Подписаться на обновления
16 августаЧетверг

usd цб 66.3772

eur цб 75.2253

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
inosmi.ru   среда, 14 марта 2018 года, 16:00

Мир меча и магии
В чём секрет невероятного успеха жанра фэнтези?


© Bighead Littlehead / HBO (2011 – ...)
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Дж. Р. Р. Толкин хоть и не был первым, кто создал альтернативную вселенную, но зато он считается наиболее влиятельным экспериментатором, мир которого ожил благодаря легендам, поэзии, придуманным языкам и генеалогии персонажей. Джордж Мартин заостряет внимание на том, чтобы посвятить читателя в страхи и амбиции свои героев. Толкин подарил нам хоббитов, орков, эльфов и гномов. Мартину вполне хватает женщин и мужчин.

Джон Муллан (John Mullan)

Можно ли сказать, что это направление, которое процветало на протяжении нескольких десятилетий, наконец-то заняло место в литературном мейнстриме? Ему вряд ли нужны толпы верных почитателей, ведь наиболее успешных фэнтези-писателей поддерживает на плаву не только доход с продаж книг, но и всевозможные тематические сборники произведений, фанатские сайты и конференции, которые дают понять о количестве поклонников фэнтези. Это жанр, который всегда опирался на критику, и писатели этого направления долгое время находятся в диалоге с читателями, чему другие авторы могут только позавидовать (обратите внимание, какой интерес вызывает каждый твит Нила Геймана у его более чем двух миллионов подписчиков). Поклонники фэнтезийной литературы могут быть опечалены тем, что критики единодушно ринулись прославлять «Игру престолов» — сериал, запущенный HBO по многотомной фэнтэзи-саге Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени» — или петь дифирамбы в честь Терри Пратчетта в связи с его недавней кончиной. В долгу перед фэнтези находится и новый роман одного из наиболее читаемых британских писателей, Кадзуо Исигуро «Погребенный великан», который следует рассматривать как запоздалое доказательство влияния фэнтези как литературного жанра.

Исигуро заявил, что стена между однажды отринутым видом прозы и «серьезной» литературой постепенно исчезает. Если это правда, то уроженец Нью-Джерси Джордж Мартин, несомненно, стал во главе литературного стола, и теперь его почитают как правящего короля фэнтези-литературы. Серия романов под названием «Песнь льда и пламени» (первая книга серии дала название сериалу «Игра престолов») возникла в 1996 году и на данный момент состоит из пяти крупных произведений (автор сообщает о выходе еще двух книг). Писатель имеет множество поклонников, которые возмущаются низким положением любимого жанра, однако у него есть и известные почитатели, которые скорее согласятся с таким положением вещей. Один из сторонников Мартина, литератор Джон Ланчестер, призвал литературных снобов преодолеть «бездонную расщелину» между читателем фэнтези и «широкой интеллигентной публикой». Говоря о восхищении фэнтэзийным романом-рекой Мартина, Ланчестер восхваляет не столько продуманную до мелочей другую реальность, сколько преобладание «чувства опасности и неопределённости», которое царит в этом мире.

Каждый ценитель особых методов повествования, преодолев эту самую расщелину и погрузившись в книги Мартина, будет тут же поражен чистой энергией и изобретательностью уникального многостороннего нарратива. Мартин строит альтернативный мир, лишенный идеализма. На территории Вестероса, рыцарского преиндустриального мира, ведутся междоусобные войны за власть. В это же время в соседнем государстве Эссос — примитивном и даже более гоббсовском — юная девушка из древнего рода правителей Вестероса изо всех сил пытается вернуть и возглавить земли, из которых была изгнана. Дж. Р. Р. Толкин хоть и не был первым, кто создал альтернативную вселенную, но зато он считается наиболее влиятельным экспериментатором, мир которого ожил благодаря легендам, поэзии, придуманным языкам и генеалогии персонажей. Мартин вводит некоторые из этих принципов, но он больше заостряет внимание на том, чтобы посвятить читателя в страхи и амбиции свои героев. Толкин подарил нам хоббитов, орков, эльфов и гномов. Мартину вполне хватает женщин и мужчин.

