Подписаться на обновления
29 маяПятница

usd цб 71.1012

eur цб 78.2611

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Альдо Нове   понедельник, 27 июля 2009 года, 09:56

История Доменико
История четвёртая. Меня зовут Доменико, и я получаю 250 евро в месяц…


// Reuters
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





Три года назад овцы стали неожиданно умирать. Из-за укуса комара, завезённого из Африки в покрышках для джипа, но на самом деле никто не знает, от чего она, эта эпидемия. У всех овец был синий язык. Были испробованы три или четыре вакцины, все неверные, от вакцин овцы стали больше умирать.

Мой дед, крестьянин, жил в небольшой деревне в центральной Сардинии. Моя мама в четырнадцать лет сбежала из дома, поехала в Рим, потом в Варезе, под Миланом, там познакомилась с моим отцом и зачала меня.

В Риме мама работала продавщицей в ювелирном магазине, в Варезе — медсестрой. После встречи с отцом, уроженцем Венето, работала до самой своей смерти в газетном киоске, взятом в аренду, который и был источником доходов нашей семьи иммигрантов.

В детстве я каждое лето проводил на Сардинии, у дедушки. Я попадал в удивительный мир. Мир бескрайней тишины и ослепительных красок. Мир, который тысячелетиями оставался неизменным, и который именно в то время начинал рушиться.

Дед мало говорил. Я помню его сидящим с сигарой возле камина. Он держал её наоборот, зажжённой частью во рту. Эта привычка, чтобы враг не заметил, осталась у него со времён войны.

Дед был моим проводником в древнюю культуру, который были доступны тайны природных явлений и животного мира. Дед олицетворял собой полноту человеческого бытия, обречённую на вытеснение собственным, всё более парадоксальным многообразием.

Закончив университет, она, почти непроизвольно, приехала в город, который всем предлагает работу (предлагал её сорок лет назад), и обнаруживает себя, в силу того «разочарования», которое Бугаро называет «храбростью», посреди кошмара, где все против всех, где каждая возможность оборачивается своей противоположностью и где приходится хорониться в тени успеха, который придёт, обязательно придёт, так что пусть себе годы спокойно проходят, пока не увянет молодость и мечты не рассыплются в прах в тени миланского собора. Милан — это город вечеринок, мест, где можно встретить правильных людей, где возможности растут как грибы. Жаль только, что собирать грибы съезжается вся Италия, так что от них и тени не остаётся…

Шли семидесятые годы, телевидение объясняло Сардинии, что где-то далеко происходят удивительные вещи. В общих чертах: процветала дружба с Америкой, пророком в отечестве стал почти родной Майк Бонджорно1. Совсем недавно человек полетел на Луну.

Однажды вечером дед сказал мне, что зря на Луну летали, всё равно там ничего нет, в деревне дел полно. Но этих дел было уже недостаточно.

Я помню, как асфальтировали в 1978 году дороги моего маленького летнего рая. Помню разговоры моих сардинских сверстников, которые грезили о «континенте» (издавна на Сардинии так называют материковую Италию) и клялись ни за что здесь не остаться.

Надвигалось нечто значительное. Зигмунт Бауман2 в своей книге «Глобализация. Последствия для человека и общества» пишет, что «некоторые из нас полностью превращаются в подлинных «глобалистов», другие остаются привязанными к своей «местности» — такое положение и неприятно, и невыносимо в мире, где «глобалисты» задают тон и определяют правила игры в нашей жизни. «Локальность» в глобализуемом мире — это знак социальной обездоленности и деградации. Неудобство «локализованного» существования усиливается тем, что в условиях, когда общественные пространства отодвинулись далеко за рамки «локальной» жизни, понятие «локальность» теряет свой смыслообразующий потенциал, всё больше попадая в зависимость от направляющих и объясняющих действий, которые на локальном уровне не поддаются контролю… Неотъемлемой частью процессов глобализации является нарастающая пространственная сегрегация, отделение и отчуждение».

