Подписаться на обновления
23 февраляСуббота

usd цб 65.5149

eur цб 74.3332

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
  вторник, 1 сентября 2009 года, 12:04

Григорий Чхартишвили: «Писатель — не деятель шоу-бизнеса…»
У Бориса Акунина выходят две новые фильмы из серии «Смерть на брудершафт»


Григорий Чхартишвили // Итар-Тасс
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог





Григорий Чхартишвили рассказывает о том, что всё ещё ищет свой путь, для того чтобы объяснить себя миру, а мир — себе. Беседа с писателем, приуроченная к выходу новой книги, оказалась чуть шире информационного повода. Сквозь все свои маски Григорий Чхартишвили, раз и навсегда выработавший кодекс своего публичного поведения, подтверждает, что у текстов его есть не только второй, но и третий план.

«Странный человек» и «Гром победы, раздавайся!» — пятая и шестая части «Смерти на брудершафт», акунинского цикла с жанровым обозначением «роман-кино». Это остроумные исторические фантазии, в одной из которых Григорий Распутин входит в сношение с агентами немецкой разведки, а в другой шпионские страсти расцветают на Украине во время Первой мировой.

Беседа с писателем, приуроченная к выходу новой книги, оказалась чуть шире информационного повода. Сквозь все свои маски Григорий Чхартишвили, раз и навсегда выработавший кодекс своего публичного поведения, подтверждает, что у текстов его есть не только второй, но и третий план.

— Мне всегда казалось, что вы пишете не так просто, что у ваших текстов всегда есть сверхзадача. Так ли это?
— Я всегда считал, что авторские интенции в момент сочинительства — штука абсолютно несущественная и для читателя важности не имеющая.

Важно не то, что имел в виду автор и какие задачи он перед собой ставил, а то, как воспринимается его текст конкретным читателем, или группой читателей, или обществом в целом.

Гоголь вон мечтал о роли духовного учителя, а вошёл в литературу как мастер языка и детали. Маяковский думал остаться в памяти автором «ста партийных книжек», а остался — любовной лирикой.

Если перейти с великих на себя — ну да, я люблю придумывать себе всякие разные сверхзадачи (не одну — много), это делает для меня работу более интересной.

Но говорить об этом самому, по-моему, глупо. Всё равно что рассказать анекдот и тут же продолжить: «А соль этого анекдота, господа, если вы не поняли, заключается в том-то и том-то».

— Но если авторские намерения не важны, то почему вы так целенаправленно повторяете, что вы — беллетрист и не более того?
— А какое это имеет отношение к сверхзадаче? Я всего лишь констатирую факт: беллетристика — это жанр, в котором я пишу под псевдонимом Б. Акунин.

Беллетристика — средняя весовая категория литературы. У неё свои правила, своя аудитория, свои параметры успеха/неуспеха. Я уже сто раз говорил и повторю в сто первый: с моей точки зрения, беллетристика более важный и интересный род письма, нежели экспериментальная литература. Во всяком случае, для меня.

— Беллетристика занимается рассказыванием историй без какой бы то ни было сверхзадачи. Беллетрист плетёт сюжет и этим ограничивается. Литература начинается не там, где возникает эксперимент, но там, где ставятся более серьёзные цели и задачи. Беллетристическая форма вам нужна для того, чтобы рассказывать о сложном просто, как того требует дух времени. Почему же вы не хотите иметь ничего общего с сугубым серьёзом?
— А, ну, значит, мы просто по-разному трактуем понятие беллетристики.

Для меня она отличается от так называемой серьёзной литературы принципиально, но совсем в другом. Литература (с большой буквы) — это из области искусства; беллетристика — из области культуры. Совершенно иная система координат.

