Подписаться на обновления
20 июляСуббота

usd цб 62.8666

eur цб 70.7941

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Худлит  Острый сюжет  Фантастика  Женский роман  Классика  Нон-фикшн  Поэзия  Иностранные книги  Обзоры рейтингов 
theoryandpractice.ru   суббота, 12 января 2019 года, 13:00

«Москва — это нечто сказочное»
Как менялся облик столицы от Ивана Грозного до конца советской эпохи


Кремлевские башни. Открытка. 1890-1905 годы. Иллюстрация: theoryandpractice.ru
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Принято считать, что Петр I не любил Москву и мало о ней забо­тился. На деле же он стремился преобразовать город, не разрушая его и регулируя мельчайшие детали быта: распоряжался, например, чтобы продавцы калачей носили белые кафтаны, и законом закреплял типы ворот и сара­ев. T&P опубликовали отрывок главы из книги искусствоведа, номинанта премии «Просветитель» Дмитрия Швидковского «От мегалита до мегаполиса: Очерки истории архитектуры и градостроительства» — о том, как с течением времени менялась московская городская среда.

Москва: триумфы и унижения минувших веков

Историческое наследие архитектуры Москвы передает с достойными удивления достоверностью и полнотой национальное своеобразие народов России. В нашей истории художественный облик Москвы выражает особенности русского характера, возникшие в ходе веков. Столица легко отдавалась естественному течению жизни страны. Если же перемены навязывались насильно, то она сопротивлялась им с непобедимым упорством, растворяя новшества в своем обилии и сумятице.

Ни Грозный царь, ни император Петр Великий не смогли преобра­ зовать город по своей воле, сломить силу московских традиций. Один уехал в опричную Александрову слободу, другой основал Петербург. Больше них в изменении города преуспели больше­ вики. И все же вплоть до последних дней казалось, что не разо­ рвалась связь времен, несмотря на разрушения, смерти и строй­ки, и в памяти Москвы остается зримой «вся судьба России».

Русь малют, иванов, годуновых —

Хищников, опричников, стрельцов,

Свежевателей живого мяса —

Чертогона, вихря, свистопляса —

Быль царей и явь большевиков, —

Максимилиан Волошин, из стихотворения «Северо-­Восток». Средневековая Москва неповторимо отличалась от западных и от восточных городов. Она равно поражала англичан време­ни Шекспира, прибывавших ко двору Ивана Грозного, и чле­нов персидских посольств, приезжавших к Борису Годунову. Средневековье создало ясную радиально­кольцевую планировку Москвы, с кольцами старинных укреплений и радиусами дорог, впоследствии ставших магистралями. Соединяющие их переул­ки составляют грандиозную сеть, покрывающую город, — тоже важнейшая из черт, оставшихся от Средневековья. В средневе­ковую эпоху Москва пережила влияние Ренессанса, который по­пал в Россию вместе с воспитанной в Риме невестой Ивана III, наследницей византийского трона Софией Палеолог.

Москов­ская культура соприкасалась с Ренессансом в период высоко­го национального подъема, когда город становился столицей великого царства. Наша архитектура не могла тогда воспринять формы итальянского искусства, но в ней возник творческий по­рыв возрожденческой мощи, импульсы которого на протяжении столетий ощущались в художественном облике Москвы. Цер­ковь Вознесения в Коломенском, собор Василия Блаженного или церковь Троицы в Никитниках были построены в формах, соединявших традиции Запада, Востока и России.

ХVII век отчетливо запечатлен в памяти сегодняшнего города. Он стал в его архитектуре последним этапом развития тради­ций московского зодчества накануне восприятия им особенностей западного искусства Нового времени. Это столетие хо­чется назвать самым русским периодом в развитии архитектуры Москвы. Тогда уже стал затихать в ней византийский импульс и еще не победили европейские вкусы. Память московской архитектуры говорит о расцвете русской традиции накануне эпохи Петра Великого, о накоплении силы, необходимой для рывка вперед. […]