Бауман в своём тексте описывает процесс, ярко проявившийся на планетарном уровне в последние два десятилетия, но на Сардинии моего деда, Сардинии моего детства, этот процесс в каком-то смысле шёл всегда, достаточно немного иначе трактовать его, ограничив семантическое поле термина «глобализация» сферой колониальной политики в отношении завоёванных земель.

Джулио Анджони в своём прекрасном романе «Целая вечность» (Millant’anni) рассказывает тысячелетнюю историю через судьбу главной героини, Сардинии, которая всегда, во все времена кому-то подчинялась.

Вплоть до наших дней.

В этой книге действующими лицами являются отдельные персонажи, семьи, группы, но народ — никогда. Потому что сардинского народа исторически не существовало, по крайней мере, в том появившемся во времена Возрождения смысле, к которому мы привыкли.

Это рассказ о суровой земле, где природа господствует над историей и одновременно смягчает боль разлада человека с остальным миром. Схоже описывает ситуацию Гавино Ледда в автобиографическом романе «Отец-хозяин» (Padro Padrone), повествуя нам о драматической судьбе сардинского мальчика, сына пастуха, захваченного процессом глобализации (а попросту — необходимостью личного освобождения).

Итак, я вернулся на Сардинию моего детства, чтобы поговорить с разными людьми о работе. О работе в наше время. Я говорил со многими жителями острова. Среди всех свидетельств, которые я собрал, эта история в определённой степени показалась мне наиболее характерным примером.

Я работаю в школе рабочей молодёжи, с 18:00 до 22:30. Двести пятьдесят евро — это то, сколько я получила в прошлом месяце. Гроши. Я не бросаю эту работу почти по инерции, для галочки. У меня почасовой контракт — то, что раньше, до введения новых правил, называлось условно-продолжаемым контрактом, да всё ещё таким и остаётся. Он должен был поменяться, но в министерской неразберихе всё никак руки не доходят. Из сорока преподавателей в нашей школе двадцать в штате, а остальные получают «в конверте». Это влиятельная школа, так что она под защитой и проверки ей не страшны…

В истории Доменико отразились сильные стороны человека, который хочет что-то понять и изменить. Именно в таком порядке.

Не идя на компромисс с системой, которая всасывает тебя в круг своих ценностей (то есть потребительской психологии, кризиса идентичности), которая считается только с собственными интересами.

Сегодняшняя Сардиния Доменико не имеет ничего общего с чудесным краем моего детства.

Это уже не безмолвная земля моего деда.

И всё-таки в её шуме, её жалобах, не слышно эха далёких времён.

Доменико — пастух нового, скорее даже, новейшего времени, имеющий нестабильную работу, объяснил мне, что можно попытаться спасти природное наследие, вернуть свои исконные земли, не безрассудно действуя, но пытаясь понять.

Понять, почему нельзя просто пользоваться красотой, — и насколько сложно сохранять и передавать её из поколения в поколение даже тогда, когда, возвращаясь к Бауману, глобалисты задают тон и устанавливают правила игры.

***

— Что это значит — быть пастухом на Сардинии сегодня?
—Умереть с голоду — вот что это значит.

— Почему?
— Потому что несколько лет назад нам удавалось кормить семью и даже немного откладывать. Сегодня мы едва выживаем. Буквально умираем с голоду, это не преувеличение.

— А что произошло?
— Цена на козье молоко, за литр, изменилась с тысячи семисот лир до пятидесяти евроцентов3. Может, ты помнишь, по телевизору показывали выступления против квот на молоко в Ломбардии…

— В 2003 году, если не ошибаюсь.
— Да, был момент, когда в Италии обратили внимание на эту проблему. Но протестовали-то животноводы, разводящие крупный рогатый скот. При лире мы говорили, что они — миллиардеры, сейчас говорим, что они — миллионеры. Как ни называй — по-прежнему богачи. Это был протест богачей против других богачей. Ситуация на Сардинии совсем иная. Пастухи — не миллионеры. С появлением евро взлетели цены на корма, сельхозтехнику, а за наше молоко стали платить половину. Расходы вдвое увеличились, доходы стали вдвое меньше. Но об этом никто не говорит. Мы же не бросились захватывать аэропорты. Кстати, ты знаешь, сколько человек занято на Сардинии в пастбищном животноводстве?

