Подписаться на обновления
18 апреляЧетверг

usd цб 63.9450

eur цб 72.3602

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Прозрачное
образование
 
Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия  Рерихи 
Виталий Куренной   суббота, 5 декабря 2009 года, 09:12

Консерваторы и модернизация
Невыносимая лёгкость понятия


// Getty Images, Fotobank
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог






Консерватор принципиально не доверяет ни своему, ни чьёму бы то ни было ещё разуму. В особенности же разумному человеку, предлагающему некие планы и проекты серьёзных преобразований. Консерватор видит разум воплощённым в «предрассудках» — обычаях, привычках и институтах, в которых и обретается мудрость нации, выработанная долгой историей. Но вовсе не в индивидах, «мозговом центре», партийном активе и прочем.

            Когда из жизни уйдут старые обычаи и правила, потери будут невозместимы. С этого момента у нас нет более компаса, и мы не знаем, в какой порт мы плывём.

            Эдмунд Бёрк. Размышления о революции во Франции

Новые ориентиры Д. Медведева, обозначившего в качестве цели постиндустриальную цивилизацию, придали большой динамизм отечественному политическому слою. «Единая Россия», в частности, всерьёз озаботилась своим положением в новом ландшафте приоритетов, нахождением формулы, позволяющей легитимировать её ключевое положение в новейшем проекте. Получилась формула консервативной модернизации: модернизация у нас демократическая, а не насильственная, следовательно, она консервативная, а не революционная, следовательно, «Единая Россия» и есть эта консервирующая сила, которая не только сохранит всё хорошее, но и приумножит его.

Консерватизм идёт не снизу, от народа, а сверху, от элитных групп, объединяющихся перед общей угрозой. Угрозой, которую часто осознают только они, в то время как остальные граждане думают, что всё ещё хорошо, что завтра мы проснёмся и пойдём на работу, будем любить и получать зарплату. Мировая история как раз доказывает, что консерватизм — это реакция на усиление либерализма, которое угрожает равновесию системы. А часто и самому существованию страны. Достаточно вспомнить, что сам термин возник фактически в результате Великой французской революции.

Что значит быть консерватором? Распространённый ответ звучит так: быть консерватором значит что-то консервировать. А раз консервировать, то как консерваторы могут что-то менять, что-то модернизировать? Получается, что консервативная модернизация — это деревянное железо, абсурд и бессмыслица. Именно такую позицию А. Добров приписывает оппозиции.

Такому выводу перечат, с другой стороны, знатоки зарубежной истории (коим вторит и цитированный политолог). Вот, кивают они, Конрад Аденауэр — консерватор же? Но при этом и модернизатор/реформатор. Позволю, однако, напомнить кое-какие конкретные ориентиры этой консервативной политики. Аденауэр поддерживал в основном крупных промышленников Германии. Аденауэр положил начало процессу ликвидации национального суверенитета Германии в рамках проекта будущей единой Европы. Он заявлял: «Мы сегодня знаем, что теперь нужен иной взгляд, нежели тот, который установит новые границы в Европе, изменит их или передвинет. Мы должны границы ликвидировать, чтобы в Европе возникли хозяйственные регионы, которые могли бы стать основанием европейского единства народов». А также, цитирую «Википедию», «Аденауэр во многом способствовал осознанию немецким народом чувства вины за совершённые нацистами преступления». Теперь представим себе, что ЕР и в самом деле начёт себя вести как ХДС под руководством Аденауэра. Получится, что она должна выступать на стороне олигархов, ратовать за ликвидацию национального суверенитета, каяться направо и налево за исторические деяния СССР, да ещё и пестовать в школьниках чувство вины за содеянное. Ещё труднее представить, как можно без тысяч оговорок примеривать к нынешней российской ситуации политику де Голля. В качестве руководителя страны он действовал, напомню, умело лавируя между двумя силами, находящимися в ситуации холодной войны. А основная сыгранная им историческая роль заключается в том, что именно де Голль ликвидировал Францию как колониальную империю.

