Подписаться на обновления
25 сентябряВторник

usd цб 66.1594

eur цб 77.6844

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Вячеслав Шадронов   суббота, 7 мая 2011 года, 09:00

Классики и современники
Провинциальные спектакли на московской сцене


Сцена из спектакля "Возвращение", режиссер Олег Юмов // goldenmask.ru
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





«Возвращение» А. Платонова, театр «Глобус», Новосибирск. «Малыш» М. Ивашкявичюса, Хабаровский ТЮЗ. «Медведь» А. Чехова, Костромской театр кукол. «Фронтовичка» А. Батуриной, «Коляда-театр», Екатеринбург. «Мёртвые души» А. Пантыкина, Екатеринбургский театр музкомедии. «Экспонаты» В. Дурненкова, Прокопьевский драматический театр.

Благодаря разнообразным фестивалям и продюсерским инициативам этой весной москвичи могли увидеть массу спектаклей провинциальных театров, поставленных в разных жанрах и получившихся самого разного качества. В нашем обозрении — некоторые из самых заметных (или же самых симптоматичных) гастролёров апреля.

«Возвращение» А. Платонова, театр «Глобус», Новосибирск, реж. Олег Юмов

Шесть лет назад Юрий Ерёмин восстановил в МХТ «Возвращение», которое задолго до этого ставил в театре им. А. Пушкина, — как оказалось, тоже ненадолго.

И вновь прошедшая «Золотая маска», разросшаяся до мегаразмеров, ставит серьёзные вопросы о путях развития национального театра. Точнее, о проблемах его восприятия. Как же, ну как можно достойно представить в Москве провинциальные труппы?

Юмов, ученик Женовача, делал «Возвращение» спустя время и в другом городе, но во многом его версия напоминает ерёминскую: и в сценографическом оформлении — основным его элементом служит железнодорожное полотно, и в инсценировке — в действо вводится фигура рассказчика.

Только у Ерёмина в роли рассказчика выступал Олег Табаков, читавший текст с пюпитра, а у Юмова повествование ведётся от лица пожилого путевого обходчика.

Железная дорога у Ерёмина выполняла скорее функцию разделительной черты, демаркационной линии пространства сцены и судьбы героя, а в новосибирском спектакле важна не столько дорога как таковая, сколько железнодорожная стрелка, обозначающая развилку, перепутье, выбор направления. Дрезина, которая со скрипом ездит по рельсам, остановившись на стрелке, превращается по мере надобности то в обеденный стол, то в супружескую постель.

Нарочито медленный, но не затягивающий в себя, добротный по провинциальным меркам (а ведь Новосибирск не совсем провинция, и мерки тут другие), но самый ординарный традиционный спектакль, с «атмосферными» песнями 40-х годов, в актёрском ансамбле которого выделяется только исполнительница роли Любы, жены Алексея Иванова, — она интересная; все остальные артисты, от обходчика-рассказчика до самого Алексея Иванова, малопримечательны. Сына Петра играет взрослый уже парень, а дочь Настю — маленькая девочка, в связи с чем на контрасте между ними Пётр кажется не преждевременно посерьёзневшим, вынужденно расставшимся с детством ребёнком, а суровым, основательным по годам молодым человеком и вызывает скорее умиление — хотя должен ужас вызывать.

«Мёртвые души» А. Пантыкина, Екатеринбургский театр музкомедии, реж. Кирилл Стрежнев

При любом подступе к Гоголю он сегодня непременно оборачивается в «моголь» — такова уж, видно, его оборотническая сущность.

Как и в «Деле о мёртвых душах» Павла Лунгина по сценарию Юрия Арабова, в либретто Константина Рубинского намешаны всевозможные гоголевские мотивы.

Ход настолько старый (ещё с булгаковских времён как минимум растиражированный), что можно было бы придумать что-то посвежее, а пуще того — что-то поорганичнее, чем встреча молодого Чичикова с Хлестаковым, а точнее, с его призраком, фигурой, затянутой во всё чёрное и прикрытой пустым костюмом на вешалке.