Стоит отметить, что к самому Толкину не все серьезные критики относились прохладно. На данный момент существует много вторичной литературы, неудачной кальки с его книг, которая находит себе место на полках университетских библиотек. Познакомьтесь с ней поближе, и вы почувствуете раздражение ко всем подобным произведениям, за исключением канона. Властелин колец воспринимается литературоведами не как великая книга, а скорее как важный элемент культуры. Это словно заклинание, под действие которого вы попадаете на некоторое время, но затем просыпаетесь. И всё же, для многих, кто сейчас наслаждается сложными романами, трилогия Толкина — это ранний, формирующий опыт полного поглощения нас литературным произведением. Неудивительно, что согласно опросу The Big Read, проведенному компанией BBC в 2003 году, трилогия Властелин колец была названа победителем. Это произведение, через которое школьники попадают в мир прозы.

С таким результатом я полностью согласен. Я четко помню, как однажды, будучи в возрасте 14 лет, я, словно странник, взбирался по протертым ступеням, ведущим в кабинет Толкина в Меритонском колледже Оксфорда, вместе с внуком писателя, который был моим школьным другом. В руках я держал потрепанный экземпляр «Властелина колец», зачитанного до дыр. В своём красивом кабинете нас встретил этот великий человек, окруженный возвышающимися до потолка книжными полками. Он курил трубку и ласково бормотал. Я встретил самого значимого писателя в мире, каким он тогда казался, но неожиданно испытал досаду от несоответствия обычного пожилого англичанина в твидовом костюме с его поистине вагнеровским трудом. Затем он рассказал мне о физическом наслаждении от процесса написания книг. «Испытывал ли я удовольствие, когда писал великолепными чернилами?». Увидев профессора Толкина на рабочем месте, я осознал, что только благодаря огромной любви к литературе можно создать уникальный новый мир.

Кадр из фильма «Хоббит: Нежданное путешествие».© Mark Pokorny/ Warner Bros


Если Властелин колец воплощает мечты молодежи о других мирах, то Песнь льда и пламени — произведение для взрослого поколения, и не только из-за обилия описаний секса и насилия. Большинство героев книг Мартина ведут себя согласно принципам Макиавелли. Игра престолов берет свое название из фразы, которую герои применяют для обозначения своей аморальной борьбы за власть. «Когда играешь в игру престолов, ты побеждаешь или умираешь. Третьего не дано», — говорит порочная королева Серсея Эддарду Старку, наиболее приближенному к героическому идеалу персонажу. «Почему, когда вы, знатные лорды, играете в престолы, больше всех страдают невинные?», — насмешливо спрашивает ехидный «мастер над шептунами» лорд Варис. Добро абсолютно не защищается рассказчиком. Ни один из героев не чувствует себя в безопасности. Ланчестер по праву упивается мартиновской дерзостью повествования — «чувством нестабильности», которое приходит в тот момент, когда мы совсем не знаем «кто выживет, а кто из главных героев будет убит». Это порождает чувство удовлетворения от проработки произведения, когда читатель не догадывается, что же произойдет далее.

Джордж Мартин — хладнокровный писатель с иммунитетом к сентиментальности. Несмотря на то, что он выражает своеобразную симпатию одной из множества аристократических семей — мрачным Старкам, — борьба в саге имеет сугубо политический и военный характер, отнюдь не моральный. Мартин знает свою «войну Алой и Белой розы» (а также Шекспировские исторические пьесы) и продолжает скользить по фрагментам истории узурпации, которая подрывает статус даже того монарха, что взошел на престол, казалось бы честным путем наследования. Королевская власть — это то, что нужно захватить. В фэнтези часто присутствует элемент идиллии. Но только не в фэнтези Мартина. В описании низших сословий любого королевства всегда в основном присутствует лишь грязь, голод и страх. Правителей автор хоть и балует некоторыми материальными богатствами, их всегда преследует глубокий страх того, что все это будет насильно отобрано.

