Подписаться на обновления
17 августаСуббота

usd цб 65.9961

eur цб 73.2227

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
  понедельник, 11 июля 2011 года, 10:16

Композитор Олег Пайбердин: «Что такое длинные звуки?»
Уральская симфоническая школа как часть современной русской музыки, компьютерные ноты и зачем композиторам надо бороться за власть


Олег Пайбердин
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Гул самолёта, звенящий звук электрических ламп на новых станциях метро, скрип качели во дворе, гудение мотора машины, свистящий звук крутящего барабана стиральной машины во время отжима, дрель соседа за стенкой.

Уральский композитор Олег Пайбердин уже давно занял своё серьёзное и прочное место на карте современной поисковой музыки своими инструментальными экспериментами и работой с классической традицией (этой темы мы отчасти касались в нашем диалоге с Олегом, посвящённом Генри Пёрселлу).

Мы продолжаем цикл бесед с современными композиторами, рассказывающими о своих предшественниках. После Чайковского, Вагнера, Шуберта и Шёнберга пришла очередь Генри Пёрселла, о котором рассуждает известный авангардный композитор Олег Пайбердин: «Я думаю, что если бы Пёрселл услышал свою оперу «Дидона и Эней» в исполнении Arts Florissants и Вильяма Кристи, то это изменило бы его отношение к своей музыке и существенно повлияло на всё его последующее творчество после этой оперы…»

Однако интервью с композитором посвящено не специфике современного музыкального эксперимента, но, во-первых, уральской симфонической школе, обладающей специфическими чертами зрелого (если не перезрелого) модернизма.

За пределами столичных центров существует серьёзная и глубокая, своеобычная музыкальная (киношная, театральная, литературная, какая угодно) жизнь, и очень жалко, что массовый слушатель мало об этом знает.

Как и, во-вторых, специфике современного сочинительства — именно поэтому Пайбердин рассказывает о компьютерных программах, позволяющих сочинять серьёзные композиции на навороченных гаджетах, при этом включая в них звуки города или же самолёта.

В-третьих, Пайбердин, обладающий мощным социальным темпераментом, интересно рассказывает о собственной мотивации, позволяющей (заставляющей!) заниматься таким безнадёжным делом, как сочинение современной серьёзной музыки.

— Вы ведь из Екатеринбурга?
— Родился я на Алтае, в три года с родителями переехали в Каратау Джамбульской области (юг Казахстана), а уже в 15 лет поехал учиться музыке на Урал.

Екатеринбург для меня является второй родиной, потому что в этом городе формировались мои взрослые взгляды на жизнь и искусство. Учился в Уральской государственной консерватории им. М.П. Мусоргского у профессора Анатолия Николаевича Нименского по композиции.

А.Н. Нименский является для меня настоящим Учителем, который не просто учил композиторскому ремеслу, но вёл со мной философские беседы о творчестве, месте художника в обществе.

Были очень сложные моменты моего становления, когда Нименский очень спокойно и взвешенно, как это у него всегда хорошо получается и сейчас, находил нужные слова, чтобы направить в спасительное русло мои мысли, его советы всегда оставляли выбор в решении, что закаляло и формировало мой собственный композиторский опыт.

Нименский стал для меня настоящим старшим товарищем и другом. На третьем курсе к нам из Армении приехал легендарный композитор Авет Тертерян, я у него полтора года по оркестровке учился.

Это было настолько неординарным событием в моей жизни, что всё, о чём говорил и чему учил в оркестровом письме Тертерян, запало на всю жизнь.

Думаю, что уроки В.А. Кобекина по мелопее (мелодическое письмо) оказали также большое влияние на мою технику композиции.

— Расскажите про особенности Уральской консерватории…
— Уральская консерватория у меня ассоциируется с кафедрой композиции и моим профессором А.Н. Нименским.

С годами думаю, что период учёбы в консерватории, совпавший со сменой политического и экономического строя страны, защитил меня от внутреннего слома.

В то время я с головой ушёл в учёбу, в консерватории находился с раннего утра до позднего вечера, а когда устроился сторожем в консерваторию, то в моём распоряжении были любые классы консерватории для занятий.

Такая замкнутая на консерватории жизнь была островом стабильности в те шальные времена девяностых, когда повсюду процветал уличный бандитизм.

