Подписаться на обновления
3 сентябряСреда

usd цб 37.3480

eur цб 49.0193

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд 
  понедельник, 12 апреля 2010 года, 20.45

Мариам Петросян: «Новых книг от меня ждать не стоит…»
Лауреат «Русской премии» ― о том, откуда взялись и куда ушли её герои


Мариам Петросян // РИА Новости
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Сочащаяся волшебством, затягивающая и невероятная книга Мариам Петросян «Дом, в котором…» в одночасье превратила художника-аниматора из Еревана в российскую литературную звезду первой величины. 12 апреля Петросян была удостоена «Русской премии» ― главной награды для русскоязычных писателей, живущих за пределами России. И это только начало.

Главное ― и самое удивительное ― в Сети «Дом» начинает понемногу становиться объектом устойчивого культа. Подобно вирусу, информация о книге распространяется из блога в блог, а каждый следующий «заболевший» стремится «заразить» как можно большее число окружающих. Мариам Петросян, художник-мультипликатор из Еревана, мать двоих детей, домохозяйка и сверхновая звезда русской прозы (сказать «фантастики» не поворачивается язык), рассказала «Частному корреспонденту» о том, есть ли жизнь за пределами её Дома, и о том, откуда взялись и куда ушли её герои.

― Вы писали свою книгу много лет ― как вам живётся сейчас, когда она от вас оторвалась и зажила собственной жизнью? Не больно?
― Когда я говорю близким людям, что мне сейчас совсем невесело, боюсь, это воспринимается как неуклюжее кокетство.

Оргкомитет литературной премии «Национальный бестселлер» озвучил лонг-лист номинантов и расширенный состав жюри. Отметим, что каждый из представленных в списке 60 номинантов выдвинут на соискание премии номинатором из числа известных российских писателей, критиков, издателей, журналистов и лингвистов. Примечательно, что впервые в этом году сразу шесть произведений были заявлены на конкурс ЖЖ-сообществом natsbest. Отметим также, что на соискание премии выдвигались только прозаические произведения, созданные на русском языке, вышедшие в 2009 году или в рукописи.

Получила всё, что хотела, о чём можно было только мечтать, и даже сверх того, и не стесняется на что-то жаловаться. Мне тут же предлагают написать что-то ещё. Но я не писала эту книгу, я в ней жила. Последние годы урывками, от случая к случаю, всё реже и реже, но для меня это было местом, куда я (исписав гору бумаги) могла войти и побыть там. Других таких мест я не знаю. Их у меня просто нет. Конечно, мне приятно, когда книгу хвалят, приятно читать рецензии и знать, что она многим понравилась. Но это похоже на похвалы ребёнку, который вырос и уехал из дома. Ты млеешь, когда его хвалят, гордишься им и собой, но у тебя его больше нет. Так что вопрос болезненный. И кстати, вы единственная, кто его задал.

― И чем вы заполняете образовавшуюся пустоту?
― Вакуум заполняют дети, причём так основательно, что иногда хочется кричать караул.

― Многие писатели говорят, что после того, как книжка закончена и издана, на неё удаётся посмотреть по-новому. У вас тоже так?
― Книгу я почти не открывала. Только когда надписывала друзьям и родственникам. Возможно, когда-нибудь я смогу её перечитать, но вряд ли когда-либо смогу дистанцироваться настолько, чтобы суметь объективно оценить.

― Если читать вашу книгу внимательно, возникает ощущение, что очень многие вещи не дописаны ― сюжетные ниточки словно бы сознательно оборваны. Кажется, что вы таким образом оставляли возможность для сиквела. Это так? Не подумываете ли вернуться в созданный вами мир?
― Наверное, оборванных линий не могло не быть. Финал писался на скорую руку. Я дважды переделывала его уже в процессе редактуры. Когда в январе 2007-го договаривалась с издательством закончить к сентябрю, искренне верила, что успею. Тем более не хватало действительно только финала. Но я не учла, что персонажи будут сопротивляться. Когда пишешь для себя, не ограниченная ни объёмом, ни временем, ни мнением окружающих, получается почти нескончаемый сериал. Первый сезон, второй, третий и т.д. Когда нужно собрать весь этот рыхлый материал во что-то целое, начинаешь выкидывать лишнее, оставляя (по возможности) то, что просто не в состоянии выбросить. Отсюда неизбежные дыры, провисание сюжета и оборванные сюжетные линии. Сыграло свою роль и нежелание некоторых персонажей включиться в финал.