— Нет.
— Более пятидесяти тысяч. Есть целые семьи, где все так или иначе заняты в нашем деле. Ты что-нибудь слышал на национальном уровне о том, что здесь происходит?

— Не особенно…
— Мы полностью брошены. Вся наша работа обесценена. Пастбищное хозяйство всегда было ведущей отраслью Сардинии, но теперь оно умирает, и никому до этого дела нет. О Сардинии говорят, когда Бриаторе* приезжает отдыхать на Коста Смеральда — тогда, конечно, о ней говорят!

— Вернёмся к тебе, к твоей истории.
— Я, как и многие на Сардинии, работаю пастухом, полный рабочий день. У меня двести овец, я купил их, вложив в это деньги, в том числе доставшиеся мне от отца. Он умер от силикоза в пятьдесят шесть лет, в Бельгии, куда уехал в пятидесятые годы работать на шахте. Короче говоря, я встаю в пять утра, иду на пастбище и каждый день дою молоко, чтобы сдать его этим ненасытным скупщикам.

— Почему ненасытным?
— Потому что раньше они кормились государственными субсидиями, областными дотациями, помощью отраслевых профсоюзов. Открыли себе фирмы, реконструировали молокозаводы, перестроили всё заново по европейским нормам. И, став силой, захватили в свои руки всё управление рынком молока, вертят им, как хотят. Мы доведены до положения рабов. Да-да! Потому что именно такой механизм делает нашу работу нестабильной, при том, что овцы — наши, и мы — частные предприниматели, состоим на учёте в налоговой инспекции, платим НДС. Промышленники устанавливают цену на молоко, как им удобно, и сообщают её нам, когда им вздумается. Как участников рынка нас просто нет. Нет такой инструкции, которая защищала бы последние колёса в телеге, то есть тех, кто это молоко производит, нас, пастухов.

— Рабы, которые платят НДС...
— Зарегистрированы в торгово-промышленной палате. Мы производим молоко и сдаём его скупщикам по ценам, которые они устанавливают. Сдаём всё, до последней капли, финансовая полиция контролирует. Если я что-то не сдам, значит, я уклоняюсь от уплаты налогов, ведь подразумевается, что из молока, которое я не сдал, я незаконно сделал сыр и продал его, а этого достаточно, чтобы считать меня преступником.

— Значит, ты можешь только доить и сдавать молоко.
— Всё верно. В соответствии с правилами молочной монополии, установленной скупщиками по взаимному соглашению.

— Объясни мне, как работает этот механизм?
— В ноябре, после забоя ягнят, начинается молочная кампания. Скупщики объезжают всю Сардинию, договариваются, а мы, припёртые к стенке, вынуждены, чтобы сдать молоко, соглашаться с установленной для нас ценой. Мы должны это делать по закону, выбора нет, либо, как я тебе уже говорил, прослывёшь неплательщиком налогов, который не соблюдает квоты по молоку.

— И никто вас не защищает?
— Ровным счётом никто. Ни областная администрация, ни государство, и уж конечно, ни объединённая Европа, которая высосала из нас все соки. Вот, например, с 2003 по 2005 год количество краж на Сардинии выросло на шестьдесят процентов. Всё это напрямую связано, воровство и люди, которые работают, но едва сводят концы с концами. Люди, которые доведены до отчаяния. Люди, которые делают всё, только бы выжить. В то же время мы зависим от преступных организаций, а их никто и пальцем не тронет, слишком они могущественные, неприкосновенные.

— Что это за преступные организации?
— Банки. Которые предлагают тебе кредиты, чтобы начать дело. Проценты-то остались те же, а доходы от молока и мяса вдвое уменьшились. Кто при этом сможет выплачивать банкам?

