, например, полностью публиковать информацию о проекте, но в этом нет смысла, потому что так некоммерческие организации обленятся, начнут массово заниматься плагиатом, копируя кусочки из разных проектов. У нас даже короткие описания проектов копируют.

Мы хотим сделать открытыми те части проекта, в которых общество максимально заинтересовано. Например, нет смысла открывать финансовые отчеты просто потому, что там содержатся персональные данные. При этом общее направление расходования средств — сколько денег было перечислено, сколько было потрачено — уже сейчас есть у нас на сайте. В скором времени у нас появится ресурс с полным календарем событий грантополучателей. Для остального контента мы хотим продумать качественную базу данных. Без нормальной сортировки и навигации она будет плохо работать. Конечно, важно, чтобы были доступны результаты реализации гранта.

— Есть ли у Вас наиболее памятные проекты — по эффектам, которые они произвели, масштабности работы и т. п.?

— Это вопрос с подвохом, потому что чем больше денег даешь на проект, тем он будет более масштабным. У нас часто на слуху бывают проекты, которые мы поддержали, куда вложили большие средства, но при этом мы понимаем, что они существовали бы и без нас. Например, «Тотальный диктант». Все его знают — замечательный проект из Новосибирска. В масштабе всех грантов его грант достаточно невелик. Есть большой грант на 50 млн рублей, выделенный на «Золотую маску». При этом охват зрителями спектаклей в рамках проекта — 1,5 млн человек. Это, конечно, значимый проект, но, опять же, он развивался бы и без нас. Поэтому нельзя сказать, что это истории про успех фонда.

Самое важное для нас — это небольшие гранты. Только за прошлый год мы выделили почти 1 млрд рублей на проекты из малых городов и сельской местности. В маленьком селе люди собираются для того, чтобы сделать площадку для отдыха — вот это неожиданно. А в другом селе сделали хоккейную коробку за счет очень маленького гранта. Или вот волонтеры на Сахалине помогают диким животным, попавшим в беду, — в прошлом году мы поддержали этот проект, он требовал чуть больше 1 млн рублей. Вот такие проекты запоминаются. Люди просят разумные деньги, и мы понимаем, что дело реализуется благодаря нашему фонду. Маленькие проекты — это некая новая история. И она появилась на свет в результате деятельности измененной системы грантовой поддержки.

— Наиболее ощутимый вклад получается, потому что совсем небольшие города просят поддержку, которая им действительно необходима?

— Да, чем дальше от Москвы, тем выше эффективность работы рубля. Сегодня утром я был на форуме Всероссийского общества инвалидов и рассказывал о том, как участвуют организации общества в конкурсе. По итогам конкурса победило 110 их проектов, это практически 2% от всех поддержанных проектов, но при этом объем выделенных средств составил чуть меньше 100 млн. Получается, что в среднем на каждый проект уходило меньше одного миллиона. И лидерами проектов были небольшие регионы, в их числе — Томская область, Новосибирская область, Ханты-Мансийский автономный округ. Это необычно, и, конечно, для нас это большая радость.

Заявки на такие проекты эксперты читают с радостью, и находят в них успокоение после многомиллионных сумм. В заявке написано: «Лопата, грабли, три ведра, банка краски». Это, конечно, подкупает, а самое главное, что потом, когда смотришь на реализацию этих проектов, действительно видишь — там есть жизнь. 

— В каком направлении будет развиваться грантовая поддержка НКО в ближайшие несколько лет? Каковы долгосрочные планы фонда?

— Для нас важно, чтобы повышалось качество проектов и качество их реализации. В дальнейшем мы будем развивать онлайн-курсы по написанию проектов, анализировать, где и что у НКО получается, где не получается, будем помогать с транзакционными издержками, в том числе с теми, которые мы сами создаем. Будем детальнее разбираться в том, где организации тратят время впустую, что составляет трудности, и помогать их устранить.

Нам важно, чтобы люди больше времени тратили на реализацию проектов, а не на бумажки; важно, чтобы применяемые ими практики и технологии были передовыми, чтобы у нас не использовались неэффективные практики, а для этого нам нужно выявлять лучшие проекты и способствовать сетевому взаимодействию между организациями, занимающимися одной и той же проблематикой. У нас уже был такой опыт: в июне мы проводили конференцию вместе с «Северсталью». Мы собрали всех наших грантополучателей по тематике «Профилактика социального сиротства» в одном месте, и получили очень хороший эффект за счет обмена практиками.