С восшествием на престол Екатерины II наступило в России вре­мя Просвещения в его европейской форме. По плану Николя Леграна 1775 года вместо колец укреплений в Москве появи­лись бульвары. Кремль решено было перестроить по проекту Василия Баженова, превратив его в самый грандиозный в Евро­пе ансамбль в духе классицизма. К счастью, это не состоялось, и древний облик сердца Москвы прожил еще полтора столетия. Классицизм был избран императрицей в качестве официально­го стиля городской застройки, обязательного для всей России, в том числе и для Москвы. Однако екатерининская Москва ис­чезла в пламени пожара 1812 года. Столица возродилась с не­обычайной быстротой. Возникла Москва ампирных особняков Афанасия Григорьева, Доменико Жилярди, Осипа Бове — камерных, уютных, с небольшими белыми колоннами на фоне темно­желтых стен. Теперь уже в полной мере это был «город классицизма». Недаром говорится о Москве в грибоедовском «Горе от ума»: «Пожар способствовал ей много к украшенью».

В 1917 году, в момент Октябрьской революции, Москва была од­ним из самых красивых и необычных городов мира, поражавших путешественников и своим обличием, и образом жизни. Нам нелегко сегодня даже представить ее себе во всем тогдашнем великолепии.

Мы долго жили тем наследием, что было оставлено ХIХ столети­ем: читали романы, сидели на бабушкиных креслах, сохраняли бронзовые подсвечники и массивные, давно сухие чернильни­цы. Мысли и чувства, рожденные тем веком, привычно на­полняли нас, выживая, несмотря на все перемены, и проявляя стойкость при самых жестоких ударах. Именно они позво­лили сохранить в Москве память о русских традициях даже в советское время.

Говорят о «сорока сороков» московских церквей. «Сорок» — это условное обозначение группы храмов (в ней могло быть и мень­ше, и больше четырех десятков), находившихся в ведении одного из священников, призванного следить за порядком, и имено­вавшихся «благочинным». И все же церквей и часовен в городе было больше тысячи. Поскольку уже три века в моде было пя­тиглавие и почти везде имелись колокольни, то в силуэте города поднимались многие и многие сотни вертикалей, к которым нужно прибавить еще и увенчанные двуглавыми орлами высо­кие башни Кремля.

«Я побывал в четырех из пяти частей света… но чего-либо подобного московскому Кремлю я никогда не видел. Я видел прекрасные города… но Москва — это нечто сказочное… Я никогда не представлял себе, что на земле может существовать подобный город: все кругом пестреет зелеными, красными и золочеными куполами и шпилями. Перед этой массой золота в соединении с ярким голубым цветом неба бледнеет все, о чем я когда-либо мечтал», — пи­сал Кнут Гамсун в книге «В сказочной стране», опубликованной им на родине, в Норвегии, в начале 1900-­х годов.

Кремль был много более пышным, чем сегодня. В ХХ веке он утра­тил древнейшую церковь Спаса на Бору, патриарший Чудов монастырь и Вознесенский монастырь с собором, где хорони­ли великих княгинь и цариц, а также церковь Св. Екатерины, стоявшую неподалеку от Спасских ворот. Кстати, до революции разрешалось въехать в своем экипаже в Боровицкие ворота, а из Спасских — выехать.

«Кремль, заключенный в огромную зубчатую стену, откуда сотни куполов выступают, точно шеи и клювы золотых птиц, тянущихся к свету, остается в моих глазах самой красивой из всех встречающихся в действительности феерий… Ясно, что люди, привыкшие видеть так много причудливой и как бы сверхъестественной красоты, должны стремиться, чтобы продолжить ее…» — писал Эмиль Верхарн, великий бельгийский поэт, по­сетивший Москву в 1914 году, в очерке «Московские воспоминания».

Москва в начале ХХ века буквально утопала в зелени садов, бульва­ров, незастроенных холмов и заливных лугов по берегам реки. Бульварное кольцо, к счастью, сохранилось, но сегодня нам трудно представить себе, что Садовое кольцо недаром так назы­валось. На нем тоже кое­-где были устроены бульвары, например Новинский. В большей его части сады шли по краям широкой полосой, обрамляя проезжую часть, и почти все они оказывались разными, что создавало особую живописность — они принад­лежали выходившим к кольцу владениям. Не говоря уже о са­дах особняков Замоскворечья или арбатских переулков, нужно вспомнить, что даже сменившие небольшие домики много­этажные доходные здания обладали своими садами с сиренью, клумбами цветов летом, а зимой — ветвями деревьев, как будто специально предназначенными для украшения инеем.