Постоянное общение со своим учителем и творческая работа охраняли от внешнего безумства, которое творилось во всех областях жизни.

Подобно тому как в Средние века монахи укрывались за стенами храмов — в местах концентрации культуры, так и мы во времена девяностых укрывались в консерватории от безумства вульгарного окружающего мира, который распространялся и проникал всюду.

В одной из первых в стране в Уральской консерватории появилась кафедра электронной музыки. Я был в числе первых студентов, которые официально обучались на этой кафедре.

В то время появление компьютера было событием для нас. Композиторы постоянно находились в электронной студии. Мы слушали новую электронную музыку, общались, обменивались информацией о технических возможностях аппаратуры, программ.

Для меня было какое-то таинство, когда оставался один в студии, работая над учебным электронным проектом.

Благодаря заведующему кафедрой композиции А.Н. Нименскому не была утрачена и до сих пор существует давняя традиция исполнять произведения выпускников кафедры композиции силами Уральского филармонического симфонического оркестра.

Это является уникальной возможностью для студентов — выпускников кафедры композиции Уральской консерватории — услышать впервые свои оркестровые опусы в исполнении одного из лучших оркестров страны.

Это большое преимущество перед другими консерваториями России до сих пор. Пожалуй, в этом и есть то преимущество, которое предоставляет композитору учёба в Уральской консерватории.

В остальном же сравнение со столичными консерваториями не будет в пользу Уральской по объективным причинам удалённости от центра, долгой закрытости города в советские времена.

— Но удалённость и закрытость вынуждают к саморазвитию. Особенно хорошо это видно по литературе, которая носит на Урале какой-то особенно самоуглублённый характер.
— Да, согласен. Удалённость заставляет погружаться в себя. Кстати сказать, находясь сейчас в резиденции Visby International Centre for Composers на острове Готланд (Швеция) и отвечая на ваши вопросы, приближаюсь к состоянию той уединённости, в которой пребывал в консерваторские годы.

Действительно место располагает к самоуглублению. В Екатеринбурге нет той суеты, которая есть, например, в Москве. Но там очень остро ощущается оторванность от цивилизации.

Меня очень сильно раздирала полярность города в девяностые-нулевые. С одной стороны, это культурный центр со своими уникальными традициями, появившимися во время Великой Отечественной войны, когда на Урал съехались лучшие умы России, потом были политические ссыльные — совесть страны, наполнившие город высокой культурой, а с другой стороны, надвигающаяся субкультура — урок новейшего времени, захватывающая власть в городе с блатными тюремными повадками.

Когда всё это накрывает тебя, то возникает чувство потерянности, затягивающей «чёрной дыры», из которой уже не выбраться, если не уехать...

Вы правы в отношении уральской литературы. Я там подружился с драматургом Олегом Богаевым, который познакомил меня с Василием Сигаревым, — оба ученики Николая Коляды. Через них проникся поэзией Бориса Рыжего...

Хотя с Богаевым мы впервые встретились только в Академии Шлосс Солитюд. А до этого в Екатеринбурге мы существовали в параллельных мирах, потому что академический литературный мир с академическим музыкальным миром почти не пересекаются.

В этом тоже сказывается определённое своеобразие города...

— Да то же самое, между прочим, можно сказать и о музыке. Достаточно сказать, что в моём родном Челябинске традиционно сильны позиции местного отделения Союза композиторов, существует собственный музыкальный контекст. Скажем, работая в цвиллинговском театре, я сотрудничал с замечательным симфонистом Анатолием Кривошеем. Уж не знаю, доходила ли до вас музыка челябинских композиторов, время от времени исполняемая в концертах, — Владимира Веккера, Евгения Гудкова, Елены Попляновой, Татьяны Шкербиной…
— Почти с каждым из них соприкасался. С Татьяной Шкербиной нас связывает студенческая дружба. Когда я поступил на первый курс, она училась на третьем. Она тоже училась у А.Н. Нименского.

В тот период у Нименского заканчивал ещё один замечательный композитор — Сергей Патраманский, с которым мы впоследствии стали близкими друзьями и соратниками по мастерской новой музыки Autograph.