Главным действующим лицом «Странного человека» де-юре является Зепп, немецкий шпион, заброшенный в предреволюционную Россию начала ХХ века, а де-факто — Григорий Распутин, чьё влияние на царскую семью разведчик пытается использовать в своих целях.
Три первых главы «Странного человека», предлагаемые вашему вниманию, знакомят читателя с предысторией Зеппа, непростым его детством и обстоятельствами, приведшими его в Питер.

По-моему, нет смысла писать «серьёзное» литературное произведение, если не собираешься расширить рамки существующей литературы. Беллетристика может существовать только в режиме диалога: писатель пишет для читателей и не имеет права о них забывать; Литература — жанр заведомо монологический и пишется писателем, в общем-то, для самого себя. Читателей может не быть вовсе. Классический пример — Кафка, завещающий сжечь все рукописи после своей смерти.

А дух времени тут, по-моему, совершенно ни при чём. Я и в голове не держал его угадывать или под него подлаживаться. О сложном я говорю простым языком из вежливости по отношению к читателям — потому что я не Писатель, вещающий перед зеркалом, а беллетрист, обращающийся к залу.

Что же касается «сугубого серьёза»... Ну, я и в жизни стараюсь говорить о серьёзных и даже тяжёлых вещах без аффектации. Так уж я устроен и воспитан.

На меня негромкий Чехов всегда действовал сильнее в эмоциональном смысле, чем рвущий рубаху Достоевский. И, кстати сказать, хоть Чехов не «пасёт» и не учит, а разговаривает со мной на равных, я научился у него гораздо более важным вещам, чем у Достоевского или Толстого.

Грот-мачты и бом-брамсели, абордажные крючья и кудрявые парики, умные попугаи и золотые пиастры — если при этих словах у вас сладко сжимается сердце, то «Сокола и Ласточку» можно брать не раздумывая. Если же нет — ну тогда, пожалуй, несусветную сумму в 400 рублей, которую алчные книгопродавцы повсеместно просят за нового Акунина, можно инвестировать с большим удовольствием — ничего иного под стильной обложкой в стиле ретро обнаружить при всём желании не удастся.
Свой новый роман «Сокол и Ласточка» Борис Акунин не стал включать в проект «Жанры», хотя имел к тому все основания: очередная книга главного поставщика бестселлеров на российский рынок — это образцовая история про пиратов, вполне в духе «Приключений капитана Блада» или, если отвлечься от высокой классики, всенародно любимых «Пиратов Карибского моря».

— Помню ваш призыв к созданию клуба беллетристов ещё в «Иностранке». Вы начинали свои игры, когда о диете нынешней ситуации не было и речи. Речи о том, чтобы подлаживаться, не идёт, тогда была другая задача — деконструкция пафоса Великой Литературы, чем вы последовательно и занимались. Позиция деконструктора кажется более важной и значимой, чем роль Потапенко XXI века? Или вам без разницы?

— Хорошо, я обнажу свою сверхзадачу, коли вы настаиваете. Я занимаюсь тем, чем я занимаюсь, с одной главной целью: найти способ самовыражения, который будет наиболее соответствовать моему естеству и внутреннему голосу.

Ещё не нашёл, продолжаю поиск. Пока через беллетристику, но могу и сменить жанр. Если найду полное соответствие, значит сумею объяснить мир себе, а себя миру, и жизнь будет прожита не зря.

По-японски это называется «найти Путь». Все остальные задачи для меня побочны, второстепенны. Они в конечном итоге определяются читательской интерпретацией.

Если вы как читатель и исследователь культуры считаете важной именно «деконструкционную» составляющую моего проекта, значит персонально ваше внимание он зацепляет именно этим.

Этот элемент в моей писанине, конечно, присутствует. Где-то напрямую, как в пьесе «Чайка», где-то завуалированно. Но не первым номером, не в качестве Главного Смысла, а среди разного всякого.