«Земля трескается ото льда, и дороги покрываются алмазными и радужными бликами, ветви… деревьев отягощены снегом и похожи на длинные хвосты белых павлинов, спускающиеся до земли…» — писал Эмиль Верхарн в своих «Московских воспоминаниях».

Еще были живы перед революцией традиции московского быта. Вспомним о многочисленных крестных ходах и колокольном звоне. Трудно описать легендарные гастрономические совер­шенства московской кухни: от кулебяк «на четыре угла» (в ка­ждом — другая начинка) до сладкой, украшенной цукатами гурьевской каши, настоящий рецепт которой, по всей видимо­сти, утерян. Нельзя не сказать о рынках, разбросанных по всему городу и создававших такие насыщенные торговые простран­ства, что несмотря на недавно наступившее изобилие нелегко себе представить московские рынки начала ХХ века.

«…Какой же великий торг! Широкие плетушки на санях, — все клюква, клюква, все красное. Ссыпают в щепные короба и ведра, тащат на головах… А вот и медовый ряд. Пахнет церковью, воском… Тысячи саней, рядами. Мороженые свиньи — как дрова лежат на версту… А там — гусиный, куриный, утки, глухари, тетерки… И без весов, поштучно больше…» — вспоминал Иван Сергеевич Шмелев в книге «Лето Господне».

Москва отнюдь не была косным городом и только лишь ци­таделью русской традиции. Напротив, в архитектуре древ­ней столицы было больше, чем в императорском Петербурге, художественной свободы. Московские особняки оказывались, на мой взгляд, не в пример изысканнее петербургских, и в этом сказалось влияние театрального искусства — Художественного театра, Мамонтовской и Зиминской опер. Театральная мифоло­гия проникала в Москве в оформление особняков негоциантов, дававших деньги художникам, режиссерам и издателям жур­налов, посвященных современному искусству. Таких сказочно художественно­насыщенных жилищ, где царствовало искусство Серебряного века, как дом Морозовой на Спиридоновке или особняк Рябушинского на Никитской, не было в Петербурге. Даже работы первостепенных мастеров модерна — Ф. Лидваля или А. фон Гогена — в Северной столице оказывались сдержан­ нее, как-­то суше, чем московские произведения Ф. Шехтеля.

После переезда в Москву в 1918 году большевистского правительства город изменился мгновенно, чтобы уже никогда не стать таким, каким он был в благословен­ное начало ХХ века.

«Не угодно ли — калошная стойка. С 1903 года я живу в этом доме и вот в течение этого времени до… 1917 года не было ни одного случая — подчеркиваю красным карандашом, ни одного — чтобы из нашего парадного… пропала бы хоть одна пара калош… В марте семнадцатого года в один день пропали… все калоши… и самовар у швейцара», — писал Михаил Афанасьевич Булгаков в повести «Собачье сердце».

В двадцатые годы родились сразу две Москвы. Одна — город пе­ренаселенных, «уплотненных», бывших «буржуазных» квартир, которые заполнили жители разоренной провинции и деревни. Здесь возник «мир» нищеты и бытового неустройства, где керо­синки приходилось ставить на бюро из красного дерева, и чад готовившейся (если она была) пищи поднимался к висевшим над примусом портретам предков. Постепенно жизнь в «коммуналь­ной квартире» превратилась в законченный тип бытовой культу­ры, а сама она — в архитектурный феномен, пример деградации жилого пространства, не часто встречавшийся в мировой исто­рии, разве что после захвата варварами античных городов.

