Подписаться на обновления
20 январяВоскресенье

usd цб 66.3309

eur цб 75.5841

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Религия  Инфраструктура  Работа  Образ жизни  Школа  Прозрачное
образование
 
Государство  Армия  Проекты  Дискуссии  ЧП  Спорт  Вехи  Страна детей  Москва 2.0  Антиплагиат  Профессия  Рерихи 
Сергей Пархоменко   пятница, 16 мая 2014 года, 12:00

«Когда преступление становится общей практикой, необходимы отмена практики и амнистия?»
Не так давно в составе экспертов «Диссернета» появилась группа врачей, которые предложили сообществу свою помощь на медицинском направлении


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Я бы хотел предложить вниманию читателей одну переписку, которая состоялась у меня на днях — вскоре после того, как сообщество «Диссернет» опубликовало первые несколько экспертиз, посвященных фальсификациям диссертаций в медицинской сфере.

Дело в том, что «Диссернет» почти полтора года — с момента своего создания — избегал в своих работах медицинской тематики. Наши эксперты (и я в том числе) не раз обращались за советом к авторитетным в профессиональной среде медикам, и всякий раз нам очень решительно не советовали браться за проверку «научного творчества» практикующих докторов, а также разнообразных менеджеров и администраторов лечебного дела. Говорили, что медицинские диссертации очень специфичны, почти всегда сделаны по одному и тому же шаблону, чаще всего отличаются друг от друга лишь некоторыми особенностями статистической обработки экспериментального материала и подходить к ним со стандартными мерками «заимствованного» и «самостоятельного» было бы неправильно.

Однако не так давно в составе экспертов «Диссернета» появилась группа врачей, которые предложили сообществу свою помощь именно на этом направлении. «Медицинская группа» подвергла придирчивой вторичной проверке все попавшие в поле зрения «Диссернета» диссертации медицинской и околомедицинской тематики. В результате на сайте сообщества www.dissernet.org было опубликовано 9 случаев очевидной фальсификации и подлога.

Наша публикация была воспринята очень остро и породила несколько бурных дискуссий в Фейсбуке, в комментариях на сайте «Эха Москвы» и в других местах, где появились материалы экспертиз или их подробные описания. Среди тех, кто отнесся к публикациям отчетливо неодобрительно, нашлось, конечно, и немало врачей. Мне пришлось от имени «Диссернета» отстаивать там позицию нашего сообщества.

Одним из самых активных оппонентов в этих обсуждениях стал мой давний добрый знакомый, доктор Артемий Охотин. Многие хорошо помнят прекрасный случай возрождения Тарусской районной больницы, где доктор Охотин работает много лет вместе со своим коллегой, врачом и писателем Максимом Осиповым.

Именно доктор Охотин был человеком, наиболее последовательно и ярко выражавшим позицию врачей, которые критиковали «Диссернет» за открытие этого нового «медицинского фронта».

Вслед за публичной дискуссией в Фейсбуке у нас состоялся обмен письмами в «приватном» пространстве. Мне кажется, эта переписка могла бы быть интересна и всем тем, кто следил за работой «Диссернета» давно, и тем, кто услышал о ней впервые как раз теперь, когда «Диссернет» позволил себе обратиться к медицинской сфере. По-моему, мы оба там изложили некоторые важные аргументы, проясняющие и ту, и другую позицию.

На вопрос о возможности публикации наших писем сам доктор Охотин ответил мне, что не возражает против обнародования этой переписки, причем просит не снимать его имени, а оставить все как есть.

Вот тексты наших писем в том виде, в каком они были первоначально отправлены. Единственная купюра, которую я себе позволил, — это одна более чем эмоциональная фраза из моего пассажа, посвященного нынешнему состоянию российской армии. Будем считать, что я ее деликатно «запикиваю». Остальное оставлено без изменений и редактуры.

                    Сергей Пархоменко

Артемий Охотин

Здравствуйте, Сергей! Поскольку наша дискуссия в ФБ приобретает все более полемический характер, а я все же хочу донести до Вас свою точку зрения, я написал следующий большой, но читаемый текст.

