Подписаться на обновления
26 октябряПонедельник

usd цб 76.4667

eur цб 90.4142

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека  Вселенная Пелевина 
  воскресенье, 12 сентября 2010 года, 15:00

Клод Шаброль, до свидания
Классик французского кино даже в самом отвратительном герое старался найти что-то положительное


Клод Шаброль // Getty Images, Fotobank
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





Ушёл из жизни великий французский режиссёр Клод Шаброль, яркий представитель «новой волны», автор знаметитых «Тихих дней в Клиши» и «Кровавых свадеб». «Частный корреспондент» публикует интервью с мэтром европейского кино.

Он назначил мне встречу в старом кафе, словно застрявший ещё в тех временах, когда по соседству обитал Сименон и Ги Дебор писал, что «лучше здесь быть бедным, чем быть где-то ещё». Я жду его, с трудом сдерживая волнение. Он — великий Клод Шаброль! Он всё ещё здесь с нами, на этой планете; и как это пустое кафе мне напоминает бар le trou1 из его фильма Бетти.


Клод Шаброль (слева) во время съёмок своего первого фильма в 1958 году

Но вот проходит полчаса, а его всё нет. Моё волнение постепенно переходит в отчаяние. Наконец, собравшись с духом, я набираю его номер. Он отвечает мне непроницаемым, весёлым голосом: «Вы знаете, я болен, проклятый грипп, — говорит он мне, — но я сейчас приду, через две минуты». Мне дико неудобно, я отшучиваюсь: «Давайте в другой раз». «Ой, спасибо, вы так добры». И я даже рад, ведь впереди ещё неделя, и так о многом хочется его спросить! О том, что и спросить не у кого, о том, что привело меня в волнение, когда в кинотеатре я увидел Глаз Виши и слышал яростное возмущение публики, не терпящей, что маленькая девочка Клио — на самом деле яростная и полоумная старая ведьма, мелящая в своём помеле человеческие жизни. Всю неделю я раздумывал над фразой Циорана: «Любая идея сама по себе нейтральна или должна ей быть, однако человек оживляет её в плоть, передавая ей собственные страсти и безумие. И вот опороченная, возведённая в новую веру, она входит во время, принимая на себя образ исторического события, совершая тем самым переход от логики к эпилепсии. Так и порождаются идеологии, доктрины и кровавые силы». С этого эпиграфа и начинается фильм Глаз Виши — та самая история, о которой удобнее молчать и которую удобнее не знать...

Тильду Суинтон одинаково любят и в России, и в Европе, и в Голливуде. Трудно сказать почему: 49-летняя шотландка меньше всего похожа на образ большой голливудской актрисы.

Неделю спустя мы встречаемся и начинаем говорить о блокаде Ленинграда. «Об этом говорят очень разное. Я лично думаю, Сталин был на всё способен, — Шаброль улыбается, — поэтому, исходя из этого (тут он заливается смехом своего героя, инспектора Лавардана), всё возможно. Сталин сделал больше зла и за большее время. Гитлер — огромный гнойник, стоило его проткнуть, и гной вышел. В то время как Сталин сыграл на благородных надеждах и использовал самые лучшие человеческие качества. Французская коммунистическая партии была чистой воды патетикой».

Мне вспоминается «Право на жизнь», как Морис Торез в кадре Жана Ренуара возбуждённо выкрикивает: «Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин»…

Шаброль: У них [фр. коммунистов] получалось хорошо только критиковать. По диагностике зла они фантастически точны, но вот в его противоядии смехотворны.

Он опять заливается смехом китайского мудреца. Смех Шаброля — часть философии, он не издевается, не подтрунивает, он смеётся мудро. Все вокруг уверены, какой весёлый человек, а тем временем никакой весёлости нет и в помине, всё взаправду, смех-то его совсем о другом.

— Для жителей Советского Союза война была двойной угрозой.
— Это страшно. Однако у меня был русский по происхождению приятель и некоммунист. Его родители жили в Советском Союзе. Он мне сказал, что угодно можно говорить, однако правда в том, что его восьмидесятилетние родители прилично живут на пенсию. Конечно, с точки зрения нравственности это не имеет значения, но вот с материальной...