Как раз с Таней и Сергеем мы постоянно дружески и профессионально общались, и я многому научился у них как старших во время учёбы в консерватории. Таня Шкербина в Челябинске училась у Кривошея, а Кривошей в аспирантуре учился у Нименского, а потом у него же в классе учился нынешний мой близкий друг Евгений Кармазин, который тоже в Челябинске учился у Кривошея, а сейчас живёт и работает в Екатеринбурге.

Так что сами видите, что творческие судьбы наши очень тесно переплетены, в том числе и композиторской школой.

— Есть ли у уральской композиторской школы какие-то ярко выраженные музыкально-стилистические особенности?
— Сложно сказать. Есть определённая направленность в сторону изучения и использования уральского фольклора. Большое внимание к таким традиционным жанрам, как соната, квартет, поэма, симфония, концерт, опера, кантата.

И это как раз в определённый момент «придавливает», становится тесно, потому что масштабность замысла композитора прежде всего оценивается коллегами именно выбором крупного жанра.

Правда, это всё процветало в советское время и по инерции перешло в новое время. Мы как раз бунтовали против этого. И благо что профессора достаточно лояльно к этому относились.

По прошествии лет думаю, что очень даже хорошо, что довелось пройти через традиционную школу, где учили форме, контрапункту, полифонии, мелодическому и оркестровому письму.

Потом было от чего отказываться. И это хорошо, что было, потому что иногда видишь композитора, которому не от чего отказываться, потому что он ничего толком не приобрёл из ремесла во время обучения.

— Какую композиторскую жизнь вы застали в Свердловске?
— Недавно разговаривал с Александром Жемчужниковым, молодым уральским композитором, который мне сказал, что за последнее десятилетие резко сократилась творческая активность композиторов на Урале. На фестивали из года в год многие композиторы выставляют произведения 20—30-летней давности.

По-прежнему активен Анатолий Нименский, Владимир Кобекин, Ольга Викторова, Евгений Кармазин... В целом же среда там не способствует творческой активности.

— Мне казалось, что уральцам свойственна некоторая густота оркестровки, её некоторая «ватность», «пастозность», отнюдь не переменная облачность.
— Да, вы правы с эпитетами в отношении общего оркестрового колорита в произведениях уральских авторов. Наверно, климат сказывается, ведь не на юге люди живут.

Первые месяцы в Москве после отъезда из Екатеринбурга удивлялся, что в лицо не дует постоянный колющий ветер или летний с пылью. В Екатеринбурге в холодное время с трудом заставляешь себя выйти на улицу.

Видимо, данные климатические условия оказывают влияние, кроме всего прочего, и на оркестровый колорит. Желание укутаться в несколько слоёв, чтобы уж наверняка согреться, в оркестровке сказывается многослойностью фактур, удвоениями, тембровыми микстами, использованием полных составов, что роднит условно с немецким романическим оркестром.

— При переезде в столицу сильно ли вы поменялись в своих музыкальных пристрастиях? Вообще, как переезд в Москву повлиял на ту музыку, что вы пишете?
— После переезда в Москву произошло, конечно, некоторое переосмысление всего сделанного и пережитого. У меня появилась внутренняя лёгкость по отношению ко всему, в том числе к собственному творчеству.

Расширился технический словарь, я стал использовать больше брутальных звучаний. Но при этом совсем не отказался от интереса к модальности, длинным звукам.

В Москве я намного больше стал слушать музыку в живом исполнении на концертах. Это раскрепощает в творчестве. Когда смотришь, как извлекается понравившийся тебе приём, то это быстрее впитывается и становится органичным, нежели когда это выискиваешь в партитурах.

Прямое общение с музыкантами даёт возможность находить тонкие градации изменения звука и без блужданий брать то, что необходимо для твоей музыки.

В Екатеринбурге можно было наверняка рассчитывать на исполнение в оркестре. Поэтому там мог себе позволить написать для оркестра или большого состава ансамбля. В Москве такой возможности вообще нет, поэтому ограничиваюсь малыми составами ансамблей.

Естественно, это ограничение по составу влияет на замыслы, а значит, и на музыкальный стиль.

— А что такое «длинные звуки»?
— Это звуки крупных длительностей. Точнее сказать, мышление протяжёнными звуками, хотя в процессе эти звуки могут видоизменяться тембрально, расщепляться, обогащаться призвуками. Но в моём сознании это один протяжённый звук.

