Подписаться на обновления
12 декабряСреда

usd цб 66.5022

eur цб 75.6197

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Юрий Милославский   пятница, 2 июля 2010 года, 09:05

Мэтрич
Последний из декадентов: Владимир Мотрич


Владимир Мотрич // dic.academic.ru
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





Мотрич явился поистине литературным, а пожалуй, и былинным героем во плоти, имя которому — Поэт как тип. Он оказался «последним» «декадентом» и «символистом», может быть, во всей тогдашней поэзии, печатаемой и непечатаемой.

Нью-йоркский литературный вечер, посвященный 75-летию со дня рождения Владимира Михайловича Мотрича, прошел много хуже, чем предполагалось.

Специально по просьбе «Часкора» известный писатель Юрий Милославский продолжил свои неоднозначные воспоминания об Иосифе Бродском, касающиеся последних лет жизни нобелевского лауреата. Причём не только в прозе, но и в стихах: «...Вот он — рядом со мною трусцой бежит, оправляя мокрый гнилой пиджак...»

Готовились мы, устроители, к нему достаточно тщательно. Что до меня, то ещё раннею осенью минувшего 2009 года, на Крымских международных литературных чтениях в Феодосии, мною был предложен доклад о поэте.

В облегченной форме я намеревался его воспроизвести (клочками) в январе с. г. в зальце книжного магазина «21», расположенного во втором этаже доходного дома по 5-й Авеню.

Однако программа вечера была сорвана, а к тому же проводить его пришлось месяцем раньше. Нас жестоко подвёл старый товарищ по оружию — основоположник российского извода концептуализма и прикладного направления, именуемого «соцарт», Вагрич Акопович Бахчанян, более известный как Бах. Тот самый, что давным-давно объявил, будто «мы рождены, чтоб Кафку сделать былью», окрестил «харьковскую Ротонду» — кафе-автомат «Харкiв'янка» — пулемётом, Э. В. Савенко — Лимоновым, а В. М. Мотрича — Мэтричем.

Мы в особенности рассчитывали на его участие.

Но Бах покончил с собой 12 ноября 2009 года, и вечер было решено приурочить к сороковому дню. Он выпадал на 22 декабря.

Теперь вечер мыслился нами (то есть редакцией альманаха «Новая Кожа» и автором этих строк) как объединённый — в память вечную двух главных «пулемётчиков», без которых пантеон Харьковской Цивилизации (Харьковской Аномалии — эта формула принадлежит Андрею Бабурову) эпохи 1960-х —немыслим.

Ничего путного из этой затеи не вышло. Не помогла и замечательная, на мой взгляд, сетевая афиша, созданная младопулемётчиком, поэтом и художником Леонидом Владимировичем Дрознером.

В особенности нам мешали три десятка посетителей вечера. Они упорно не желали понять, чего же мы от них добиваемся, раздражались и скучали. Нам бы надо было собраться самим и выпить за упокой, но кто же они, эти «сами»?

Из оставшихся в живых исконных пулемётчиков отозвались лишь двое: писатель и киновед Рая Гурина (нынешняя киевлянка Раиса Андреевна Беляева) и поэт Эдик, «другой Эд» (друг и биограф Мотрича, хранитель множества его стихотворений, сущий харьковчанин Эдуард Григорьевич Сиганевич). Эд же Лимонов не откликнулся. Возможно, мы плохо его искали.

Вечер шел через пень-колоду. Э. Г. через маломощный телефонный громкоговоритель пытался из глубокой харьковской ночи докричаться до нью-йоркского помещения: прочёл стихи Мотрича и своё о нём, кое-что вспомнил о Бахе. Но слышимость была скверной, а постараться и поднять уши никто не пожелал.

Отчасти спасли положение воспоминания Р. А. Гуриной (Беляевой), благоразумно пересланные по электронной почте. Я смог достаточно внятно прочесть их с листа.

«А что за человек Мотрич, чем жив, на что живёт — это всё пустое. Поэзия ведёт игру по своим правилам, забвение —- по своим, и выигрывают в итоге все».