Продолжать этот перечень по отношению к азиатским примерам даже и не стоит. Лучше попробуем разобраться с тем, как содержательно соотносится модернизация и консерватизм.

Модерн и модернизация

Несколько лет назад, когда парк в Гаграх ещё совсем не был приведён в порядок, мы с друзьями сидели на берегу озера Рица, в бетонном комплексе отдыха, сохранившемся там с советских времён. Шёл ливень. Над огромной террасой были натянуты остатки старого полосатого тента. Вода не стекала с карниза, а постепенно скапливалась посреди полотна огромным пузырём. Когда пузырь становился угрожающе большим, к нему направлялась группа юношей вполне детородного возраста. Подручными швабрами они подталкивали скопившуюся воду к карнизу, откуда она шумным потоком обрушивалась вниз. Сделав дело, молодые люди возвращались к прерванному делу — стоять руки в брюки и глазеть на редких тогда приезжих туристов.

Эта сцена — наглядная метафора общества, в котором произошёл модернизационный рывок, но нет современности как среды, способной развивать или даже просто воспроизводить достижения модернизации. Можно, напрягая все силы, построить заводы, завезти самые лучшие технологии и станки (за деньги или, например, по репарации). Можно даже научить людей обслуживать эти станки или дороги, за которые была заплачена непомерная цена. Но вот решить тем самым проблему модернизации раз и навсегда не получится. Потому что станки и технологии устареют, дороги, как их ни латай, придут в негодность, и придётся закупать и строить их заново, затрачивая непропорциональные силы, средства, решая всё ту же бесконечную проблему модернизации (или догоняющего развития). Богатые граждане недоразвитых стран очень любят самые передовые достижения модернизации — самые совершенные часы, автомобили и прочее. И чем они недоразвитее и богаче, тем, похоже, сильнее эта тяга. Но никогда эти достижения модернизации не сделают ни этих людей, ни их общества современными (модерновыми).

Ибо модерн — это определённая культура мышления, определённый модус существования в мире, а также определённый набор ценностных предпочтений, важнейшее из которых — позитивное отношение к переменам. Это способ поведения людей и их диспозиции, а не набор технологий или приборов любой степени совершенства. Точнее, так: это целостный комплекс того и другого, а вот технология — лишь одна несамостоятельная часть этой целостности.

Что такое консерватизм?

Сегодня российский политический класс для ориентации в пространстве возможных политических позиций пользуется системой координат, включающей в себя либералов, консерваторов и левых (социалистов). По моему скромному разумению, эта категоризация (неважно, какое отношение она имеет к нашей действительности) втихаря заимствуется из сочинений Иммануила Валлерстайна. Согласно его исторической реконструкции, эти позиции различаются следующим образом (Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире):

— консерватизм: от изменений следует воздерживаться как можно дольше, а их размах необходимо по возможности сдерживать;

— либерализм: изменения следует проводить планомерно путём рациональной реформы существующих институтов;

— социализм: состояние социальной гармонии предполагает не эволюционное, а революционное изменение общественного устройства.

Валлерстайн также отмечает следующую особенность всех трёх идеологий. Несмотря на то что каждая из них при своём возникновении имела антигосударственный характер, в каждой из них в конечном счёте торжествовала тенденция к усилению государственных структур как инструмента реализации своей программы. Кроме того, на уровне идеологической риторики каждая из трёх идеологий всегда стремилась свести политическую сцену к дуальной схеме, провозглашая фундаментальное сходство двух других идеологий.