По сравнению с Властелином колец, сюжет Песни льда и пламени полон неразрешимых проблем и сложных нравственных выборов. «Ни один персонаж морально не однозначен», — пишет литературный критик и почитатель писателя Аманда Крэйг. Здесь нет Арагорнов или Гендальфов с их безоговорочным благородством. Даже лучшие персонажи Мартина могут быть безжалостными, мстительными, или просто могут ошибаться. Толкиновский Мордор был обителью всего зла; и орки олицетворяли собой всего лишь злобу. Мартин более заинтересован в раскрытии пороков, амбициозности и мести, примеры которых нам знакомы из истории. Люди совершают своенравные поступки; удача играет большую роль, чем авторское желание просто подвести всё к морали. Как и в реальной истории, результаты могут быть непредсказуемыми. Мартин говорил, что композиция его саги была придумана под влиянием серии произведений Мориса Дрюона Мертвые короли, семитомной хроники средневековых французских династических войн. Писатель, конечно, мог использовать реальные исторические ситуации, но избегая примеров из жизни, он не предоставляет читателю привилегии знания того, что ему предначертано увидеть на следующих страницах.

Побег в мир, в который мы приглашены самим писателем, — неотъемлемая часть фэнтэзи. Больше всего в этом побеге читателю помогают карты, представленные на форзацах большинства книг. Именно благодаря им мы понимаем, что ступили в совсем другую реальность: мы открываем книгу и видим нарисованную, должно быть от руки, карту земель, которых нет ни в одном атласе мира. Это богатый материал для проведения фэнтези-викторины. Кто и где, может спросить ведущий, представляет план города Имардина и страны Киралии? А государства, названного Страной, с его Равнинами Ра и Солнцерождающим морем? Земель Мидкемии и Келевана? Или карту континента, где расположились Арад Доман, Андор и Тарабон, омываемые Аритом?

Все современные «писатели-картографы» идут по следам Толкина. Он (будучи более талантливым художником, чем все его последователи) проиллюстрировал книги великолепными набросками карт, которые можно увидеть в оригинальных изданиях Властелина колец изданных в твердой обложке, подписав каждое название своим особым архаическим шрифтом. Толкин понял нечто поистине важное. Кто из нас не придумывал воображаемые миры, рисуя замысловатые карты других миров? Фэнтези интересует нас потому, что оно чудесным образом воплощает мечту всей литературы — создание нового уникального мира во время рассказывания истории. Таким же образом работают и карты. И такую же функцию имеет необычная длина фэнтезийных романов (которые чаще всего выполняют функцию одной «серии»). Песнь льда и пламени затмевает все созданное Марселем Прустом или Энтони Пауэллом. Хватит ли у фанатов жанра времени на серию Роберта Джордана Колесо времени из четырнадцати томов? Или на десятитомник Стивена Дональдсона Хроники Томаса Ковенанта? Конечно хватит. Обилие книг — это именно то, что нужно и писателям, и читателям. Мы погружаемся в описания новых миров, а для этого нужно немало времени как одним, так и другим.

Одной из отличительных черт фэнтези является магия, секретный ингредиент, который отправляет фэнтези-романы на особые полки в книжных магазинах, подальше от «нормальных» романов. Однако, начиная с 1960-х годов, серьезная литература многое почерпнула из фэнтези. В творчестве Габриэля Гарсии Маркеса это анимистические мотивы, а Салман Рушди в романе Дети полуночи конструирует особую связь между одним человеком и историческими событиями. Главным отличием фэнтези является магия — важный элемент повествования, на основе которого действуют особые правила и законы, а также логически объясняется происходящее в выдуманном мире. Дети, выросшие на книгах о Гарри Поттере с их объяснениями Патронусов, горокраксов и Даров Смерти, более подготовлены к пониманию фэнтези для старшего поколения. В произведениях Мартина магии отводится куда меньше места. После небольшого пролога, рассказывающего о надвигающейся угрозе в лице Белых Ходоков, писатель откладывает сверхъестественное как можно дальше. Мы осилим почти 700 страниц, когда сомнительное колдовство воскресит супруга одной из героинь — и даже тогда мы не сможем с уверенностью утверждать, что это было действительно колдовство. Магия — это скорее возможность, чем факт, необходимый для обозначения границы между миром этих романов и нашей реальностью.

