Подписаться на обновления
16 октябряСреда

usd цб 64.2548

eur цб 70.8473

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Дмитрий Бавильский   вторник, 8 ноября 2011 года, 11:35

Город золотой для солиста с оркестром
Концертное обозрение


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Новый фильм Олега Дормана. Максим Венгеров и «Симфонические танцы». Концерт памяти Рудольфа Баршая. Владимир Юровский и Дмитрий Шостакович. Александр Рудин и оратория Антонио Вивальди на десерт.

Филармоническая жизнь идёт своим чередом, с устрашающей, как это обычно в середине осени бывает, плотностью. Не все события равнозначны, но почти все, так или иначе, интересны. Тем более, если придумать почему.

Главным композитором последних концертов вышел Дмитрий Шостакович, Четвёртой симфонией которого превосходно продирижировал Владимир Юровский , [относительно] новый любимец столичных меломанов, творящий ныне чудеса ещё и с оркестром Большого театра в «Руслане и Людмиле».

«Камерная симфония» Шостаковича, вместе с Пятой симфонией А. Локшина оказалась смысловым центром, в целом неудачного концерта памяти Рудольфа Баршая, о котором снял свой новый документальный фильм Олег Дорман, автор ставшего легендарным «Подстрочника».

Шостакович, Бриттен. РНО. Юровский. КЗЧ

Абонементный концерт должен был совместить две четвёртых симфонии, Бетховена и Шостаковича (к 75-летию написания и 50-летию первого исполнения). Однако, запланированный дирижёр заболел и ему срочно нашли замену, оказавшуюся весьма удачной; особенно после того как Юровский поменял первую часть программы - вместо Бетховена сыграли пять фрагментов Шостаковича, найденных в его архиве и «Русские похороны» Бриттена, роскошную пьесу для дюжины медных духовых и трёх ударников, опять же, при жизни композитора не опубликованную.

Насколько мешают дирижёру и оркестрантам невыключенные мобильники или когда хлопают между частями? Музыка отгораживает от действительности или же, напротив, приближает к ней? С чего (и как) начинается интерпретация? Перед концертом Максим Венгеров рассказал нашему корреспонденту о своих дирижёрских техниках и о том, какие этапы проходит интерпретация классических произведений.

Написанный на основе революционной песни («Вы жертвою пали в борьбе роковой»), использованную Шостаковичем в одной из последних симфоний, сей опус, написанный тогда же, когда Дмитрий Дмитриевич сочинял Четвёртую в СССР, таким образом, встраивается в единый пафос и метасюжет концерта, суть которого - медленный и плавный вход в широкоформатную громаду Четвёртой, идеально подходящей для масштабной интерпретации.

Сначала исполнили эти пять фрагментов разной длительности (некоторые из них состоят всего из нескольких тактов, общее звучание - семь минут), причём к самому длинному - последнему куску, Largo, приступали дважды.

Звонок мобильного телефона помешал медленному нарастанию чистого скрипичного звука, словно бы обозначившего тихий предрассвет.

Таким образом, Юровский, предельно заострив внимание как музыкантов, так и слушателей, повторил свою стратегическую хитрость из прошлого концерта, где сочинение Веберна исполнили два раза подряд, сделав концерт особенным. Штучным.

Так и сегодня, все эти музыкальные фрагменты, похожие на греческие метопы, дошедшие во фрагментах, обрывавшиеся не успев начаться, больше намекали, нежели давали, настраивая то на вдох, а то на выдох, на сугубый несерьёз, на ожидание мяса.

Пьеса Бриттена, точно нарочно написанная для выдающихся духовных РНО, сначала точно собравших революционный напев, а потом разобравших его на подгулявшие составляющие, переходящие, перешедшие в вариации на заданную тему.

И это действительно прозвучало эпиграфом к монументальной многофигурной фреске Четвёртой, состоящей из многочисленных, накрепко сшитых, постоянно сменяющихся лоскутов, исполненных в разных стилевых манерах, как бы постоянно бьющих мимо несуществующего центра.

Юровскому, накануне сидевшему во время торжественного открытия исторической сцены Большого Театра в ложе подле президента РФ, удалось передать эту нервную, посверкивающую энергию со-общения в музыке как бы представившей виртуальную модель нынешней России и окружающей её агрессивной семиосферы, давление которой вполне приравнивается к антропологическим деформациям, накапливаемым человеком во время тотального террора, спастись от которого невозможно.