― Да, в финале действительно остаётся очень много вопросов…
― Я вот до сих пор не знаю, куда подевался Македонский. Он просто испарился. Остальные вели себя не лучше. Это звучит непрофессионально, я знаю, но для меня вся прелесть работы над книгой заключалась в том, чтобы создавать персонажам определённые условия, а потом отпускать и наблюдать за ними. Чаще всего из этого ничего не получается, но иногда они оживают ― и ради таких моментов, собственно, и пишешь. «Живые» персонажи непредсказуемы, их невозможно загнать в сюжетные рамки. Даже если это необходимо, чтобы закончить книгу. У меня целая папка набита вариантами финальной главы Сфинкса общим объёмом с приличную повесть. Начало везде одинаковое ― до столовой и обысков в спальнях. А потом больше дюжины разных вариантов их разговора со Слепым. Все по-своему неплохи, но ни один не закончен. Можно было написать ещё штук двадцать с тем же результатом. Пока не поймёшь, что героям этот разговор ни к чему. Что он интересен тебе, а не им, а они его просто не хотят, как не хотят расставаться, выходить в наружность и принимать участие в твоём финале. Не будь Курильщика ― самого нормального и обычного из моих героев, финал бы, наверное, вообще не состоялся. Все остальные персонажи сопротивлялись бы до последнего, как это вышло со Сфинксом. Так что осознанных возможностей для сиквела я не оставляла. Что-то такое мелькает в эпилоге, но это непредумышленно.

― Но что же будет с героями в будущем? Очень многие ваши читатели (и я в том числе) дорого бы дали, чтобы это узнать…
― Мне тоже интересно, но я не знаю, что с ними будет дальше. Могу только строить догадки.

― Вы всю жизнь прожили в Армении, но при этом ни Армении, ни какой-либо другой страны в вашей книге нет. Это специально?
― В книге нет ни Армении, ни России, ни какой либо другой определённой страны. Я постаралась убрать не только географические, но и временные привязки, хотя с временными, конечно, было сложнее. Дотошные читатели их примерно вычислили, ориентируясь на всякие детали быта.

― А почему так вышло, что вы пишете по-русски, а не по-армянски?
― По-русски я пишу, потому что училась в русской школе и читаю на русском. Бабушка (мамина мама) была русская, и мама тоже скорее русскоязычная.

― Каждый читатель выстраивает свой список литературных аллюзий, возникающих в связи с вашим романом, ― называют и Голдинга, и Барри, и Пика, и Толкина, и ещё десяток имён. А кого назвали бы вы?
― Книга была безразмерна и, кажется, вместила в себя всё, что мне так или иначе нравилось. Все мои литературные пристрастия. Не знаю, правда, сколько там от них осталось сейчас, после всех переделок и изменений, ― наверное, не очень много, потому что проводящие параллели чаще промахиваются, чем попадают в цель. Зато сейчас я коллекционирую нечитанные «повлиявшие на меня» книги. Пытаюсь их достать и прочесть. Удалось раздобыть «Записки у изголовья» Сэй Сёнагон (Пётр Алешковский погрозил мне пальцем и сказал: «Врёте!» ― когда я сказала, что не читала эту книгу), «Vita nostra» супругов Дяченко (не помню, кто сказал, что очень похоже) и Киплинга «Сталки и компанию» ― за эту книгу надо благодарить Ольгу Шатохину из «Литературной газеты». «Кандидата на выбраковку» (от той же Шатохиной) я, к сожалению, пока не достала. И Рубена Давида Гонсалеса Гальего тоже. Но надо же держать что-то про запас. Влияли на меня скорее отдельные книги, чем авторы. «Помутнение» Филипа Дика, «Порою нестерпимо хочется» Кена Кизи, «Иллюзии» Баха, «Дочь железного дракона» Майкла Суэнвика, одна из самых моих любимых книг. Добрый воспитатель и наставник Лось возник из Дока ― «Консервный ряд» Джона Стейнбека ― и притащил с собой оттуда же ещё одного персонажа, мальчика Фрэнки ― у меня Красавицу. Большой, сильный и недотёпистый Слон тоже навеян Стейнбеком, «О мышах и людях». Отрывок с описанием раннего детства Слепого в первой интермедии ― почти прямая отсылка к Кристмасу из фолкнеровского «Света в августе». Продолжать можно долго, только я многого уже не помню. Кстати, баховскую «Чайку», которая важна для сюжета книги, я никогда не любила. И «Маленького принца» тоже. Стругацкими мы с мужем зачитывались, а Крапивина я открыла для себя сравнительно недавно, когда купила четыре его книги для сына... Можно я на этом остановлюсь?