В детской фэнтезийной литературе неизменно присутствует путь «туда» — из обыденности в магический мир — и «обратно», в родной дом. Наиболее известным примером является платяной шкаф в первой книге Клайва Льюиса из серии Хроники Нарнии2 (в последующих частях будут и другие способы попасть в эту страну). Великолепные романы Алана Гарнера Элидор и Волшебный камень Бризингамена описывают волшебные миры, которые спрятались в самом центре современных Манчестера и Чешира. В самой знакомой нам истории о Гарри Поттере герои постоянно пересекают границу между волшебной страной и обыденным, скучным миром. Исследование порталов между действительностью и альтернативной реальностью — сквозная тема в трилогии Филипа Пулмана Темные начала. Конец серии вышел настолько запоминающимся именно благодаря тому, что писатель одновременно и принимает и отрицает способность детской фантазии к самостоятельным путешествиям в другие миры.

Нил Гейман, один из ведущих авторов фэнтези для взрослых, специализируется на историях, которые не столько открывают читателю другие миры, сколько впускают богов и героев из разных мифологий в этот. Альтернативная вселенная вторгается в нашу. Его роман Никогде рассказывает историю жителя современного Лондона, попавшего в «Нижний Лондон», альтернативный мир, полный испытаний и тёмной магии. В Американских богах, проверенный временем рассказ в формате «дорожного путешествия» по США (аллюзия на путешествие, которое совершил сам Гейман) дополняется активным присутствием африканских, египетских и скандинавских божеств, а также богом-трикстером из анголкинских3 мифов и грозными славянскими духами в человеческом облике. Фэнтези как жанр часто кажется беспорядочным в своём смешении мифологий, но Гейман сочиняет, подобно Т. С. Элиоту, хоррор-фэнтези, помещая в одни декорации истории и персонажей из несовместимых источников, приправляя всё это литературными аллюзиями, составляя единый сборник наших самых глубинных страхов из языческих мифов о сверхъестественном.

Гейман изучает мифографию; читатель его произведений, как и читатель Бесплодной земли, может проследить каждый источник. Его романы обладают своеобразным энциклопедизмом. Несмотря на мрачность, они доставляют удовольствие ещё и своим остроумием. В Американских богах божества — остряки, которые упиваются жалобами на фастфуд в этой бестолковой стране. Неудивительно, что Гейман просто обязан был посотрудничать с настоящим весельчаком Терри Пратчеттом, чья карьера началась с определения и высмеивания привычных законов жанра. Первая книга Пратчетта из серии Плоский мир, Цвет волшебства, фактически была пайтонистической5 пародией на Толкина и его последователей. Маг — растяпа, боги — глупцы, остроумные и циничные диалоги. Однако читатели Пратчетта должны уметь наслаждаться каноническими произведениями так же, как и их непочтительными пародиями. Позже романы Плоского мира, пусть всё ещё и стоявшие на одних полках с фэнтезийными книгами, стали иметь всё меньше и меньше общего с пародией на каноничный мир фэнтези, и всё больше — с сатирой на наш собственный мир. Многие романы Пратчетта осмеивают некоторые сферы человеческой жизни: журналистику, науку, футбол. А персонажи обильно употребляют нелитературную лексику.

Пратчетт выступает в роли забавного комментатора очаровательного мира фэнтези. Более серьёзным комментатором является Кадзуо Исигуро, чей Погребённый великан заставил критиков вслух удивляться, как это элементы фэнтези могут быть не так интересны автору, как предполагается. Роман Исигуро не более типичный фэнтези-роман, чем Когда мы были сиротами — детектив, или Не отпускай меня — научная фантастика. Как и в своих ранних трансформациях жанровой литературы, Исигуро не использует детали, которые бы ожидал увидеть почитатель фэнтези. Не совсем ясно, где именно или в каком времени мы находимся (несмотря на то, что действие происходит в одной из частей Британии в тёмные времена среди римских руин и времён Короля Артура). Повествование ведётся сквозь точки зрения и диалоги персонажей, которые, кажется, не могут вспомнить важные события своей жизни, не говоря уже о том, чтобы знать контекст общей истории. Однако это определённо не исторический роман. Во время путешествия главные герои, Аксель и Беатрис, отправившиеся на поиски своего пропавшего сына, слышат истории об ограх и демонах; они встречают старого и дряхлого сэра Гавейна6, который рассказывает им о своём намерении убить дракона.