Ничто не убивает веры в пиратскую вселенную так неумолимо, как всякие игры со стилями и жанрами, скачки во времени и заходы в вечность. А зачем нужна пиратская стихия, если её невсамделишность видна за много миль? В новом романе «Сокол и Ласточка» Борис Акунин отказывается от прежней роли брендмейкера, ведущего аудиторию за собой, формирующего её вкусы и представления о развлекательном чтении.
Акунин пытается идти следом за очередными новомодными тенденциями и работать с содержанием чужих брендов. Путь этот оказывается тернист и неэффективен…

— Какие радости есть у беллетриста? Какие открытия вы совершаете в процессе письма? — Радостей сколько угодно. Ещё раз повторю: неважно, каким путём ты идёшь. Беллетристика ли, серьёзная ли литература, поэзия, эссеистика, да хоть разведение кроликов — не имеет значения.

Важно идти своим, а не чужим путём, и идти с полной отдачей. Мой жанр я рассматриваю как блог. То, что меня сейчас занимает и над чем я ломаю голову в данный момент, — о том и пишу.

К сюжету приключенческого романа это не имеет отношения. Фокус в том, чтобы эти «вопросы самому себе» не выглядели в тексте инородными вставками.

Они тянут за собой сюжет, перекраивают его, создают ситуации конфликта. Это и является мотором моей работы. Возьму для примера свой последний роман «Сокол и Ласточка». Для кого-то он — про паруса и корсаров, для кого-то — про несбыточные мечты дурнушек, а для меня там одна из главных сцен — та, где Летиция, чтоб спасти любимого, должна стукнуть по голове охранника, хорошего человека, относящегося к ней с полным доверием. Она мучается, но не может этого сделать. А вы бы как, стукнули?

— Хотел бы ответить, что да, но, скорее всего, нет. А почему именно точность является важной доблестью?
— Какую точность вы имеете в виду? В исторических деталях?

— Да. Поясню. В культуре уже были произведения, в которых связи Распутина с немецкой разведкой показывались. «Агония» Элема Климова, «У последней черты» Валентина Пикуля. Значит ли, что эта связь доказана?
— Не думаю, что Распутин был связан с немецкой разведкой, но уверен, что она делала ставку на старца и его круг в 1916 году, когда германскому командованию стало ясно, что войну на двух фронтах выиграть невозможно и вся надежда на сепаратный мир с Россией.

Распутин с самого начала был противником войны с Германией и говорил царю и царице, что «с германцем надо замиряться, не то пропадём». И он был совершенно прав. Если б его послушали, не было бы ни революции, ни Гражданской войны, ни Большого террора. Вся история ХХ века сложилась бы иначе.

— В одном из романов про Фандорина стихи писали Рубинштейн и Гандлевский. А частушки и двустишия для новой книги вы писали сами?
— Сам, конечно. Разве не видно?

— Я-то думал, что вы пользовались фольклорными источниками. Правильно ли я понял, что видения из будущего, неожиданно разрывающие плавное течение сюжета, — это видения Распутина? Они выполняют роль титров или отбивок?
— Эти вставки имитируют один из наиболее распространённых в кинематографии приёмов, когда у зрителя появляется возможность заглянуть во внутренний мир героя без каких-либо пояснений.

— Действительно ли, как вы пишете в «Гром победы, раздавайся», существовало подразделение, состоящее из дворников, в окопах которых царила идеальная чистота?
— Да, была такая 74-я пехотная дивизия, которую прозвали «швейцарской». В неё собрали швейцаров, дворников, городовых из столицы, когда после потерь ужасного 1915 года началась нехватка «пушечного мяса». Насчёт того, что в окопах там было очень чисто, это я додумал сам, а вот что в Питере стало намного грязнее — это факт.

— «Гром победы, раздавайся!» является комментарием к нынешнему состоянию российско-украинских отношений. Какое будущее у двух наших стран?
— Думаю, хорошее. Нынешние проблемы, по-моему, созданы искусственно. Это всё какие-то фантомные боли в отсечённой конечности. Надо не пугать соседей и не заставлять их полюбить нас под пистолетом, надо живой водой побрызгать. Глядишь, срастётся.