Таким пассажем заканчивает свою статью о поэзии Владимира Михайловича Мотрича Виктор Леонидович Топоров. К статье (или, точнее, развернутой рецензии) Топорова мы ещё вернемся. А сейчас скажем несколько слов о феноменe забвения.

Помимо, условно говоря, объективных причин, напрямую связанных с характеристиками данного отрезка культурного процесса, в пределах которого размещается данное сочинение (текст), начиная со второй половины ХХ столетия, сперва на Западе, а в последнюю четверть века — на пространстве русской культуры, безраздельно господствует «art-индустрия».

Такое положение дел постепенно свело на нет даже подобие существования «гамбургского счета», чего не могли добиться ни политическая цензура, ни даже диктат определённой группы критиков и издателей (a это значительно действенней). Если угодно, можно сказать по-иному: упомянутый диктат, став повсеместным, то есть взойдя на уровень политико-экономический, победил настолько сокрушительно, что воевать стало не с кем.

Феномены «забвения» и «известности» в сегодняшнем «мiре искусства» целиком рукотворны. А хромой бочар, заметим, опять-таки гамбургский, которому «art-индустрией» поручено изготовление и того и другого, делает свою работу, как заметил ещё Гоголь, прескверно.

Владимир Мотрич по обстоятельствам биографическим так и не смог принять участия в этом моделированном (кем бы то ни было) движении литературных предпочтений. На его долю выпали одни только объективные причины.

Он прожил жизнь (не считая последних трёх-четырёх лет её) в Харькове. Умер в Киеве. Никаких мало-мальски упорных стараний перебраться в Москву ли, в Питер, не говоря уж об эмиграции, он практически не предпринимал.

Это касается и публикаций. Если говорить о надземной периодике, то при жизни автора его стихи появлялись только в харьковской газете «Ленінська Зміна» в 1965 году и в 1979—1980 годах в «Красноярском комсомольце». Единственная книга Мотрича, рецензией на которую и явилась статья Топорова, вышла в 1993 году в Харькове.

При этом ему посвящено до десяти опубликованных очерков мемуарного характера и глав документальных повестей, частью принадлежащих перу довольно известных литераторов. И то сказать, в Харькове 60—70-х годов прошлого века Владимир Михайлович Мотрич был больше чем известен.

Я бы даже определил его как достопримечательность города, который был и остается третьей (по меньшей мере) столицей русской поэзии на территории Исторической Руси.

Мотрич порождал легенды и, таким образом, был «действующим орудием на знаменитые происшествия» (как выразился однажды гр. Завадовский, первый российский министр народного просвещения).

То есть его слава была не кулуарной, ограниченной кружковой средой коллег или сословием любителей поэзии, в те годы довольно многочисленным.

Мотрич явился поистине литературным, а пожалуй, и былинным героем во плоти, имя которому — Поэт как тип. Это означало, что среди его поклонников оказывалось множество таких лиц, которые либо вовсе не читали никаких стихов, включая и те, которые были сочинены предметом их поклонения, либо начали интересоваться стихами (хотя бы одного только Владимира Мотрича) лишь вследствие очарования именно Владимиром Мотричем in corpore. В этом смысле соперников в Харькове у него не было и быть не могло.

То, чего удостоился этот худой, почти тощий, изящно-вертлявый, исполненный врождённой не то «офицерской», не то «злодейской» элегантности человек, называется — слава.

Перерасти харьковские пределы ей тогда помешали сугубо технические обстоятельства, как то: неупоминание в печати, отсутствие творческих гастролей, равно и невозможность появления поэта на экранах телевизоров.

Я намеренно не говорю о сборниках стихов, будь то сборники официальные или «самиздатские». Для немалого — не дерзну сказать подавляющего — числа поклонников поэзии Мотрича, повторюсь, чтение стихотворных книг было делом непривычным, а о существовании «самиздата» почти все они не подозревали.