Но существовала одновременно и другая архитектурная Москва, вписавшая не менее яркие страницы в историю зодчества, чем Афины эпохи Перикла или Виченца времени Палладио. Столи­ца РСФСР стала общепризнанной столицей искусства авангар­да. И сегодня, когда прославленные зарубежные зодчие приезжа­ют в Москву, они в большей степени стремятся увидеть здания клубов и собственный дом Константина Мельникова, чем даже соборы и церкви Кремля. В наследии архитектуры московско­го авангарда ярче, чем в любом другом городе мира, отразилось освобождение чистой формы от вековых оков тектонических традиций. В нем и сегодня может сохраниться залог будущего развития строительного искусства. Особенно если нам удастся спасти хотя бы основные памятники 1920-­х годов от уничтоже­ния и перестроек, чего печальная судьба того же дома Мельнико­ва или дома­ коммуны Наркомфина нам пока не обещает.

Следующее радикальное изменение образа Москвы наступило в сталинское время, когда перемены приняли характер не аван­гардных экспериментов, а тотального преобразования города. История архитектуры в это время оказывается еще более проти­воречивой, чем в предшествующий период первых послерево­люционных десятилетий. Мы слишком много тогда потеряли: более четырех сотен церквей, многие монастыри — Страстной, Симонов, Новинский, тысячи особняков и почти все сады, за исключением крупнейших парков. Еще более существенным стало изменение масштаба городского пространства, особенно ярко отмеченное превращением Тверской в широкую и помпез­ную улицу Горького и уничтожением бульваров Садового коль­ца. Совершенно иным стал силуэт города, утратившего боль­шинство вертикалей взорванных церквей и колоколен.

Однако сталинская архитектура Москвы была в то же время по­следним великим взлетом классицизма в развитии мирового зодчества. Перед нею отступают безлико­парадный американ­ский федеральный стиль и более поздние «здания с колоннами» западных постмодернистов. Советский классицизм сохранил не­обычайную одаренность российской художественной культуры первой половины ХХ века, и лучшие произведения Ивана Жол­товского или Георгия Гольца столь же ярко передают свою эпоху, как и произведения авангардистов. Не менее важно и то, что, несмотря на идеологический диктат власти, архитекторы Москвы 1930–1950­-х годов держали высоко планку профессионализма. Генеральный план города 1935 года заложил рациональную осно­ву столичной Москвы и долго, практически до конца советской эпохи, несмотря на создававшиеся новые планы, оставался осно­вой пространственной структуры города ХХ века.

Более страшный удар по художественному своеобразию Москвы был нанесен хрущевской «оттепелью». Прежде всего вследствие обновления коммунистической утопии после падения «куль­та личности». Исторический город утонул в панельных ново­стройках, занявших многократно большую площадь, чем Мо­сква начала ХХ столетия. В социальном смысле индустриальное домостроение сыграло положительную роль, преодолев ужас «коммуналок». При существовавшей в 1960-­х годах концентра­ции населения в Москве вряд ли был выход более быстрый и де­шевый. На этом фоне невероятно возрастала роль исторического центра, но еще острее вставал вопрос, как он должен измениться с приближением коммунизма, наступление которого было обе­щано Хрущевым в ближайшие десятилетия.

При такой нацеленности в будущее памятники прошлого не могла ожидать оптимистическая судьба. Новое в исторической Москве должно было стать прообразом грядущих победоносных перемен. И Кремль вновь подвергся варварскому вмешательству при появ­лении Дворца съездов. Зарядье, один из старейших районов горо­да, было раздавлено «крупнейшей в мире» гостиницей «Россия». Лучшую часть арбатских переулков смел проспект Калинина.

Не менее опасной оказалась и номенклатурная перестройка цен­тра города, которая не афишировалась, но заползала едва ли не во все самые уютные уголки Москвы. Это началось в тех же арбатских переулках, сначала скромно — с малоэтажных и почти неприметных зданий. С развитием брежневского ре­жима элитные дома из светлого кирпича превратились в «баш­ни» и стали быстро увеличиваться в числе. По своему харак­теру, замкнутому и неприступному, эти здания явили собой прямую противоположность обжитым коммуналкам «арбат­ских дворов», миф о которых создала московская поэзия Була­та Окуджавы.

