Подписаться на обновления
25 ноябряСуббота

usd цб 58.5318

eur цб 69.3309

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияПрозрачное
образование
Nastya Nikolaeva для T&P   четверг, 9 июня 2016 года, 16:00

Молодые ученые
Социолог Алексей Кнорре о скучных преподавателях и криминальной статистике


Фото предоставлено Алексеем Кнорре
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Алексей Кнорре увлекся социологией еще в школе, затем поступил в СПбГУ, занимался автоматическим анализом текстов, а теперь работает в Институте проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге. О том, как изучать функционирование законов не на бумаге, а в жизни, и что говорит статистика преступлений о работе правоохранительных органов — в новом выпуске рубрики «Молодые ученые» на T&P.

Где учился: Санкт-Петербургский государственный университет (бакалавриат), Европейский университет в Санкт-Петербурге (магистратура)

На данный момент: младший научный сотрудник в Институте проблем правоприменения в ЕУСПб

Что изучает: социология права и криминальная статистика

Я решил стать социологом примерно в начале 11-го класса. Это было осознанное решение: мне повезло вовремя пообщаться с людьми, которые своим примером показали, что социальные науки — это важно, интересно и круто.

Во-первых, я хорошо учился в школе и благодаря этому попал в систему дополнительного образования — с разными тренингами и летними школами. В какой-то момент одной из таких школ оказался летний модуль Школы гуманитарного образования — одного из проектов, который в середине 2000-х был успешным, работал на территории всей страны и позволял участникам узнать, что есть что-то за пределами их провинциального города: глобальная экономика, движущиеся рынки труда, разные культуры. Там я научился получить удовольствие от публичных выступлений. Больше всего тогда на меня повлиял Михаил Немцев, социальный философ и историк. Сейчас он преподает в РАНХиГС в Москве и ведет интернет-портал Gefter.ru. У него замечательно получалось (и получается) говорить и писать так, чтобы, с одной стороны, было не скучно, а с другой — чтобы это было посвящено важной теме в социальной науке. Во-вторых, у меня как-то все получалось с гуманитарными предметами — наверное, оттого, что в школе они всегда самые простые: несколько тупых определений, и от тебя требуется только свести их в мало-мальски связный текст. От этого в 9–10 классах я думал, что буду заниматься политологией (не понимая толком, что это такое, кроме ничего не значащих слов про изучение политической системы общества). Потом я прочитал книгу Игоря Кона «80 лет одиночества». Думаю, она больше всего повлияла на мои представления о том, чем нужно заниматься, и потихоньку политология трансформировалась в социологию.

В-третьих, мне повезло, что у меня был интернет: хотя научно-популярный жанр только складывался, на сайте «Полит.ру» были расшифровки публичных лекций разных ученых, которые тогда потрясали и захватывали воображение. Еще был (и есть) сайт «Элементы.ру», на котором доходчиво рассказывали про современные научные исследования.

После школы я поступил в СПбГУ на факультет социологии, где получил образование бакалавра. У меня неоднозначное отношение к этому опыту. С одной стороны, общий уровень преподавания там был чудовищный: тоскливые преподаватели, по листочку говорящие только что пришедшим и ничего не понимающим первокурсникам скучные и пустые слова, без драйва и понимания, зачем это все нужно и почему этим нужно заниматься. Меня (и, подозреваю, многих других) от этого передергивало, и я искал возможность узнать, что такое социология, от других людей.

С другой стороны, СПбГУ дал мне, обычному парню с окраины Красноярска, возможность за минимальные деньги жить в прекрасном общежитии почти в центре Петербурга, иметь льготный проездной и, в общем, как-то закрепиться в городе. Кроме того, на самом факультете социологии были отдельные яркие преподаватели, которые интересно рассказывали и могли увлечь. Их мало, но они были, и главное в жизни студента-социолога — попасть под научное руководство к таким людям. Мне сказочно повезло: я попал к Виталию Григорьеву, который без помпы занимается социальной наукой на факультете на позиции ассистента больше 10 лет и мог ясно объяснить, что такое дисперсия и как работает факторный анализ.