— Любой роман — потенциальный сценарий, большинство современных романов предназначены для переделки в фильмы. Зачем подчёркивать это в жанровом подзаголовке?
— Роман-кино — это роман, более или менее сконструированный по законам кино, вот и всё. Это означает, что визуальный элемент в нём важнее текстуального.

— Следите ли вы за текущей литературной ситуацией?
— Не слежу, не читаю. Давно уже. В круг моего чтения входит только документальная проза.

— Правильно ли воспринимаются ваши книги критиками? Кого бы из них вы могли отметить?
— Тут странная вещь. Я заметил, что мне нравятся критики, которые пишут о моих книгах благожелательно, и совершенно несимпатичны те, которые ругают. Первых я считаю хорошими критиками, вторых — плохими. Но больше всего я не люблю рецензентов, которые рассказывают в статье, что убийца — садовник.

— Пишете ли вы что-то для себя, нечто не предназначенное к публикации?
— Да, пишу. Не всё же в казаки-разбойники играться. Но «для себя» — значит для себя. Поэтому рассказывать смысла нет.

— Не было идеи сделать учебник по написанию бестселлеров?
— Во-первых, я не уверен, что это мне по плечу. Во-вторых, я полагаю, что глубоко заблуждаются люди, думающие, будто написанию бестселлера можно научить. Можно научить способного человека переводу — как всякому ремеслу. А научить написанию живой художественной прозы никого нельзя. Потому что она живая. И художественная. А беллетристика это или не беллетристика — значения не имеет.

— Как вы относитесь к литераторам, старающимся подражать Борису Акунину?
— Я плохо отношусь к любому творчеству, которое подражательно. Всякий человек неповторим и в творчестве должен искать собственные пути, чтобы проявить эту неповторимость.

— Помню ваши советы страдающим бессонницей, а как перестать беспокоиться и начать просто жить?
— Боюсь, последний вопрос не ко мне. Я бы сам хотел научиться получать удовольствие от каждой минуты жизни. Я же, как почти всякий человек творческой профессии, всё время бегу за горизонтом. Или за морковкой на верёвочке. Мне хорошо, если я доволен тем, то написал утром. Если недоволен — плохо. Это не самый здоровый способ существования.

— Изменилось ли ваше самоощущение после того, как вы стали состоятельным человеком?
— Конечно. Главный бонус — ощущение свободы. Сознание, что можешь распоряжаться своим временем и силами, что можешь помогать тем, кому хочешь помочь. Есть и опасность: бесконечное расширение материальных потребностей. Но это не про меня. Я в этом смысле человек скучный. Того, что у меня есть, мне более чем достаточно.

— Вы думали о том, что проекты Акунина получат столь широкое распространение? Мешает ли вам внимание медиа и посторонних людей?
— Я, конечно, рассчитывал на успех затеи, иначе я бы за неё не взялся. В результате довольно счастливого совпадения внешних факторов эффект превзошёл мои ожидания.

Внимание прессы и каких-то ненужных мне людей — неизбежная плата за это. Но я давно уже выработал правила «общественного» поведения.

Писатель — не деятель шоу-бизнеса. Моё лицо и моя частная жизнь не являются товаром. Поэтому я откликаюсь на просьбы об интервью в одном случае из двадцати и почти никогда не участвую в телепередачах. Тем более что по нынешним временам как-то и негде. Последний раз согласился (и очень охотно), когда РТР попросило меня поучаствовать в рекламе замечательного сериала «Подстрочник». Этот фильм, история жизни Лилианны Лунгиной, — одно из моих самых сильных впечатлений за долгое время.

— Откуда вы черпаете новости?
— Ну не из телевизора же. Из интернета, разумеется. Есть некоторое количество новостных сайтов, информации которых я доверяю.