Исигуро признавал влияние замечательной поэмы IV века Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь, чей не совсем героический герой в одиночку отправляется в незабываемое путешествие по неприветливым английским пейзажам, чтобы столкнуться с ужасным Зелёным Рыцарем. Одна из многих тонкостей средневековой истории заключается в её уклончивости по отношению к сверхъестественному. Когда огромный Зелёный Рыцарь выживает после обезглавливания при дворе Короля Артура, это магия или просто трюк? Читатель Погребённого великана испытывает похожую неопределённость.

Чего должны опасаться Аксель и Беатрис в дороге? "Каждое чудище или злой дух, которые могли им повстречаться, обычно выбирали для нападения того, кто шёл последним, — думаю, примерно так же большие кошки преследуют антилопу, замыкающую стадо". Рассказчик, время от времени делающий вступления от первого лица, чтобы дистанцировать нас от главных героев (которые, кстати говоря, не могут ничего знать об антилопах) — необычная особенность романа. Высмеивает ли он всё сверхъестественное как сторонний наблюдатель? Аксель и Беатрис продолжают встречать людей, которые винят в своих злоключениях огров и демонов, но мы запросто может представить, что все эти страшилки — лишь коллективная фантазия. Герои берут под опеку мальчика Эдвина, которого хотят убить несколько жителей его деревни из-за того, что тот был покусан огром. Может быть, это просто жестокое суеверие? Но позже, путешествуя вниз по реке, Аксель замечает целые стаи реальных маленьких фей, атакующих его и Беатрис. Затем Эдвин мельком видит трёх огров на краю замёрзшего пруда. А ближе к развязке главные герои объединяются перед лицом старинного обитателя фэнтези-романов — дракона.

Кадр из сериала «Игра престолов».© Bighead Littlehead / HBO (2011 – ...)


В Игре престолов три дракона рождаются настолько поздно, насколько мог выдумать автор, однако он обещает, что события, в которых они сыграют решающую роль, ещё грядут. «Здесь будут драконы». Во многих фэнтези-романах есть эти существа, хоть и не во всех. У К. С. Льюиса и Толкина они были, и Исигуро знает, что дракон — это «тест» на его готовность пойти по дороге каноничного фэнтези. Его суеверные персонажи говорят о драконе с таким ужасом, что читатель удивляется, когда ближе к концу книги видит простую рептилию. Она предстаёт разочаровывающе недокормленной и сонной («Было трудно понять, дракониха ли это вообще»), но она такова, свернувшаяся в кольцо среди выжженной травы. Герои смотрят на неё без удивления, принимая фантастичность событий; они гораздо менее уверены в естественных событиях собственной жизни.

Аксель и Беатрис не могут точно вспомнить, есть ли у них сын, были ли они верны друг другу, или чем занимался Аксель, прежде чем состарился, и признают свою забывчивость, виня в ней дыхание драконихи Квериг. Коллективная амнезия — это причудливая находка романа, и она идеально подходит для дописьменного мира, представленного Исигуро. Ещё в 18 веке, путешествуя по горам Шотландии, Сэмюэль Джонсон, грамотнейший из всех людей, понял, каков мир без книг и письма. Неграмотность, подумал он, обрекала мужчин и женщин на вечную жизнь в настоящем времени, без уверенности в событиях прошлого. Они мучились слухами и небылицами. Джонсон бы точно узнал туманную Британию Исигуро.