Другая задача — совершенствовать систему отбора проектов. Мы накопили огромный объем данных внутри фонда, но нельзя быть структурой, которая сидит на большом массиве данных и кроме отбора ничего не делает. Мы планируем очень сильно нарастить возможности своей информационной платформы, создать профили некоммерческих организаций. Сейчас у нас есть более 25 тысяч проектов от более чем 13 тысяч организаций. Мы понимаем, что какие-то из этих 13 тысяч уже хоть раз к нам обращались. Мы можем отследить активную часть некоммерческого сектора и по ней отбирать данные, делать аналитику по тому, сколько в НКО работает людей, сколько волонтеров и т.п. Это полезно как нам, так и федеральным органам власти, регионам и другим общественным организациям. Мы должны сделать доступными эти данные, чтобы заинтересованные лица и другие некоммерческие организации видели информацию друг о друге. Интеграция этих данных и сборки на платформе будут содействовать коммуникации между организациями.

И, конечно, мы будем впервые делать оценку социальных эффектов по завершенным проектам — из нее родятся лучшие практики. Также она поможет лучше оценивать будущие заявки: если одна и та же организация придет на конкурс в следующий раз, мы уже будем видеть результаты оценки реализации ее проектов. Проект может быть успешным, тогда это будет организации в плюс, а может быть не успешным, и тогда это будет большой минус.

Если говорить о долгосрочном эффекте, то для нас это в первую очередь влияние на весь некоммерческий сектор. Наш фонд на сегодняшний день — это основная структура, деятельность которой направлена на развитие НКО. Во-первых, у некоммерческих организаций должна быть большая узнаваемость среди населения. Это будет влиять на объем частых пожертвований. Во-вторых, нам нужно создать более специализированный коммерческий сектор с более устойчивыми организациями, чтобы накопленная ими информация никуда не исчезала. Все долгосрочные цели связаны с увеличением доли развития сектора, доли частных пожертвований в объеме организации. Этот показатель демонстрирует готовность людей участвовать в деятельности некоммерческой организации. Мы не хотим, чтобы некоммерческие организации подсели на «грантовую иглу». 

— То есть грант — это такой «трамплин» для НКО?


— Конечно. Президентские гранты должны быть способом продвижения организации на начальном этапе. За счет гранта у нее должна появиться возможность развиться, сделать какой-то большой шаг либо выстоять. Конечно, мы хотим, чтобы сильные НКО становились независимыми от грантовой поддержки и к нам приходили новые организации с новыми инициативами. Хотя порой к нам приходят и большие организации за очень маленькими грантами. Для их проектов значок «Фонд президентских грантов» означает некое признание. Пока мы считаем, что это неплохо, поскольку все равно в некоторой степени экспериментируем с форматами. Мы не хотим придумывать каких-то глупых ограничений на входе.

Нам часто говорят: «Вы эту НКО поддержали, а эту нет, это правильно?». А ответа не существует. Чтобы делать какие-либо выводы, нужно накопить опыт и какой-то массив информации, надо посмотреть, какой был эффект от проектов, от вложенных средств. Поэтому мы не можем на основании гипотез ставить условия — это тоже один из плюсов фонда, пока он существует в довольно гибких условиях. Если в будущем появятся какие-то жесткие рамки, то скорее всего они будут связаны с необходимостью следовать долгосрочным целям. Мы должны опираться на потребности людей и на эффекты, к которым приводит реализация проектов, а не на собственные необоснованные желания.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Российские НКО пока еще не понимают преимуществ публикации открытых данных

Аналитик АНО «Инфокультура» Анна Сакоян о публикации открытых данных некоммерческими организациями

28 августа АНО «Инфокультура» провела семинар на тему «Публикация данных НКО как новый способ самопрезентации и продвижения», организованный в рамках проекта «Данные НКО». Аналитик АНО «Инфокультура» Анна Сакоян рассказала участникам семинара о том, на какие группы можно разделить некоммерческие организации, какая информация может быть названа термином «данные» и в каком виде она должна быть представлена. Публикуем тезисы выступления.