Столица СССР подошла к моменту распада советской империи огромным, в основном новым, за счет дальних районов, горо­дом со все еще неплохо сохранившимся историческом центром. К этому присоединились архитектурные памятники ХХ столе­тия: постройки модерна, советского авангарда и сталинского классицизма — зримые воспоминания самого победоносного и гибельного века российской истории. Соединение градостро­ительных структур и построек древних эпох в пространстве, рожденном советской жизнью, и наиболее ярких зданий ХХ века создало новое своеобразие Москвы, неповторимое и впечат­ляющее. Конец советской эпохи, как вcякий рубеж огромного исторического масштаба, оставил архитекторам и всем тем, кто должен был определить дальнейшее развитие Москвы, больше во­просов, чем ответов. Сможет ли столица новой России приобре­сти облик западного города? Не лучше ли попытаться найти свой архитектурный путь? И едва ли не главная проблема — помогут или помешают этому подлинные следы восьми веков, которые прожила Москва?

Источник: theoryandpractice.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Раскачиваем иммунитет к переменам

От языка неосознаваемых больших допущений, держащих нас в плену ограничений, к языку предположений, которые мы делаем осознанно

Зачастую в нашей жизни очень велик разрыв между стремлением к переменам, как личным, так и в бизнесе, и тем, что происходит на самом деле. Так почему перемены, на которые мы уже решились и даже внедрили в свою жизнь, оказываются недостаточно значимыми и долговечными? Как осуществить изменения и где найти силы на их реализацию? «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги «7 преобразующих навыков» издательства «МИФ».

09.07.2019 16:00, Роберт Киган, Лайза Лейхи


Как постичь дзен

Отрывок из книги «Десять минут до дзена» издательства «МИФ»

Чтобы успокоиться и достичь внутренней гармонии, нужно не так много. Оуэн О’Кейн разработал особую практику, которую назвал «Десять минут до дзена». «Частный корреспондент» публикует отрывок из одноименной книги издательства «МИФ», в котором говорится, почему же нам необходимо всего 10 минут для того, чтобы пережить стресс и обрести душевное равновесие.

25.06.2019 16:00, Оуэн О’Кейн


Как стать счастливым?

Отрывок из книги «Беседы о счастье» издательства «МИФ»

Книга Аркадия Панца «Беседы о счастье» издательства «МИФ» помогает каждому из нас посмотреть на проблемы с другой стороны. Она предназначена для тех, кто хочет стать счастливее и спокойней. Если вам не хватает внутренней наполненности, на этих страницах вы сможете найти ответы на свои вопросы. «Частный корреспондент» публикует отрывок, в котором говорится о том, бывает ли жизнь без счастья и выгодно ли быть реалистом.

19.05.2019 16:00, Аркадий Панц


Освободи мозг

Что делать, когда слишком много дел

Мы живем в режиме многозадачности, пытаясь все успеть, и часто вместо удовлетворения от работы мы получаем раздражение и усталость. Можно ли сохранять продуктивность, продолжая активно использовать высокие технологии? Нейропсихиатр Тео Компернолле утверждает, что да — если подходить к этому с умом. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги «Освободи мозг: что делать, когда слишком много дел» издательства «Альпина Паблишер», в котором говорится о самых эффективных методах разгрузки мозга.

18.05.2019 16:00, Тео Компернолле


Великий перебежчик

16 апреля 1889 года родился Чарли Чаплин

В книге Валерия Головского «Перебежчики и лицедеи» (Нижний Новгород: Деком, 2006) речь идёт о далеко не всем известных сторонах жизни таких людей, как Рудольф Нуриев, Михаил Калатозов, Аркадий Шевченко, Мэрилин Монро. В этом же списке и Чарли Чаплин. Книга выстроена на базе материалов Федерального бюро расследований США и других американских архивов.

16.04.2019 17:00, Валерий Головской


Мифы о российских космонавтах

От марсианских атлантов до лунного заговора

Заголовки в прессе пестрят разные, в том числе не совсем достоверные. А про материалы, связанные с освоением космоса, и говорить нечего. Начиная с XX века, то и дело появляются мифы о том, кто был первым космонавтом, а кто не летал на Луну, что сделал СССР для освоения космического пространства, а что привнесла Америка. «Частный корреспондент» публикует отрывок из книги Антона Первушина «Космическая мифология» издательства «Альпина Паблишер», в котором развеивается миф о том, что до Гагарина люди уже бывали в космосе.