— В «Соколе и Ласточке» вы заводите персонажам ЖЖ, играете с эстетикой блогов. Вы читаете чужие дневники? У вас есть френдлента или же в закладках вашего компьютера отмечены интересные вам юзеры?
— Сам я блога не веду. Мой блог — мои книги. А закладок у меня много, штук двадцать или тридцать. Там есть мои знакомые, за жизнью которых я слежу, потому что хочу быть в курсе. Есть люди незнакомые, но мне интересные. Кстати сказать, начал регулярно заглядывать к самому популярному нашему блогеру drugoi. И меня порадовало, что именно он в русской блогосфере самый востребованный. Это неплохо о ней говорит.

— Каковы ваши ближайшие творческие планы?
— «Смерть на брудершафт» будет активно двигаться дальше. Там ещё две книжки, в каждой по две повести-фильмы. Сейчас я заканчиваю роман про Эраста Фандорина. Выйдет он, вероятно, под Новый год или сразу после.

Беседовал Дмитрий Бавильский




ОТПРАВИТЬ:       



 






Эшафот для Фриды

Преследования Ремарка и его сестры

Эрих Мария Ремарк не был евреем. Но его антивоенные романы сильно бесили Гитлера. В итоге нацисты объявили Ремарка «французским евреем Крамером», схватили его сестру и отрубили ей голову.

18.02.2019 19:00, Алексей Викторов, jewish.ru


Ой, Артур!

В старой средневековой книге нашелся новый вариант одной из историй о короле Артуре

Сотрудник Бристольского университета случайно нашел в городской библиотеке ранее неизвестные фрагменты средневекового манускрипта, известного как «Ланселот-Грааль», — цикла романов на основе легенд о короле Артуре. Некоторые места в найденном тексте отличаются от известной ученым версии. С помощью найденных фрагментов они надеются лучше понять содержание известных средневековых легенд.

10.02.2019 16:00, Евгения Щербина, chrdk.ru


Сложная жизнь Памелы Трэверс

Почему создательницу Мэри Поппинс любили куда меньше, чем её героиню, а она сама ненавидела Диснея

Авторы популярных детских книг кажутся особенными людьми. Тонкими, сочувствующими, детолюбивыми и замечательными, безупречными родителями. Далеко не всегда это так. Создательница Мэри Поппинс Памела Трэверс была человеком скорее… сложным.

27.01.2019 19:00, Лилит Мазикина, kulturologia.ru


Распорядитель Средиземья

Невероятная преданность Кристофера Толкина, последнего из инклингов

Джон Толкин не был эскапистом. Скорее эквивалентом целого народа: он в одиночку создал миф. Он с легкостью вписал в него разные идеи и эпохи: Бэггинсы напоминают викторианских джентльменов, а ужасные машины Сарумана и изуродованные тела на Пеленнорских полях — это XX век. Созданное им фэнтези показывает: духовное рядом. Но мы не узнали бы об этом без вечного редактора Кристофера.

19.01.2019 19:00, Ханна Лонг (Hannah Long), inosmi.ru


«Наши друзья писали всегда вдвоем»

Воспоминания современника об Ильфе и Петрове

В 1983 году посмертно были изданы «Этюды к портретам» – мемуары Виктора Ардова (1900 – 1976), в которых он делился воспоминаниями о Маяковском, Булгакове, Ахматове, Зощенко и многих других. Квартира писателя-сатирика и сценариста на Большой Ордынке была местом, знакомым каждому выдающемуся литератору тех лет. Приводим отрывок о «мышлении близнецов» Ильфа и Петрова.

08.01.2019 19:00, diletant.media


Дмитрий Быков. «Предновогоднее»

«Новый год — это праздник не мой»

Почему-то люблю я конец декабря. Потому ль, что родился зимой? Но не ради же ёлки, не праздника для: Новый год — это праздник не мой. Вся страна поедает салат оливье или в студень роняет чело, заглушая единую мысль в голове: типа прожили год, и чего?