31.08.2018 19:14, Елизавета Приндюк


«Если исследование финансируется обществом, то его результаты должны стать достоянием этого общества»

Как сделать работу НКО более слаженной и эффективной

Открытые данные являются основой для множества полезных сервисов, которыми мы пользуемся каждый день. Однако многое из того, что могло бы быть доступно, всё ещё не становится достоянием общественности – в т.ч. данные, производимые некоммерческим сектором. АНО «Инфокультура» запустила проект «Данные НКО», который должен стать инструментом обмена данными для некоммерческих организаций со всей России. О специфике платформы «Частному корреспонденту» рассказал соучредитель АНО «Информационная культура», руководитель проекта «Данные НКО» Василий Буров.

31.08.2018 16:00, Ольга Кареева


Открытый — значит, нужный

Какие организации в России и за рубежом способствуют развитию работы с открытыми данными

Рассказываем о самых заметных проектах, которые помогают людям ориентироваться на цифры и факты, а также делают государство более прозрачным для граждан.

30.08.2018 18:00, Ольга Кареева


Данные во благо общества

О пользе открытых данных некоммерческих организаций

Некоммерческие организации обладают гигантскими запасами данных, которые могут быть полезны бизнесу и обществу. Однако большинство этих данных не публикуется или публикуется разрозненно в форматах, непригодных для дальнейшего использования. Такое положение дел в первую очередь связано с отсутствием понимания концепции открытых данных в некоммерческом секторе и необоснованных страхах. Немного о том, какие данные могут публиковать разные группы НКО и почему делать это необходимо уже сейчас.

30.08.2018 14:00, Елена Капитохина


Единая инфраструктура

Почему публикация открытых данных важна для развития государства

Исследователи и активисты, выступающие за развитие концепции открытых данных, чаще всего говорят о их влиянии на госструктуры с точки зрения большей прозрачности. Однако открытые данные благотворно сказываются и на других аспектах государственного развития, влияя на трансформацию общества в целом.

27.08.2018 16:00, Елена Капитохина


Руководство к действию

Как некоммерческие организации могут делиться информацией с обществом

НКО выполняют огромную работу, помогая обществу справляться с самыми разными социальными проблемами. Однако при этом сами НКО мало что знают о деятельности друг друга и проблемах соседних регионов. Портал «Данные НКО» позволяет некоммерческим организациям по всей России делиться своими данными с обществом и друг с другом, создавая надежный фундамент для дальнейшего развития сектора.

26.08.2018 20:00, Евгения Рассказова


Открытые данные: правовые основы

Мировые законодательные инициативы и ситуация в России

OpenDataBarometer ежегодно составляет рейтинг стран по открытости правительственных данных, в котором Россия поднимается всё выше. Рассказываем о том, какие основные законы существуют в разных странах и какова практика публикации открытых данных в нашей стране.

25.08.2018 14:00, Яна Кулаева


Прозрачность во благо обществу

Руководство пользователя по теме открытых данных

По мере развития общества всё большую роль начинают играть данные: на их основе работают крупные компании и мелкие стартапы, их анализ позволяет улучшать городское пространство и делает жизнь людей проще, а также дает возможность регулировать деятельность госорганизаций. Рассказываем о том, что такое открытые данные, какую пользу они приносят обществу и какие проекты существуют в этой области на сегодняшний день.

22.08.2018 21:00, Яна Кулаева


Как устроен некоммерческий сектор в России. Часть 2

Об ИТ-компаниях, научно-исследовательских центрах и других

НКО бывают СМИ, государственными агентами, образовательными учреждениями, микрофинансовыми организациями и спортивными клубами. Эта классификация идет вразрез с практикуемой классификацией Минюста России, основанной на законе об НКО и законах об отдельных видах некоммерческих организаций. В своей классификации мы пользуемся знаниями о том, откуда организации получают средства, какие работы они выполняют, какие услуги оказывают и товары поставляют, с какими кодами ОКВЭД они регистрируются, кто их учредители, какие у них и лицензии и виды деятельности.

21.08.2018 12:00, Иван Бегтин, zen.yandex.ru


Как устроен некоммерческий сектор в России. Часть 1

Сколько в России некоммерческих организаций? Чем на самом деле они занимаются и как устроен некоммерческий сектор в России?

В проекте "Открытые НКО" мы собрали всевозможные данные о некоммерческих организациях и продолжаем дополнять их новой информацией. Это большой проект, в котором собрана информация об огромном числе НКО, их контрактах, грантах и субсидиях. Все данные доступны как открытые данные через API и пригодны для последующего анализа.

20.08.2018 12:00, Иван Бегтин, zen.yandex.ru






 

 

 

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.