― Вы создали роман, который вполне может обрести культовый статус. Вы это как-то ощущаете? На вас пикируют поклонники? Вы чувствуете себя звездой?
― На меня никто не пикирует, и звездой я себя не ощущаю. Скорее Золушкой, которая съездила на бал и вернулась к своим кастрюлькам. Бал ― это, конечно, были десять дней в Москве, да и то не оставляло ощущение, что я всех вокруг мистифицирую, выдаю себя за кого-то другого и что вот-вот кто-нибудь спохватится и спросит: «А вы-то что здесь делаете?»

― Ну, скоро будет вручение «Русской премии», можно будет опять приехать на бал!
― От «Русской премии» мне пришло приглашение, и я ответила, что вряд ли смогу приехать. В ноябре мама специально прилетела из Канады, чтобы пасти детей, пока мы с мужем будем в Москве. Вряд ли это удастся провернуть ещё раз. Теперь мама приедет только летом.

― А вы можете предсказать дальнейшую судьбу своей книги? Экранизация, переводы, премии, миллионные тиражи ― что вы видите в будущем?
― Дальнейшую судьбу книги предсказать не берусь, хотя надеюсь, что её переведут и издадут где-нибудь ещё. Она уже вполне самостоятельна и живёт своей, отдельной от меня жизнью.

― Единственное, к чему хочется в вашей книге придраться, ― это название. Какое-то оно блёклое, ничего не выражающее, пустое… Почему вы именно на таком варианте остановились?
― О, ещё один больной вопрос! Книга называлась «Дом, который…». Тоже, конечно, не ахти что, но старое название для меня было говорящим и ассоциировалось с «Домом, который построил Джек». А новое ни с чем не ассоциируется. В издательстве Livebook объяснили, что нынешнее название предложил какой-то очень известный поэт ― уж не знаю, кто именно.

― Понимаю, что вопрос дурацкий, но всё же спрошу: когда ждать новую книгу? И ждать ли вообще?
― Ждать чего-либо нового точно не имеет смысла. Разве что вдруг всплывёт где-нибудь сценарий «Семирамида».

Именно на нацбестовском поле и развернётся битва между «что» и «как» после короткой, но яростной перестрелки на «Повестях Белкина». И результат её, разумеется, непредсказуем: в большом жюри на равных сошлись сторонники и противники «нового реализма», есть и колеблющиеся, есть и не определившиеся, есть и тёмные для меня лошадки. И, естественно, есть сам корпус текстов: как уже широко известных читающей публике, так и дожидающихся (понапрасну или нет ― вопрос отдельный) своих пятнадцати минут славы.

Мы с режиссёром Кареном Геворкяном написали его в 2006 году. Он основан на старой армянской легенде «Ара Прекрасный и Шамирам». Карен автор идеи и предполагаемый режиссёр несостоявшейся картины. Писала больше я, а он фонтанировал идеями. В процессе окончательной редактуры я не принимала участия и даже не читала последний вариант. Сценарий писался с расчётом на дальнейшее превращение в роман, и, возможно, из него могла бы получиться неплохая книга, но он является собственностью кинокомпании «Парадиз», так что проделывать с ним что-либо я не имею права. Существование этого сценария радует постольку, поскольку благодаря ему выяснилось, что я могу писать не только о Доме. Другое дело, что, если бы не Геворкян, мне бы это и в голову не пришло.