Соответственно, это не дискретная пуантилистическая фактура, а вязкая, переокрашивающаяся за счёт подключений одних длинных звуков и отключений других (например, «Антем памяти Пёрселла», «Мухи Аргоса», Sob Out, Push-keen).

В некоторых моих сочинениях (например, в Sinfonia, «Точка неба», Sob Out, Organum A-nn-A, багатель для флейты и саксофона) присутствует усон — органный выдержанный звук.

Точка отсчёта для всего остального в произведении. Иногда этот звук скрыт, но он имеется в виду при формировании музыкальной ткани.

— Правильно ли я понимаю, что симфоническую музыку вы сочиняли на Урале, а в Москве перешли в основном на камерную?
— На Урале я мог позволить себе написать для оркестра, когда появлялась возможность проекта в филармонии. Эти проекты мы сами и инициировали с Ольгой Викторовой.

Ежегодно на фестивале Союза композиторов один-два концерта обязательно были симфоническими, здесь тоже можно было рассчитывать на включение в программу.

Но и камерную музыку писал по случаю для тех ансамблей, которые были на тот момент в Екатеринбурге, например для «Бём-квартета» или «Имидж-квартета».

Для оркестра и больших составов ансамблей написаны «Симфоническое движение», Sinfonia, «В духе сарабанды», «Ибо я не надеюсь», «Точка неба», «Антем памяти Г. Пёрселла», «Зов».

В Москве же пишу, получается, для составов не больше шести исполнителей. Кстати, сейчас начал работать над новым сочинением, премьера которого запланирована на апрель в Екатеринбурге, поэтому снова почти камерный оркестр (Ансамбль новой музыки Екатеринбурга) плюс пять солистов Московского ансамбля современной музыки.

— Что это за произведение и как к вам приходят идеи ваших сочинений?
— Что это за произведение — ещё не знаю, так как только начал работать.

Идеи приходят из разных источников. Конструктивные идеи формируются от инструментария, который возможно использовать. Определить направленность может также заявленная тема проекта. Как правило, идеи формируются от каких-то немузыкальных источников: увидел картину, прочитал стихотворение, посмотрел фильм...

Периодически просто возникает желание что-то сделать. Иногда эта энергия выплёскивается на придумывание музыкального проекта, от самой идеи которого возникает желание самому написать сочинение к этому проекту.

— А что тогда означает фраза «начал работать»?
— Это значит, что определился с составом исполнителей, определился с темой проекта. И теперь нужно «заговаривать» тишину, вслушиваясь в то, чего ещё нет.

Начинаешь придумывать для себя всевозможные «приспособления» в виде предварительных схем, рядов. Извлекаешь звуки на подручных музыкальных инструментах — блок-флейты, детские виолончель и скрипка, фортепиано, всевозможные домашние ударные инструменты, варган.

Стараешься поймать состояние, как исполнитель перед выходом на концерт. Постепенно вовлекаешь себя в определённые правила игры, за которыми следуешь, а потом нарушаешь.

Прежде чем появиться нотному знаку на бумаге, нужно время для сосредоточения на материале, который нужно в процессе найти. Поэтому и сказал, что начал работать.

— А разве композитор работает не за фортепиано (или не за компьютером)?
— Конечно, нет! Этот процесс сугубо индивидуальный. Иногда игра на инструменте просто вредит замыслу, потому что за инструментом ты сразу попадаешь в определённые стереотипы, сформировавшиеся во время занятия за этим инструментом.

Хочешь или не хочешь, а это начинает давить и искажать первоначальный импульс. (По этой причине я до сих пор не написал ни одного произведения с использованием баяна, на котором учился в музыкальном училище.)

Другое дело, когда сочиняешь именно для инструмента соло, тогда стоит его пощупать, найти физиологический контакт с ним. В этом случае данный подход помогает.

Компьютер для меня — это работа с программой Sibelius в качестве нотной бумаги и карандаша.

— Расскажите, что это за программа, откуда она взялась? Она единственная или есть другие?
— Сейчас в профессиональной композиторской среде для нотописания используют в основном программы Finale и Sibelius, кто-то по-прежнему пишет от руки.

Некоторые совмещают несколько способов: на начальном этапе работают с карандашом и бумагой, а потом «механически» набирают в программе для дальнейшего удобства печати и распространения партитуры и партий.