— Вы часто говорите об этом в вашем кино, о людях, которые просто живут, выживая. Например, в «Женском деле» 2

— В этом фильме это показано с ужасной точки. Героиня говорит самую большую гадость, когда её приговаривают к смертной казни: «Маршал Петен был прав». Эта самая ужасная фраза, которую я когда-либо слышал. Она женщина, совершившая все свои преступления отчасти для себя, отчасти для своих детей. Да, это отвратительные вещи: сдавала комнаты для нужд проституток, делала аборты, но всё это для того, чтобы иметь, на что жить и чем кормить детей.


Кадр из фильма «Женское дело», героиню ведут на место казни.

— Я вспоминаю в фильме это ощущение «чёрной дыры», когда в идеальном хичкоковском секансе полицейские в штатском забирают у мальчика его мать: «Мне было семь лет, и в глубине моей матери было не больше», — вспоминает он много спустя, приговорённый жить с этим ощущением всю свою жизнь. Это чувство испытывают неспособные спасти её от смерти адвокаты. Они сидят в парке, наблюдая, как молодые люди в нацистской форме гуляют с девушками. «Воистину наш девиз: родина, семья, работа3», — произносит с отвращением адвокат.


Кадр из фильма «Женское дело», сцена ареста героини

— У меня есть такой недостаток — сопереживать, — Шаброль опять смеётся. — Конечно, нехорошо поступают мои герои, но я их понимаю. Речь не о том, чтобы простить, но понять. Нет, они не потеряли своё человеческое лицо. Вот старик Петен его потерял. Я хотел сделать такой фильм, который так и не сделал, исходя из реального факта: девяностолетнему Петену, приговорённому к смерти, не отрубили голову и не расстреляли, его помиловали, что в конечном счёте нормально. Сам он расстреливал без проблем.

— Это вы о показательных расстрелах? (Ещё во времена Вердена Маршал Петен прославился своими показательными расстрелами.)
— Да, но были и другие факты. Например, вместе с Пакстоном4 мы обнаружили, что Петен ещё задолго до войны состоял в непрерывной переписке с Герингом. Странный факт. Когда Петена заключили под домашний арест в резиденции на острове Дьё, были в 47-м или 48 году предприняты попытки помочь ему сбежать. Идея моего фильма состояла в том, что в изгнании Петен подружился с молодым сыном садовника; и когда наступает момент побега и Петену дают понять, чтобы вытащить его отсюда, необходимо ликвидировать несколько человек обслуживающего персонала: садовника, его сына и остальных. Петен некоторое время раздумывает, а затем говорит: «Ладно, давайте».

— Ну раз не впервой, — тут мы оба смеёмся. Я проникаюсь чёрным юмором Шаброля. Кто ещё так умеет показать в кино самым широким массам с большими средствами, со звёздами всю чёрную подноготную истории и страны? Все бегут от этой правды, как ошпаренные, не хотят её принимать, но когда за дело принимается Шаброль, то происходит ровно наоборот: эта правда притягивает. Все говорят, Шаброль — шутник, а он смеётся, а не шутит, ничего и никому не прощает, никого не бережёт, всё как есть: правда-матка.

Его единственный за всю кинокарьеру из 56 фильмов документальный фильм Глаз Виши профинансирован гнилой TF1, собратом нашего ОРТ. Это надо уметь!
— Тут нет никаких секретов, — уверяет меня Шаброль, — Жан-Пьер Рамсе5 был настолько шокирован официальным решением государства не преследовать Папона6, что попросил меня сделать фильм о Виши. Я согласился, но с условием, что фильм будет нейтральным, без критики и в нём будут использованы только реальные документы: кинохроника или антисемитская пропаганда. Я заметил, что французские версии антисемитских фильмов намного жёстче немецких. Чего стоит хотя бы такая замечательная фраза: «Представим еврея в качестве крысы». (Я вспомнил, как на этой фразе из закадрового комментария на фоне копошащихся крыс по кинозалу прошла волна негодования.) В немецких фильмах не было таких фраз, а вишистские чистильщики обуви придумали эту фразу, чтобы угодить захватчикам.

— Лакейство чистой воды?!
— Да, принцип повиновения. Саркози и его бригада тоже высоко ценят чистильщиков обуви, заискивающих перед ними, за что им позволяется говорить всё что угодно.