Диссертационный совет по экологии и зоологии Д 212.053.03 при Дагестанском государственном университете. В последние годы там прошло много интересных защит. Например, экспертным советом ВАК в 2010 году были выявлены заимствования в докторской диссертации С.С. Гаджиевой [1], однако, вопреки «Положению о совете по защите докторских и кандидатских диссертаций», ей было позволено снять диссертацию с защиты. При этом ни она, ни председатель диссертационного совета профессор Гайирбег Магомедович Абдурахманов (по совместительству — один из научных консультантов работы) на экспертный совет вызваны не были. Примечательно, что критические замечания в отзывах двух оппонентов (А.А. Атаев, Дагестанский педагогический университет, и О.А. Калачева, МИИТ, Москва) дословно совпали — с точностью до порядка пунктов; почему-то при защите это никого не смутило. А на сайте ВАК присутствует автореферат той же работы, но датированной 2008 годом [2], видимо, тогда тоже обнаружились какие-то проблемы.

Поскольку мой текст против разоблачения врачей «Диссернетом» был воспринят многими, в том числе Вами, исключительно как проявление корпоративной солидарности, вынужден прояснить свою позицию.

Я считаю диссертации в медицине чистой формальностью, не имеющей никакого отношения к медицинской науке и тем более к врачебной практике. Если люди хотят делать науку, они пишут в нормальные рецензируемые англоязычные журналы. Таких публикаций ничтожно мало, но они есть, и это всегда очень радует. Публикации в российских журналах, к сожалению, по большей части тоже не имеют ни научной, ни практической ценности. Но диссертации — это совершенно отдельная история. У большинства врачей диссертация — первый и последний «научный» труд. По историческим причинам, защита диссертации и псевдонаучная карьера стали обязательным компонентом карьерного роста. В частности, это случилось потому, что вся медицина в России была (и фактически остается) государственной и очень неприятной (грязные туалеты, зассанные матрасы, пьяные санитарки). Маленьким оазисом в советское время были научные учреждения, поэтому врачи стремились туда попасть. Защита диссертации стала пропуском в эти учреждения. Подмена содержания привела к постепенной девальвации научного звания. Девальвация значительно ускорилась с экономической либерализацией 1990-х гг., не сопровождавшейся либерализацией собственно медицинской деятельности. В результате защита диссертаций, заведомо не имеющих научной ценности, стала общей практикой. Примерно такой же, как установка пиратских Windows, получение зарплаты в конверте или курение под табличкой «Не курить». Естественно, на этом месте появился рынок, и многие врачи перестали видеть разницу между защитой заведомо пустой диссертации и покупкой готового продукта. Называть это воровством научных результатов некорректно, поскольку претензии на научность, как правило, нет ни в исходной работе, ни в ворованной. Это ближе к фальсификации удостоверения МВД на лобовое стекло, покупке талона техосмотра или медицинской справки для бассейна. Когда преступление становится общей практикой, если речь не идет о преступлениях против личности, необходимы отмена практики и амнистия, а не поимка отдельных преступников, превращающаяся в этом случае в избирательное правосудие, столь милое правящему режиму.

Исходя из этого, я считаю неправильным обвинять рядовых врачей-плагиаторов в воровстве, категорически неправильным — издеваться над ними публично в скандальном тоне с публикацией фотографий и обсуждением личных и профессиональных качеств. Разоблачение диссертационных фабрик и их руководителей, напротив, не может вызывать ничего, кроме огромного удовлетворения. Возникает резонный вопрос: почему меня не возмущало, когда такая же практика применялась в отношении социологов, экономистов, юристов и так далее? Потому что в основном разбирались диссертации не собственно юристов, экономистов и социологов, а крупных чиновников, судей, политиков, людей, которые при текущей политической ситуации рассматриваются как преступники apriori. На врачей, по моему мнению, тень режима пока не распространяется.

Сергей Пархоменко

Артемий, спасибо за обстоятельное изложение Вашей позиции. Теперь я тоже считаю себя обязанным написать «большой, но читаемый» текст.