Категоризация Валлерстайна является очень удобной. Но всё же она не фиксирует глубинных особенностей того же консерватизма. Потому что консерватизм — это не просто сдержанное отношение к изменениям. И дело даже не в том, что консерваторы, конечно, проводили реформы (или модернизации — как угодно): «Консерватизм не есть охранительство, поддержка отжившего и устаревшего, но политика разумных реформ» (Руткевич А. Что такое консерватизм. М., 1999. С. 213). Суть консерватизма глубже — это позиция, которая развивает определённое понимание разума. Чтобы сообразить, в чём заключается это особое понимание, приведу развёрнутую цитату из «Размышлений о революции во Франции» Эдмунда Бёрка — политика и философа, сформулировавшего консервативную парадигму как таковую:

«Как видите, сэр, в этот век Просвещения мне хватило смелости признаться, что… вместо того, чтобы отбросить все наши старые предрассудки или стыдиться их, мы их нежно любим именно потому, что они предрассудки; и чем они старше и чем шире их влияние, тем больше наша привязанность. Мы боимся предоставить людям жить и действовать только своим собственным умом, потому что подозреваем, что ум отдельного человека слаб и индивидууму лучше черпать из общего фонда, хранящего веками приобретённую мудрость нации. <…> Предрассудки полезны, в них сконцентрированы вечные истины и добро, они помогают колеблющемуся принять решение, делают человеческие добродетели привычкой, а не рядом не связанных между собой поступков. В этом вопросе мы расходимся с вашими литераторами и политиками. Они не уважают мудрость других, но компенсируют это безграничным доверием к собственному уму. Для разрушения старого порядка вещей они считают достаточным основанием то, что этот порядок старый. Что касается нового порядка, то их не беспокоят опасения за прочность наспех построенного здания, потому что прочность и постоянство не волнуют тех, кто считает, что до них было сделано очень мало или вовсе ничего. Они систематически убеждают, что всё, что постоянно, — плохо, и поэтому ведут беспощадную войну с государственными устоями. Они полагают, что форму правления можно менять, как модное платье. Что любой государственный строй заинтересован в сиюминутной выгоде и не нуждается в устоях. <…> Даже их любовь к родной стране зависит от того, как она относится к их поверхностным и краткосрочным проектам; эта любовь определяется схемой государственного устройства страны».

Ввиду этого чрезвычайно ясного высказывания понятно, почему смешны российские «консерваторы», наперебой предлагающие различные «проекты» и планы преобразования общества и государства. Дело здесь вовсе не в отрицательном отношении к переменам. Совсем нет! А всё дело в том, что консерватор принципиально не доверяет ни своему, ни чьёму бы то ни было ещё разуму. В особенности же разумному человеку, предлагающему некие планы и проекты серьёзных преобразований. Консерватор видит разум воплощённым в «предрассудках» — обычаях, привычках и институтах, в которых и обретается мудрость нации, выработанная долгой историей. Но вовсе не в индивидах, «мозговом центре», партийном активе и прочем.

Консерватизму противостоит другая модель разума — разума, который доверяет сам себе и полагается сам на себя. Разума, который полагает, что социальные устои можно, например, разрушить «до основанья», а потом построить новый прекрасный мир. Или считает, что может создавать и планомерно реализовывать масштабные социальные проекты. Направленные, разумеется, на достижение всего наилучшего. Майкл Оукшот, крупнейший теоретик политического консерватизма XX века, называет такое — противоположное консерватизму — понимание разума «рационализмом». Рационализм — это масштабно планирующий, проектирующий, требующий эффективной концентрации ресурсов на важнейших направлениях разум, жаждущий совершенства: «А политика, направленная на достижение совершенства, порождает политику насаждения единообразия; игнорирование обстоятельств приводит к тому, что и для многообразия не остаётся места» (Оукшот М. Рационализм в политике и другие статьи. М., 2002).