— Любопытно, именно с Саркози Франция перевернула страницу в своей истории: все бывшие вишисты окончательно ушли из правительства на пенсию.
— Это точно. Всё напоминает Вторую империю Наполеона III. Интересно, что для Саркози, который совсем не дурак и у которого много разных качеств, хотя даже у Гитлера было много качеств, так вот у него личные проблемы: комплекс маленького роста, желание быть любимым… делают его абсолютно непоследовательным. Эдакая форма шизофрении: для него важнее быть любимым, чем заниматься настоящими делами, и отсюда все катастрофы. Вот от чего у него такая особенная любовь к опросам общественного мнения? Да потому что всякий раз, когда он осознаёт, что не любят его люди, он тут же меняет курс, конечно, из этого ничего путного не выходит, мало того, чем дальше, тем хуже. «Не может быть, я всё сделал, а меня не любят!» И он, несчастный, не понимает почему.

— Это сродни политике Лаваля.
— Ну да. Я не против Лаваля, то есть я хочу сказать (смеётся, тут уж действительно можно рассмеяться!)…

— Да, да я вас понимаю.
— Вы понимаете, что я хочу сказать. Насколько Петен был отбросом, настолько Лаваль играл в дурачка и был извращенцем.

— Как человек, разыскивающий убийцу своего сына, в фильме Чтобы тварь сдохла7.
— Да, но я предпочитаю, конечно, моего персонажа, чем Лаваля (опять смеётся!!).

— В конце этого фильма я задумался над этой фразой из lieder Брамса, что «для того чтобы тварь умерла, нужно, чтобы человек умер тоже». Кто же человек в этом фильме? Я подумал, человек — это, должно быть, сама Катлин Феррье8.
— (Смеётся) Да, Катлин Феррье.

— Мне показалось совершенно невероятным, что в фильме Глаз Виши вы используете фигуру «эллипса9», в которую попадает всё французское Сопротивление, при этом фильм заканчивается кадрами с де Голлем в освобождённом Париже. Как известно, с точки зрения истории де Голль перевернул страницу.
— Конечно, он перевернул страницу, потому что он понял в каком-то смысле. На его месте я бы не перевернул эту страницу так просто, но широта взгляда де Голля несравнима с моей, он использовал обстоятельства и учитывал реальную информацию, которой французы обладали, они слушали Лондонское радио, но видели исключительно кинохроники Виши, поэтому жили в мире, выбитом из колеи. Они ничего не знали о лагерях смерти, в то время как участники французского Сопротивления знали об этом уже в 1942—1943 годы; разумеется, вишисты также знали об их существовании, но молчали.

— Люди совсем не знали и даже не догадывались? В Деле женщин есть сцена с исчезновением подруги героини, Рашель. Героиня идёт в кафе, в которое они ходили вместе с Рашель, и спрашивает у бармена, где её подруга. На что бармен отвечает, что её увезли в Германию. «И когда она вернётся?» «Разве ты встречала уже евреев, которые вернулись из Германии?»
— Да, но, быть может, Рашель не возвращается от того, что война не закончилась, а потом она вернётся. Идея того, что людей физически уничтожают, не может ужиться в голове. Это слишком ужасно.

— То есть они не то чтобы не знают…
— Но и не хотят знать больше. Невыносимо знать, что людей под предлогом, что их зовут Рашель, увозят и уничтожают.

— Тут поднимается опять вопрос о выживании.

— Конечно. Это о людях не высшего сословия, про мелкую буржуазию, про пролетариев. В оккупацию они не могли ничем другим заниматься, кроме как пытаться выжить, поэтому, когда говорят, что «Франция была на сто процентов за Петена», это неправда. Но тоже неправда, когда после войны говорили о Франции, которая на сто процентов была в движении Сопротивления. Вот произвольная статистика: сто тысяч подлецов, сто тысяч коллаборационистов, попытавшихся использовать ситуацию, и сто тысяч людей, говорящих: мы не можем этого терпеть и нужно бороться. Между ними всеми — меняющиеся в зависимости от общего направления между 41-м и 43 годом сорок миллионов людей, пытающихся выжить.