Методом ПРОСТОЙ ГЛОБАЛЬНОЙ ЗАМЕНЫ (программа "Майкрософт Ворд" все-таки замечательно удобна и эффективна в умелых руках) ШОКОЛАД в диссертации Орловой ПРЕВРАТИЛСЯ В ГОВЯДИНУ в диссертации Игошина. Да еще не просто так, а с тонким разбором:
Просто "шоколад", без уточнений, - превратился в вообще "мясо".
Было "кондитерский" - стало "мясоперерабатывающий".
Был "белый шоколад" - стала "российская говядина".
Был "обычный, молочный шоколад" - стала "импортная говядина".
Был изысканный "черный шоколад" - стала хитрая "говядина на кости любого происхождения".
И так - по всему тексту. На все сто восемьдесят семь страниц.

Замечу, что я и так довольно хорошо представлял себе Вашу систему аргументации, Вы ее достаточно полно изложили в нашем разговоре, несмотря на его «все более полемический характер». Должен тем не менее признаться, что с большинством Ваших аргументов я так по-прежнему и не могу согласиться.

Прежде всего, я должен еще и еще раз обратить Ваше внимание на то, что меня (давайте для простоты говорить обо мне, хотя в действительности речь идет о довольно многочисленном сетевом сообществе, объединенном общностью позиций и подходов) не интересуют диссертации как таковые. «Диссернет» относится к анализу диссертаций как к некоторой тестовой технологии. Диссертации по определению очень формализованы, зарегулированы, расписаны «по клеточкам». Применяя к ним сугубо формальный, почти механический анализ (впрочем, тут важно иметь в виду, что анализ не ведется машинным способом, а осуществляется живыми экспертами с руками, глазами и мозгами), удается — как считают эксперты «Диссернета» — сделать быстрые и надежные выводы об «авторе», то есть о том человеке, который данный текст подписал и выдал за свой.

Поэтому обсуждать качество диссертаций, их новаторство, ценность и т.п. мы никогда не беремся. Нас интересует только степень их «законности» — то есть наличие в них ворованного текста и фальсифицированных публикаций. Разница между человеком, хорошо или плохо сделавшим СВОЮ работу, и человеком, укравшим ЧУЖУЮ, для нас очевидна, и это понимание представляет собою фундамент диссернетовской деятельности. Вы, как видно из вашего текста, этой разницы видеть не хотите, и в этом принципиальное различие наших позиций. Подчеркиваю, что мы говорим не о заимствовании научных результатов (для этого пришлось бы выяснять, есть ли эти результаты и хороши ли они, а мы этого никогда не делаем), или идей, или собственно научных знаний — а о простом воровстве текста или о попытке прямого обмана, когда автор приписывает себе статьи и монографии, которых не существует в природе.

Далее. Я категорически отказываюсь объяснять что-либо или оправдывать что бы то ни было «экономической либерализацией 1990-х гг., не сопровождавшейся либерализацией собственно медицинской деятельности» или еще каким-нибудь «кровавым наследием бандитских 90-х». С тех пор прошло 20 лет, и все, кто считал нужным это наследие (предположим даже, что оно и в самом деле является таким вредоносным) преодолеть в себе и в окружающих, имели предостаточно возможностей это сделать.

Врач, который не хотел работать среди зассанных матрасов, мог за эти 20 лет уехать за границу, там сдать экзамены и остаться навсегда, мог уехать за границу, там сдать экзамены, а потом вернуться назад и с западным дипломом сделать тут незассанную карьеру, мог приложить усилия к устройству в незассанную частную клинику, каких кругом появилось немало, наконец, мог организовать вокруг себя существенно менее зассанную больницу, как это сделали Вы с Осиповым. Защита диссертации давно уже не является единственным пропуском в незассанную медицину.

Все приведенные Вами аналогии привычного беззакония давно исчезли с лица нашей многострадальной земли. Лично я (давайте уже опять про меня) в последний раз пользовался нелицензионным Word'ом году примерно в 1999-м, последнюю зарплату в конверте получил в 2003-м, курить бросил в 2000-м, засунуть поддельное удостоверение МВД под лобовое стекло мне никогда не приходило в голову, справок для бассейна я никогда не покупал, а талон техосмотра действует три года, если покупать новую машину, и два года, если покупать подержанную в автосалоне, так что он всегда у меня был и так.