С непреходящей зубной болью, изжогой и желудочными коликами, слегка замаскированными под борьбу противоположностей, оканчивающуюся обязательной победой советского добра над несоветским злом, безусловной народностью и верой в будущее - хотя если понимать двойную, двойственную породу кода весьма легко вывернуть месседж Шостаковича наизнанку.

Но как-то даже не хочется раскладывать исполнение на составляющие, поскольку важен сам этот почти факт проявления в полнозвучном оркестре символической голограммы страны - бесконечной, путающей время с пространством и пространство со временем, бытия с небытием, зон мерцательного отсутствия и полнейшей аритмии с накатывающими волнами разноцветной дурноты.

С другой стороны, это же очень московская, октябрьско-ноябрьская музыка; со всеми подробностями конкретного дня, текущего момента, которому передаётся это извращённое напряжение, накрывшее страну, аккумулируя с такой силой, что в зале перегорает свет.

Вышибает пробки, свет выключается, весь, даже запасной, погружая КЗЧ в полную темноту и даже, как не странно, тишину, так как оркестр перестаёт звучать.

Публика не успевает испугаться, как свет <первый раз на моей памяти происходит такое> через пару секунд вспыхивает вновь.

Причём первыми зажигаются разноцветные цветофильтры, которые начинают тревожно бегать по кругу и менять цвета, а затем загорается и общий свет, в полнакала, затем в прежнюю мощь.

Все, на сцене и в зале, молчат и смотрят на то как будет реагировать Юровский, но дирижёр спокойно даёт отмашку начинать с прерванного места.

«Нота». Фильм Олега Дормана о Рудольфе Баршае

Перед началом премьеры фильма в Камерном зале филармонии режиссёр Олег Дорман рассказал, что ехал в Швейцарию, где Баршай жил, эмигрировав из СССР «для того, чтобы играть музыку Локшина» (а так же Шёнберга и Стравинского) всего лишь для прикидки натуры. Ведь «Ноту» должен был снимать великий оператор Вадим Юсов, который, между прочим, снял и минималистский «Подстрочник», но увидел в каком музыкант состоянии, понял, что другой возможности снять Рудольфа Борисовича больше не будет, начал снимать сам. Успел.

Привычные фотографии (Баршай и Шостакович, Баршай и Рихтер, Московский камерный оркестр) Рудольфа Борисовича изображают элегантного и мощного красавца с вздёрнутым подбородком. Любимца женщин. Обязательный фрак, бабочка.

Дорман снимал слабого, седого, угасающего человека, в котором почти невозможно узнать холёного и рафинированного красавца, но которого, при этом, сложно назвать стариком - так сильно горят у него глаза.

Особенно когда Баршай говорит о музыке. Особенно про главные задачи своей жизни (которые смог осуществить лишь в эмиграции) - реконструкции Десятой симфонии Малера и окончании баховского «Искусства фуги».

Два этих «проекта» Дорман и положил в основу документального фильма на полтора, что ли, часа.

К реконструкции Малера и Баха рассказ Баршая, взятый крупным планом, постоянно возвращается, чередуя музыковедение с рассказом об основных периодах своей жизни.

Они перебиваются швейцарскими пейзажами - деревенскими ландшафтами, домашними интерьерами (Рудольф Борисович сидит у окна рядом с большим настенным рисунком, изображающим Чарли Чаплина), посещением Храма, в котором его жена (вдова теперь), органист, играет на инструменте, а Баршай, один в пустом зале, слушает.

После, сидя за белым столом (так как съёмка вышла импровизированной и света в помещении не хватало в местном магазине строительных материалов срочно купили белые половики и скатерти; вот и сам Баршай, будто бы аккумулирующий свет, посажен к окну) показывает что означает некоторые дирижёрские жесты, попутно уточняя, что профессиональный дирижёр разговаривает <должен говорить> будто бы с каждым оркестрантом.

Вот что важно: вообще-то, Баршай мог бы объяснять что угодно: картинка, проще не бывает, говорит сама за себя и совершенно неважно, о чём музыкант, способный прикинуться то Шостаковичем, то Малером, а то и Бахом, рассуждает.

Ему просто веришь, настолько всё пережитое и переигранное делает эти слова убедительными; тем более, что говорит Баршай чётко и ёмко.

Например то, что о значении и значимости Малера должен знать каждый человек на планете; а когда Баршай говорит о Бетховене то просто поднимает глаза вверх; или же задушевно вспоминает как сидели с Шостаковичем у него на кухне в тишине, не сказав ни слова после выхода постановления в «Правде»...