— То есть вполне логично, что затем обнаруживается: даже президент Франции [Миттеран] был, как и все, — «менял рубашки».
— Любопытная деталь, которую жалко, что я не подчеркнул в фильме, о ней говорил мне Пакстон: в июле 1940 года, в Виши собралась национальная ассамблея, чтобы голосовать за предоставление неограниченных полномочий Петену. Они проголосовали «за» с условием, что через три месяца будет проведён всенародный референдум, который покажет, согласно ли с этим население. Я всё время задумывался: всё было подстроено, чтобы голосовать с чистой совестью за Петена, заранее зная, что референдума не будет, поскольку Франция поделена на две части, или всё же, наоборот, надеялись, что он состоится и воспрепятствует банде прибрать власть к рукам. Ответа я так и не знаю. Понятно, никакого референдума не состоялось, то есть даже с точки зрения конституции режим Виши был незаконен. По логике ничего без референдума не должно быть.

— Это как в странах Латинской Америки: группа вооружённых генералов приходит к власти…
— Точно (смеётся). Например, эта забавная история с Гондурасом. Сделали путч, но к власти пришли не те, кто его делал, и не те, кто был раньше, а какие-то третьи ребята (смеётся).

— Ваш фильм о Виши — это память, которую вы пронесли через всю жизнь, начиная с детства.
— Да. Когда война началась, мои родители, родом из Крёз, оставили меня там, в деревне. Я провёл там всю войну, всего два раза побывав в Париже недельку. Сами родители оставались в Париже. Я слушал радио и до октября-ноября 1940-го я был убеждённым петенистом. Мне было десять лет, я считал, что «маршал, вот и мы» 10. Однажды мой отец смог наконец выбраться ко мне и тут же мне объяснил всю реальность ситуации, лично мне, не бабушке, не родственникам — мне: «Не нужно быть петенистом, нужно быть против, не говори этого никому, но знай»! Мой отец был участником Сопротивления с 1940 года. С этого самого момента я начал расшифровывать для себя всю пропаганду Виши, и для этого не нужно было быть взрослым. Я увидел, что реально означает сказанное моим отцом всё уродство вещей. Почти все люди, руководившие режимом Виши, были неудачниками и на момент начала войны считали, что незаслуженно недооценены. Бригада неудачников взяла под своё управление всю страну. Как только это понимаешь, всё само собой расшифровывается.

— Поэтому для них так важны были награды — их собственное тщеславие.
— Вы знаете про Филиппа Анрио?

— Которого убили участники Сопротивления?
— Да, он самый. Он провалился на экзаменах, чтобы стать преподавателем литературы, и считал это высшей несправедливостью. При Виши он стал министром образования, он был хороший оратор, язык у него хорошо был подвешен, но как человек — дрянь. Придя к власти, он, естественно, сразу потащил за собой людей, прельщая их красивыми словами. Он был силён в популистской диалектике. Он типичный персонаж из режима Виши, в котором не было ни одного по-настоящему умного человека. На фоне этого отыгравшегося над превратностями судеб сборища неудачников даже Анрио блистал. А отчего были все эти превратности, неудачи, почему проваливались на экзаменах? Ответ простой: евреи (смеётся)!!

— Смотря этот фрагмент в фильме, впервые за мою жизнь в кинозале я слышал возгласы негодования.

— Представьте себе того человека, который читал этот закадровый текст, как он осмеливается произносить это, читать этот текст?!

— Это правда, о которой нельзя вспоминать! Современной публике эта правда кажется абсолютно немыслимой, так как у любой правды должен быть свой лимит.
— Здесь его нет. Интересный факт: в оккупацию во время показа кинохроник, что составляло 80 процентов от всего, что показывали, где-то с 1942—1943 года свет в зале не выключали, потому что начали появляться зрители, которые кричали: «Пропаганда». Свет оставляли в зале включённым, и сидел специальный человек, наблюдающий, кто кричит, чтобы затем донести.

— Во время войны в Алжире де Голль, предупреждая нового чиновника, идущего на смену Папону, высказывается о последнем как об «исключительном человеке».
— С де Голлем ужасно то, что он был до глубины души правым консерватором. Оказалось, что среди первых участников Сопротивления было больше правых, чем левых, и среди коллаборационистов, понятно, было тоже больше правых, чем левых. После войны, восстанавливая государственные учреждения, де Голль не отдал себе отчёта в том, как далеко зашли люди без внутренних лимитов. Люди типа Папона не могут быть прощены ни в коем случае. Это он рекомендовал депортировать детей вместе с родителями в лагеря смерти, поскольку это прибавляло число депортируемых. Допустим, задержали 120 евреев, если с ними 25 детей, получается 145 евреев.