В среде же «профессиональных» любителей поэзии, и в среде собственно поэтической дело обстояло иначе. Для любителей этого рода Мотрич мог оказаться только одним из «обоймы», а в литературных компаниях у Владимира Михайловича было немало тайных и явных завистников, соперников и даже прямых недоброжелателей, а главное, тех, кто искренне не принимал его поэзию (вернее сказать, поэтику) как таковую.

В любом случае, сегодня отпущенное на его долю забвение подошло к концу. Оно продолжалось со второй половины 70-х годов прошлого века и до исхода первого пятилетия века нынешнего.

Уже сказано, что забвение ведёт игру по своим правилам, точнее, существует по своим внутренним законам. Поэтому прервать забвение Мотрича не удалось ни весьма знаменитому «харьковскому» тому антологии «У Голубой Лагуны» К. К. Кузьминского (США, 1986), где Мотричу было посвящено более трёх десятков страниц, включая подборку (цикл «Звуки сомнений»), фотографии и мемуары А. Л. Верника, Э. В. Лимонова и Ю. Г. Милославского, ни вышедшему спустя два года во Франции роману-хронике того же Э. В. Лимонова, где персонажу по имени Владимир Мотрич отпущено ещё больше места, чем в коллективной «Голубой Лагуне» (и антология Кузьминского, и в особенности лимоновский «Молодой негодяй» добрались до отечественных потребителей уже в конце 1980-х — самом начале 1990-х).

Не помогла, наконец, и книга поэта, вышедшая в 1993 году. Так продолжалось до тех пор, покуда в русском культурном пространстве не накопились определённые изменения, связанные с неосознанными принципами прочтения поэтических текстов, то есть читательской «позицией наблюдателя».

Тогда всяко лыко встало в строку. Начиная с 2005—2006 годов поэт Владимир Мотрич достаточно быстро обретает подлинную славу — посмертную.

При том что единственная книга его, казалось, явилась слишком поздно (или слишком рано?), да к тому же не получила, по условиям тех лет, никакого распространения, её почти сразу же (в 1994 году) заметил Топоров, что само по себе есть весьма существенный литературный факт, сработавший десятилетие спустя (мне лишь хотелось бы знать, прочёл ли эту, несомненно апологетическую, восторженно-пристрастную, но, как всегда, в высочайшей степени выверенную, статью сам Владимир Мотрич, которому оставалось жить еще два с половиной года. Боюсь, что нет, не прочёл).

Сегодня сотни и сотни строк поэта разместились в мiровой Сети, где навязать что-либо читателю все еще достаточно трудно. Это позволило нам с некоторой достоверностью определить (подсчитывая различными методами число лиц, обращающихся к стихотворениям Мотрича), что за пять лет (с 2004 по 2009 год) у Владимира Михайловича появилось от 5 до 7 тысяч преданных поклонников.

Уроженец Харькова, поэт (и поэтический соперник Эдуарда Лимонова) Юрий Милославский эмигрировал из Москвы ещё 40 лет назад. Несколько лет прожил в Израиле, переехал потом в США, где в настоящее время и профессорствует по русской литературе. Друг (и в известной мере протеже) Иосифа Бродского. Автор замечательного романа «Укреплённые города» и сборника столь же прекрасных рассказов. Сильный поэт. Оригинальный и резкий мемуарист. Тонкий исследователь отечественной классики. Как получилось, что мы его прозевали?

В переводе на язык книгопечатания сегодня это рекордный, небывалый тираж для поэтического сборника. И, что самое любопытное, среди этих тысяч подавляющее большинство составляют читатели возрастной группы от 17 до 25 лет (здесь мы вынуждены основываться прежде всего на сетевых комментариях).

Но именно таков же был возраст любителей творчества Владимира Михайловича и в 60—70-х годах ХХ в. Судя по тем же данным, которые, разумеется, нуждаются в уточнении, нынешние читатели поэзии Мотрича в Сети не принадлежат к числу «профессиональных» книгочеев, знатоков и любителей поэзии.