― И последний вопрос. У меня сложилось такое впечатление, что для вашего романа совершенно не важно ни то, что речь в нём идёт о подростках, ни то, что подростки эти ― инвалиды. Ничего специфически подросткового или инвалидного в них нет. Почему же вы выбрали именно такую материю?
― Ваши впечатления совершенно правильны. Инвалидность героев ― дополнительное условие для усиления их изолированности от мира. Их подростковость относительна. А Дом придумался сам.

― Не боялись, что вас будут упрекать за эксплуатацию темы, которая для многих болезненна?
― Я ничего не боялась, потому что писала для себя, а когда предложили публикацию, думать, как эту тему воспримут, уже не было времени. Сейчас, конечно, могут обвинить в чём угодно. В спекуляции на модной теме уже обвиняли. В подражании «Кандидату на выбраковку» Антона Борисова, кажется, тоже. Что-то такое, если не ошибаюсь, было у Ольги Шатохиной. Но я у неё и стаи содрала с хогвартсовских факультетов, и холодное оружие вложила в руки несознательным подросткам, которых угораздит прочесть мою книгу, и вообще много чего нехорошего сотворила. Никогда и ни за что не угадаешь, что тебе могут инкриминировать, так что, думаю, гадать об этом не имеет смысла. К тому же могут ведь и просто так ругать. Ничем свои ругательства не обосновывая. Для этого даже книгу не обязательно читать. Достаточно аннотации.

Беседовала Галина Юзефович




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Андрей Бычков: «Эротическая интоксикация мозга в придонном слое реальности»

Александр Чанцев поговорил с прозаиком, эссеистом и лауреатом премии «Нонкоформизм» за 2014 год Андреем Бычковым о Ю. Мамлееве, шизоанализе, Г. Бенне, современной физике, С. Беккете, языке как зрении в темных зонах и русскости как новом нонконформизме.

26.08.2014 16:00, Александр Чанцев


Прозрачные камни

Беседа с Александром Иличевским

Александр Чанцев (Москва) поговорил с лауреатом премий «Русский Букер» и «Большая книга» Александром Иличевским (Тель-Авив) об ощущениях времени и пространства в Израиле, влиянии музыки и математики на прозу, немного сумасшедшем Иерусалиме, влиянии блогов на литературу и будущем травелогов.

22.08.2014 15:30, Александр Чанцев


Людмила Улицкая: «Мы Европе не подходим…»

Лауреат Европейской премии о книге памяти Горбаневской, закате русской культуры, и о том почему Россия – всё-таки, не Европа

Именно великая русская культура, солнце которой закатилось, более всего свидетельствует о том огромном потенциале, который был бесславно потрачен на полях революции и двух мировых войн, каждая из которых -следствие безумия, эгоизма и тщеславия политиков. Впрочем, как и во внутренних битвах с собственным народом, уже в СССР.

16.08.2014 09:00


Свой, каких «в каждом трамвае по десять штук едут»

120 лет назад, 29 июля 1894 года, родился Михаил Зощенко

Летним июльским днем в Петербурге, на Петербургской стороне, в доме №4 по большой разночинной улице, в семье художника-передвижника Михаила Ивановича Зощенко и актрисы Елены Иосифовны Суриной, успевавшей за домашними заботами писать и печатать рассказы из жизни бедных людей в журнале «Копейка», родился мальчик. В метрическую книгу церкви Святой мученицы царицы Александры его вписали как Михаила Михайловича Зощенко. Всего в семье Зощенко было восемь детей.

29.07.2014 16:30, Андрей Гончаров


Друзья Михаила Лермонтова

«Вот подивился бы и порадовался Михаил Юрьевич такому интернационалу»

В середине 60-х годов с комсомольской путёвкой в кармане я ездил в составе студенческого отряда в Северный Казахстан, где мы работали на строительстве двухэтажного здания совхозной школы в старинном селе с невесёлым названием Кладбинка. Помимо прямой работы на стройке мы выпускали совхозную радиогазету – такое нам, студентам отделения журналистики Казанского университета, было дано общественное поручение.