Но это такая рутина, что о ней совсем не хочется говорить, здесь нет ничего интересного. Это всё равно что обсуждать, в какой компьютерной программе писатель пишет книгу.

А он, может быть, до сих пор на печатной машинке это делает — привык.

— В том-то и дело, Олег, что пересадка писателей с пишущих машинок на компьютеры породила совершенно другую, до конца ещё не отрефлексированную литературу. Возвращаясь к процессу композиторской работы, что вы имеете в виду под «определёнными правилами игры» и обязательно ли нужно их нарушать?
— Вы знаете, для меня невозможно вообще куда-либо двигаться в работе, пока я не определю для себя правила и принципы, от которых буду отталкиваться в композиции.

Курсы сочинителей серьёзной музыки — дело привычное для Европы и прочего цивилизованного мира, но совершенно новое для России. Именно поэтому захотелось расспросить композитора Дмитрия Курляндского, придумавшего эту академию и повесившего на себя создание этого непростого дела, про то, что планируется. А заодно и расспросить про оперу «Носферату», которую Курляндский сочиняет для Пермского театра оперы и балета и от сочинения которой его отвлекает строительство этой весьма экспериментальной институции.

Музыкальное развитие может появиться, когда есть «устои», которые можно разрушать, перестраивать в новые «устои», надстраивать в контексте этих «устоев» новый материал и т.д. Без этого вообще невозможно что-либо сформулировать.

Чтобы сделать движение для развития, необходимо показать стабильность материала, с которым работаешь. После этого обязательно нужно изменять этот материал по определённым тобою правилам, чтобы не остановиться в тупике и упереться в аморфность звучания.

Даже если нужно сохранить стабильное движение, то всё равно на микроуровне необходимо варьировать элементы, сбивать инерцию.

Для меня это главный принцип в работе над любым замыслом.

Жизнь — это движение. Человеческое ухо так устроено: улавливать изменения, чтобы слушать. Основополагающий принцип — изменение, варьирование, трансформация из одного состояния в другое — есть нарушение заданных самим же композитором правил в произведении.

— Как вы понимаете, что опус закончен?
— Когда чувствуешь, что самое главное сказано в данном произведении. Когда произошло достаточное количество трансформаций первоначального материала, опять же по ощущению исполненности того, что потенциально находилось в этом материале.

Хотя всегда остаётся какая-то недосказанность и неудовлетворённость сделанным. Как будто можно что-то добавить, расширить, доразвить. Со временем понимаю, что можно было бы сделать как-то иначе, более точнее, что ли, но это только в мыслях, а произведение остаётся таким, каким я его написал ранее.

Иногда кое-какие детали добавляю от исполнения к исполнению, делаю версии для другого состава, если это уместно. Есть несколько произведений, к которым хочется как-нибудь возвратиться, чтобы доделать некоторые вещи и дописать недостающие места на сегодняшний взгляд.

Я точно знаю, например, когда представится очередная возможность исполнения, допишу «Мухи Аргоса» для камерного ансамбля. Как раз это сочинение писалось очень быстро к Пифийским играм — 2003, когда временные рамки были очень жёсткими.

По сути, была представлена только первая часть цикла. Сейчас есть разные идеи о продолжении произведения, поэтому здесь точно буду дальше работать над ним.

Также есть мысли доработать «Оскривик» для пяти инструменталистов.

— «Когда чувствуешь, что самое главное сказано…» Что вы говорите, каковы месседжи ваших опусов — это конкретные фразы? Их можно описать конкретными глаголами и существительными? Это какие-то облака смыслов или же «нечто невысказанное»?
— Скорее облака смыслов. Каждый раз по-разному. Иногда иду от названия, которое после написания сочинения может поменяться, иногда — от устоявшегося традиционного жанра, с формой которого как начальным импульсом работаю.

Бывает, иду от поэтического слова, хотя пишу в основном инструментальные произведения. Бывает, что иду просто от найденного случайно музыкального материала, услышанного в индустриальной жизни, — стук колёс поезда, звуки большого города, бытовые звучания повседневной жизни...

— Можете привести примеры таких звуков?
— Гул самолёта, звенящий звук электрических ламп на новых станциях метро, скрип качели во дворе, гудение мотора машины, свистящий звук крутящего барабана стиральной машины во время отжима, дрель соседа за стенкой...