— Мёртвые души, как у Гоголя.
— Да, да (смеётся). Папон был в этом смысле великолепен.

— Был ещё и другой человек, который прятался затем всю жизнь за спинами разных священников.
— Тувье. Он был шефом милиции в Лионе, настоящая сволочь.

— Вы часто берёте в герои сволочей и заканчиваете тем, что находите в них что-то положительное.
— Если я исхожу от сволочи, то нахожу в таком герое нечто положительное, а если я исхожу от положительного героя, то нахожу в нём что-нибудь отвратительное (смеётся). Мне кажется, это нормально, такова реальность вещей.

— Конечно, Жан Ренуар говорил, что нужно видеть вещи в их относительности.
— У всех своя правда. Каждому нужно знать, что он способен выдержать. Некоторые люди от малейшей, кажущейся им недостойной вещи заболевают и кончают с собой, а другие вполне способны её переварить и не страдают от этого... В событиях прошлого мне хочется извлечь для настоящего. Я пытаюсь понять человеческую природу, это непросто.

— И как раз таки Виши...
— Замечательный период в этом плане! На поверхность выступает ужаснейшее давление между людьми, но нужно быть тут осторожным. Например, мы делаем фильм об эпохе оккупации.

Перед показом фильма «Капитализм: Любовная история» в Венеции Майкл Мур рассказал историю финансового кризиса, объяснив, кто виноват и что делать. Оказывается, ответы на эти вопросы существуют.

Если фильм действительно про это и мы пытаемся сказать правду или то, что ею называем, размышляя о том, кто мы такие на самом деле, что есть добро, а что — нет, то, скорее всего, зритель не станет с нами соглашаться, объясняя это тем, что мы ему показываем особенную эпоху, а мир сейчас совершенно другой. Сложность состоит в том, чтобы зритель забыл о разнице обстоятельств. Нужно ему дать почувствовать универсальность ситуации для всех эпох, и в данном случае события оккупации лишь кадр, позволяющий лучше это осознать. Иногда у меня получается это сделать, иногда — нет. В Женском деле у меня получилось.

— У последующих поколений всегда есть тенденция к перестановке акцентов: если бы я жил в то время, то наверняка поступал бы иначе, чем мои предки.
— Это ещё одна проблема — проблема отцов, теперь уже дедов, но в течение долгого времени — отцов. После войны люди моего поколения оказывались в разных положениях в зависимости от того, чем занимались их родители во время этих пяти лет оккупации. Плохое поведение родителей во время оккупации могло впоследствии разрушить судьбы их детей или, наоборот, могло побудить детей к поиску истины вещей. Вместе со мной и Пакстоном над фильмом Глаз Виши работал очень хороший историк Жан-Пьер Азема. Его отец — настоящий коллаборационист, после войны бежавший в Аргентину и не вернувшийся, потому что был приговорён во Франции к смертной казни. Азема нашёл для себя способ преодолеть этот кошмар, став историком. Чем больше он занимался этой эпохой, тем более подвергал критике поведение собственного отца.

— Вы показали нечто подобное этому в фильме Цветок зла в сцене с Сюзанн Флон на лестнице…


Кадр из фильма «Цветок зла», сцена на лестнице

— Да, да, но в фильме это было совмещением двух историй: оккупации и американского уголовного дела, довольно занимательного, я забыл настоящее имя героини… очень известное (пытается вспомнить), забыл, эта женщина прожила всю жизнь под обвинением в убийстве собственных матери и отца. Она была арестована, но затем освобождена, потому что не нашлось достаточно доказательств, но в конечном счёте стало понятно, что она их действительно убила. Всю свою жизнь она прожила таким образом. Я подумал, будет интересно создать такой персонаж на стыке двух историй, с этого начался фильм, к тому же к этому присовокупилось дело Папона, и я подумал, сделаем это в Бордо (смеётся). Никак могу вспомнить имени этой женщины.