Дерево европейской культуры и до сих пор, даже незримо для глаз, питается духовными соками старых религиозных корней. Этими корнями, этим здоровым историческим консерватизмом и поддерживается прочность этого дерева, хотя в той мере, в какой просветительство проникает в корни и ствол, и оно тоже начинает чахнуть и загнивать. Поэтому нельзя считать западноевропейскую цивилизацию безрелигиозной в её исторической основе, хотя она, действительно, и становится всё более таковой в сознании последних поколений. Наша интеллигенция в своём западничестве не пошла дальше внешнего усвоения новейших политических и социальных идей Запада, причём приняла их в связи с наиболее крайними и резкими формами философии просветительства. В этом отборе, который произвела сама интеллигенция, в сущности, даже и не повинная западная цивилизация в её органическом целом.

Рационализм, противостоящий консерватизму, — это, кроме того, воззрение определённого человеческого психотипа. Это психотип self-made man, человека, который уверен, что добился всего сам. Такие люди не ценят то, что унаследовали, но верят, что добились всего сами, своим интеллектом и своими силами. И, таким образом, совершенно чужды консерватизму.

Консервативный ум имеет определённую аксиологию времени. В отличие от традиционалиста, он не сожалеет о прошлом, а в отличие от рационалиста (либерала или левого) — не грезит будущим. Одна из главных его черт — склонность довольствоваться существующим, а не желать чего-то иного, это способность радоваться настоящему, а не прошлому или будущему. «Благодаря судьбу за настоящее, консерватор может прийти к выводу, что этот дар, это наследие получено им от прошлого, но осознание этого не заставит его поклониться прошлому, тому, чего уже нет, как некому идолу» (Оукшот. Указ. соч.).

В политике консерватор онтологически утвердителен и позитивен — ему чужды проявления нетерпимости, свойственные другим позициям (как левым, так и либеральным). Майкл Оукшот следующим образом формулирует политический смысл консерватизма: «…всяческое правление есть специфическая и ограниченная деятельность, а именно установление наиболее общих правил поведения и обеспечение соблюдения этих последних; причём под общими правилами поведения понимаются не какие-то навязываемые обществу планы, касающиеся основополагающих видов деятельности, а некие инструменты, позволяющие людям, насколько это возможно, избежать разочарований, занимаясь тем, чем они хотят».

Одна партия?

Конечно, приведённые классические определения консерватизма наивно воспринимать догматически. Консерватизм — позиция слишком сильно культурно и исторически контекстуализированная, чтобы она могла долго сохраняться неизменной. А уж учитывая перипетии российской истории — и подавно.

Любопытнейшая тенденция главных идеологических противников модерна состоит в том, что, как отметил всё тот же Валлерстайн, начиная с середины XIX века под видом трёх конфликтующих идеологий (либерализма, консерватизма и социализма) в западных обществах существует, по сути, лишь одна безоговорочно господствующая идеология либерализма. Это произошло в силу того, что именно этой программе удалось последовательно провести решение основной проблемы современной капиталистической мировой системы, а именно проблемы интеграции рабочего класса в политическую жизнь государства, чтобы преобразовать господство, основанное только на силе и богатстве, в господство, основанное на согласии. Этого удалось достичь двумя реформаторскими действиями в сердцевинных государствах «мира-экономики»: 1) введением всеобщего избирательного права; 2) передачей части всемирного прибавочного продукта трудящимся классам («государство всеобщего благосостояния»). Эта задача в принципе была решена в период 1848—1914 годов. В ходе этого процесса консерваторы превратились в «просвещённых» (=либеральных) консерваторов, а социалисты (включая их наиболее воинственные образцы вроде германских социал-демократов) стали парламентскими партиями, активно продвигающими либеральные реформы. Неудивительно, что в ситуации тотальной либерализации идеологий сам либерализм во многих случаях становился избыточным на политической арене, тогда как в остальном «под маской идеологического конфликта скрывалась реальность идеологического консенсуса» (Валлерстайн). Правда, Валлерстайн был уверен, что 1968 год изменил ситуацию, обнаружив альтернативу сложившемуся политическому консенсусу. А именно появились новые «антисистемные движения», не имеющие ничего общего с указанными тремя системными идеологиями. Однако не похоже, чтобы сегодня сложившаяся система политической лояльности капиталистической модели была сильно поколеблена этими антисистемными движениями (затих даже недавно ещё шумевший антиглобализм). Напротив, как отмечает Александр Кустарёв, «российский вариант вовсе не так уникален, как может показаться на первый взгляд. Во всех современных государственных общностях подавляющее большинство голосов на выборах (70—80%) получает партократический истеблишмент. Это очень важное обстоятельство ускользает от внимания наблюдателей из-за того, что в России это большинство монополизировано не двумя «партиями власти», а одной. Слов нет, это серьёзное различие, но не следует преувеличивать его значение. Как правило, двухпартийный (двухблочный) истеблишмент уже некоторое время балансирует на грани ликвидации одной из двух партий истеблишмента (Британия, Германия, даже Франция и США) и двухпартийность сохраняется главным образом в силу исторической (структурной) инерции и инерции существования больших партийных машин».