В точности так же обстояло дело с поклонниками Владимира Михайловича и сорок — сорок пять лет тому назад. Суммируя, можно сказать, что В. М. Мотрич является сегодня полноправным участником русского литературного процесса, причём этому способствует одно специфическое обстоятельство: насколько позволительно судить по читательским отзывам, им практически ничего не известно об авторе поразившего их стихотворения/стихотворений, и они полагают поэта живым.

Наконец-то вспомнил о нём и родимый город. В апреле 2010 г. в харьковский прямой эфир на радио «Бест FM» вышла авторская программа Сергея Потимкова «Город Икс», целиком посвящённая поэзии Мотрича (её стоит послушать)

Начались и покуда робкие журнальные публикации. Так, в сибирском издании «День и ночь» № 6 за 2008 г. опубликовано одно из популярных лет сорок пять тому назад и, как выясняется, обретшее новый заряд популярности стихотворение Мотрича:

***

Вольная воля. Да степь в три дороги.
Да по обочинам тлеют кресты.
Ночью в степи — только волк одинокий
Да обезумевший ветер свистит.

Вольная воля. На всякого хватит!
Вор бородатый спешит на разбой.
Может быть, завтра наступит расплата?
Вольная воля! Кровавый запой.

Вольная воля с метелицей дружит.
Русские степи — попробуй измерь!
Мягко постелют — да насмерть закружат.
Каждому встречному — встреченный зверь.

Вольная воля. Разгул да жестокость.
Зоркие очи. Да зубы остры.
…Ночью в степи — только волк одинокий
Да обезумевший ветер свистит.

( первая половина 1960-х)

Достойным внимания курьёзом явилось то, что стихотворение было размещено в Сети на узле содружества защитников и пропагандистов волчьего рода. Немногочисленные возражения против номинативного прочтения данного текста ни к чему не привели.

В этом характерном для тогдашнего Мотрича стихотворении обращает на себя внимание практически полный отказ от главных черт, характеризующих тогдашнюю общепринятую поэтику как совокупность признаков «качественного», «хорошего» стихотворного текста: здесь отсутствуют: а) изысканная «богатая» рифма из разряда так называемых корневых (напротив, рифмы нарочито небрежны) и б) усложненная метафорическая система, изобилующая сравнениями и ассоциативными рядами.

И, что, на наш взгляд, наиболее важно, у Мотрича нет тех резких лексико-стилистических стыков, того обязательного сочетания лексики выраженно просторечной, вульгарной и столь же выраженно книжной, каковое можно рассматривать в качестве родового, «несущего» признака господствующего (и по сей день) направления русской стиховой культуры.

В переводе на язык имён это направление определяется следующим перечнем: «Пастернак (в присутствии Маяковского) —- Мандельштам (в парадоксальной на первый взгляд совместной.упаковке с Ахматовой)». Такая рецептура, частенько усвоенная стихотворцами не напрямую, а при активном посредничестве Вознесенского (а то и Е. Евтушенко), была обязательной для 1960-х годов.

Сегодня та же рецептура, в которой естественное, если допустимо так выразиться, присутствие Маяковского сменилось на вполне чуждого всем прочим составляющим данной смеси Заболоцкого периода «Столбцов», а Вознесенский с Евтушенко уступили место Бродскому, всё ещё остаётся в силе, подкрепленная авторитетом влиятельных живых и отчасти мертвых эпигонов, создателей жанрово-стилевых пародий на русскую поэзию.

Мотрич избрал для себя нечто иное: лексически он чрезвычайно сдержан и даже архаичен, почти безвыходно пребывая в последнем десятилетии XIX — самом начале ХХ века и, во всяком случае, не позволяя себе никаких вольностей.

Впрочем, тот же нарочитый отказ от порождённой «модернизмом» поэтики являет нам и Ю. П. Кузнецов. Хотя природа этого отказа иная, есть все же некое соприкосновение Владимира Михайловича с Юрием Поликарповичем — при полном отсутствии «интертекстуальной» зависимости.