— В самом начале беседы вы хотели мне сказать несколько слов о Пакстоне?
— Это удивительный человек. О Виши было написано много книг, но все они были кошмарные, меня это раздражало: ни в одной их них авторы не осмеливались смотреть правде в лицо, и вдруг я нашёл книгу Пакстона, и в ней впервые было рассказано, что такое на самом деле был режим Виши.

Как только мы договорились с Рамсе делать фильм о Виши, я попросил в напарники Пакстона и Азему, которые меня восхищали.

— Какое влияние оказала эта книга11 на общество?
— Колоссальное. Это был удар не по поверхности, а вглубь. Люди осознали тогда, что исследование Пакстона — это историческая правда, а не Раймон Арон, находивший извинения всему.

— Это было в 70-х?
— Да, в 1972—1974 годах.

- А как обо всём этом говорили в 60-е? Я имею в виду эпоху Помпиду.
— Помпиду, несмотря на свои «большие качества», во время войны был очень осторожен, зла он никому не причинил, он был скорее выжидателем.

— Я спрашиваю об этом, потому что в вашем кино речь часто идёт о французской буржуазии, и когда мы говорим о ней, прежде всего вспоминается эпоха Помпиду.
— Да, в эпоху Помпиду буржуазия думала, что ей всё дозволено. Это был триумф французской буржуазии. Сейчас тоже немного так, но в условиях более тяжёлых. Во время Помпиду всё для них было великолепно, экономическое развитие был таково, что буржуазия посчитала себя хозяевами мира. Другой интересный момент наступил в 1981—1983 годах, когда к власти, особенно в регионах, пришли социалисты и вся высшая буржуазия, нотариусы, богачи испугались, что связь с центром надломана и произошла паника, деньги потекли в Швейцарию. Всё это было смешно, я хочу сказать смехотворно.

— Вы голосовали за Миттерана?
— За неимением лучшего. В любом случае он был левее Жискара д’Эстена, который мне вообще не нравился, не люблю обольстителей мёртвых принцесс. Жискар — единственный президент с самого начала Третьей республики, который после президентства написал книгу, в которой рассказывал, что он переспал с умершей принцессой. Единственный, кто на такое был способен, — это Жискар, потому что это его золотая мечта: он добавил к своей фамилии дворянский партикул, купил себе замок и всем объявил, что переспал с принцессой. Людям нужно чем-то хвалиться, быть членом Французской академии. Жискар не способен три фразы подряд написать, но смог пробиться в академики.

— Это страшно.
— Довольно страшно, но скорее комично.

— Колюш хотел быть президентом Франции. Может быть, он стал бы хорошим президентом?
— Не думаю. Это ужасно сложное занятие, в котором слишком много параметров. Когда я вижу такое количество разнообразных параметров, то на ум приходит прогноз погоды. Тут ошибка неизбежна в одном случае из двух: предсказывают, что дождь пойдёт в восемь утра, а дождь идёт в десять. Политика — это то же самое.

— Я подумал, вы сейчас сравните политику и кино, а вы говорите о прогнозе погоды. Метеорологи всегда ошибаются.
— Не всегда, перед ними слишком много параметров. Интуитивно они вынуждены учитывать или не учитывать некоторые из них. В политике — то же самое, а мы так и не осознали, кем должен быть настоящий политик, именно поэтому, я думаю, все политики немного глупые. Я честно думаю, что все они немного глупые, потому что у них собачья работа. Невыносимо быть политиком. В чём выгода? Единственная выгода в том, что вам открывают двери и вас называют «господин министр», «господин председатель» и т.д. Это игра во внешний вид. К тому же, как говорится, нужно любить путешествия — политики живут в самолётах. И как только они открывает рот, любая сказанная глупость тут же всеми отмечается. Кошмарная жизнь. Есть такие, которые всё это аргументируют: «Да, я всё это знаю, но чувствую в себе призвание — посвятить мою жизнь государству, его гражданам, я дарю мою жизнь согражданам».

— Как ваша героиня-политик из Цветка зла.
— «Я отдал себя лично в дар Франции», — говорил Петен, в то время как на самом деле вещь обратная: «Я дарю себе лично Францию».

— Есть другая цитата Петена: «Я сдерживаю не только свои, но и чужие обещания». Это было в плохом американском фильме, в «Касабланке». Я ненавижу этот фильм.


Кадр из фильма «Женское дело», портрет маршала Петена.