Именно Иван Александрович Хлестаков служит в екатеринбургских «Мёртвых душах» пружиной действия, вдохновляет и научает Павла Ивановича Чичикова, разряженного поначалу в малиновый фрак, а тот становится как бы его «духовным сыном», к тому же действуют они в одном и том же городе.

Оттого помещики оттесняются на второй план, а на первый выходят чиновники. Вместо путешествия Чичикова по усадьбам — один на всех общий музыкальный номер, и только Ноздрёв удостоен особого дуэта.

Оно и понятно — универсальной метафорой в спектакле служит чёрно-белая шашечная доска. Мало того — Ноздрёв оказывается чуть ли не агентом губернатора (имитирующим порой то Ленина, то Сталина), по его доносу (в обмен на освобождение от судебного преследования за обиду, нанесённую соседу розгами) Чичикова сажают под арест, дабы выманить из него неправедно нажитые деньги и, в свою очередь, прикарманить их.

Другим «агентом» выступает губернаторская дочка, бедная Лиза, на первый взгляд — луч света в тёмном царстве, а на поверку — главная аферистка: обдурила и Чичикова, вызнав про тайник, и папеньку, подсунув ему фальшивые бумажки собственного изготовления, но Чичикова всё-таки не бросила.

Понятно, что, кроме Хлестакова, в спектакле упоминаются также персонажи «Шинели» и «Носа», звучат сакраментальные фразы «Поднимите мне веки» и «Я тебя породил, я тебя и убью», а Ноздрёв с хором крестьян распевает «Редкая лошадь долетит до середины Днепра».

Но даже и Гоголя для такого «моголя» недостаточно — Чичиков с Лизой направляют свою тройку в расположенный неподалёку город Глупов.

Про «редкую лошадь» — это банально, но забавно. Всё остальное — претензия на пустом месте, не подкреплённая ничем и, что особенно обидно, музыкой — она невыразительна и служит в лучшем случае музыкальным оформлением спектакля, проигрывая оформлению художественному (Сергей Александров) — вглубь сцены уходит тоннель-«кишка», а в центре нависает на тросах платформа в чёрно-белую клетку.

Под стать музыке и бестолковая хореография, то и другое — однообразно суетливо. Но и суету стерпеть можно. Однако нынче всякая оперетка претендует ещё и на народную драму.

Екатеринбургская музкомедия, казалось бы, уже объелась этим гибридом в связи с «Екатериной» в постановке Нины Чусовой, где канкан придворных дам с задранными юбками перемежался хорами под курение ладана.

В «Мёртвых душах» дело заходит ещё дальше и возникает образ праведника из народа — таковым становится кучер Селифан, не расстающийся с книжкой.

Читать он, правда, не умеет и только в финале сообщает, что выучился, но это не мешает ему нести в себе свет исконной духовности — вот он и проповедует в окружении кордебалета калик перехожих, трясущихся в коллективном эпилептическом припадке.

«Экспонаты» В. Дурненкова, Прокопьевский драматический театр, реж. Марат Гацалов

В фойе ко мне прицепился — не навязчиво, а по-доброму, так что отказаться совсем нельзя было, — парень с видеокамерой, должно быть от театра, с вопросами, первый из которых — вы знаете, где находится Прокопьевск?

Я как будто бы и знал, но растерялся: то ли на Урале, то ли за Уралом — так и сказал, хотя, наверное, между Уралом и тем, что за ним, большая разница, но я собственной кожей её, сказать по правде, совсем не ощущаю, и надо бы этого стыдиться.

Но мне совсем не стыдно, если честно, — пусть москвичи в десятом поколении стыдятся, если им так больше нравится, а мне всё равно, по которую сторону Урала расположен Прокопьевск, я потом прочитал, что это кузбасский городок, но, так уж совсем начистоту, где находится Кузбасс, я тоже имею самое смутное представление.

Для восприятия пьесы «Экспонаты» такой географический кретинизм, наверное, только на пользу, поскольку действие её происходит в некоем Полынске, городке провинциальном, древнем, со своей историей, но пришедшем в упадок и при всём при том вполне абстрактном и обобщённом.