Иными словами, описанный Валлерстайном эффект слияния различных позиций в одно неразличимое целое — торжествующая норма сегодняшнего мира (хотя появляются, похоже, и исключения, например Япония). Даже в том случае, если это неразличимое целое представлено двумя партиями, существующими в силу исторической инерции, политически они схожи до неразличимости.

В такой ситуации вопрос о наименовании — называется ли подобная системная сила консервативной, либеральной или социалистической — является несущественным. В любом случае речь идёт о политической силе, которая не является революционной. Она стабильна, но при этом обязательно ратует за изменения. Потому что политический приговор современной системе — это не какие-то определённые политические программы, а, скорее, застой. Ситуация, когда «перемен требуют наши сердца», а перемен никаких не происходит и они не просматриваются даже в перспективе. Учитывая это последнее обстоятельство, трудно считать центральную политическую силу современности консервативной.

Невыносимая лёгкость понятия

Последнее обстоятельство обращает нас к другому вопросу — легковесности и прогрессирующей склеротичности нашего политического языка. Неукоренённость российских политических понятий, их поверхностность и необоснованность потрясает (взять хотя бы потрясающий пример ЛДПР). Этой особенности российской жизни дал в своё время глубокую оценку политик, от которого не ожидаешь тонкого понимания природы консерватизма, — Лев Троцкий:

«Оттого те молодые элементы старых сословий, которые переставали жить одной растительной жизнью и вступали в солнечную зону европейской идеологии, так неотразимо и почти без внутренней борьбы отрывались от сословности и наследственного «благоверия». Измеряя духовную пропасть, отделяющую их новое сознание от полузоологического быта отцов, они преисполнялись идейного высокомерия. Но это высокомерие было только оборотной стороной их социальной слабости. Культура связывает, ограничивает, культура консервативна — и чем она богаче, тем консервативнее. Каждая новая большая идея, пробиваясь сквозь толщу старой культуры, встречала в Европе и мёртвую силу сопротивления старой законченной идеологии, и живой отпор организованных интересов. В борьбе с сопротивлениями новая идея развивала большую силу напора, захватывала широкие круги и в конце концов побеждала как знамя новых классов или слоёв, отвоёвывающих себе место под солнцем. Подчиняя себе мятежную идею, новые классы тем самым социально связывали и ограничивали её, лишая её абсолютного значения. Но под знаменем этой «ограниченной» идеи общественное развитие в целом делало большой шаг вперёд. Именно в силу своего органического происхождения новая идея приобретала большую социальную устойчивость и, победив, сама становилась консервативной силой. К нам же новая идея являлась «с того берега», как готовый продукт чужой идейной эволюции, как законченная формула, — вот как кораллы, которые где-то в океане, силою какого-то естественного процесса, медленно отлагались, а женщины получили их готовыми — в виде украшений на шею. Про первые эпохи заимствований нечего и говорить. Псевдоклассицизм, романтизм, сентиментализм, которые означали на Западе целые эпохи и классы, глубокие исторические перетасовки и переживания, у нас превратились в этапы формально-литературной эволюции дворянских питерских и московских кружков. Но и позже, когда идеи перестали быть коралловыми украшениями, а стали для интеллигенции пружинами действий, иногда героически-самоотверженных, — и в эту более зрелую эпоху наша историческая бедность создала колоссальное несоответствие между идейными предпосылками и общественными результатами интеллигентских усилий» (Троцкий Л. Об интеллигенции).