Поэтому я отказываюсь понимать, кто и почему должен амнистировать доктора Царапкина, чья врачебная деятельность ПОЛНОСТЬЮ уложилась в период, далеко отстоящий от кровавых 90-х, и увенчалась покупкой краденой диссертации в 2010 году. Кстати, за время нашей полемики эксперты «Диссернета» успели выяснить, что в 2012 году этот Царапкин благополучно купил на той же диссерорезной фабрике профессора Яремы еще и диссертацию для своей жены, Царапкиной Анны Романовны, работающей гинекологом в 10-м московском роддоме.

То же самое можно сказать и обо всех прочих медицинских случаях, которые уже опубликованы «Диссернетом»: все это свежее воровство, совершенное вполне благополучными людьми (значительная часть из уже опубликованных — выпускники стоматологического меда), интересующимися насчет новой должности и насчет трех заветных буковок на табличке у кабинета. Для бегства от зассанных матрасов они хладнокровно выбирают самый простой, надежный, но и подлый путь — из всего множества вариантов, которые им открывает действительность через 20 лет после того, как проклятый Горбачев совершил свое грязное дело, а пьяница Ельцин продал Россиюшку олигархам, или чем еще принято в их среде оправдывать собственное ежедневное, банализированное свинство...

То есть если участники (и, в Вашей трактовке, — жертвы) событий не демонстрируют никакого желания «отмены практики», то и непонятно, с чего вдруг им должна полагаться амнистия.

Таким образом, мне представляется совершенно уместным и справедливым указывать на этих людей как на характерных представителей общества, собственным малодушием поддерживающего ту «цивилизацию вранья», которая оказывается основой для созревания тоталитаризма в России. Власти удобно и просто иметь дело с массой людей, каждый из которых знает про себя, что бесконечно ворует, врет и подличает. Украли эти люди много всего разного, наподличали во множестве разных обстоятельств, но так сложилось, что самый уязвимый, самый отчетливый и самый удобный для демонстрации элемент их вранья — украденные ими диссертации. Именно за эту ниточку нам проще всего поймать вруна на вранье. Из чего, конечно, не следует, что именно эта ниточка — самая толстая. Нет сомнений, что висят на нем веревки и гораздо жирнее, но их гораздо труднее ухватить.

Система вранья и подлогов поддерживается в медицинской отрасли (точно так же, как и во многих других отраслях) прежде всего наличием обширной клиентуры, готовой играть по подлым правилам и воспроизводить снова и снова противоестественные обычаи делового оборота. Меня трахнули, когда я хотел быть завотделением, и заставили купить себе диссер, ну так теперь моя очередь трахнуть следующего: пускай, сука, идет в свой черед тоже купит, как все люди. Чем это отличается от армейской дедовщины? Ничем. Только стетоскопами на шеях. И не что иное, как эта самая дедовщина, и поддерживает на неизменном уровне степень зассанности медицины в целом: эти люди согласны пользоваться вонючими туалетами и согласны иметь дело с пьяными санитарками. Кстати, в армии и туалеты, и матрасы, и прапорщики (они там на позиции санитарок) точно такие же. <...>

Так что «тень режима» в равной мере распространяется на всех: и на журналистов, и на чиновников, и на военных, и на врачей. И, кстати, я, как теперь уже, к сожалению, специалист по изучению избирательных фальсификаций, могу сказать, что по степени массовости добровольного и покорного участия в непосредственном исполнении избирательных преступлений на «низовом», практическом уровне врачи занимают призовое третье место: сразу после учителей и работников ЖКХ. Признаться, я склонен объяснить это тем, что они в годы учебы и на рабочем месте проходят исключительно эффективную школу вранья, лицемерия и сервильности в отношении начальства.