Во время учебы там я занимался областью, которая называется автоматический анализ текстов. Это такое междисциплинарное направление между лингвистикой, программированием и анализом данных, где компьютер пытаются научить решать задачи, которые обычно делает человек, когда работает с текстами: искать похожие тексты, определять сходства или различия и так далее. Ничего нового я там не открыл, зато научился основам прикладного программирования и статистического анализа данных. Благодаря этому на последнем курсе параллельно с учебой я стал ассистентом у Михаила Соколова, у которого занимался сбором и анализом данных по проектам изучения социологической элиты (по мотивам которого вышла моя первая публикация) и социологии образования. Я преследовал Соколова по разным конференциям с первого курса, и работа с ним была для меня большим удовольствием.

После СПбГУ я поступил в Европейский университет в Санкт-Петербурге на факультет политических наук и социологии. Я шел туда, потому что хорошо знал, что там происходит (на последнем курсе СПбГУ я ходил на занятия в Европейский диким вольнослушателем и таскал с собой однокурсников, многие из которых поступали потом со мной), и то, что происходило там, было тысячей глотков свежего воздуха после соцфака: серьезное отношение к студентам, много чтения, эссе, которые читают и обсуждают с тобой, исследовательские статьи на английском языке, харизматичные преподаватели, атмосфера настоящей академии и уютное здание. Там я сначала изучал программистов (точнее, их зарплаты с помощью данных сайта DOU.ua), и поскольку мой научный руководитель не говорил по-русски, курсовую пришлось писать на английском. Потом я перешел обратно к Михаилу Соколову и изучал карьерные траектории социологов, про которые написал магистерскую диссертацию. За диссертацию мне до сих пор стыдно, но побочным продуктом стал веб-инструмент для ввода и анализа биографических траекторий, который мы вместе с коллегой Арсением Габдуллиным надеемся запустить в открытый доступ в ближайшее время.

Помимо всего этого, мне повезло попасть в тусовку айтишников — неформальную образовательную программу по экосистеме информационных технологий, которая сначала называлась «Введение в индустрию ИТ», а потом переименовалась в GameChangers. Ее делали Сергей Дмитриев, Николай Вяххи и Владимир Алуферов, благодаря которым я познакомился с огромным количеством людей, которые были во всем на голову выше меня, и это всегда давало стимул что-то делать и куда-то расти.

Последний год я работаю в Институте проблем правоприменения, где занимаюсь криминальной статистикой — анализом данных о преступлениях. Причем делаю это в специфическом фокусе, когда данные говорят не столько о самой преступности, сколько об органах, которые с этой преступностью борются. Мы с коллегами изучали статистику борьбы с наркопреступлениями со стороны двух главных ведомств, связанных с этим, — МВД и ФСКН. Мы проанализировали, какие наркотики и в каком объеме изымаются при регистрации преступлений, и пришли к выводу, что ФСКН, несмотря на свой мандат борьбы с оптовыми наркодилерами, фиксирует большинство преступлений с небольшой, в размере нескольких грамм, массой наркотика. Это важно, потому что существование двух больших ведомств, которые занимаются фактически одним и тем же, дорого обходится бюджету страны. Через несколько недель после публикации исследования нас резко раскритиковал глава ФСКН Виктор Иванов, а через несколько месяцев саму ФСКН расформировали и присоединили к МВД. Исследование дошло до логического конца. Кроме того, я продолжаю заниматься карьерными траекториями, но уже не социологов, а правоохранителей. Я пытаюсь, используя методы статистического анализа биографических траекторий, увидеть, какие существуют паттерны в карьерах сотрудников разных органов, какие есть различия в этих карьерах на уровне разных регионов и так далее.