08.07.2014 15:30, Александр Лейфер


Великолепный Робинзон века «ха-ха»

5 лет назад, 6 июля 2009 года, не стало Василия Аксёнова

То, что остались книги, не примиряет с его уходом. Испещрённые значками, виртуозно сплетёнными во фразы, они — свидетельства того, что в мире есть другие страны, другая жизнь, другая музыка, другая игра и герои, способные играть и жить по-другому. Не так, как требует век, заставляет свет, велит начальство. Но книги — свидетельства бумажные. А он был свидетельством живым. Или это жизнь его была?..

06.07.2014 08:00, Дмитрий Петров


Нетщеславное служения литературе

10 июня умер писатель Эдуард Шульман

Наследие Шульмана составляет примерно 20-25 томов, из которых издана едва ли треть, и все это нам еще предстоит прочитать и освоить, чтобы понять его место в литературе, место "Еврея Ивановича" (по названию одной из его книг), в том ряду, который начинается Шолом-Алейхемом и Бабелем.

16.06.2014 15:00, Михаил Эпштейн


Как читать «Котлован»?

Виктор Голышев о самой страшной книге, написанной в России

Лекция «Язык в тупике», прочитанная классиком русского перевода Виктором Голышевым в московском пресс-центре РИА Новости. Предметом лекции стал «Котлован» Андрея Платонова и его язык — по формулировке Иосифа Бродского, «язык смыслового тупика, <...> тот язык, на котором мы все говорим».

20.05.2014 17:30


Платон Беседин: «Писатель – собиратель жутковатых, неказистых, уродливых историй. Ровно настолько, насколько он собиратель прекрасного»

Платон Беседин – и чтец, и жнец, и на дуде игрец. Автор романов «Книга Греха» и готовящегося к публикации «Учитель. Том 1», а так же сборника рассказов «Рёбра», который в конце апреля выйдет в России, Платон востребован и как колумнист ведущих российских изданий, и как интервьюер, и как литературный журналист. Обо всех ипостасях Беседина и поговорила с ним писательница Ольга Кравчук.

09.04.2014 15:00, Ольга Кравчук


Литература трудных времен

Не думаю, что многие из вас обзавелись ридерным или андроидным «акунин-буком», где собраны все мои рекомендационные списки для чтения, поэтому вот вам еще один – мои любимые десять литературных произведений из «трудных времен». Я имею в виду книги, написанные в советский период, когда цензурные ограничения или просто инстинкт самосохранения вынуждали авторов осторожничать, эзопничать, бунтовать на коленях, прятать в кармане фиги и т.п.

25.03.2014 16:20, Борис Акунин






 
 

Новости

Режиссер Павел Бардин объявил бойкот всему, связанному с российской властью
В комментариях к посту Бардина его поддержали знаменитая поэтесса Мариэтта Чудакова и режиссер Елена Погребижская.
Минкульт планирует за 5 лет оцифровать наиболее ценные книги, изданные до 1831 года
Доступ к оцифрованным экземплярам будет обеспечен через Национальную электронную библиотеку.
«Оскар Уайльд. Обри Бердслей. Взгляд из России»
Выставка, подготовленная в рамках Года Британии в России, посвящена двум ярким представителям английского «эстетического движения».
Жителям Петербурга предложили решить, где поставить памятник Довлатову
Власти не дают поставить монумент в том месте, где он писатель, поскольку оно связано с Ольгой Берггольц, а также нельзя ставить памятники в центре города.
Борис Эйфман обвинил организаторов премии "Золотой софит" в демонстративном игнорировании его театра7
Хореографу досадно, что "некогда уважаемая и авторитетная премия окончательно выродилась в местечковый клуб "для своих", где царят клановость и непрозрачность".

 

 

Мнения

Лев Симкин

Гудел как улей родной завод

Вентиляторный завод как зеркало русской экономики

Решив быть в тренде и поддержать отечественного производителя (а в старое время отец мой был самым что ни на есть отечественным производителем), в прошлые выходные я привез его к родному заводу. Точнее, к тому месту, где завод был когда-то, сейчас там торговый пассаж и офисное здание. В этот самый момент из жилого дома напротив вышел прогуляться отцовский коллега. Ветераны труда обнялись, прослезились, так что мне не оставалось ничего иного как отвести их в соседний кабак, где они смогли предаться воспоминаниям.