29.12.2018 19:00, izbrannoe.com


«Лев Николаевич предложил мне выпить с ним на «ты»

Воспоминания свояченицы Толстого

Татьяна Берс (в замужестве – Кузминская) была свояченицей Льва Толстого. Черты Татьяны, как и ее сестры Софьи, воплотились в образе Наташи Ростовой. Татьяна много времени проводила в усадьбе Толстых и в конце жизни написала мемуары «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне».

26.12.2018 19:00, Дарья Пащенко, diletant.media


Три колокольчика для Булата

Нелегкая жизнь барда и поэта

Мебель – топчаны, тахту, стеллажи в своих домах Булат Окуджава делал своими руками, то есть был ещё и плотником, и столяром. И зачем? Ну не от нищеты же. В чём-то для него был тайный смысл и этого ремесла...

17.12.2018 19:00, Дмитрий Воденников, story.ru


Chick lit, lad lit и fratire

Как литература начала делиться по половому признаку

В 1992 году книга психолога Джона Грэя «Мужчины с Марса, женщины с Венеры» стала мировым бестселлером. Потрясенное человечество сдалось теории Грэя мгновенно: ему, наконец, разъяснили то, что оно давно подозревало. Мужчины и женщины настолько не похожи в мышлении и поведении, что это почти два разных вида! Это стало логичным завершением второй волны феминизма, усилив уже существующий раскол между полами. Культура, всегда отражающая перемены в обществе, не замедлила откликнуться. С конца XX века популярная художественная литература начала всё сильнее делиться по половому признаку.

03.12.2018 13:00, Елена Кушнир, knife.media


Артур Конан Дойл. «Любящее сердце»

Рассказ о долгой настоящей любви

Врачу с частной практикой, который утром и вечером принимает больных дома, а день тратит на визиты, трудно выкроить время, чтобы подышать свежим воздухом. Для этого он должен встать пораньше и выйти на улицу в тот час, когда магазины ещё закрыты, воздух чист и свеж и все предметы резко очерчены, как бывает в мороз.

02.12.2018 19:00, izbrannoe.com






 

Новости

Умер актер Сергей Юрский
В Москве в возрасте 83 лет скончался народный артист России Сергей Юрский, сообщила пресс-служба Театра имени Моссовета.
Умер рэпер Децл
Умер рэпер Кирилл Толмацкий, выступавший под псевдонимом Децл. Об этом в фейсбуке написал его отец Александр Толмацкий. Децлу было 35 лет.
НП «Викимедиа РУ» подготовило исследование «Культурное наследие и общественное достояние
В исследовании НП «Викимедиа РУ» «Культурное наследие и общественное достояние: Произведения литературы, науки и искусства, переходящие в Российской Федерации в режим общественного достояния с 1 января 2019 года» описаны ключевые статьи законодательства в области авторского права, которые регламентируют переход произведений в общественное достояние, а также указаны особенности, из-за которых значимые произведения советской эпохи до сих пор остаются охраняемыми.
Список дня: 13 рождественских фильмов для тех, кто ненавидит рождественские фильмы
Издание IndieWire составило список из 13 рождественских фильмов для тех, кто ненавидит классические рождественские фильмы. «Мы позаботились о тех, кому нужна другая атмосфера, чтобы проникнуться духом праздника», — пишут критики.
Космическое Рождество с Doping-Pong в Санкт-Петербурге
Cosmic Christmas — именно так назывался таинственный трек самого психоделического альбома группы Rolling Stones, вышедшего зимой 1967 года. И космического новогоднего праздника желает арт-группа Doping-Pong своей публике, которая придет на их выставку в Санкт-Петербурге на рождественских каникулах. На втором этаже Планетария № 1, расположенного в круглой башне из красного кирпича, в старинном здании крупнейшего газгольдера России на Набережной Обводного канала, д. 74, лит. Ц, арт-группа Doping-Pong открыла персональную выставку, посвящённую космосу, которая продлится до 20 января 2019 года.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.