Наверное, главный мотив заниматься социальной наукой для меня в том, что если вы делаете это правильно, то вы частично решаете проблемы людей. Иногда это более серьезные проблемы (например, исследования бедности, сиротства или наркомании), иногда — менее, но в любом случае социолог должен изучить и описать, что происходит в каком-то общественном институте. Моя текущая работа позволяет через изучение того, как применяется право и закон в современной России, показать, что вообще происходит в этой области не на уровне личных историй и слухов, а в целом, с высоты птичьего полета. Поработав в какой-то области достаточно долго, социолог должен быть готов объяснить, что в ней происходит и что с ней нужно делать с точки зрения публичной политики и принятия решений.

Помимо этой этически нагруженной причины социология требует кучи навыков и поэтому никогда не дает заскучать. С одной стороны, это точная наука: в ней ставятся и проверяются гипотезы, используется сложный статистический аппарат, иногда нужно программировать. С другой стороны, в социологии важно уметь работать с теориями — использовать концептуальный аппарат, чтобы, например, за одним рекламным баннером или услышанной фразой увидеть скрытую работу социальных институтов, влияющих на жизнь людей, и потом написать про это статью. С третьей стороны, в социологии есть много так называемой полевой работы, когда нужно познакомиться с человеком и взять у него интервью, понять, чем он живет; короче говоря, напрямую изучать людей, используя арсенал антропологии и этнографии. Но и это еще не все: после того как вы провели исследование, вы можете рассказать о нем людям, и людям даже может стать интересно. Популяризацией социальных наук в России почти не занимаются — по сравнению с положением дел в естественных и точных науках, — хотя интересного здесь не меньше. С этим тоже можно и нужно работать.

Если говорить про криминальную статистику и эмпирико-правовые исследования, то, кажется, самые крутые в этой области те, в которых можно объединить всю статистику по преступности в одну рамку, когда у вас есть спектр данных от регистрации преступления и заканчивая решением суда, то есть много промежуточных состояний работы правоохранительной системы. Это позволяет очень глубоко понимать, как эта система работает, и делать далеко идущие выводы. Помимо этого, сейчас набирает популярность идея использования данных из социальных медиа в интернете — когда, например, вы пытаетесь понять, связана ли как-то вероятность совершения преступления с числом и характеристиками друзей в фейсбуке.

Меня очень интересуют возможности современных информационных технологий в социальных науках. Прежде всего в современной науке принято делать исследования воспроизводимыми, то есть вместе с текстом научной статьи выкладывать в интернет еще и данные, на которых делалось исследование, и программный код, с помощью которого вы их обрабатывали и пришли к выводам. Это очень важно, потому что наука — это способность других людей сделать то же самое и получить такие же результаты, как у вас. В социальных науках, в отличие от естественных, есть сложности с воспроизводимостью и устойчивостью выводов. Я думаю, что если каждый социолог будет ясно описывать данные и то, что он с ними делает, то доверие к социальным наукам сильно вырастет. Поэтому в меру своих сил я буду продвигать эту идею. Помимо этого, мне приносит большое удовольствие программирование. Это огромный мир — как вселенная Гарри Поттера, в которую можно погрузиться, только за это увлечение вам платят и вы можете делать много полезных вещей.

Научная работа по сравнению с почти любой другой гораздо сложнее. Как говорил мой преподаватель, политолог Владимир Гельман, многие идут в науку, чтобы решить личные проблемы. Мне кажется, что это худший способ решения личных проблем. Если вы ученый, то у вас, скорее всего, нет фиксированных рабочих дней и часов, нет понятных и простых должностных инструкций, какие есть в офисной работе. У вас даже нет достаточно высокой и стабильной заработной платы — нужно все время заниматься параллельными исследовательскими проектами и грантами. При этом вас поджидают специфические опасности, такие как профессиональное выгорание и прокрастинация, которые отравляют жизнь и на продолжительное время убивают удовольствие от работы. Это когда вам нужно написать большой текст — статью или диссертацию — за несколько месяцев, и вы сидите дома и просто не можете начать работать. В жизни ученого грань между работой и домом либо очень тонка, либо ее нет вовсе. Поэтому такая работа требует серьезных способностей к концентрации и управлению своим временем. Добавьте сюда то, что в науке почти невозможно получить точное и безошибочное знание: в ваших теориях всегда будут нюансы, в данных — пропущенные значения и перекосы, результаты будут противоречивыми, и вам всегда надо быть готовым к критике (иногда довольно обидной, но это тоже часть работы).