Но есть подозрение, что именно амнезия делает их жизнь возможной. Постепенно в романе мы находим намёки на ужасные события, произошедшие в недалёком прошлом. Исигуро использует несколько шаблонов фэнтези, рассказывая историю одного насилия — которая всегда есть в сердце жанра — и внедряя способность забывать о жестокости в своём прошлом. Жанр позволил ему сделать это намёком, чтобы мы серьёзно воспринимали повествование, которое обычно зовётся детским. Порой фэнтези слишком уклончиво от насилия. Толкин, как и Вальтер Скотт, концентрируется на описании битв, которые не выходят за «рамки приличия». Романы Мартина, наоборот, детально описывают насилие, и то, что его предшественники обычно игнорировали. Мартин любит подчёркивать факт насилия, совершённого персонажами, которым мы потенциально симпатизируем. Одна из первых сцен с Эддардом Старком — казнь им (обезглавливание большим мечом) солдата, оставившего пост. Чтобы дать нам понять, что отворачиваться нельзя, он заставляет смотреть на казнь своего сына. Первая книга кончается сценой, где одна из главных героинь, Дейнерис («Дени») разжигает похоронный костёр для своего скончавшегося мужа. В костёр вместе с ним, его лошадью, мечом и другими воинскими атрибутами она отправляет и пленную целительницу, которая не смогла вылечить его. Она привязывает её к столбу и приносит в жертву.

Общество, в которое Дени попадает через брак, управляется грубой силой, где секс и насилие неотрывно связаны. «Это право сильного — взять от слабого», — говорит один из её новых слуг. На праздновании её свадьбы воины смотрят, как женщины танцуют до тех пор, пока не приходят в состояние возбуждения, затем берут их и «покрывают прямо здесь, как жеребец покрывает кобылу». Когда двое мужчин вдруг начинают ухаживать за одной женщиной, один из них просто убивает другого — и празднество продолжается. Мартин упрочняет связь между сексом и насилием. Глазами Дени мы видим последствия набега — воины её мужа насилуют каждую женщину на своём пути и агрессивно отказывают ей в просьбе проявить милосердие. Сериал НВО, рейтинг которого составляет 18+, содержит в себе предупреждения «наличия кровавого насилия, грубого секса, сексуального насилия и нецензурной лексики», и при этом является смягчённой версией книги.

Каждый персонаж, полагающий, что он попал в роман Скотта, будет жестоко обманут. Юная Санса Старк смотрит на съезжающихся рыцарей и думает, что «это так прекрасно, как ожившая песня; звон мечей, вспышки факелов, танец знамён на ветру, фыркание и ржание лошадей». Она обречена быть униженной молодым человеком, за которого должна выйти замуж, обречена предать своего отца. «В реальной жизни побеждают чудовища», — решает она. В мире Мартина люди действуют из самых низких побуждений. Это старый жестокий мир, и в нём слабые наиболее уязвимы. В одной из глав ребёнок или женщина будут спасены от насилия одним из главных героев — только для того, чтобы внезапно быть убитыми несколько страниц спустя. Ближе к концу Погребённого великана Вистан, саксонский воин, объясняет заглавие романа. «Великан, когда-то погребённый, зашевелился…». Дух насилия накаляется до предела. Фэнтези вообще имеет склонность к апокалиптичности. Властелин колец предсказывает триумф тьмы, но затем уходит от него. Мартиновская бесконечная сага предвидит зловещее будущее («Зима близко», — как все повторяют), но также описывает насилие как нечто абсолютно обыкновенное.

Мартин использует меняющиеся точки зрения, неожиданный приём для моральных и повествовательных канонов фэнтези. Когда одного из центральных главных героев в первом томе внезапно казнят, читатель шокирован — не только из-за неожиданности события, но и потому что длинные пассажи книги были написаны от его лица, а теперь эта точка сознания уничтожена. Все книги в серии Мартина разделены на ненумерованные главы под именами персонажей, от лица которых — порой неточно или вовсе обманчиво — ведётся повествование. Они включают повествование от лица хитроумного и лишённого всяких приличий Тириона, презираемого неудачника-сына одного из претендента на власть, насмешливо комментирующего поведение своих союзников и врагов. Неслучайно и в сериале, и в книгах Тирион — безусловно, самый интересный персонаж. Иногда он как бы издевается над самим жанром литературы, в котором оказался.