Этери Чаландзия

Москва моя

Не все воспоминания приятны, не все пережитое повторимо, но родной город – это место силы, воспринимать его иначе – обесценивать свою жизнь

Мне всегда хочется признаться в любви родному городу, но, как назло, вечно что-то мешает. Только я проникнусь нежными чувствами к столице, как вдруг дворники принимаются по весне вымазывать ядовитой краской заборы, или без предупреждения снесут старый особняк, или меняется расписание мусоровозов, и грохочущий зловонный ужас въезжает во двор в пять утра. Или опять что-то новое придумают с городскими парковками и ищи-свищи по штрафстоянкам свою голубу, а то и вовсе в канун каких-нибудь праздников глубокой ночью не подъехать к дому. Стоишь в час ночи в безнадежной пробке и дивишься, ну что за город такой?..

Умберто Эко

Умберто Эко: «Прогресс сети остановить нельзя»

Интернет существует, и никакие споры не смогут его уничтожить

В древности даже умение писать вызывало страх. А теперь дискуссии разворачиваются вокруг интернета. Если его правильно использовать, он может принести большую пользу молодежи, хотя неизбежно будут и те, кто впадает в зависимость от сети.

Денис Драгунский

Безнадежно поздно

О свойствах сверхдлинных рядов

Сереже Шаблаеву было пятнадцать лет. Он пришел с родителями к тете на именины. А у тети было пианино. И он вдруг, ни с того, ни с сего, сел и двумя руками сыграл что-то. Непонятно, что. Но очень красиво.

Сергей Удальцов

«Будем гореть и дальше»

Выступление Сергея Удальцова с «последним словом» в Мосгорсуде

Мне сегодня вспомнились прекрасные пушкинские строки: «Пока свободою горим, пока сердца для чести живы, мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы!». Получилось так, что благородные порывы привели нас с Леонидом Развозжаевым на скамью подсудимых. Что же, так бывает в жизни. Но мы не сдаемся, не унываем и будем отстаивать свою невиновность до конца, как бы сложно это ни было.

Антон Меркуров

Ограничения не спасут духовные скрепы

На любые запреты, сеть отвечает успешными решениями

«Ну что, оградят ли теперь наши власти граждан страны от экстремистов?» - примерно так был сформулирован вопрос телеканала Lifenews заданный мне в контексте обсуждения вступивших в силу поправок позволяющих Роскомнадзору блокировать без суда сайты за «экстремистскую социально опасную инфомацию, предоставляющую угрозу для общества и личности».

Михаил Эпштейн

Как обойтись без мата?

Пожалуй, закон о запрете мата в публичной сфере - единственный из принятых за последнее время в России, который вызывает у меня сочувствие. Но сам по себе запрет вряд ли может изменить ситуацию, если общество не найдет способа говорить об "этом" иначе, не выработает конструктивных альтернатив.

 

Календарь

Борис Соколов

«Маленькая победоносная война»

2 сентября 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии

В России окончание Второй мировой войны обычно связывается не с 2 сентября, а с 8—9 мая 1945 года, когда закончились боевые действия в Европе. Но интересно, что Сталин сделал единственным красным днём календаря в память о войне 3 сентября. Как День победы над Японией.

Дмитрий Иевлев

Сентябрь. И на вашей улице будет праздник

Когда уместно поздравлять эфиопов с Новым годом, выбрасывать игрушечную бронетехнику и в сердцах кричать «полундра!»

Не пытайтесь покончить жизнь самоубийством 10 сентября. В День предотвращения самоубийств всё равно не позволят. А 16 сентября всем модницам рекомендуем удержаться от использования лаков для волос и прочих распылителей. Генеральная Ассамблея ООН просит хотя бы раз в год подумать об озоновом слое нашей планеты: с 1994 года 16 сентября — День защиты озонового слоя.

Александр Головков

Кто объединил Германию?

31 августа 1990 года в Берлине был подписан договор о вхождении ГДР в состав ФРГ

Падение ГДР обрушило весь социалистический лагерь. Воссоединение Германии предопределило последующий процесс объединения Европы, до границ бывшего СССР, в структурах НАТО и ЕС. В соответствии с законами политической драматургии такое великое дело должно увязываться с именем великого героя, которого надо непременно определить (найти и/или назначить) солидарным решением прогрессивной общественности.