Оказавшись в мае 2006 года в Генуе, я немедленно купил новую книгу Нове, и столь же неудивительно, что с «моим», то есть «каннибальским», этот Нове имеет мало общего. Я, в общем, ждал этого, потому что знал, что он (как и прочие повзрослевшие «каннибалы») давно преодолел юношеское искушение гипернатурализма. Но Альдо всё равно удалось меня удивить и озадачить. Подписанная его именем книга — это, собственно, не книга, а сборник интервью, взятых Нове по заданию коммунистической (!) газеты Liberazione у «новых бедных» — итальянцев в возрасте от 28 до 45 лет, принадлежащих к самым разным социальным слоям и группам — от дизайнера до овцевода. Всех их объединяет одно: они, как и обещает название книги, работают за гроши, перебиваясь от месяца к месяцу. Хотя вроде бы не глупы, не ленивы, не подвержены разрушительным вредным привычкам; они даже честные и совестливые — и не в этом ли всё дело?

Вот так и попадают в лапы к ростовщикам или становятся преступниками. На выручку от молока мы, я и моя семья, можем сегодня продержаться, именно продержаться, дней двадцать в месяц. Это в лучшем случае. Иногда и того меньше. Тогда как пять или шесть лет назад нам хватало на весь месяц, и ещё кое-что получалось откладывать. В то время многие вдохновились кредитами, которые теперь больше не могут выплачивать. Отчаянный выход — продать скот. Сразу получишь наличные деньги. А потом останешься ни с чем. Потому что другой работы нет. Так что сардинский пастух может выбирать сегодня между медленной смертью, когда его душат оптовики — скупщики молока, и банки, или быстрой смертью после того, как он продаст свой основной капитал, животных.

— Других вариантов нет?

— Все заводы закрыты. Летом можно поискать сезонную работу. Когда доить некого, приходится приспосабливаться. Например, пойти разнорабочим. Кто в состоянии этим заниматься, идёт. Остальные умирают или воруют.

— Расскажи о своей семье.
— У меня жена и три маленьких ребёнка, школьника. Моя жена не работает, ещё и потому, что работы всё равно нет. Конечно, напряжение сумасшедшее. Думаешь, что приходит в голову, что хочется сделать, когда сталкиваешься со скупщиком, который шантажирует тебя на вполне законных основаниях, при поддержке банков и политиков? Лучше тебе этого не знать. Кучка оптовиков распоряжается всем нашим имуществом, имея при этом неплохие капиталы, возможность делать всё что угодно. Подумай, сколько стоит литр воды, любой минеральной воды из любого источника…

— В Милане, например, может стоить один евро.
— Вот видишь, больше, чем наше молоко. Литр воды стоит таких денег. Литр козьего молока, включая работу пастуха, оценивается вдвое меньше. Молоко покупается у нас почти даром, а потом экспортируется в Турцию, где перерабатывается и возвращается в Италию уже в качестве сардинского сыра. Здесь продаётся под маркой натурального биологического продукта, с этикеткой «от пастуха», ещё и с нарисованными нурагами4… На Сардинии тысячу лет уже молоко производят, но нам так и не удалось получить марку DOC (контроль качества по происхождению). Ты знаешь, что настоящий пармезан производится в Италии в области Эмилия-Романья. Сардинский же сыр производится в Турции, но ты этого не знаешь. Тут не без спекуляций посредников. Возьмём, к примеру, мясо. У нас оно покупается, предположим, за сотню. Проходит через посредников и идёт на продажу в розницу. Мясо, которое отправляется отсюда, оказывается на итальянских рынках уже за четыреста. То же самое с молоком. Почти то же самое с помидорами на Сицилии, да и во многих других отраслях. Производитель всегда проигрывает.