Что же касается скандального тона и обсуждения личных и профессиональных качеств в публикациях «Диссернета» (и уж определенно в моих собственных) — то я хотел бы обратить Ваше внимание на то, что ничего подобного там просто нет. Есть имена реальных людей и их фотографии, это правда, и есть наглядные диаграммы, демонстрирующие конкретный метод их воровства, — все это необходимо для того, чтобы привлечь к публикации максимум внимания и сделать ее как можно более наглядной и понятной.

Ну да, «Диссернет», несомненно, заинтересован в том, чтобы публикации его имели как можно больший резонанс. В частности, потому что это остается единственным способом попытаться нанести хоть какой-нибудь ущерб диссертационным фабрикам, их руководителям и их покровителям. Российское законодательство устроено таким образом, что не существует никакой реальной возможности преследовать этих организаторов мошеннической индустрии в суде (даже если оставить в стороне все наши представления о состоянии и методах деятельности судов в России). Так что у нас имеется единственная возможность — формировать определенные общественные настроения и наносить всем участникам вредоносной системы как можно больший репутационный ущерб.

Заметим, что каждый из попавших под диссернетовскую «раздачу» имеет очень простую и ясную возможность в любой момент выйти из этой свинской игры: отказаться от степени и аннулировать свой кандидатский или докторский диплом.

Заметим также, что до тех пор, пока это не сделано, все издевательства, оскорбления и скандальные обвинения в адрес уличенных в воровстве раздаются не от авторов публикаций, а от читателей. Выходит, что уязвленные «Диссернетом» врачи — так же как и их собратья по несчастью из числа юристов, экономистов, политологов или педагогов — не создали себе репутации, которая обеспечила бы им защиту от диссернетовских наветов. И это уже вопрос не ко мне и к другим обидчикам, а к самим обиженным: отчего публика не поднимается могучей волной на их защиту (при всем рефлекторном пиетете, который существует по отношению к фигуре врача, при всем литературно-художественном наследии, систематически поддерживавшем безусловное почтение к «доктору»), а немедленно принимается улюлюкать. Что-то, видимо, тут врачи упустили важное за эти 20 лет, пока бережно хранили заветы и традиции своей корпоративной дедовщины.

Источник: colta.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Шесть вопросов об открытой науке. Часть 2

О плате за публикацию статей и «зеленом» открытом доступе

Ричар Пойндер, журналист и исследователь концепции открытого доступа и открытой науки, продолжает рассуждать о том, почему ученые отказываются размещать научные публикации в институциональных репозиториях, какое влияние на движение окажет платформенный капитализм и как будет развиваться открытый доступ в ближайшее десятилетие.

31.08.2018 13:00, Richard Poynder


От открытости к качеству

Почему в информационном обществе так важен открытый доступ

«Научный корреспондент» был запущен 3 года назад, с тех пор к проекту присоединилось уже 12 университетов. Рассказываем тем, кто не успел принять участие, в чем смысл проекта и почему открытая публикация выпускных квалификационных работ имеет критическое значение для российской системы высшего образования.

30.08.2018 16:00, Ольга Кареева


Шесть вопросов об открытой науке. Часть 1

О недоверии к ученому сообществу, открытом лицензировании и «бронзовом» открытом доступе

Журналист и исследователь концепции открытого доступа и открытой науки Ричард Пойндер рассказал о том, какие проблемы переживает современная система научной коммуникации, может ли «бронзовый» доступ называться открытым и как различные дисциплины влияют на развитие движения.

30.08.2018 13:00, Richard Poynder


«Денег всегда не хватает. Это закон денег»

Интервью с исполнительным директором НЭИКОН о будущем информационного обеспечения науки

Александр Кузнецов: «На наш взгляд, та система доступа к научной информации, которая существует сейчас, несправедлива. Идея открытого доступа не потому хороша, что всё бесплатно и доступно, а потому, что она более честная».

29.08.2018 13:00, Наталия Трищенко


«“Научный корреспондент” — это проект для вузов-лидеров»

Как практика открытой публикации может повлиять на работу университета

Координатор проектов Ассоциации интернет-издателей Наталия Трищенко рассказала об истории появления проекта «Научный корреспондент» и планах по его дальнейшему развитию.