Андрей Мартынов

Кто убил Щорса?

Детектив времён Гражданской войны

30 августа исполняется 95 лет со дня гибели великого красного командира Николая Щорса. Пётр Врангель, один из главных руководителей Белого движения, писал о таких людях: «Этот тип должен был найти свою стихию в условиях настоящей русской смуты. В течение этой смуты он не мог не быть хоть временно выброшенным на гребень волны, и с прекращением смуты он также неизбежно должен был исчезнуть».

Символ «абсолютного зла»

Самое знаменитое неудачное покушение советской эпохи

30 августа 1918 года на московском заводе Михельсона раздались выстрелы. Был тяжело ранен «вождь мирового пролетариата"» Владимир Ленин. В покушении обвинили близорукую и нескладную эсерку Фанни Каплан. Вскоре «террористка N1"» была расстреляна. Но то покушение оказалось гораздо загадочнее, чем дело об убийстве Джона  Кеннеди.

Юлия Горячева

Поэт белой мечты

115 лет назад, 29 августа (10 сентября) 1899 года, родился поэт Иван Савин

Творческое наследие Ивана Савина невелико, так как охватывает всего лишь пятилетний период его зарубежной жизни: 1922—1927 годы. И всё же за этот срок он успел оставить яркий след. Имя Ивана Савина считается в традиционном русском зарубежье одним из самых почитаемых, особенно среди представителей первой, послереволюционной эмиграции.

Олег Давыдов

Мать хлебов

Элевсинские тайны Успения

Успение — 28 августа — это день кончины Приснодевы Марии. И праздник урожая. Одно из народных названий Успения — оспожинки (тут и «жатва», и «госпожа»). К этому дню надо было закончить уборку и сев озимого хлеба. Реально в разных местах это, конечно, получалось по-разному, но к концу августа надо было управиться. Тут всем миром помогали тем, кто не успевал…

Глеб Давыдов

Лев Термен против смерти

28 (15) августа 1896 года родился Лев Термен

Терменвокс — это первый (и самый необычный) в мире электронный музыкальный инструмент. На нём играют, не прикасаясь к нему руками. Кроме терменвокса, Термен создал бесконтактную сигнализацию, подслушивающее устройство «Буран», «дальновидение» и ещё множество интересных вещей. В последние годы жизни Лев Термен занимался поиском средств для достижения бессмертия.

Радиф Кашапов

Большая советская энциклопедия АБС

28 августа 1925 года родился Аркадий Натанович Стругацкий

Старший из братьев-фантастов, героев русской литературы второй половины ХХ века, Аркадий Стругацкий был главным катализатором в первые годы их совместного творчества. С его смертью в 1991-м писательская история АБС закончилась. Через некоторое время прекратил существование Советский Союз. Видимо, потому, что некому было писать его идеальную историю.

Олег Давыдов

Сила судьбы

Тихон Задонский во внутренней эмиграции

26 августа православная церковь отмечает день смерти Тихона Задонского. Он явно был предназначен к какой-то нетривиальной миссии, сделал стремительную карьеру, но вдруг, став епископом, отошёл от дел, стал духовным писателем. Его ценил Достоевский. Простой народ вряд ли читал тексты Тихона, но любил его, поскольку святитель творил чудеса.

Иван Засурский

Патриарх йоги

20 августа в городе Пуна в Индии умер основатель айенгар-йоги Беллур Кришнамачар Сундарараджа Айенгар

Айенгар преподавал и практиковал йогу более 75 лет и считался одним из самых выдающихся современных мастеров йоги в мире. В 2009 году, в возрасте 90 лет, Учитель приезжал в Москву. Его приезд был уникальным событием — Айенгар редко путешествовал. «Частный корреспондент» побеседовал тогда с Беллуром Кришнамачаром Сундарараджей Айенгаром и сейчас мы снова публикуем это интервью в память об Учителе.