— Сколько ты зарабатываешь в месяц?
— Трудно сказать. У нас нет фиксированного оклада. Пастух зависит от погоды. Если идёт дождь и трава растёт, молока будет много, если засуха, какое уж тут молоко. Попробую посчитать в среднем. Несколько лет назад эта цифра могла составлять от двух до трёх миллионов лир. Ты спокойно жил и ещё кое-что откладывал. Сегодня, по таким же примерным подсчётам, выходит половина, или чуть меньше половины. Ты говорил мне, что берёшь интервью у тех, кто перебивается случайными заработками, не имеет постоянной работы. Так вот, я, хоть и являюсь пастухом на полный рабочий день, отношусь к разряду временных работников. Со свободным графиком к тому же, потому что кроме основной работы приходится браться за всякую халтуру, какую найду. Знаешь, с каких пор мне не платят за молоко?

— С каких?
— С декабря. Сейчас уже апрель, а я ещё не видел ни гроша. И не знаю, когда получу деньги. Это тоже новшество последних лет. Производитель снабжает оптовиков, а те решают, когда тебе заплатить… Мы ждём, звоним на молокозаводы, требуем свои деньги, нас переключают на другую линию, полчаса мы слушаем музыку, затем связь обрывается, мы перезваниваем, нас просят перезвонить завтра, потому что начальника сейчас нет, но его и завтра не будет. Обычный сардинский пастух с некоторых пор половину своего времени тратит на то, чтобы слушать мелодии на автоответчике.

— То же самое происходит с большей частью выпускников вузов в компаниях, куда их должны принимать или, лучше сказать, нанимать на работу.
— Возможно, у них те же проблемы, что и у пастухов. Это работники меняются, а начальники-то остаются. С одной стороны те, кто становится всё беднее, с другой — те, кто становится всё богаче. Проблема в том, что количество бедных увеличивается, а богатых — уменьшается. И такая установка уже порядком достала. Всё дело в общем безразличии. Возьмём хотя бы Сардинию. Мир пляжей и голых задниц. Миллиардеров, которые нас завоевали. Туристических посёлков, принадлежащих предпринимателям из Ломбардии и Венето. Сардинии больше нет. Она стала курортом. И самое страшное, что это в какой-то степени зависит от нас.

— От вас?
— От нас, сардинцев, всех нас. Мы любезны до крайности с теми, кто сюда приезжает, но не умеем наладить отношения между собой. Скажу больше, мы терпеть не можем друг друга. Вот что надо менять, менять радикально.

— Как вы противостоите сложившейся ситуации в повседневной жизни?
— Мы, пастухи, пробуем объединиться. Но координировать свою деятельность не так-то просто. Небольшие группы, зачастую с личными разногласиями. Все мы в одной лодке, погрязли в долгах, не видим никакой возможности что-либо изменить… Одно время выходом была эмиграция, но, как рассказывают те, кто уехал, и там с работой сложно. Есть ещё один выход, жёсткий, но эффективный.

— Какой?
—Собраться и блокировать все аэропорты и порты Сардинии! Эта идея уже давно носится в воздухе. Не исключено, что она осуществится. Достаточно трёх тысяч участников. Пятнадцать дней никого не впускать, никого не выпускать. Вот тогда на нас обратят внимание. Тогда поймут, что в Италии есть регион, который умирает. Народ, обречённый на вымирание. Ты, например, житель севера, что-нибудь знаешь о «синем языке»?

— Синем языке?
— Вот-вот, ничего ты об этом не знаешь! Вы на материке вообще ничего не знаете о Сардинии. Все сообщения о Сардинии вьются вокруг морских пляжей. «Синий язык» — это эпидемия, которая уничтожила сотни тысяч овец. Сотни тысяч! А ты, весь из себя такой писатель, журналист, ничего ты об этом не слышал. Мы тут на Сардинии наслышаны о том, что в Китае курицы болели, а когда у нас происходит страшное бедствие, остальная Италия даже не в курсе. У меня лично из-за этой эпидемии пало сто сорок овец из двухсот пятидесяти. Катастрофа.