По сюжету заезжие энтузиасты, впрочем не идеалисты, а суровые бизнесмены, намерены превратить захолустный населённый пункт в туристический центр, где местным жителям, наряду с так называемыми «объектами культурного наследия», отводится роль «экспонатов».

В этом контексте разворачивается конфликт сродни шекспировскому — две равно уважаемых семьи в Полынске, где встречают нас событья, ведут междоусобные бои, но друг друга любят дети главарей и т.д.

Развязка не совсем классическая — трупов меньше (хотя совсем без смертоубийства не обходится), печали, пожалуй, и побольше (так что насчёт «нет повести печальнее на свете» Шекспир поторопился), а в целом — ничего хорошего из цивилизаторских планов гостей не выходит, ну да они и не питали особых иллюзий, преследуя свои цели.

На входе сначала заставляют надевать тапочки, как в музее, а затем уже запускают непосредственно в зал, стилизованный под экспозиционное пространство, с фотоинсталляциями на стенах, сценографическими объектами, вокруг которых выстраивается параллельное действие одновременно на нескольких точках, и с подсветкой, лишний раз подчёркивающей музейный, реконструированный характер этой реальности.

Но от ламп накаливания идёт такой жар, что очень быстро становится не до искусства, облезлому пуделю, выбегающему в начале и в конце, тоже невмоготу.

Ни в одном из конфликтов драмы — социальном, родовом, любовном — победителей и побеждённых нет, проигрывают все, и зрители тоже — сущность противостояния по всем линиям настолько точно и чётко обозначена режиссёром с самого начала, что и скромный полуторачасовой хронометраж представления кажется избыточным, несмотря на хороших актёров и подробный, детально воссозданный антураж.

Дома вечером включил «Тему» Глеба Панфилова, не смог оторваться от Чуриковой и смотрел до конца, вспоминая также «Юрьев день» Кирилла Серебренникова. «Экспонаты» Дурненкова — Гацалова, между прочим, вписываются в эту линию: провинциальный городок, музей, духовность/бездуховность...

В пьесе Дурненкова, однако, противостояние подлинности и фальши проводится по несколько иной линии, не так вульгарно, — среди персонажей «Экспонатов» нет таких, кого однозначно можно было бы зачислить пусть не в святые, но хотя бы в праведники.

Приезжие — хищники, местные — тоже не безвинные овечки, среди них есть и волки (позорные), и шакалы, и хорьки и т.д.

«Тему» Червинского — Панфилова и «Юрьев день» Арабова — Серебренникова роднит с прокопьевской версией «Экспонатов» (я не видел, к сожалению, доковский спектакль Жирякова и пропустил постановку Дмитрия Егорова, осуществлённую в Омске и показанную в Москве месяцем раньше прокопьевской) отношение к топосу города-музея, сколь угодно упадочного, как к заповеднику исконной правды.

Но в «Экспонатах», при очевидной постмодернистской их подоплёке, есть и трезвый взгляд на тему: застеклить, превратить в витрину, в аттракцион повседневность Полынска не под силу даже на многое способным деловитым москвичам.

В своём подлинном, исконном состоянии эта повседневность такова, что оставляет обитателям городка только два варианта: бежать, как это делает один из персонажей, принося в жертву любовь, либо погибнуть — сразу, кому повезёт, или постепенно загибаясь, приходя в негодность.

И причиной тому — не строй (царизм, советская власть, дикий капитализм, кровавый путинский режим и т.п.), а какой-то глубинный, неотменимый уклад, обусловленный, надо думать, самой природой. Как сказано в стихах крестьянского поэта Балденкова, которые использованы в «Теме»:

Сын девятнадцатого века,
Изжил я трёх уже царей,
Три революции в полвека —
Но в нас я вижу дикарей.

«Малыш» М. Ивашкявичюса, Хабаровский ТЮЗ, реж. Константин Кучикин

Полтора месяца назад — уже, однако, а как будто только вчера — Вильнюсский малый театр привозил постановку по пьесе Ивашкявичюса «Мистрас» («Мастер»).

С противоположного края полураспавшегося православного рейха приехал «Малыш» — автор тот же, и даже в подходе к материалу у режиссёра и сценографа много общего со старшими братьями из Литвы, но результат Хабаровского ТЮЗа, как и следовало ожидать, обратный.