Алексей Степанов

Воздушная война на Халхин-Голе

75 лет назад, 20 августа 1939 года, началась операция советско-монгольских войск по разгрому японской армии в районе реки Халкин-Гол

Регулярные советские ВВС впервые столкнулись в Монголии с современными и имеющими богатый боевой опыт авиасилами противника. Бои велись на ограниченном пространстве, а это сопровождалось большой концентрацией сил сторон. Особенно большую роль играла истребительная авиация. Подобного опыта воздушных боев ВВС РККА не имели более вплоть до начала Великой Отечественной войны. О масштабах воздушных боев свидетельствует замечание командующего советской группировкой в Монголии с июня 1939 года Георгий Жукова, который в беседе с Константином Симоновым сказал, что таких сражений в воздухе, как над Халхин-Голом, он не видел даже во время Великой Отечественной войны. Бои на Халхин-Голе показали важность качественного уровня матчасти истребителей, на примере того, что даже богатый боевой опыт не может компенсировать превосходства противника в технике.

Алексей Левин

Меж двух океанов: Ворота Посейдона

100 лет назад, 15 августа 1914 года, прошел первый корабль через панамский канал. История одного из самых грандиозных инженерных сооружений — Панамского канала

15 августа 1914 года торжественно, но без особой помпезности из Атлантического океана в Тихий проследовал морской землесосный снаряд «Анкон», затратив на это путешествие около 9 часов. На его борту находились президент Панамы Белисарио Поррас и члены его кабинета, дипломаты во главе с американским посланником Уильямом Прайсом и еще пара сотен важных гостей. Торжества проходили скромно — на борту играл оркестр, но не было ни напыщенных речей, ни рек шампанского. В Европе разгоралась война, и первые полосы газет были посвящены новостям с фронта, так что сообщение об открытии Панамского канала осталось почти незамеченным. И, кажется, никто не вспомнил, что рейс «Анкона» оказался воплощением блестящего предвидения, которому исполнилось 400 лет.


 

Интервью

Юрий Вировец: «Я абсолютно уверен, что государство в интернете – это зло»

Сооснователь и президент HeadHunter о том, как убедить пользователя платить за информацию, почему сайт для людей лучше сайта для рекламодателей, и почему отсутствие госрегулирования было для Рунета благом

Почему русский интернет хороший? Потому что в него мало вмешивалось государство. До самого последнего времени государство не понимало важность интернета и вообще закрывало на него глаза. И это позволило развиться Рунету в прекрасную индустрию. К сожалению, в будущее я бы смотрел пессимистически, потому что сейчас государство опомнилось и стало интернет гнобить. В связи с этим я предвижу сложные времена. Практика показывает, что там, куда приходит государство, сразу становится все плохо. Я абсолютно уверен, что государство в интернете – это зло.

«Мне было интересно узнать, почему они могут, а мы нет»

Данил Криворучко о том, чем отличаются американские дизайн-студии от российских

Наш герой — арт-директор и FX-специалист нью-йоркской компании Charlex Данил Криворучко. До начала работы в США Данил работал в московских студиях YellowDog, Red Square Design и Nile, а также придумал концепт фирменного стиля для конкурса «Евровидение» в Москве и принимал участие в создании знаменитого ролика «Чикен Шейк» для «Макдоналдс».

Полтора часа с прищепкой на носу

Переводчик нелегального видео Андрей Гаврилов о кинопотоке 90-х и особенностях подпольного перевода

Его голос для многих стал символом нелегального видео 90-х. Именно в переводах Андрея Гаврилова многие зрители впервые увидели «Криминальное чтиво», «Основной инстинкт», «Челюсти», «Терминатора» и все то кино, которое просто не могло появиться в нашей стране в советское время. Мы поговорили с известным переводчиком о появлении нелегального видео, первых потрясениях и новом языке кино.

«День воскрешения Лазаря – наш профессиональный праздник»

Врач-реаниматолог Центральной клинической больницы Московской Патриархии имени святителя Алексия Борис Зиновьевич Белоцерковский считает, что в работе реаниматолога немало радости

Попасть в реанимацию для больного — страшный опыт. Часто это значит, что его жизнь висит на волоске. Но в реанимацию приходят и для того, чтобы работать каждый день бок о бок со смертью. Однако врач-реаниматолог Центральной клинической больницы Московской Патриархии имени святителя Алексия Борис Зиновьевич Белоцерковский считает, что в работе реаниматолога и радости тоже немало. Он рассказал о своем выборе и сомнениях, о пациентах, о смерти и отношении к ней.