Поэтому быть ученым — это тяжело и некомфортно, и многим эта работа не подходит: люди хотят зарабатывать нормальные деньги, четко понимая, что, когда они придут домой, работа их не достанет, и я этих людей понимаю. Именно поэтому в аспирантуру и даже магистратуру нужно идти только после того, как человек хотя бы год проработает на обычной работе и все равно решит, что ему там скучно и это не для него. Я думаю, что для научного ремесла нужен определенный склад ума: пытливость, готовность вникать в тонкости, даже дотошность. Для многих людей это просто неподходящая работа, которая навредит и им самим, и науке.

Мне кажется, что самое главное — это увлеченность своей темой. Нет более нелепого ученого, чем тот, который не может объяснить, что ему интересно и почему. Любые занятия наукой должны начинаться с простых вопросов (правда, не всегда с простыми ответами) о том, как что-то устроено: почему летает самолет, почему небо голубое, почему одни люди зарабатывают больше, а другие меньше. Из таких вопросов и начинается исследование — сначала через чтение того, что исследовали до вас, а затем и через сбор и анализ собственных данных.

Сложно давать советы, потому что все люди по-своему приходят к тому, чем они занимаются. Наверное, имеет смысл почитать книжки (в конце этого текста есть несколько наименований) и в целом общаться с людьми: ходить на конференции и публичные лекции, почаще задавать вопросы — в общем, культивировать и проявлять интерес. Если вам это нравится, то вы на правильном пути; если нет, то, по-видимому, это дело не для вас и нужно найти что-то более интересное.

Книги, которые Алексей советует прочесть:

Ричард Фейнман, Ральф Лейтон. «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!»

Игорь Кон. «80 лет одиночества»

Ася Казанцева. «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости»

Источник: T&P




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Культура свободного обмена

Перспективы открытой науки обсудили на Культурном форуме

17 ноября в рамках VI Санкт-Петербургского международного культурного форума на площадке СПбГУ состоялся круглый стол «Open Access: новая культура публикации, доступа и защиты научной информации». В мероприятии приняли участие представители Общества Макса Планка, Минкультуры РФ, Минобрнауки РФ, университетов, библиотек и некоммерческих организаций.

25.11.2017 13:00, Наталия Трищенко


От пособия по написанию курсовой до исследования по кибербуллингу

Выбор редакции: самые интересные работы на портале «Научного корреспондента»

В наш топ-8 вошли четыре дипломных, два исследования и две курсовые. О чем были написаны работы, в каких университетах создавались и почему их стоит прочитать.

24.11.2017 16:00, Евгения Рассказова


Списать или не списать

Что студенты думают о публикации ВКР в открытом доступе

На обсуждение вынесен проект закона «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О рекламе" и статью 59 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"», который предполагает обязательную публикацию в сети выпускных работ студентов специалитета и магистратуры. Некоторые выпускники выступают против размещения работ онлайн, поскольку не хотят слышать критику в свой адрес. Другие – боятся не пройти антиплагиат. Мы поговорили со студентами российских вузов и выяснили, как они относятся к законопроекту.

21.11.2017 16:00, Наталья Глухова


На пути к доступному знанию

Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа

Один из персонажей в пьесе Бернарда Шоу «Врач перед дилеммой» говорит: «Профессия есть заговор против мирян». По словам профессора Джона Нортона, чтобы понять ситуацию в сфере научной коммуникации, нужно просто заменить слово «профессии» на «издатели академических журналов». Это справедливое утверждение: удивительно, но в эпоху развития интернета знания оказываются закрытыми, и на пути к ним стоят корпорации, получающие огромную прибыль за труды других людей.