...да, мимика у него подвижная (дирижёрская), мимика мужчины, привыкшего нравиться другим.

Точно так же ты верил Лунгиной в «Подстрочнике» и теперь становится очевидной важнейшая черта Дормана как режиссёра - создание в кадре напряжения правды и правоты, делающих его героев незабываемо красивыми, сильными <харизматичными> и оптимистичными.

Несмотря на то, что разговор идёт, в основном, про музыку (ну и ещё про чудовищную историю России в ХХ веке, катком прошедшейся по всем) фильм-то получается много шире - он о жизни и смерти. Точнее, об умирании счастливого человека, не изменявшего себе и всю жизнь искавшего единственно правильную ноту (был в расшифровке малеровских рукописей такой эпизод, когда закорючка на нотном стане, от которой, впрочем, зависело разрешение узла контрапунктов, никак, даже и под лупой не идентифицировалась. Баршай бился над ней, пока не придумал решение).

Этот фильм - про любого, прожившего (или проживающего) свою жизнь и ожидающего, какими значительными не были личные достижения, одного и того же конца с человеком самым случайным и незначительным.

Парадоксальным образом, но уникальный и неповторимый Баршай оказывается всечеловеком, единственно верной (верно избранной Дорманом) метафорой человеческой жизни, человеческого пути, насыщенного событиями.

В Швейцарии Дормана постоянно идёт дождь, а натура выбрана настолько точно, что превосходно ложится на малеровскую музыку, взятую как из Четвёртой, так и из реконструированной Десятой, фоном к которой режиссёр пускает финальные титры.

Концерт памяти Рудольфа Баршая. КЗЧ

Это был весьма странный и даже непонятный концерт с нетипичной, одичалой публикой, аккуратно внимающей разнородным номерам, но способной сотворить и выверт. Зал был полон, на пустой сцене стояли рояль и портрет Баршая, которому все выступавшие складывали цветы.

Дирижёр Владимир Юровский и камерный оркестр «Musica Viva» составили программу из репертуарных редкостей (Веберн, Онеггер). Михаил Плетнёв и «Российский национальный» составили концерт из репертуарного ширпотреба (Чайковский, Брамс). При разнице подходов вышел схожий результат – лучшие, пожалуй, филармонические концерты октября.

Первое отделение вылетело в трубу практически полностью, второе цементировал Академический камерный оркестр, который когда-то Баршай основал и, что ещё более важно, обосновал; так и выходит, что концерт блуждал закоулками, пока не вырулил на сет под руководством Алексея Уткина (нынешнего руководителя Камерного оркестра).

Между тем, в программе всё выглядело более-менее стройно: два главных интереса Рудольфа Борисовича, как я узнал из фильма Дормана, это реконструкция Десятой Малера и финального фрагмента баховского «Искусства фуги», следовательно, модерн(изм) и барокко.

Барокко в концерте не повезло - ответственным за его исполнение в первой части концерта оказался «Хор Турецкого», исполнивший не только «Город золотой» В. Вавилова и «Шутку» Баха, но и ещё, почему-то («чтобы всем вам поднять настроение перед антрактом») русскую народную песню «Да поцелуй меня...»

Исполняли, разумеется, разухабисто и по-кабацки; конферанс худрука, похожего на молодого Жванецкого (племянником Баршая, которого «дядя Рудик» некогда направил в хоровое училище) был чудовищным.

Ещё раз поясню. На мемориальный концерт, памяти человека, отрывшего в СССР специфику камерного исполнительства (который в фильме подробно разбирает каким смычком надо играть Моцарта, а каким Баха), поскольку до него любые инструментальные сочинения здесь исполнялись большими симфоническими составами, пришёл весьма громокипящий попсовый коллектив. Хотя и маркетингово грамотно играющий на повышение с культурными запросами народонаселения.

Я не сноб, «Хор Турецкого» не самое большое зло, более того, в телевизионных солянках, если случайно нарваться, их выступление позволяет передохнуть и прийти в себя.

Однако, в контексте нынешнего концерта, когда непосредственно перед выходом Турецкого под фортепиано исполнялись две малеровских песни из цикла на стихи Рюккерта (швейцарская меццо-сопрано Ивонна Нэф спела Малера особенным, проникновенным образом, и не скучно, что уже хорошо), сольная скрипичная «Баллада» Эжена Изаи и фрагмент струнного квартета Форе единственный возникающий вопрос - это вопрос уместности.