Дойчес театр, Д. Гочев. Национальный театр Латвии, К. Серебренников. Театр «Народовы», Польша, И. Вырыпаев. Театр Оскараса Коршуноваса, Вильнюс, Э. Лакаскад. «Каммершпиле», А. Херманис. Театр Граца, В. Бодо. Видеоинсталляция К. Смедса. Никогда так не было жалко, что заканчивается театральный фестиваль NET, — обычно в его программе есть ну один, ну два спектакля-события, остальное всё — в лучшем случае фон. А в этом году, не считая более чем сомнительной «видеоинсталляции» в Актовом зале и довольно средней «Палаты № 6» на открытии, всё просто один к одному выдающиеся проекты.

В начале 1940-х годов героя пьесы депортируют из Литвы в Сибирь, где он знакомится с местной жительницей Настей. У Насти есть сын Лёня, он же Малыш. Подросший Лёня уходит на войну и попадает в Литву, где знакомится с дочерью героя. А в Сибири появляется пленный солдат вермахта Ханс — «от Лёни»...

Сюжеты «Малыша» и «Мистраса», на первый взгляд, не обнаруживают сходства: как мало общего между их заглавиями, так же и в историях, рассказанных драматургом, вроде бы нет точек пересечения.

Парижский салон, цвет европейской мысли, культуры, искусства, поэты, композиторы, философы — и сибирское захолустье пополам с литовским хутором, крестьяне, солдаты, а всего-то «культуры и искусства» — баба с затянутым марлей аккордеоном.

Однако Ивашкявичюс в обоих случаях конструирует универсальный условный топос, векторы движения мысли внутри которого пусть и направлены в противоположные стороны (в «Мистрасе» — на запад, в Европу, в Париж; в «Малыше» — на восток, в Россию, в Сибирь), но исходной точкой, центром этого пространственного универсума для него неизменно остаётся Литва.

Национальный писатель мирового масштаба — про какого из современных русскоязычных литераторов, не говоря уже узко о драматургах, можно так сказать?

Ивашкявичюс — драматург, которого следует поставить в один ряд со Стоппардом, и не только по уровню мастерства, но и по типу мышления, по методу освоения театральными средствами категорий пространства и времени, в том числе не только сценического, но и исторического, географического, культурного пространства-времени.

В Хабаровском ТЮЗе если отчасти и вникли в суть того, как устроена пьеса, но к реализации этой конструкции подошли чисто механически.

Рассадили зрителей по лавкам с обеих сторон от импровизированной сцены, спускающейся «террасами» от «литовского» края к «сибирскому», понаставили разных причиндалов из некрашеного дерева, от домиков-скворечников на шестах с печными трубами и радиоантеннами, лестниц и лодки без днища до непременных атрибутов продвинутого литовского театра, чемоданов и табуреток.

Через всё сценическое пространство, от Литвы до Сибири, протянут жёлоб, через который по типу «пневмопочты» происходит сообщение между персонажами, доставляются послания-яблоки.

Лёню-Малыша играют попеременно, а точнее одновременно три исполнителя: подросток, актриса-травести и дородный парень. Не исключено, что кондовая провинциальная тюзятина (бабы в платках а-ля Малявин, имитация говора, да подпустить бы ретрошлягеров для пущей «атмосфэрки») тут ещё и проканала бы, но дальневосточная подделка под европейскую театральную эстетику, тяжеловесная, избыточная, не столько даже неумелая, сколько излишне, надсадно старательная и оттого особенно нелепая, поначалу вызывает ухмылку. А чем дальше, тем больше — скуку.

Литва, растерзанная нацистами и русскими, — тема пьесы Ивашкявичюса.

Тема хабаровского спектакля — «братских народов союз вековой», пусть и поданный не через официоз, а как будто вопреки ему, несмотря на глобальную историческую трагедию, в частной жизни отдельных людей национальные и культурные различия теряют значение.