Вот, скажем:

***

Под Новый год, под Рождество
Ни снега, ни промёрзших стёкол.
И непонятная жестокость
Вершит пожизненный устой.
И тает синяя звезда
На воспалённом небосводе.
И пьяный к женщине пристал
И в ночь её с собой уводит.
И новогодний винегрет
Готовят из вина и счастья,
И никакого проку нет
От непорочного зачатья.
И все подарки невпопад,
Кружатся гости и гостинцы.
И сам Иисус, как конокрад,
В рубахе из цветного ситца
Над воспалённою землёй
Качает звёздные качели…
Дождливый, серый и сырой
Хрустит суставами Сочельник.

(первая половина 60-х)

— Чистый дар, чистый мелос, чистое голосоведение, — восклицает В. Л. Топоров, анализируя поэтику Мотрича.

С этим трудно не согласиться. Мелическая («певческая») стихия, идущая и от ранних Блока с Есениным, и от традиции городского романса (усвоенной Мотричем от Апухтина, Вертинского и отчасти Агнивцева), здесь несомненно присутствует. Правомерно и упоминание Глеба Горбовского (его песенку «Когда качаются фонарики ночные…» Владимир Михайлович, как следует выпив, пел с леденящим душу блатным отчаянным шармом, «на разрыв аорты»).

Творческое одиночество Мотрича в 1960—1970-е годы не случайно. Как не случайно и то, что сегодня его творческий выбор нам понятнее. Чтобы не пересказывать самого себя своими словами, приведу здесь отрывок из собственных воспоминаний и наблюдений над поэзией Мотрича, написанных в 1982 году. От многого в них (и прежде всего от молодого их задора) я бы хотел отпереться, но даже из самой неказистой песни слова не выкинешь: это и смешно, и безполезно. Разумеется, я привожу лишь то, что представляется мне верным (и пригодным для дела) и сегодня.

Итак, «что именно он [В.М.Мотрич] сочинял?

Кратко — он был последователем того, что именуется «символизмом». Пожалуй даже, «декадентством». [О чём, скажу сразу, он и сам говорил с достаточным упорством. — Примеч. Ю. М 2010 г.].

Если присмотреться с высоты птичьего полета к тому, что пишется в стихах по-русски последние 25—30 лет [писано, повторюсь, в 1982 г. — Ю. М.], то видно, как располагаются силовые линии «энергий» акмеизма, кубофутуризма и — это, впрочем, дело более хитрое — российского варианта сюрреализма (я сознательно пользуюсь терминами на -изм, чтобы избежать споров). А вот с «декадентством» разобраться трудней.

Или ещё проще: каждому ясно, что значит «идти от Мандельштама, от Хлебникова, от Заболоцкого» и т.п., но Владимир Мотрич числит в предшественниках Минского и Льдова, Фофанова и Добролюбова, Будищева, раннего Блока и Сологуба.

Но скажу откровенно — я никогда всего этого слушать не мог: «Быть тебе королевой,/коронованной ночью,/угонять каравеллы,/убаюкивать кормчих...». [В особенности выводили из себя эти «каравеллы» — произошедшие от Павла Когана и вместе с ещё более непристойными «Алыми парусами» пошедшие на нарпитовские имена молодёжных — будто бы — кафе.].

Бывало, что я насильно запрещал себе очаровываться Володиными стихами...

Иные бывали хороши, да не по-моему, вот память и не сработала».

Единственная в своем роде ориентация на вполне, как тогда представлялось, отработанное литературное направление уже сама по себе обрекала Владимира Мотрича на особое положение в литературной среде.

Он оказался «последним» «декадентом» и «символистом» не только в Харькове, но, может быть, и во всей тогдашней поэзии, и печатаемой, и непечатаемой. Помимо почти совершенного отказа от лексико-стилистического щегольства стихотворения Владимира Михайловича были возмутительно (для многих) свободны от обязательной тогда социально-политической «антисоветской» фронды —- как в виде намёков в словесности подцензурной, так и в виде обличений и брюзжания в диссидентском роде.

В сочетании с обидной для прогрессивных слоёв, но несомненной и очевидной популярностью Мотрича — пускай хотя бы в среде профанов и «невзыскательных», то есть недостаточно знакомых с поэзией Пастернака и Мандельштама, — это порождало защитную реакцию неприятия, непризнания Мотрича «как поэта».