28.08.2018 13:00, Анна Иванова


Оперативность, защищённость, качество

Руководитель ГПНТБ России Яков Шрайберг о ключевых условиях развития открытого доступа к науке

Несмотря на то, что открытый доступ уже стал одной из ключевых тенденций развития научной коммуникации, многие его аспекты всё ещё вызывают вопросы и недоверие со стороны научного и библиотечного сообщества. О том, чего не хватает для развития открытой науки сейчас, «Частному корреспонденту» рассказал генеральный директор Государственной публичной научно-технической библиотеки России Яков Леонидович Шрайберг.

27.08.2018 16:00, Наталия Трищенко


Цитируют редко, рецензируют плохо, копируют часто

Интервью с Алексеем Скалабаном о проблемах распространения информации в научном сообществе

Международный эксперт НЭИКОН Алексей Скалабан рассказал «Частному корреспонденту», почему деятельность научных журналов должна регулироваться специалистами, как открытый доступ влияет на цитируемость материала и кто такие «хищники» среди научных журналов.

27.08.2018 13:00, Наталия Трищенко


Следующее поколение ученых

Интервью с президентом Ассоциации интернет-издателей Иваном Засурским

Наука должна состоять из молодых людей, у которых есть амбициозные проекты, которые стараются на основании источников, экспертизы, данных, общения с практиками выстраивать новую картину мира, искать ошибки в традиционных теориях и делать новые открытия – формировать картину мира ХХI века.

25.08.2018 19:56, Наталия Трищенко


Человек, который вышел из пещеры к свету

Как, когда и почему образование стало для нас ценностью

Мы привыкли к тому, что быть образованным — это правильно. Хорошо, модно и полезно, практически как быть богатым и красивым. Точнее, даже не так — мы привыкли к тому, что это нормально. А вот необразованный человек вызывает у нас недоумение: сразу хочется задать ему вопрос, как же его так угораздило и на что он будет теперь жить. Но на то и существует наука история, сдувающая пыль с прошлого, чтобы лучше понимать настоящее и не без опаски заглядывать в будущее. Как, когда и почему книжное слово и образование превратилось в одну из базовых ценностей?

25.08.2018 13:00, Игорь Лужецкий, knife.media


Научные стратегии

Российские университеты нарастили количество научных публикаций, но снизили их качество

Времена тотального доминирования китайцев в «мусорных» журналах, публикующих за деньги любую «научную» работу, могут остаться в прошлом.

23.08.2018 13:00, chrdk.ru






 
<font size=2>Прозрачное<br>образование</font>

Новости

Школьники пострадали в Волоколамске из-за выброса газа на свалке «Ядрово»
Ведомости: более 200 человек собрались у больницы и требуют ввести режим ЧС в школах и детских садах.
Менее 10% российских вузов публикуют выпускные квалификационные работы выпускников
Ассоциация интернет-издателей опубликовала исследование «Практика и платформы открытой публикации учебных работ в российских вузах».
Публикация ВКР для специалистов и магистров станет обязательной
Внесен законопроект «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона "О рекламе" и статью 59 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"», в соответствии с которым предполагается обязательная публикация выпускных работ студентов специалитета и магистратуры.
Проект «Научный корреспондент» представлен на конференции «Антиплагиата»
27 октября в Липецке в рамках международной научно-практической конференции «Обнаружение заимствований – 2017», проводимой компанией «Антиплагиат», состоялась презентация проекта «Научный корреспондент». Об инициативе по открытой публикации выпускных квалификационных работ студентов российских вузов рассказал президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский.
Продолжается прием заявок на участие в Общероссийском гражданском форуме-2017
V Общероссийский гражданский форум «Диалог. Солидарность. Ответственность» пройдет 25 ноября в Москве, в гостинице «Космос». В этом году Форум будет посвящен теме «Будущее России: федерация, регионы, города». Прием заявок продолжится до 5 ноября. Подать заявку можно здесь.

 

 

Мнения

Ирина Левова, Глеб Шуклин

Паралич знания

Как спасти образование и науку в России?