— «Касабланка» — плохой фильм, это точно. Забавно, у этого фильма был огромный успех в Штатах, хотя сценарий этого фильма писался прямо во время съёмок. Когда фильм вышел во Франции, это было довольно поздно, в 47-м или в 48-м, его посчитали очень средним фильмом, потому что в нём было много неправдоподобного: комендантского часа никогда не было в Касабланке, многие конкретные детали были неверны. Зрители восприняли его как посредственный романтический фильм, но потихоньку (по непонятной причине) фильм стал культовым, хотя он плохой. У меня был американский приятель, который сделал довольно любопытную вещь, он отправил в Warner сценарий, который был чистой копией «Касабланки», почти те же самые диалоги, однако не совсем одинаковые, иначе они бы их узнали, сценарий ему прислали обратно, написав, что он неинтересный.

— Какой фильм произвёл на вас впечатление среди послевоенных фильмов? «Рим — открытый город»?
— Да.

— Тем не менее забавная история с Росселлини, он был человек специфический.
— Роберто, вы видели его так называемые фашистские фильмы? Они не такие уж и фашистские (смеётся). Они хитрые, как он сам, но в то же время они и не против.

— «Фильмы-выжидатели».

— Именно «фильмы-выжидатели»

Мы долго говорим о послевоенном кино, как вдруг с ужасом я замечаю, что запись на моём диктофоне давно прервалась.

1 Дыра,

2 l’Affaire des femmes, 1988

3 Девиз Франции в эпоху Петена.

4 Роберт Пакстон, американский историк, написавший книгу, пролившую свет на вишисткую историю Франции.

5 Телевизионный французский продюсер, сделавший, например, американский триллер про Рембо и Верлена с ди Каприо, а у Рамсе настоящая фамилия — Рамсе-Леви, и его еврейство тут явно сыграло благородную роль. «Глаз Виши» был снят на деньги предприимчивых коммерсантов.

6 Морис Папон (1910—2007), после подписания в течение нескольких лет многочисленных разрешений на депортации евреев в 1944-м примкнул к движению Сопротивления, после войны сделал блестящую государственную карьеру. Он же ответственный за кровавое подавление митинга алжирцев у станции метро «Шарон» 17 октября 1961 года, названного парижским погромом. Бывший кавалер ордена Почётного легиона, был осуждён за преступления против человечества.

7 Que la bête meure, фильм 1969 года.

8 В конце фильма мы слышим это lieder Брамса в исполнении великой английской певицы Катлин Феррье (1912—1953).

9 Tour d’ellypse, фигура в кино, когда подразумеваемый объект остаётся за кадром.

10Marechal, nous voilà, гимн Франции во время режима Виши.

11 Книга Роберта Пакстона Vichy France, Old Guard and New Order, 1940—1944, 1972.

Беседовал Стас Маль




ОТПРАВИТЬ:       



 





Иди в кино

Как работали советские киностудии

Производство кино, провозглашенного Лениным важнейшим из всех искусств, было на особом контроле советской власти.

29.08.2020 22:00, Анастасия Филиппова, diletant.media


Контрастная Англия времен Черчилля

Питер Дойл о работе над цветом в «Темных временах»

Как при помощи цветокоррекции акцентировали контрастность Лондона 40-х годов, можно ли сохранить операторский почерк, работая с цифровыми камерами и можно ли описать стиль фильма одним словом.

28.08.2020 20:00, tvkinoradio


Что нам делать с «Чиками»

Главное о нашумевшем сериале

«Казнить нельзя выкладывать» — с такой формулировкой создатели сериала «Чики» столкнулись уже после того, как вышла последняя серия. Мы попытались понять логику недовольных одним из главных российских сериалов если не года, то этого лета точно.

23.08.2020 19:00, Родион Чемонин, tvkinoradio.ru


Люди Севера, машины любви и волны безумия

5 фильмов фестиваля «ДОКер»

С 21 по 30 августа в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Ярославле и Калининграде пройдет фестиваль авторского документального кино «ДОКер». «Сноб» выбрал 5 фильмов основного конкурса, которые никак нельзя пропустить.