— Это же почти «документальный театр» или же «документальное кино»? Музыке тоже хочется дублировать реальность?
— Вы знаете, часто мы сталкиваемся с раздражающими звуками в повседневности. Я заметил для себя такую вещь: когда слышу какой-то сильный скрежет или гул, меня это перестаёт раздражать, когда начинаю искать в этом музыкальный звук.

И так стало происходить, когда стал слушать много сегодняшней так называемой радикальной музыки. Может быть, необходимость появления жёсткости или, наоборот, призвучности на грани шума в новой музыке для того, чтобы облегчить на самом деле существование человека в современном громком мире? Это закономерная реакция на вызовы сегодняшней действительности?

— Нормальная форма бегства от реальности. Кто-то таким образом бежит в музыку, кто-то в литературу. Сублимация, однако?
— Тогда всю культуру надо рассматривать как бегство от реальности. Потому что реальность ужасающа, если убрать все культурные составляющие этой реальности.

У меня был такой опыт. Как-то вечером я шёл по тёмной улице, мне навстречу откуда-то из темноты двигался большой тёмный предмет на порядочной скорости.

В первые секунды я испытал экзистенциальный шок не только от неожиданности, но и оттого, что мой мозг не мог распознать, что на меня двигается.

Но когда мозг идентифицировал предмет, которым была большая сухая колючка, подталкиваемая ветром, я испытал великое облегчение и удовлетворение.

Так и с музыкой. Когда мы начинаем сопоставлять музыкальный звук с индустриальным звуком, возникает «биение» смыслов, происходит некоторое «закрепление» в сознании, тем самым мы окультуриваем для себя надвигающийся индустриально-информационный мир.

— Ну так и есть: искусство как кровавый понос экзистенции… Счастливая любовь стихов не знает, зато любовная размолвка с бытием порождает пронзительные (и не очень) артефакты…
— Так и есть.

— А «весёлую» музыку вы пишите? Можете написать?
— Могу. Но такой задачи, чтобы написать именно весёлую музыку, перед собой не ставил. Если вы знаете «Мухи Аргоса», то это по-настоящему весёлая музыка. Там есть юмор.

Если вы имеете в виду прикладные задачи, то могу, конечно. Но понятие весёлости должен будет для меня определить, например, режиссёр, как он это понимает. Потому что кому-то весело, а для кого-то пошло.

— А поп-песенку для дискотек?
— Нет, как-то не греет такая мысль даже за деньги.

— Почему?
— Вы знаете, я уже по возрасту перехожу тот рубеж, после которого, если даже со здоровьем будет всё в порядке, оставшийся отрезок жизни становится короче, чем я уже прожил. Что ж мне сейчас размениваться и пускаться в самореализацию в те области музыки, в которых надо было проявлять себя в подростковом возрасте?

Это такой жанр, где столько «скоропортящихся» фишек, в курсе которых нужно постоянно быть. Чтобы написать, например, только модные ударные в каком-нибудь дискотечном стиле, нужно очень профессионально, со знанием это делать, ведь здесь нужно отслеживать модные молодёжные тенденции в поп-музыке и т.д.

Это целое производство технически на очень высоком уровне. Но, к сожалению, там мало смысла, поэтому нет желания влезать в это, да и поздно уже.

Я по жизни настолько ушёл в совершенно другую область, нежели поп-музыка, что заниматься ей сейчас будет просто скучно.

— Вы говорите о «скоропортящихся» фишках. То есть вам важно творить для вечности?
— У меня совершенно нет желания творить для вечности. Мне всё равно, что будет после моей смерти с моей музыкой. Но я свободолюбив, а поп-музыка навязывает стереотипы, продиктованные модой. Здесь нужно постоянно подчиняться, от чего меня до тошноты воротит.

— Какова же ваша мотивация?
— Сложно сказать однозначно. Мне хочется понимать реальные вещи, а не находиться в иллюзорном мире, который постоянно навязывается отдельному человеку.

Нужно тренировать свой ум и интуицию для этого. Занятие композицией даёт кое-какие возможности. Это даёт внутреннюю свободу, что является самой лучшей наградой. Да, пожалуй, моя мотивация заключается в том, чтобы быть свободным.