20.11.2017 13:00, Аса Сигурэ


Где искать научные статьи в открытом доступе

Результаты исследований становятся все доступнее – но найти их не так-то просто

Хотя крупные коммерческие издательства продолжают настаивать на дорогостоящей подписке к научным журналам, движение за открытый доступ к науке добилось больших успехов, сделав многие научные публикации доступными для читателей бесплатно.

17.11.2017 14:00



Открытая наука начинается с открытого доступа

Все возрастающее значение данных и необходимость комплексных методов их анализа, вместе с проблемой воспроизводимости исследований в некоторых научных областях, привели к появлению и росту движения за открытую науку. Как пишет timeshighereducation.com, открытая наука начинается с открытого доступа – но насколько успешно развивается эта издательская модель?

15.11.2017 14:00, Tony Hey


Прозрачность рецензирования научных статей

Открытый процесс рецензирования вызывает большее доверие читателей

В 1832 году британское Королевское общество приняло решение перейти от устных докладов к письменным рецензиям научных работ, которые были опубликованы. Автором этой идеи был Фредерик Аугустус (Frederick Augustus), герцог Сассекский. В несколько видоизмененной форме эта система дошла до наших дней.

14.11.2017 16:00, Phil Hurst


Без регистрации и SMS

58 электронных научных ресурсов открытого доступа

Из-за недостатка электронных научных ресурсов открытого доступа в нашей стране научные сотрудники и студенты часто испытывают затруднения в поиске информации для исследований. Однако существует множество иноязычных источников, которыми можно пользоваться на территории РФ. Томский государственный университет собрал ссылки на открытые научные ресурсы различных сфер и направлений.

13.11.2017 13:00, Томский государственный университет


Наука в открытом доступе

Ученые за и против

Научные статьи все чаще публикуют в открытом доступе. Одни ученые выступают за свободное распространение результатов исследований без посредничества платных журналов. Другие опасаются, что открытый доступ может привести к распространению недостоверных фактов.

09.11.2017 16:00, Наталья Копылова, libinform.ru






 
<font size=2>Прозрачное<br>образование</font>

Новости

Публикация ВКР для специалистов и магистров станет обязательной
Внесен законопроект «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О рекламе" и статью 59 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"», в соответствии с которым предполагается обязательная публикация выпускных работ студентов специалитета и магистратуры.
Проект «Научный корреспондент» представлен на конференции «Антиплагиата»
27 октября в Липецке в рамках международной научно-практической конференции «Обнаружение заимствований – 2017», проводимой компанией «Антиплагиат», состоялась презентация проекта «Научный корреспондент». Об инициативе по открытой публикации выпускных квалификационных работ студентов российских вузов рассказал президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский.
Продолжается прием заявок на участие в Общероссийском гражданском форуме-2017
V Общероссийский гражданский форум «Диалог. Солидарность. Ответственность» пройдет 25 ноября в Москве, в гостинице «Космос». В этом году Форум будет посвящен теме «Будущее России: федерация, регионы, города». Прием заявок продолжится до 5 ноября. Подать заявку можно здесь.
Открыт набор в Зимнюю школу университета КГИ
Какие темы федеральной и региональной повестки определят наше ближайшее будущее? С какими вызовами стране и гражданскому обществу придется столкнуться в скорой перспективе? Куда могут быть приложены усилия городов и территорий в лице активной части российского общества? Зимняя Школа Университета КГИ приглашает вас вместе с экспертами обсудить эти и многие другие вопросы 13-16 декабря 2017 года в подмосковном Звенигороде.
МГУ открыл дополнительный набор на обучение арт-менеджеров
С 24 по 29 августа философский факультет МГУ имени М.В. Ломоносова проводит дополнительный набор на новую образовательную программу «Прагматика и менеджмент культуры».

 

 

Мнения

Ирина Левова, Глеб Шуклин

Паралич знания

Как спасти образование и науку в России?

Сегодня в России нет баз данных научных публикаций. Более половины научных изданий даже не оцифрованы и остаются недоступны для студентов и преподавателей из других вузов, не говоря уже о простых гражданах. А в западные базы крайне редко попадают статьи российских учёных. Иногда какому-то из российских вузов выделяют средства на доступ к западной базе, что воспринимается учёными как праздник: база тут же «сливается» и далее распространяет бесплатно. За это доступ университета надолго блокируется.