22.08.2020 19:00, Саша Щипин для журнала «Сноб»


Смертная казнь за любовь к джазу

В музыкальном фильме «Мы из джаза» эпизодически всплывает персона капитана Колбасьева. Большинство зрителей считают этот персонаж вымышленным. Хотя Сергей Адамович Колбасьев — фигура реальная. Человек, проживший жизнь не самую долгую, но бурную и трагичную. Он не был музыкантом, но невероятно много сделал для развития джаза в советской России.

21.08.2020 19:00, Игорь Шушарин, izbrannoe.com


Школьные драмы в советском кино

От «Весны на заречной улице» до «Большой перемены»

Лучшее образование в мире, строгая дисциплина, подкованные по всем предметам ученики, идеальные учебники — таков образ советской школы. Вспоминаем, какими были ученики и педагоги в отечественных фильмах разных десятилетий.

19.08.2020 19:00, Мария Соловьева, culture.ru


Ольга Чехова: любимая актриса Гитлера или Штирлиц в юбке?

Жизнь немецкой дивы

Тайная жизнь великой актрисы до сих пор остается загадкой для историков. Была ли звезда Третьего Рейха агентом НКВД, вплотную подобравшимся к фюреру?

16.08.2020 19:00, Дмитрий Карасюк, diletant.media


Ламповые 80-90-е

Кино эпохи перемен без перестрелок и бандитов

Фильмы 90-х, перестроечное кино, пожалуй, самое честное, бьющее в лоб своей откровенностью, явление кинематографа. Показывать изменения без прикрас, называть вещи своими именами, бросать вызов, вскрывать старые нарывы, обличать, глумиться, говорить правду в глаза, идти против всех. Некий кино-пубертат общества, отражающий происходящие перемены.

15.08.2020 19:00, Инна Москальчук, cameralabs.org


«Пиноккио» можно смотреть в любом возрасте

Надо видеть: любимые фильмы Джорджа Миллера

Что смотреть после (или до) «Безумного Макса»? Режиссер картины делится фильмами, определившими его страсть к постапокалиптике, пустынным пейзажам, головокружительному действию, устрашающим грузовикам, погоням и иносказаниям.

14.08.2020 19:00, Павел Орлов, tvkinoradio.ru


Надо видеть

Любимые фильмы Вуди Аллена

Публикуем список must see фильмов по версии Вуди Аллена. Какие картины повлияли на комика, скептика, невротика, ловеласа и великого режиссера?

08.08.2020 19:00, Павел Орлов, tvkinoradio.ru






 
Вселенная Пелевина

Новости

Вики-семинар по проекту «Выпускники и наставники» в Грозненском государственном нефтяном техническом университете
30 сентября 2020 года в Институте прикладных информационных технологий Грозненского государственного нефтяного технического университета имени академика М. Д. Миллионщикова состоялись семинар и практикум, посвящённые конкурсу «Выпускники и наставники России 2020» — проекту, реализуемому при поддержке Фонда президентских грантов.
Первый шаг на пути к глобальной инфраструктуре — национальные IP-сети
Президент Ассоциации IPChain Андрей Кричевский принял участие в международной конференции «Глобальный цифровой рынок контента» Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO).
Международную Букеровскую премию дали за роман «Неловкий вечер»
26 августа был объявлен лауреат Международной Букеровской премии — им стала 29-летняя писательница из Нидерландов Марике Лукас Рейневелд. Награда присуждена за роман «Неловкий вечер» (The Discomfort of Evening), сообщается на сайте премии. Марике стала самой молодой победительницей за всю историю международного Букера.
Единственную уцелевшую рукопись Шекспира опубликовали в сети
Сотрудники Британской библиотеки опубликовали в сети оцифрованную рукопись пьесы «Сэр Томас Мор» — это единственный уцелевший подлинник, на страницах которого можно увидеть почерк знаменитого английского поэта и драматурга.
Умер итальянский композитор Эннио Морриконе
Итальянский композитор, аранжировщик и дирижер Эннио Морриконе умер в возрасте 91 года. Об этом пишет la Repubblica в понедельник, 6 июля.

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»

Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной

Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский

Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Петр Щедровицкий

«Пик распространения эпидемии в России ещё не наступил»

Самой большой опасностью в условиях кризиса является непоследовательность в принятии решений. Каждый день я вижу, что эта непоследовательность заражает все большее число моих товарищей, включая тех, кто в силу разных обстоятельств работает в административных системах.

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.