— Но разве современная музыка — это, ровно наоборот, не пространство, загромождённое чужим опытом и чужими достижениями, когда ты со всех сторон спелёнат «суммой знаний, накопленных человечеством» и должен держать в голове всю предыдущую историю музыки, что как-то не особенно мирволит свободе?
— Наступает такое время, когда уже никто не может требовать абсолютных знаний в какой-либо области от кого-либо. Количество накопленных знаний и информации настолько велико, что владение частью знаний не помогает.

На первый план выходит интуитивный метод выбора того или иного пути решения в данный момент времени. Чужие опыт и достижения относительны, они ничего не дают лично тебе, поэтому в них нет надобности.

Надо брать только самое необходимое из того, с чем сталкиваешься. Жонглирование знаниями меня раздражает, если они не направлены на решение конкретных задач в творчестве.

Количество композиторов и написанных ими произведений увеличивается в геометрической прогрессии в мире, кто будет слушать эти произведения, ведь одному человеку невозможно прослушать даже малую часть из того, что накоплено за века, если даже он будет слушать не останавливаясь всю свою жизнь?

Есть два пути: судорожно хвататься за знания или свободно парить над знаниями, интуитивно делая выбор в потоке знаний для решения необходимых задач, не сетуя на то, что многого не знаешь.

Я решил для себя таким образом: формирую собственную систему приоритетов в искусстве, по мере интереса к чему-либо включаю это в свой круг знаний и слушаю, изучаю. Со временем что-то остаётся, что-то уходит.

В этом я вижу свободу. Главное — не поддаваться на якобы авторитетные заявления коллег, что именно определённая музыка, определённые методы работы, определённая техника являются главенствующими в деятельности композитора.

Кроме как борьбой за власть, я назвать это не могу.

— Не понимаю, при чём здесь борьба за власть. Это нормальное для самостоятельного человека стремление жить своим умом. И при этом не жонглировать знаниями, но знать, что делали и делают другие для того, чтобы не изобрести велосипед…
— Можно и так сказать. Спорить не буду. Может быть, я что-то в этом вопросе не понимаю. Но я сталкиваюсь иногда с людьми, которые считают, что только их методы и цели в искусстве правильные, остальные же, с их точки зрения, недоучки и ретрограды.

Комментировать не буду, это просто реплика, может быть, я ошибаюсь в интерпретации их позиции.

Беседовал Дмитрий Бавильский




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Богатый сэр

Интересная жизнь Вилли Токарева

Цыганка нагадала Вилли Токареву, что он проживёт 120 лет. В свои 39 он махнул из СССР в Америку, чтобы спустя пятнадцать лет вернуться домой знаменитым. Он ушёл тихо, не многие стали вспоминать, что его имя было главным в советской эмигрантской культуре второй половины XX века.

11.08.2019 16:00, Алена Городецкая


Мальчик и дельфин

10 августа в Москве впервые выступит новозеландский музыкант Коннан Мокасин

Наконец-то! Объездив полмира, Коннан Мокасин решил добраться и до России. Ясноглазый блондин, чем-то напоминающий улыбчивого дельфинёнка, приплывёт к нам аж с берегов Новой Зеландии — видимо, по Москве-реке — и 10 августа вынырнет в баре «Стрелка», что на Берсеневской набережной. Enfant terrible современной поп-музыки запоминается не только своей внешностью и высоким голосом, но в первую очередь мелодическим талантом. Его песни I’m the Man That Will Find You, I Wanna Roll With You, Lying Has to Stop, Out of Touch — это редкий для ХХ века вклад в золотую сокровищницу мировых хитов, шедевры уровня 80-х, во всех смыслах.

09.08.2019 19:00, Павел Пересветов


Русское поле экспериментов

В преддверии фестиваля Fields мы взяли интервью у его участников — Фёдора Переверзева, Павла Еремеева, Миши Мищенко, Vtgnike, Алексея Борисова и группы «Виды Рыб».

09.08.2019 16:00, Павел Пересветов


Борис Березовский: «Через искусство я пытаюсь понять жизнь»

Интервью о жизни, искусстве, политике и предстоящем с 10 по 14 июля фестивале «Летние вечера в Елабуге»

Во время интервью пианист Борис Березовский был весел, много шутил, но между шутками всерьёз говорил о Скрябине и Рахманинове, о создании своего оркестра с целью изменить наскучившую репертуарную политику и о своём open-air фестивале «Летние вечера в Елабуге», который пройдёт с 10 по 14 июля на фоне пейзажей волшебной красоты.