Пожалуй, именно эта совершенная легковесность понятий и следующее из неё отсутствие всякой ответственности за заявляемую политическую позицию является основным затруднением для отыскания в сегодняшней России консервативной позиции (да и не только её). Разговоры о консерватизме, который ещё только необходимо «изобрести» или создать (как твердят нам авторы, ознакомившиеся по крайней мере в названии с известным сборником Эрика Хобсбаума), вносят сюда ещё большую неразбериху.

А кто не имеет ясных понятий, тот не имеет ни ясной мысли, ни твёрдой позиции, ни стратегической программы. В этой связи политики и языка нет даже ни капли современных веяний или отголосков «лингвистического поворота». Уже Конфуций, столп и основание китайского консерватизма, предлагал начинать с «исправления имён».

Именно в этом отношении, конечно, только и можно согласиться с А. Добровым, который пишет: «Де Голль во Франции, Аденауэр в Германии, Хатояма в Японии — условия, в которых им пришлось совершать переход от довоенной цивилизационной парадигмы… не настолько ужасны, как у нас. Их страны были разрушены, города разбомблены, экономики истреблены».

И то правда: разруха в головах, проявляющаяся в неразборчивой прагматике понятий, в конечном счёте окажется намного ужасней разрушенной страны и истреблённой экономики.




ОТПРАВИТЬ:       



 






Страшные игры

Или почему в старину дети играли в похороны

Во все времена детские забавы служили подготовкой к взрослой жизни. Дети проигрывают знакомые шаблоны поведения, скопированные из окружающего мира. Примечательно, что дети из разных стран увлеченно играли в похожие игры. Например, во всем мире девочки играют в куклы, мальчики предпочитают поединки, состязания. Современные дети, в отличии от их сверстников XIX века, не играют в смерть. Так откуда произошла страшная игра в похороны?

16.04.2019 19:00, bigpicture.ru


Неактуальность идеологии

«Распад» личности и идеология вне «соблазна»? Как быть понятым верно

Мало что повторяется столь часто в разговорах околофилософской публики, чем вопрос о новой идеологии — страхи перед нею, ожидания ее и робкие надежды сформировать ее образ, что этот заказ достанется тебе.

15.04.2019 16:00, Андрей Тесля, Владас Повилайтис, gefter.ru


Мироздание в головах

Эволюция и революции представлений людей о мире

Сначала не было ничего. В том числе и человеческих голов. Когда головы с мозгами внутри появились, они стали наблюдать мир и выдвигать гипотезы относительно его устройства. За то время, пока существует цивилизация, мы существенно продвинулись в понимании: от мира — горы в окружении океана и нависшего над ним твердого неба до мультиверса невообразимых размеров. И это явно не последняя концепция.

14.04.2019 13:00, Алексей Торгашёв, kot.sh


Никаких шуток

Президентская гонка перевернула украинскую политику с ног на голову, однако прозападное направление развития страны вряд ли изменится, утверждает автор, несмотря на то, что результаты голосования в первом туре свидетельствуют о полном провале политики Порошенко. Впрочем, украинцы оказались перед довольно трудным выбором: сохранить статус-кво или идти в неизвестность.