В позднейших стихах В. М. Мотрича условное его «декадентство» сменилось спокойным, я бы сказал философским, отчаянием, а главное, появилась прежде не свойственная ему способность «сюжетного» поэтического восприятия истории. Ср.

Памяти
Виктора Платоновича Некрасова

М а л о р о с с к и е с н ы

киевский триптих

1

    Закрученным шариком
    С кончика
    кия
    сорвался,
    заврался
    в слепой круговерти,
    ни Каин
    Библейский,
    ни филин
    бескрылый,
    а город.
    Горбыль
    плодоносящий ветви.

    По славному имени
    звон поминальный,
    горящих звонниц
    на небесном
    откосе.
    И ларчик свинцовый,
    и лацкан
    канальи
    усыпаны пеплом
    самшит-папиросы.

    Какая земля
    поднялась косогором
    над терпкой волною
    славутича
    чина ?
    По шляху
    чумацкому
    слышу повторы :
    Твоя Украина,
    Моя Украина.

    /.../

    Завертели
    тяжбы колесо.
    За Карпаты
    папаху забросили...
    Не слезами —
    пречистой росой
    освящает меня
    Малороссия.

(после 1987 г.)

Что же до «великой поэтической надежды» Владимира Мотрича, которая, по словам В. Л. Топорова, «сбылась с таким непоправимым опозданием. Но всё-таки сбылась», здесь мне остаётся только сослаться на евангельское «не ваше (то есть не наше человеческое) дело — знать времена и сроки».




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Chick lit, lad lit и fratire

Как литература начала делиться по половому признаку

В 1992 году книга психолога Джона Грэя «Мужчины с Марса, женщины с Венеры» стала мировым бестселлером. Потрясенное человечество сдалось теории Грэя мгновенно: ему, наконец, разъяснили то, что оно давно подозревало. Мужчины и женщины настолько не похожи в мышлении и поведении, что это почти два разных вида! Это стало логичным завершением второй волны феминизма, усилив уже существующий раскол между полами. Культура, всегда отражающая перемены в обществе, не замедлила откликнуться. С конца XX века популярная художественная литература начала всё сильнее делиться по половому признаку.

03.12.2018 13:00, Елена Кушнир, knife.media


Артур Конан Дойл. «Любящее сердце»

Рассказ о долгой настоящей любви

Врачу с частной практикой, который утром и вечером принимает больных дома, а день тратит на визиты, трудно выкроить время, чтобы подышать свежим воздухом. Для этого он должен встать пораньше и выйти на улицу в тот час, когда магазины ещё закрыты, воздух чист и свеж и все предметы резко очерчены, как бывает в мороз.

02.12.2018 19:00, izbrannoe.com


«И душой закрытый, и стихи у него муть какая-то»

Иосиф Бродский в воспоминаниях жителей Коноши и деревни Норинской

В 1964 году Иосиф Бродский был осужден за тунеядство, приговорен к пяти годам принудительного труда в отдаленной местности и сослан в Коношский район Архангельской области, где поселился в деревне Норинская. В интервью Соломону Волкову Бродский назвал это время самым счастливым в своей жизни.

25.11.2018 19:00, izbrannoe.com


Какие ваши годы?

Сколько лет было героям русской литературы

Какими вы представляете себе литературных героев? Взрослые, многое пережившие, они решают сложные нравственные вопросы, меняют свои и чужие судьбы. А пытались ли вы когда-нибудь узнать, сколько лет этим людям? Оказывается, многие из них по современным меркам совсем юны.

20.11.2018 19:00, culture.ru


Приключения Льюиса Кэрролла в России

Записки о трудностях перевода, ссорах с извозчиками и вкусных обедах

Английский писатель, математик, логик, философ и диакон Льюис Кэрролл, известный прежде всего по книгам «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье», в 1867 году посетил Россию: побывал в Санкт-Петербурге, Москве и Нижнем Новгороде и подробно описал дорожные впечатления в дневнике. Мы выбрали из него несколько любопытных фрагментов.