Сегодня в России нет баз данных научных публикаций. Более половины научных изданий даже не оцифрованы и остаются недоступны для студентов и преподавателей из других вузов, не говоря уже о простых гражданах. А в западные базы крайне редко попадают статьи российских учёных. Иногда какому-то из российских вузов выделяют средства на доступ к западной базе, что воспринимается учёными как праздник: база тут же «сливается» и далее распространяет бесплатно. За это доступ университета надолго блокируется.

Артемий Никитов, заместитель Генерального директора ФГУП "ЦАГИ"

Copy-Paste

Почему плагиат можно и нужно побеждать

В последнее время много говорится о необходимости борьбы с плагиатом в студенческих и научных работах, о катастрофическом положении дел в этом вопросе и предлагаются различные, в том числе экзотические методы борьбы.

Иван Засурский

Победить плагиат легко

Реформу образования важно начать с общедоступности учебных и квалификационных работ

Новый кабинет министров, по всей видимости, сможет начать глубокие реформы в науке и образовании, однако об их содержании пока приходится только догадываться. Тем не менее тема общедоступности учебных и квалификационных работ уже стала предметом консенсуса среди экспертов, а АСИ собирается обратиться в правительство с конкретными предложениями, которые поддержит и Сколково.

Юлия Эйдель

Эпидемия прозрачности: теперь дипломы!

Скандалы с диссергейтами покажутся вам цветочками

Новостной ажиотаж вокруг Минобрнауки этой весной впечатляет. Истории с диссергейтами перешли в плоскость медийно-судебных разбирательств с чиновниками-диссертантами, информационных атак против министра Ливанова в СМИ и блогерских вбросов. На этой неделе тема дополнилась проверкой из прокуратуры с последующим увольнениям сотрудников ВАКа и отставкой замминистра Федюкина. Но главная новость Минобранауки прошла мимо первых полос...

Константин Деревянко

Государство, бизнес, общество — социальное партнерство

В рамках реализации национальной программы поддержки и развития чтения

На недавнем съезде Российского книжного союза было сказано немало правильных слов о поддержке книгоиздательской отрасли, однако носили они по преимуществу общий характер. Попробуем разобраться в складывающейся ситуации с конкретными цифрами в руках – чтобы сделать соответствующие выводы и выдвинуть конкретные предложения.

Николай Горькавый

Олигархи — марионетки учёных

С чем ассоциируются «новые технологии»? С айподами, плазменными экранами и прочими гаджетами. Это хорошие деревья, но не лес. Кроме создания удобств и комфорта, современные технологии выполняют ещё две функции — возможно, более важные, чем первая. Сумма технологий обеспечивает социальную пластичность и права личности.

Екатерина Сальникова

Потерянные и ищущие

«Школа» и Lost завершились

На днях завершились два культовых сериала — «Школа» и Lost. Какой из них больше ассоциируется с понятием потерянного поколения, сказать трудно. Персонажи потеряны более, нежели создатели, которые тоже потеряны.

Ольга Шнырова

Раздельное обучение

Выгоды и риски

В нашей стране совместное образование было введено в мае 1918 года с целью устранить неравноправие женщин и мужчин в этой области. В 1943-м была предпринята попытка ввести раздельное обучение мальчиков и девочек в семилетних и средних школах Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик, областных и краевых центров и ряда крупных промышленных центров СССР. Этот эксперимент был отменён в 1954 году.

Елена Дунаева

Буквы разные писать учат в школе?

Естественная типология родителей

Золотая середина — дело хорошее, но, как известно, на практике труднодостижимое. Поэтому родители будущих первоклассников склонны впадать в крайности. Одни исступлённо занимаются ранним развитием почти с пелёнок, другие же принципиально не желают забивать ребёнку голову до поступления в школу, где, как известно, должны научить всему…

Ян Левченко

Победить классный час

Сказка о потерянном времени и воспитании патриотизма

Школа — не университет, где иные преподаватели могут вернуться к середине сентября. В школе начинают как следует. С самого что ни на есть классного часа, либретто которого сочиняют в министерстве образования и директивно рассылают по всей стране. В этом году мне довелось ознакомиться с методическими рекомендациями по организации классного часа, посвящённого 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