09.04.2019 16:07, Мэтью Карнитшниг (Matthew Karnitschnig)


Ложные метафоры

В каких образах мы представляем себе счастье

Часто мы наделяем абстрактные понятия образами из реальной жизни – так проще представить себе мечту, цель, проще идти к ней. Эмоция счастья не исключение. Алексей Улановский приводит 10 метафор, которые люди ошибочно принимают за счастье.

08.04.2019 13:00, Алексей Улановский, ulanovsky.org


Вольные каменщики

Кто такие масоны и в чем их таинственность

Происхождение масонства относится к XIII веку. Оно возникло в Германии из общества камнетесов, которые преследовали не только чисто ремесленные цели, но и цели нравственного совершенствования. Эти общества постелено утрачивали церковно-ремесленный характер, и в XVI веке преобразовываются в чисто духовное учреждение.

07.04.2019 13:00, grandpaper.ru


Интимная жизнь средневековья

Подробно о сексуальной жизни несколько столетий назад

Мы публикуем перевод увлекательной статьи канадского блогера, писателя и преподавателя Дэвида Мортона о различных аспектах сексуальности в эпоху европейского Средневековья...

06.04.2019 19:00, storyfiles.blogspot.com


Беговая дорожка гедонизма

Почему к хорошему быстро привыкаешь

Анекдот про елочные игрушки, которые уже не радуют, отлично отражает парадоксальное устройство нашей психики: позитивные изменения и приятные ощущения делают нас счастливее лишь на время. О том, как работает механизм гедонистической адаптации и что можно сделать, чтобы меньше поддаваться его влиянию.

05.04.2019 09:00, Дарья Варламова, theoryandpractice.ru


Накрась ресницы губной помадой

О жизни с макияжем и без него

Я стою в холодном коридоре универа, курс второй. На мне мамино пальто с мехом песца (здесь редко бывает тепло). На подоконнике — черная блестящая сумка, в которую мог бы влезть запас одежды на неделю. Но там конспекты, пакет круассанов на обед, йогурт и косметичка. В косметичке все остальное. Достаю тушь и подкрашиваю уже слипшиеся от нескольких слоев ресницы. Одногруппница задумчиво наблюдает, у меня дергается рука, и черное пятно отпечатывается на веке. «Ну что ты делаешь, я не могу так краситься», — причитаю. «Я просто люблю смотреть, как кто-то красится», — отвечает она.

03.04.2019 09:00, Елена Алчанова, thedevochki.com


На чем держится успешное предпринимательство

О позитивности мышления, борьбе с кредитами и выживании

Предприниматели — особые люди. Дело даже не в том, что герои. Хотя героического много, одно решение — делать свое — чего стоит. Особое в предпринимателях — оптимизм. Посудите сами, это же каким жизнерадостным человеком надо быть, чтобы прорываться через это все. Через регистрации, бумажки, лицензии, аренду офиса, общение с проверяющими органами, много общения с проверяющими органами, банки, опять банки, судебные приставы, институты поддержки МСП, чиновники, налоговая, опять чиновники.

02.04.2019 13:00, Дмитрий Волошин, facebook.com






 

Новости

Евросоюз утвердил директиву о защите авторского права в интернете
Теперь странам ЕС предстоит в двухгодичный срок перенести положения директивы в свои законодательства.
Facebook создаст карту плотности населения земли с помощью искусственного интеллекта
Facebook выпустил карту плотности населения «почти всей» Африки, созданную с помощью искусственного интеллекта. Компания планирует отобразить на картах все население земли, говорится в блоге Facebook.
Путин одобрил выдачу генетических паспортов
Они должны обеспечить «химическую и биологическую безопасность страны».
По реновации больше не обязаны переселять в своем же районе
Поправки были внесены в постановление правительства Москвы от 8 августа 2017 г. N 517-ПП «Об учреждении Московского фонда реновации жилой застройки».
Ректору МГУ Виктору Садовничеву исполнилось 80 лет
В. А. Садовничий является выдающимся ученым в области математики, механики и информатики.

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.