— Поскольку информация об этой эпидемии до нас не дошла, или была минимальной, расскажи вкратце.
— Три года назад овцы стали неожиданно умирать. Говорят, из-за укуса комара, завезённого к нам из Африки в покрышках для джипа, но на самом деле никто не знает, отчего она, эта эпидемия. У всех заразившихся овец был синий язык — вот откуда название болезни. Были испробованы три или четыре вакцины, все неверные, от вакцин овцы стали больше умирать.

— Умирать от вакцины?
— Да. Вакцины среди прочего прошли испытания в Тренто, на тамошних овцах, то есть другой породы. Так что, когда вакцины, как положено по закону, применили здесь, стало только хуже. В прошлом году было выделено не знаю сколько миллиардов на борьбу с «синим языком». Половина этих денег растворилась в территориальном управлении здравоохранения, остальные пошли на очередную вакцину, из-за которой у беременных овец случались выкидыши, а молоко стало синего цвета. Так что вакцины — это бизнес, обогащение управлений здравоохранения и фармацевтической промышленности за счёт нашего уничтожения. Нас решили прикончить. Отправить на бойню наш скот, заставить ввозить мясо из Англии и Голландии. Разве это не стратегия массового истребления?

— Ты не преувеличиваешь?
— Нет. На Сардинии три миллиона пятьсот тысяч овец. Больше, чем во Франции и Испании. Исконная Сардиния со своими пастухами мешает. С ней пытаются покончить, сделать из неё туристическую деревню компании «Альпитур»5. Все эти специально принятые мелкие постановления. Финансирование тех, кто уничтожает поголовье скота. Финансирование тех, кто бросает пастбища. Ситуация в промышленности мало чем отличается. Местные власти выделяют значительные субсидии на развитие промышленности, появляются дельцы из Бергамо, или ещё откуда-нибудь из Ломбардии, проматывают областные средства, набирают рабочих, которых тут же увольняют, объявляя о банкротстве, потом уезжают или открываются на другой манер, обходя закон, получают новое финансирование и снова берут уволенных рабочих. А те поддались иллюзии, поверили радужным перспективам, и вдруг, ни с того ни с сего, оказались на улице без единого гроша в кармане, без надежд на будущее, а у них семьи и выплата кредита лет на сорок. В строительстве, к примеру, дома будто специально делают непригодными для жилья, потом сносят, чтобы построить ещё хуже. Вот так. Всем плевать на историю Сардинии, тысячелетние традиции её народа. Сегодня Сардиния — это Бриаторе.

— Ты явно что-то имеешь против Бриаторе…
— Скажем так, сардинские пастухи охотно поджарили бы его на вертеле. Они купили земли у несчастных сардинцев, вложив тысячи евро, и построили туристические деревни для миллиардеров. Сардинцам туда не попасть, разве что в качестве посудомоек на летний период. А эти миллиардеры потом появляются на телевидении и признаются в любви к Сардинии. Какой Сардинии? Той, в которой сардинцы тебе прислуживают, тапочки приносят?

— Что ты думаешь о будущем своих детей?
— Ужас. Старшему сыну пятнадцать лет, он учится в сельскохозяйственном техникуме. Раньше я брал его с собой на пастбище. Но теперь, в этой ситуации… Конечно, я бы хотел, чтобы они остались на Сардинии, чтобы сохранялись наши традиции, обычаи, которые передавались веками. Жизнь в деревне тяжёлая, зато независимая, связанная с природой и её законами. Мне такая работа нравится. Сам себе хозяин. По крайней мере, был. Сегодня для моих детей ситуация совсем иная. В общем, пока я хочу, чтобы они хотя бы закончили учиться. Потом неплохо бы в университет, но на это нужны деньги, а их нет. Я боюсь за своих детей. Отчаяние может толкнуть на невероятные поступки. Один мой друг, например, хороший, честный работник, у которого семья, и едва сходятся концы с концами, в один прекрасный день понял, что больше не может.

— И что он сделал?
— Взял игрушечный пистолет и пошёл в банк.