Однако такой нарратив обусловлен не только желанием достичь психологического разнообразия; Мартин знает всё о создании и поддержании интриги. Он удерживает читательское внимание, чтобы в конце каждой главы вызвать недоумение, опасение или удивление. У него есть способность манипулировать читательскими ожиданиями, какой бы позавидовал Уилки Коллинз, король саспенса. Мартин искусно удовлетворяет голод, который знаком каждому читателю вне зависимости от того, являются ли они почитателями фэнтези, или нет.

Источник: inosmi.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Черно-белая Япония

5 фильмов для знакомства с культурой Cтраны восходящего солнца

Кинолюбители по-разному относятся к японским фильмам. Одних завораживает созерцательность картин из Страны восходящего солнца, их необыкновенная атмосфера, другие откровенно скучают. «Вокруг света» предлагает отправиться в кинопутешествие по черно-белым японским фильмам, снятым в 1950–1960-х годах, и открыть для себя новые грани в загадочной культуре азиатской страны.

04.08.2018 19:00, Елена Бородина, vokrugsveta.ru


Боги, мутанты, люди-насекомые

Как зарождалась киновселенная Marvel

В российский прокат выходит фильм Marvel «Человек-муравей и Оса». Скотт Лэнг, известный также как Человек-Муравей, уже заслужил право оказаться в команде «Мстителей». Это отличный повод вспомнить, как зародилась кинематографическая вселенная Marvel.

07.07.2018 19:00, echo.msk.ru


Сказка, притча, трагикомедия и антиутопия

12 фильмов XII-го фестиваля «Зеркало»

С 12 по 17 июня в Ивановской области прошел обновленный Международный кинофестиваль имени Андрея Тарковского «Зеркало». Рассказываем о самых интересных и свежих картинах смотра, собранных в этом году со всего мира под девизом «Территория эксперимента».

24.06.2018 16:00, Павел Орлов, tvkinoradio.ru


«Девять лет лагерей не сломили меня»

Воспоминания Петра Вельяминова

Петра Вельяминова не нужно представлять читателям. Его роли в телесериалах «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов», в таких фильмах, как «Иванов катер», «Командир счастливой «Щуки», «Сладкая женщина», «Пыль под солнцем», «Ярослав Мудрый», и многих других принесли ему всеобщее признание. Однако далеко не все кинематографисты, коллеги актера, не говоря уже о зрителях, знают о том, как трудно складывалась его человеческая нетворческая судьба...

23.06.2018 19:00, bessmertnybarak.ru


«Лето» Кирилла Серебренникова

Нереальная реальность

«Лето» — это такой экспериментальный театр на экране, в котором всё и все на своем месте: и Цой-герой, карабкающийся по крыше троллейбуса, и Цой-будущая звезда, оказавшийся впервые на сцене перед большой аудиторией. И опрокинувшая в себя полбутылки портвейна женщина в красном, исполняющая арию Blondie, и БГ (Ефремов-младший), воскуряющий в кухне индийские благовония.

16.06.2018 19:00, Алена Огнева, matrony.ru


Кино особого назначения

На фестивале «Кинотавр» в Сочи победил фильм «от создателей «Аритмии»

«Кинотавр» до последнего держал интригу. Главные претенденты на призы были показаны в заключительные дни фестиваля. В закулисных обсуждениях гран-при прочили двум картинам: «Истории одного назначения» Авдотьи Смирновой и «Сердцу мира» Наталии Мещаниновой. Реальный случай из биографии Льва Толстого, разрастающийся до масштабов манифеста о состоянии дел в России, против камерной повести о работнике притравочной станции для собак. Председателю жюри, режиссеру Алексею Попогребскому, всегда были ближе «простые вещи» — так назывался один из лучших его фильмов. В итоге на «Кинотавре» победило «Сердце мира», чья условная простота, конечно, обманчива.