29.06.2019 17:00, Лилия Ященко


Ольга Раева: «И здесь Глинка первый!»

Берлинский композитор-авангардист о первом русском композиторе

Глинка жил, Глинка жив и, думаю, будет жить, ибо чувства добрые он лирой пробуждал и пробуждает до сих пор — двести лет, как говорится, вместе. 1 июня исполнилось 215 лет со дня рождения великого композитора.

01.06.2019 22:00, Дмитрий Бавильский


Фаррух Закиров: «Сцену надо заслужить»

Специальное интервью с артистом накануне его дня рождения

Верится с трудом, но в юности будущий руководитель ансамбля «Ялла» Фаррух Закиров на полном серьезе считал, что у него нет яркого голоса. 16 апреля Фарруху Каримовичу исполняется 73 года. Во время интервью в канун дня рождения мне удается спросить его: «Почему?». Ответ: «Я понимал, что от природы оперного певца из меня не выйдет».

15.04.2019 21:00, Данара Курманова


Антон Батагов: «Другое измерение бытия»

Композитор-минималист об Иоганне Себастьяне Бахе

Иоганн Себастьян Бах — автор более 1000 музыкальных произведений во всех значимых жанрах своего времени — родился 21 марта 1985 года. Одно из его самых значимых достижений — создание "Хорошо темперированного клавира", благодаря которому гармония стала одной из основ классической музыки. Спустя 334 года искусственный интеллект от Google проанализировал произведения Баха, и позволил создать свою музыку каждому пользователю. А мы публикуем беседу с композитором и исполнителем Антоном Батаговым о музыке Баха.

21.03.2019 10:24, Дмитрий Бавильский


Царь Борис

К юбилею пианиста Бориса Березовского

4 января пианисту Борису Березовскому исполняется 50 лет. Юбилей — повод написать портрет всемирно известного музыканта и сказать ему добрые слова от лица коллег, родных и поклонников. От имени последних я и пишу.

04.01.2019 17:01, Лилия Ященко


Дыхание дерева

Звуковые ландшафты саунд-арта

Историк звукового искусства Константин Дудаков-Кашуро рассматривает способы взаимодействия саунд-художников с миром природы: как они прислушиваются к взмахам крыльев бабочки, падающим снежинкам и пению разрезанных пополам древних валунов.

04.12.2018 13:00, Константин Дудаков-Кашуро, iskusstvo-info.ru


«Люди стояли под дождем и слушали музыку»

В Татарстане завершился фестиваль пианиста Бориса Березовского «Летние вечера в Елабуге»

Выдающийся пианист современности так скромен, что не скажет о себе: «Я провёл грандиозный, незабываемый фестиваль, аналога которому нет в России». Впечатлениями поделились звёздные участники форума, который за четыре дня, с 12 по 15 июля, посетили более 40 000 зрителей.

24.07.2018 19:00, Лилия Ященко






 

Новости

Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» про писателя Владимира Сорокина
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» — о русском писателе, драматурге и художнике Владимире Сорокине. Картина появится в прокате с 12 сентября.
Умер голландский актер Рутгер Хауэр
Звезда фильма "Бегущий по лезвию" (Blade Runner) Рутгер Хауэр скончался у себя дома в Нидерландах после непродолжительной болезни.
Умер лидер группы «Високосный год»
Лидер и вокалист группы «Високосный год» Илья Калинников умер во вторник в одной из московских больниц, сообщил в четверг директор группы Алексей Кан.
Музей Прадо выложил 11 тысяч оцифрованных экспонатов в сеть
Выросший из сокровищницы испанских королей, музей Прадо выделяется богатым собранием работ местных и итальянских художников, здесь также представлена одна из самых полных коллекций Иеронима Босха. Общее число произведений в запасниках — около 30 тысяч. В интернете опубликованы фото более 11 тысяч произведений.
В Санкт-Петербурге откроется вторая выставка Светланы Манелис
Открытие выставки пройдет 2 июня в 18:00 в галерее «Мастер» по адресу ул. Маяковского, 14. На выставке будет представлена компьютерная живопись.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.