Драматург их подчёркивает (слишком снисходительно, почти беззлобно, но всё-таки достаточно едко, хотя и тонко) — режиссёр стирает, актёры же не оставляют от них и следа, играя что литовцев, что русских, что немцев в едином и, вероятно, единственном доступном им ключе.

Для русских, как водится, «что Сибирь, что Аляска — два берега», где ступили кирзовым сапогом, там и Россия.

В «Мистрасе» есть замечательный момент, когда главных героев пытаются идентифицировать по национальному признаку в соответствии с европейскими понятиями и, запутавшись, задают прямой вопрос, кто они по паспорту всё-таки, литовцы, поляки или как?

«А по паспорту мы все — русские», — вынужден ответить Шопен. Момент тем более показательный, что действие «Мистраса» происходит ровно за сто лет до «Малыша». Но и в 1840-е, и в 1940-е годы герои Ивашкявичюса «по паспорту — русские», только последним повезло ещё меньше.

Тут, понятно, проблема не в уровне Хабаровского ТЮЗа: примечательно, что даже в текстовом анонсе к московским гастролям спектакля само слово «оккупация» демонстративно взято в кавычки — мол, литовцы это называют оккупацией...

Литовцам, кстати, в этом смысле повезло больше, чем их соседям в Латвии и Эстонии, где оккупация, без всяких кавычек, фактически продолжается до сих пор и в последнее время так называемые освободители распоясались окончательно.

Хабаровский спектакль — не самое яркое воплощение идеологии коммуно-православного империализма, но тем более отталкивающее своей попыткой напомнить, кто есть литовцы «по паспорту», через у литовцев заимствованные же формы высказывания.

Впрочем, если задаваться вопросом, имеют ли попытки такого рода право на существование, надо смотреть шире — насколько вообще уместна какая-либо деятельность, препятствующая мирной жизни в районе литовско-китайской границы.

«Медведь» А. Чехова, Костромской театр кукол, реж. Владимир Бирюков

Главных героев чеховского водевиля для костромского спектакля озвучили Оксана Мысина и Сергей Гармаш, а куклы до некоторой степени обнаруживают сходство со своими «голосами» — и это уже увлекательно.

Но спектакль и сам по себе чудесный. Не только ломака-помещица и грубый кредитор, но и слуга, и даже покойный муж действуют тут на равных.

Лакей очень смешно греет спину и зад у камина, а портрет мужа время от времени выскакивает из рамки (с которой в начале представления слуга обметает густую паутину) и в мыслях героини парит над сценой, а в финале улетает с концами.

Интересно решено пространство: на мини-бассейне, обозначающем усадебный пруд, расположен вращающийся деревянный круг, на нём выстроена анфилада комнат, превращающаяся чуть ли не в лабиринт.

Но самое забавное — куклы (а техника — самая традиционная: марионетки) кажутся живыми характерами, Смирнов лезет на стену от бешенства, Попова, сидя в кресле-каталке, заламывает ручки; и пока смотришь на них, забываешь, что это всё-таки куклы, так что потом удивляешься, что это за три великана в чёрном дёргали их за ниточки.

«Фронтовичка» А. Батуриной, «Коляда-театр», Екатеринбург, реж. Николай Коляда

Два с половиной часа свистопляски с разворачиванием кумачовых транспарантов «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», кадрами из «Девушки моей мечты» и бесконечным повторением «Утренней песни» Дунаевского — Матусовского.

Коляда посчитал, что пьеса Анны Батуриной достойна внимания, но для чего так явно тянуть время, заполняя драматургические пустоты номерами стилизованной самодеятельности?

Поначалу в этом лубке тонет и сюжет — история Марии Петровны Небылицы, которая после первого курса хореографического училища оказалась на фронте, там полюбила уральского парня Матвея.

Забеременела, но ребёнка потеряла, переболела тифом, поехала к Матвеевой матери, а пока дожидалась его там, устраивалась учительницей танцев в местный Дом культуры имени Розы Люксембург, Матвей взял да и приехал домой с новой невестой.

На момент начала действия Марии Петровне 24 годика. Выходит, что первокурсницей хореографического училища Небылица стала, когда ей было 20 лет, — что-то не клеится, но такие ли Небылицы встречаются в пьесах? В другом дело.