«Антиплагиат» и осетрина второй свежести

Константин Рудаков: «Моральный климат в среде авторов и исполнителей заимствованных диссертаций ужасный. В такой атмосфере не рождается полноценный научный труд»

«Антиплагиат» выполняет простую задачу – поиск источников заимствования в проверяемом тексте. Но вокруг системы ходят слухи и разгораются споры, её продолжают демонизировать, представляют как орудие борьбы политиков и чиновников, и даже как инструмент сексуальных домогательств преподавателей к студенткам. Писатель Михаил Лифшиц поговорил с Константином Рудаковым, чл.-корр. РАН и профессором ВМиК МГУ,стоявшим у истоков этой истории.

Игорь Федюкин: «Многие российские диссертации не выдерживают критики»

Замминистра образования о профессиональных стандартах научного сообщества и о том, почему российские ученые не стремятся участвовать в международном научном процессе

В Министерстве образования и науки Игорь Федюкин занимается научно-технической политикой, международными отношениями и вопросами подготовки и аттестации научно-педагогических кадров. Недавно именно вопросы аттестации приковали всеобщее внимание в связи со скандалами вокруг диссертаций новоиспеченного директора Колмогоровской школы при МГУ Андрея Андриянова, политиков Владимира Тора и Владимира Бурматова.

Тина Канделаки: «Политика и блогинг — это разные вещи»

Двойные тарифы ГИБДД и гражданское общество в Рунете

Канделаки работает на телевидении, ведёт активную деятельность в Общественной палате РФ, читает лекции о развитии интернета в РГГУ и руководит собственной продюсерской компанией. В интервью Тина рассказала, на чьей она стороне в истории с «кремлёвским червём», что стало с традициями чёрного пиара и как победить коррупцию в России.

«Необходимо отказаться от самой идеи производства винтиков для социальной машины»

Интервью с Дэвидом Грибблом, учителем с многолетним стажем, писателем, активистом свободного образования

Основные принципы свободного образования — уважение и вера в детей. Свободный выбор занятий. Равноправные отношения между детьми и взрослыми. Дети и учителя вместе несут ответственность и принимают участие во всех школьных делах.

Татьяна Клячко: «Учиться всю жизнь не роскошь, а необходимость»

О непрерывном образовании, неакадемических и вымирающих профессиях

Доктор экономических наук, директор Центра экономики непрерывного образования Академии народного хозяйства при правительстве РФ Татьяна Клячко рассказала «Часкору» о том, что нам ещё учиться и учиться.

Учитель Лада Сыроватко: «Новый курс возвращает учителя к роли наставника и собеседника»

Учителя возлагают большую надежду на новый школьный предмет «Основы религиозных культур и светской этики»

Кандидат педагогических наук, учитель высшей категории, победитель конкурса «Лучший учитель» в рамках ПНПО (2006), обладатель медали им. Ушинского за вклад в методическую науку Лада Викторовна Сыроватко поделилась мнением о новом курсе «Основы религиозных культур и светской этики» в своём интервью «Частному корреспонденту».

Элеонора Бараль: «Наша задача — сделать всё, чтобы они чувствовали, что этот мир — это их мир»

Уникальный опыт московской школы № 299, где 15 лет практикуют инклюзивное образование без всяких государственных программ

Инклюзивное образование, то есть обучение детей с различными физическими отклонениями в классах обычных общеобразовательных школ, в нашей стране только развивается. И все проблемы, связанные с ним, интересуют как педагогов, так и родителей особых детей. А проблем множество. Это и обучение учителей, и работа с родителями, и техническое оснащение школ специальным оборудованием, а главное — подготовка той среды, в которую попадут дети-инвалиды.

Дмитрий Крымов: «Театр художника. Художник театра…»

Театр ищет выход из кризиса в новых формах

«Театр художника» ставит на первое место «картинку», создавая спектакль как череду зрительных образов. Во главу угла здесь ставятся визуальные символы, воздействующие на зрителя сильнее текста пьесы или актерской игры. Лидером такого художественного театра является Дмитрий Крымов.