Артемий Никитов, заместитель Генерального директора ФГУП "ЦАГИ"

Copy-Paste

Почему плагиат можно и нужно побеждать

В последнее время много говорится о необходимости борьбы с плагиатом в студенческих и научных работах, о катастрофическом положении дел в этом вопросе и предлагаются различные, в том числе экзотические методы борьбы.

Иван Засурский

Победить плагиат легко

Реформу образования важно начать с общедоступности учебных и квалификационных работ

Новый кабинет министров, по всей видимости, сможет начать глубокие реформы в науке и образовании, однако об их содержании пока приходится только догадываться. Тем не менее тема общедоступности учебных и квалификационных работ уже стала предметом консенсуса среди экспертов, а АСИ собирается обратиться в правительство с конкретными предложениями, которые поддержит и Сколково.

Юлия Эйдель

Эпидемия прозрачности: теперь дипломы!

Скандалы с диссергейтами покажутся вам цветочками

Новостной ажиотаж вокруг Минобрнауки этой весной впечатляет. Истории с диссергейтами перешли в плоскость медийно-судебных разбирательств с чиновниками-диссертантами, информационных атак против министра Ливанова в СМИ и блогерских вбросов. На этой неделе тема дополнилась проверкой из прокуратуры с последующим увольнениям сотрудников ВАКа и отставкой замминистра Федюкина. Но главная новость Минобранауки прошла мимо первых полос...

Константин Деревянко

Государство, бизнес, общество — социальное партнерство

В рамках реализации национальной программы поддержки и развития чтения

На недавнем съезде Российского книжного союза было сказано немало правильных слов о поддержке книгоиздательской отрасли, однако носили они по преимуществу общий характер. Попробуем разобраться в складывающейся ситуации с конкретными цифрами в руках – чтобы сделать соответствующие выводы и выдвинуть конкретные предложения.

Николай Горькавый

Олигархи — марионетки учёных

С чем ассоциируются «новые технологии»? С айподами, плазменными экранами и прочими гаджетами. Это хорошие деревья, но не лес. Кроме создания удобств и комфорта, современные технологии выполняют ещё две функции — возможно, более важные, чем первая. Сумма технологий обеспечивает социальную пластичность и права личности.

Екатерина Сальникова

Потерянные и ищущие

«Школа» и Lost завершились

На днях завершились два культовых сериала — «Школа» и Lost. Какой из них больше ассоциируется с понятием потерянного поколения, сказать трудно. Персонажи потеряны более, нежели создатели, которые тоже потеряны.

Ольга Шнырова

Раздельное обучение

Выгоды и риски

В нашей стране совместное образование было введено в мае 1918 года с целью устранить неравноправие женщин и мужчин в этой области. В 1943-м была предпринята попытка ввести раздельное обучение мальчиков и девочек в семилетних и средних школах Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик, областных и краевых центров и ряда крупных промышленных центров СССР. Этот эксперимент был отменён в 1954 году.

Елена Дунаева

Буквы разные писать учат в школе?

Естественная типология родителей

Золотая середина — дело хорошее, но, как известно, на практике труднодостижимое. Поэтому родители будущих первоклассников склонны впадать в крайности. Одни исступлённо занимаются ранним развитием почти с пелёнок, другие же принципиально не желают забивать ребёнку голову до поступления в школу, где, как известно, должны научить всему…

Ян Левченко

Победить классный час

Сказка о потерянном времени и воспитании патриотизма

Школа — не университет, где иные преподаватели могут вернуться к середине сентября. В школе начинают как следует. С самого что ни на есть классного часа, либретто которого сочиняют в министерстве образования и директивно рассылают по всей стране. В этом году мне довелось ознакомиться с методическими рекомендациями по организации классного часа, посвящённого 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