В первом действии слов персонажей не разобрать, потому что все кричат наперебой, а «Девушка моей мечты» и Дунаевский — Матусовский перемежаются ещё и с симфонической и фортепианной классикой, напоминающей об «академическом» прошлом героини, — переорать такой саундтрек невозможно и хором.

Во втором ничего особенно из того, что говорит Олег Ягодин, играющий Матвея, не слышно, потому что говорит он нарочито приглушённо, себе под нос, да и в нос тоже.

А хотелось бы что-то расслышать, потому что как раз во втором действии начинается прямо-таки мыльная опера: в Небылицу влюбляется подвизающийся в клубе аккомпаниатором аккордеонист Алексей Груздев и накануне призыва в армию приходит к Марии, живущей уже в рабочем бараке, с ворованным букетом металлических цветов.

За ним следом приходят стражи порядка, а вскоре появляется и их политрук — и оказывается тем самым изменщиком Матвеем. Алексея Матвей отпускает восвояси, а с Марией остаётся до утра, но, засобиравшись домой, слышит от неё, что она больна сифилисом, потому что гуляла с каждым почём зря.

Мария, разумеется, врёт от ревности и от обиды, но раздосадованный Матвей пыряет её ножом. Не насмерть. Но Матвея судят и отправляют в лагерь — на рудники в Казахстан.

А Мария, очухавшись, едет на Дальний Восток. Вернувшийся Алексей не застаёт её в клубе. Зато дорогой в вагоне Мария встречает ещё одного знакомого из прежней фронтовой жизни.

История Небылицы вызывает массу ассоциаций — от выдающегося «Военно-полевого романа» Петра Тодоровского до идущего на той же Другой сцене «Современника», где играли артисты «Коляда-театра», «Голой пионерки» Серебренникова.

Но если «Голая пионерка» — изощрённо выстроенное многоплановое театральное высказывание, а «Военно-полевой роман» — простая и искренняя, но в то же время глубокая человеческая драма, то в «Фронтовичке» нет ни человеческой простоты, ни формалистской изощрённости.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Осторожно, гештальты закрываются

Премьерный спектакль Бутусова

Премьерой, которой откроется в сентября новый сезон МХТ им. Чехова, станет первая после многолетнего перерыва постановка на сцене Художественного театра режиссера Юрия Бутусова «Человек из рыбы» по пьесе современного автора Аси Волошиной.

16.07.2018 16:00, Вячеслав Шадронов


В пространстве ожидания

«В ожидании Годо» в Театре имени Вахтангова

Сэмюэл Беккет по праву считается родоначальником театра абсурда. Самое известное его произведение – пьеса «В ожидании Годо» – описывает схематичных персонажей в искусственной ситуации. И полностью состоит из бессвязных диалогов. Но в этом нагромождении неясностей и нелепостей можно без труда различить реалистичную, почти будничную картину человеческой жизни, подчиненной привычкам и страху.

14.06.2018 16:00, Татьяна Ратькина


О божьем даре и яичнице

Премьера в Театре Российской Армии

«Омлет» — вещь, обманчивая в своей простоте, как, собственно, и сам омлет «по фирменному рецепту», который в самом деле готовят актеры в процессе спектакля. Можно элементарно получить удовольствие от «вкусно» закрученной истории и актерского куража, с которым эта история разыгрывается, а можно попытаться всмотреться вглубь, ловя и складывая реминисценции и многочисленные авторские подсказки в объемный пазл.

17.05.2018 16:00, Светлана Остужева


Проще сложного

Гарольд Пинтер в постановке Сергея Газарова

На премьере театра Современник «Не становись чужим» мне больше всего запомнилась реакция публики. Пустые места появились в зале уже после антракта; во время второго действия зрители устремились к выходу почти непрерывным потоком; а на поклонах решительный и демонстративный исход «некультурных» посетителей было не остановить.

18.03.2018 16:00, Татьяна Ратькина


Посмотри на меня

«Заповедник», СТИ, режиссер Сергей Женовач

Сергей Женовач продолжает серию спектаклей по знаковой прозе советского периода. Недавно была «Мастер и Маргарита» по роману М. Булгакова, до того – «Москва –Петушки» по В. Ерофееву. А теперь вот Довлатов. Режиссер выбирает мистические книги о природе страны Советов, о подлинных пружинах ее жизни.