13.04.2019 16:00, Антон Первушин


«Сейчас я разберусь с твоей проблемой»

Как (не) надо помогать человеку в тяжелой ситуации

Находиться рядом с человеком, потерявшим душевное равновесие, непросто — особенно если вы уже сами на грани. Из такой ситуации есть только два выхода: уйти, чтобы сохранить свои силы, или остаться, чтобы помочь. Некоторые считают, что чем активнее помощник, тем больше пользы он приносит, в действительности же часто все наоборот. О том, как поддерживать человека в сложной ситуации и говорить о вещах, которых принято стесняться, — в отрывке из книги датского психотерапевта Илсе Санд, опубликованном T&P.

16.02.2019 16:00, theoryandpractice.ru


Все чешется

Невролог объясняет, как возникает зуд и при чем тут философия

Невыносимый зуд — возможно, худшая форма пытки. Желание почесаться нельзя превозмочь, у окружающих же оно вызывает брезгливость: человек, который чешется, кажется не только запаршивевшим, но еще и слабовольным. Профессор неврологии Дэвид Линден посвятил ощущению зуда главу своей книги «Осязание. Чувство, которое делает нас людьми». T&P публикуют ее с сокращениями.

12.02.2019 16:00, theoryandpractice.ru


Не просто учитесь — закрепляйте знания

Отрывок из книги «Мастер своего дела. Семь практик высокой продуктивности» издательства «МИФ»

В ходе уникального исследования Мортен Хансен изучил существующие способы поднять работоспособность, отобрал основные идеи и проверил их на пяти тысячах человек. Он оценил, насколько традиционные и разрекламированные подходы, например усердие, умение определять приоритеты или поиск своего истинного призвания, соотносятся с реальными карьерными успехами опрошенных — врачей, менеджеров, рядовых сотрудников компаний, строителей и даже крупье казино. В книге «Мастер своего дела. Семь практик высокой продуктивности» издательства «МИФ» он рассказывает, как именно добиваться лучших результатов. «Частный корреспондент» публикует отрывок.

11.02.2019 16:00, Мортен Хансен


Магия нашего мозга

Отрывок из книги «Инкогнито. Тайная жизнь мозга» издательства «МИФ»

Пока мы воображаем себя хозяевами жизни, прямо внутри и отдельно от нас живет и действует орган, который формирует надежды, планы, страхи, желания, инстинкты. Он конструирует поведение и физическое состояние всего организма. Это центр управления, который руководит всей работой, собирая данные через маленькие порталы в бронированном бункере черепа. В книге «Инкогнито. Тайная жизнь мозга» издательства «МИФ» известный нейробиолог Дэвид Иглмен открывает механизмы непостижимой работы человеческого мозга. «Частный корреспондент» публикует отрывок.

27.01.2019 16:00, Дэвид Иглмен






 

Новости

Московские библиотеки раздадут десятки тысяч списанных книг
4 июля на сайте knigi.bibliogorod.ru появится новый список книг, которые библиотеки готовы передать в добрые руки.
В Новосибирске вышел сборник стихов, посвящённых трагически погибшему поэту Виктору Iванiву
Книга «Город Iванiв», состоящая из поэтических посвящений новосибирскому писателю, поэту и переводчику Виктору Iванiву (Иванову), покончившему с собой в феврале 2015 года, вышла на его родине.
Издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве
В первый день выставки Нон-Фикшен издательство «Наука» и Ассоциация интернет-издателей подписали соглашение о сотрудничестве в рамках программы «Открытая наука». В основе программы лежит реализация проектов по расширению открытого доступа к научным знаниям.
Восьмой "Гарри Поттер"
Новая книга о Гарри Поттере выйдет в России в ноябре
От создателя Гарри Поттера
Джоан Роулинг пишет новую книгу для детей

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.