Перевод с итальянского Ирины Боченковой

1Майк Бонджорно (род. 1924) — популярный итальянский шоумен, телеведущий и киноактёр американского происхождения.

2Зигмунт Бауман (род. 1925) — британский социолог и философ польского происхождения.

3При введении 1 января 2002 единой европейской валюты курс обмена составил 1936,27 лир за один евро.

4Нураги — древние каменные сооружения на острове Сардиния. Представляли собой укреплённые жилища и культовые места, использовались как оборонительные сооружения. Относятся главным образом к эпохе бронзы, а также ко времени раннего железа.

5Компания «Альпитур» (Alpitour World) — ведущий международный туристический оператор.

*Флавио Бриаторе — известный итальянский бизнесмен, топ-менеджер «Формулы-1», постоянный фигурант итальянских таблоидов.




ОТПРАВИТЬ:       



 







О мировом кризисе, развитии коронавируса и судьбе Армении

Интервью с профессором социологии Георгием Дерлугьяном

Мне приходилось общаться со многими умными людьми, однако Георгий Дерлугьян занимает особое место. Кажется, к этому интервью я готовился несколько лет, а точнее с 2017-го года, когда прочитал его книгу «Армения на выходе из постсоветской реставрации: анализ возможностей». У меня накопилось очень много вопросов, на которые я хотел получить ответ. И ответить на них мог только он.

01.04.2020 19:00, Рубен Ишханян, писатель, издатель, член Русского ПЕН-центра


Александра Ильф: сумбур вместо лошади

Интервью с дочерью известного писателя

Умирая, Илья Ильф, автор культовых романов «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев», завещал своей жене их дочь Сашеньку, в то время двухлетнюю. Как будто наперед знал, что когда-нибудь Сашенька станет самым преданным, внимательным, дотошным исследователем его творчества.

23.03.2020 19:00, Диляра Тасбулатова, story.ru


Токсичная филантропия

В последние годы в США (как, впрочем, и в Европе) поднялась волна протестов против деятельности «токсичных» компаний, финансирующих музеи и другие культурные институции и одновременно занимающихся вредоносным производством. Американский историк искусства и теоретик Дэвид Джослит в свежем номере журнала October (осень 2019) выступил с манифестом, разоблачающим сам принцип организации филантропии.

28.01.2020 19:00, Дэвид Джослит, Евгения Фоменко, artguide.com


Его тема — сопротивление евреев Холокосту

Памяти Григория Бенедиктовича Горбовицкого

Скончался Григорий Бенедиктович Горбовицкий (4 июня 1931, Москва — 12 ноября 2019 г., Москва), основной автор известных книг Виленского С. С., Горбовицкого Г. Б. и Терушкина Л. А. «Собибор» (2008) и «Собибор. Восстание в лагере смерти» (2010, 2-е, дополненное издание), вышедших в Москве в издательстве «Возвращение».

15.12.2019 16:00, Виктор Жук


«Обыкновенное чудо» Марка Захарова

Чудо в ленте происходит почти случайно, намекая зрителю, что настоящему обыкновенному чуду волшебные атрибуты не нужны

28 сентября на 86-м году жизни скончался режиссер и художественный руководитель «Ленкома» Марк Захаров. Неделю назад Марк Захаров попал в одну из московских клиник в тяжелом состоянии. Режиссер плохо чувствовал себя на протяжении нескольких дней. Народный артист СССР Марк Захаров известен кинозрителям по картинам «Формула любви», «Двенадцать стульев», «Убить дракона», «Дом, который построил Свифт», «Тот самый Мюнхгаузен». Вспоминаем один из самых известных фильмов режиссера — «Обыкновенное чудо».