19.11.2018 19:00, izbrannoe.com


Читать? А зачем?

Открытость к диалогу с миром

У Довлатова есть такая история, как кто-то, отчаявшись, что ребенок не читает, воскликнул: «ну как можно жить, не читая «Преступление и наказание»!» — получил мгновенный ответ от художника и остроумца Вагрича Бахчаняна: «Можно. Вот Пушкин не читал Достоевского — и ничего». Можно не читать «Преступление…», скажу шепотом: «Можно и Пушкина не читать», потому что не в чтении дело — а в открытости к диалогу с миром, в желании выйти за пределы своего представления о жизни, в желании понять другого.

09.11.2018 19:00, Татьяна Морозова


Книгу вроде «Лолиты» сегодня было бы невозможно издать

Порнография или шедевр?

Автор в «Экспрессен» перечитывает «Лолиту», успевшую стать классикой, и рассуждает о том, что сегодня появление такого романа было бы невозможно. Хорошо это или плохо? С одной стороны, «Лолита» — вдохновенная исповедь педофила. С другой — удивительная лингвистическая сокровищница, пусть сам Набоков и сокрушался, что вынужден довольствоваться «второсортным английским» вместо русского.

30.10.2018 19:00, Ян Градвалль (Jan Gradvall), inosmi.ru


«Какое счастье жить в одно время с Толстым!»

Воспоминания современников о писателе

Как Лев Толстой охотился на медведя и чуть не погиб, заливался слезами, слушая Чайковского, работал в поле и редактировал свои произведения. Портал «Культура.РФ» собрал воспоминания современников о писателе — субъективные и трогательные.

18.09.2018 19:00, Татьяна Григорьева, culture.ru


Образование в семье Набоковых

Самое счастливое детство начала ХХ века

Основным источником вдохновения для Владимира Набокова всегда оставался он сам. Его инструментами были языковое чутьё, которое делало возможным игру слов и смыслов, свобода неожиданных ассоциаций и память, позволявшая доставать из запертых комнат и подвергать тщательной инвентаризации мельчайшие детали. Автор щедро одаривал героев романов собственными воспоминаниями и деталями жизненного пути, смутными ощущениями и мыслями, а в автобиографиях, русской и английской, описал собственное взросление.

11.09.2018 19:00, Алиса Загрядская, newtonew.com


Предотвращенная дуэль Пушкина

Как писатель Лажечников отговорил Пушкина драться

В среду 27 января 1837 года, в половине пятого вечера, секунданты прибыли на назначенное место. Погода была мрачной, дул сильный ветер. Место дуэли было непригодным — слишком много глубокого снега. Решено было расчистить полоску, длиною ровно в 20 шагов — именно с такого расстояния должны были стреляться два обезумевших родственника — Пушкин и Дантес.

10.09.2018 19:00, Андрей Р., moiarussia.ru






 

Новости

100 лучших песен года по версии The Guardian
The Guardian представила список из 100 лучших песен года, который составили музыкальные обозреватели газеты. Всего в жюри вошло 50 критиков.
ICO-кампания фильма «Ампир V» успешно завершена

Hard Cap достигнут за несколько дней до окончания сроков проведения ICO
При сумме сбора 3,360,000 EUR собрано 32175 ETH, что на момент завершения ICO равнялось 3,506,801 EUR. Фильм поддержали 145 инвесторов. ICO-кампания проведена при технической поддержке WebMoney Transfer.

В Москве впервые пройдет масштабная выставка Фриды Кало и Диего Риверы
В Москве впервые проведут масштабную выставку работ Фриды Кало и Диего Риверы. Она пройдет в «Манеже» c 21 декабря по 12 марта.
Бондарчук презентовал платформу для соинвестирования в кино
Первым проектом на BeProducer станет фильм «Притяжение-2».
Умер Стэн Ли
Сооснователь Marvel Comics Стэн Ли умер в возрасте 95 лет, передает портал TMZ со ссылкой на дочь покойного.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.