21.02.2018 16:00, Татьяна Купченко


В стране глухих

«Бетховен» в театре «Практика»

Судьба Людвига ван Бетховена – подарок для режиссера. Сын придворного певца, затмивший королей своей славой. Любимец публики, стремившийся к одиночеству. Гениальный композитор, безуспешно боровшийся с глухотой. Эти парадоксы так и просятся на сцену.

17.02.2018 16:00, Татьяна Ратькина


Ода, а не реквием

Почему стоит отменить слияние Московского камерного театра с Большим и восстановить Михаила Кислярова

Камерный театр был тем храмом, в котором этот талант мог творить. Его постановки радовали меня и, как думается, вас, долгие годы.Но теперь, увы – есть подозрение, что ода Мельпомене, воспеваемая в Камерном, умолкнет. А на смену в её репертуар включат реквием. Потому как беда нависла над Камерным.

16.02.2018 19:00, Сергей Дягилев


С оттенком высшего значения

«Заповедник» в Студии театрального искусства

Главное впечатление от премьеры СТИ – недоумение: как могла ироничная двадцатистраничная повесть превратиться в тоскливый трехчасовой спектакль? Как легкость довлатовского «Заповедника» трансформировалась в основательность (= тяжеловесность) «Заповедника» Женовача? Несоответствие первоисточнику в современном театре не редкость. Но СТИ всегда отличалась трепетным отношением к литературным произведениям.

29.01.2018 16:00, Татьяна Ратькина


Введение в смерть

«Электротеатр Станиславский» подгадал очередную серию спектаклей «Волшебная гора» Константина Богомолова как подарок к новогодним каникулам

Все-таки «Электротеатр Станиславский» даже среди прочих оазисов творческого эксперимента – самый необыкновенный. Мало того, что нигде кроме как в его стенах мог появиться спектакль, подобный «Волшебной горе» Богомолова, так руководству «Электротеатра» еще и хватило иронии поставить очередную серию «Волшебной горы» в первые посленовогодние дни.

16.12.2017 16:00, Вячеслав Шадронов


50 дней до его самоубийства

«Утиная охота» Евгения Марчелли в Театре имени Ермоловой

В жизни души компании, любимца женщин Вити Зилова наступила черная полоса: жена бросила, любовница переметнулась к приятелю, лучший друг предал, юная поклонница наскучила, с работы чуть не уволили. С горя молодой человек напился, устроил скандал и наставил на собутыльников ружье.

12.11.2017 18:00, Татьяна Ратькина






 

Новости

Более 120 сияющих картин Архипа Куинджи выставят в Третьяковской галерее
В Инженерном корпусе Государственной Третьяковской галереи 4 октября 2018 года открывается выставка «Архип Куинджи».
Венская опера запускает онлайн-трансляции с русскими субтитрами
Венская государственная опера сделает русские субтитры к онлайн-трансляциям своих спектаклей, пишет ТАСС со ссылкой на директора театра Доминика Мейер.
Ампир V — первый блокбастер, финансируемый с помощью криптовалюты

Граждане США не смогли принять участие в дегустации баблоса
В рамках ICO было выпущено 2 000 000 Bablos, в открытую продажу поступило 1 700 000 Bablos. Уже на старте продаж ICO-кампания Bablos преодолела Soft Cap (2000 ETH), то есть было продано более 100 000 Bablos.

Миссия – открытый доступ

НП «Викимедиа РУ» подготовило рекомендации по реорганизации работы библиотек в условиях цифровой эпохи
Документ ориентирован в первую очередь на публичные библиотеки, которые работают со всеми категориями населения. Работа предлагает переориентировать деятельность учреждений на сохранение знаний и обеспечение к ним доступа для всех интернет-пользователей. С полным текстом рекомендаций можно ознакомиться здесь. Приводим ключевые положения документа.

Умер Иосиф Кобзон
Скончался народный артист России Иосиф Кобзон.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.