29.09.2019 20:58, Мария Молчанова, diletant.media


Из записной книжки Евгения Весника

Записки профессионального актера

Хорошему артисту необходимо быть наблюдательным, подмечать мелочи, которые можно использовать в своем искусстве. Актер Евгений Весник в этом отношении был человеком уникальным. Одних походок у него в арсенале более шестидесяти. Когда, к примеру, к нему обратился артист Николай Гриценко с просьбой помочь выбрать походку для Каренина, Весник предложил ему «иноходца»: это когда одновременно выступают вперед левая нога и левая рука, затем правая нога и правая рука... Эту походку Весник подсмотрел у композитора С. Прокофьева, у администратора ЦДРИ и у одного из артистов цирка. После съемок Гриценко позвонил Веснику, поблагодарил и признался, что едва он начинал идти «иноходью», как мгновенно и легко настраивался на роль, что очень важно для всякого артиста.

29.09.2019 19:00, izbrannoe.com


Химия еды

Эксперименты великого химика

Дмитрий Иванович, выросший на вольном деревенском воздухе под Тобольском, всю жизнь помнил, как в доме пахло матушкиными пирогами, только что вынутыми из печи. И потому томился в городе, подумывая о доме в деревне, семейном гнезде, где носились бы дети и где можно было бы отдохнуть душой и телом. Забот Менделеев не боялся — трудолюбием отличались оба его родителя, наградив им младшего сына сверх всякой меры.

28.04.2019 19:00, Инна Садовская, story.ru


Товарищ Саахов, дантист Шпак и Карабас-Барабас

Вспоминаем лучшие работы выдающегося актера

На 97 году жизни скончался актёр, народный артист СССР Владимир Этуш. По словам его дочери Раисы, причиной смерти стали проблемы с сердцем. За свою жизнь Этуш сыграл более 60 разных ролей в театре, ещё десятки — в кино. Советского зрителя он удивлял широтой своего репертуара: ему одинаково удачно удавалось изобразить как комедийных, так и трагических персонажей.

11.03.2019 19:00, Иван Штейнерт, diletant.media


Воспламеняющие ухо

Языковые конфликты по Максиму Кронгаузу

«Известно, что язык должен нас объединять. Не менее часто мы сталкиваемся с тем, что язык нас разъединяет», — с этих слов начал свой доклад на конференции «Пересекая границы: межкультурная коммуникация в глобальном контексте» лингвист Максим Кронгауз. В своем выступлении он рассказывал о конфликтах, источником которых можно назвать «сам язык», и о том, как их можно классифицировать. На выступлении ученого побывала корреспондент «Чердака», а после задала лингвисту несколько вопросов.

06.03.2018 13:00, Алиса Веселкова, chrdk.ru






 

Новости

Netflix выложил в открытый доступ документальные фильмы о бедности, расизме и несправедливости
Стриминговый сервис Netflix выложил на YouTube десять документальных фильмов, среди них — отмеченные критиками Our Planet и Babies. Об этом сообщается в блоге компании.
Проект «Выпускники и наставники» представлен в РАНХиГС в Москве
22 февраля в Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), что на Проспекте Вернадского в Москве, состоялась презентация проекта «Выпускники и наставники». Это уже третий проект некоммерческого партнёрства «Викимедиа РУ», поддержанный Фондом президентских грантов. Само же партнёрство занимается поддержкой проектов фонда Викимедиа на территории России, самый известный из которых — Википедия.
НЭИКОН и ОмГТУ подписали соглашение о сотрудничестве
В ОмГТУ состоялась серия семинаров, проведенная в партнерстве с консорциумом НЭИКОН в рамках проекта «Открытая наука России».
Фильм «Паразиты» получил «Оскар» в главной номинации
Это первый случай, когда главной награды удостоилась картина не на английском языке.
Рахманинова признали главным новатором среди классических композиторов
Южнокорейские математики научили искусственный интеллект оценивать влиятельность классических композиторов начала XVIII — конца XIX века. Рахманинов, Бах и Брамс оказались главными новаторами эпохи.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Петр Щедровицкий

«Пик распространения эпидемии в России ещё не наступил»

Самой большой опасностью в условиях кризиса является непоследовательность в принятии решений. Каждый день я вижу, что эта непоследовательность заражает все большее число моих товарищей, включая тех, кто в силу разных обстоятельств работает в административных системах.

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.