11.06.2018 18:00, Ксения Реутова


Вход в кислоту

Программа фестиваля «Кинотавр» убедительно доказывает, что будущее российского кино выглядит куда светлее, чем принято думать

В этом году организаторы «Кинотавра» отделили дебюты от основного конкурса, создав тем самым негласное противостояние маститых «отцов» и куда менее опытных в профессиональном плане «детей». Пока младшие выигрывают у старших с огромным перевесом. Работы дебютантов, часто технические несовершенные, с недоработанными сценариями, оказываются намного искреннее, живее, точнее и оригинальнее, чем фильмы, снятые людьми, которые работают в кинематографе не один десяток лет.

09.06.2018 12:00, Ксения Реутова


Советский философ в Голливуде

О режиссере Анатолии Литваке

Он вовремя уехал из Ленинграда, затем вовремя успел покинуть Берлин. Несмотря на угрозы нацистов, снял в Голливуде первый антифашистский фильм, затем – серию картин, призывающих США вступить во Вторую мировую. В мирное время талант Анатолия Литвака обрел признание – два «Оскара», «Золотой лев» и главные призы в Каннах.

07.06.2018 19:00, Алексей Викторов, jewish.ru


Большой батя любит тебя

Главный фестиваль российского кино открылся фильмами о больших художниках, суровом государстве и вечном «русском мире»

Открытие «Кинотавра» показало, что гибридными теперь бывают не только войны, но и кинофестивали. Пока по залу Зимнего театра кружили телевизионные камеры, сочинский смотр притворялся тихим конформистом. Здесь слушали напутственные слова от главы государства и, не называя конкретных имен, произносили пространные речи о внутренней свободе. Как только камеры исчезли, настроение тут же изменилось. На третий день члены жюри появились на красной дорожке в футболках с портретами Кирилла Серебренникова и Олега Сенцова.

06.06.2018 19:27, Ксения Реутова


Миры «Звездных войн»: «Последние джедаи»

Как снимался фильм

В прокат вышел фильм «Хан Соло», но нам по-прежнему интересно, как создавался мир в прошлогодних «Последних джедаях». Для фильма все потребовалось создавать с нуля, а это — вопрос логистики и бюджета. Как же строится работа над подобными проектами?

02.06.2018 19:00, Надежда Маркалова, tvkinoradio.ru






 

Новости

Писатель Эдуард Успенский умер в Москве на 81-м году жизни
В Москве на 81-м году жизни скончался известный советский и российский писатель Эдуард Успенский.
Умерла переводчик книг о Гарри Поттере Мария Спивак
Переводчик книг о Гарри Поттере Мария Спивак умерла в пятницу, 20 июля, в возрасте 55 лет.
В Центре шахматной культуры и информации (ЦШКИ) ГПНТБ России пройдет вечер «Корифеи сербских шахмат»
Вечер «Корифеи сербских шахмат», приуроченный к Международному дню шахмат, пройдет в Центре шахматной культуры и информации (ЦШКИ) ГПНТБ России 19 июля. Среди почетных гостей мероприятия ожидаются 10-й чемпион мира по шахматам Б.В. Спасский, а также Чрезвычайный и полномочный посол Республики Сербии в России Терзич Славенко.
В Британии нашли сценарий Кубрика, потерянный 60 лет назад
В Британии обнаружили сценарий Стэнли Кубрика по новелле Стефана Цвейга «Жгучая тайна», считавшийся утерянным. Находку сделал Натан Абрамс, профессор кинематографии Бангорского университета в Уэльсе. Об этом пишет The Guardian.
Проект «Открытая библиотека» представлен на конференции «Петербургские коллегиальные чтения – 2018»
27 — 29 июня 2018 года в Санкт-Петербурге в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого состоялась 20-ая Научно-практическая конференция на тему: «Интеллектуальная собственность: теория и практика», которую проводила Санкт-Петербургская коллегия патентных поверенных. В ходе работы конференции были рассмотрены теоретические и практические вопросы правовой охраны интеллектуальной собственности и защиты интеллектуальных прав.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.