«Антиплагиат» и осетрина второй свежести

Константин Рудаков: «Моральный климат в среде авторов и исполнителей заимствованных диссертаций ужасный. В такой атмосфере не рождается полноценный научный труд»

«Антиплагиат» выполняет простую задачу – поиск источников заимствования в проверяемом тексте. Но вокруг системы ходят слухи и разгораются споры, её продолжают демонизировать, представляют как орудие борьбы политиков и чиновников, и даже как инструмент сексуальных домогательств преподавателей к студенткам. Писатель Михаил Лифшиц поговорил с Константином Рудаковым, чл.-корр. РАН и профессором ВМиК МГУ,стоявшим у истоков этой истории.

Игорь Федюкин: «Многие российские диссертации не выдерживают критики»

Замминистра образования о профессиональных стандартах научного сообщества и о том, почему российские ученые не стремятся участвовать в международном научном процессе

В Министерстве образования и науки Игорь Федюкин занимается научно-технической политикой, международными отношениями и вопросами подготовки и аттестации научно-педагогических кадров. Недавно именно вопросы аттестации приковали всеобщее внимание в связи со скандалами вокруг диссертаций новоиспеченного директора Колмогоровской школы при МГУ Андрея Андриянова, политиков Владимира Тора и Владимира Бурматова.

Тина Канделаки: «Политика и блогинг — это разные вещи»

Двойные тарифы ГИБДД и гражданское общество в Рунете

Канделаки работает на телевидении, ведёт активную деятельность в Общественной палате РФ, читает лекции о развитии интернета в РГГУ и руководит собственной продюсерской компанией. В интервью Тина рассказала, на чьей она стороне в истории с «кремлёвским червём», что стало с традициями чёрного пиара и как победить коррупцию в России.

«Необходимо отказаться от самой идеи производства винтиков для социальной машины»

Интервью с Дэвидом Грибблом, учителем с многолетним стажем, писателем, активистом свободного образования

Основные принципы свободного образования — уважение и вера в детей. Свободный выбор занятий. Равноправные отношения между детьми и взрослыми. Дети и учителя вместе несут ответственность и принимают участие во всех школьных делах.

Татьяна Клячко: «Учиться всю жизнь не роскошь, а необходимость»

О непрерывном образовании, неакадемических и вымирающих профессиях

Доктор экономических наук, директор Центра экономики непрерывного образования Академии народного хозяйства при правительстве РФ Татьяна Клячко рассказала «Часкору» о том, что нам ещё учиться и учиться.

Учитель Лада Сыроватко: «Новый курс возвращает учителя к роли наставника и собеседника»

Учителя возлагают большую надежду на новый школьный предмет «Основы религиозных культур и светской этики»

Кандидат педагогических наук, учитель высшей категории, победитель конкурса «Лучший учитель» в рамках ПНПО (2006), обладатель медали им. Ушинского за вклад в методическую науку Лада Викторовна Сыроватко поделилась мнением о новом курсе «Основы религиозных культур и светской этики» в своём интервью «Частному корреспонденту».

Элеонора Бараль: «Наша задача — сделать всё, чтобы они чувствовали, что этот мир — это их мир»

Уникальный опыт московской школы № 299, где 15 лет практикуют инклюзивное образование без всяких государственных программ

Инклюзивное образование, то есть обучение детей с различными физическими отклонениями в классах обычных общеобразовательных школ, в нашей стране только развивается. И все проблемы, связанные с ним, интересуют как педагогов, так и родителей особых детей. А проблем множество. Это и обучение учителей, и работа с родителями, и техническое оснащение школ специальным оборудованием, а главное — подготовка той среды, в которую попадут дети-инвалиды.

Дмитрий Крымов: «Театр художника. Художник театра…»

Театр ищет выход из кризиса в новых формах

«Театр художника» ставит на первое место «картинку», создавая спектакль как череду зрительных образов. Во главу угла здесь ставятся визуальные символы, воздействующие на зрителя сильнее текста пьесы или актерской игры. Лидером такого художественного театра является Дмитрий Крымов.