Не было, не могло быть вторжения более противоположного духу и букве баршаевского метода, нежели выступление «Хора Турецкого», который, между тем, пришёл к бедным филармоникам, несмотря на раскрученность и заоблачные гонорары, и честно отчествовал, как мог, но по-родственному же, дядю Рудика.

Но насколько же сильна музыка Шостаковича, если «Камерная симфония» (одно из самых важных жизненных дел Баршая) не оставила и следа от «выступления предыдущего оратора».

Конечно, я многократно слушал этот опус на пластинках (и в виде Симфонии, но чаще, разумеется, в виде Восьмого квартета) и в документальных фильмах на телеканале «Культура» [что поделать если он идеально ложится на кадры исторической хроники, фиксирующей нечто наступательное и стремительное], но любая музыка ДДШ вживую - это и вовсе нечто грандиозное.

После чего Камерный оркестр, вместе с английским баритоном сэром Томасом Алленом, исполнил семнадцатиминутную Пятую симфонию А. Локшина для голоса, струнных и арфы, сочинённую на шекспировские «Сонеты».

И эта сдержанная музыка, скупая на проявление сильных эмоций и чувств, искупила все нелепицы и несоразмерности мемориальной программы.

Конечно, это шедевр, зрелый и отчётливый, заставляющий говорить о Локшине как о русском Бриттене (англоязычная партия интеллигентного, даже аристократичного баритона и, тем более, партия арфы едва ли не прямо [не в смысле заимствований или влияний, но в смысле «дух веет где хочет»] вызывала отчётливо бриттеновские ассоциации.

При том, что сама музыкальная материя струнных, состоявшая из отчётливых нарративных фигур, оплавленных пустотами и зияниями, в отличие от бриттеновской центробежной, была, всё-таки, центростремительной; разительно цельной.

Внутри чётко организованного плавного, но, тем не менее, рваного и, отчасти, деформированного облака внезапно прорывались, с другой стороны, музыкальные фразы неземной открытости и красоты.

Крайне важно так же, что Локшина исполнили после Малера и Шостаковича, таким образом, наметив точки его композиторского притяжения. Но Баршай, всё-таки, заслуживает лучшего.

Бетховен. Брамс. Академический оркестр московской филармонии. Дирижёр Ю. Симонов. Солист М. Венгеров. КЗЧ

Главным событием концерта Академического оркестра московской филармонии предполагалось триумфальное возвращение скрипача Максима Венгерова в сольную карьеру.

Больше года назад обладатель «Грэмми» повредил руку, занялся дирижированием , брал уроки у Юрия Симонова, теперь рука вошла в норму; Скрипичный концерт Бетховена исполнили после бетховенской увертюры к «Эгмонту».

С первого же аккорда АСОМФ выдал густой, пастозный звук, который можно было намазывать на широкие хлебные ломти; старомодный, словно бы прибитый дождём к земле, словно бы воспроизводящий стиль (дух, форму) советской звукозаписывающей индустрии - фирмы «Мелодия» и того правильного «провинциального» звука со слезой на срезе, который я помню с детства.

Винил «Мелодии» и похороны генсеков; оркестр как нерасторжимое целое, как тело без органов, единое и неделимое, плотное, обаятельное; неинтеллектуальное. Простое. Сытное.

Правда, увертюра себя быстро исчерпала и вышел Венгеров, затянутый в костюм как в корсет. По вступал оркестр, Максим прицельно готовился, настраивался, впадая в умный, управляемый транс, но вошёл в концерт не сразу, хотя и очень быстро, уже через несколько минут как бы догнав собственное соло.

Играл он восхитительно точно, цельно, чётко; демонстративно сдержано и легко, «от плеча», как бы слегка атлетическим способом (так на картине Пикассо грузной, сжатой, зажатой фигуре гимнаста противостоит невесомая девочка на шаре), особенно эффектно выдав каденцию в конце первой части, весьма длительную и виртуозную.

Когда, подобно канатоходцу без лонжи, Максим в полной тишине (даже дирижёр Симонов, оставив прыжки и гримасы, замер) выдал идеальный рисунок скольжения того, что фигуристы называют «школой».

В этом фрагменте, где молодость и здоровье брали вверх над скованностью и медленным разогревом, а так же всеми прочими обстоятельствами, главным был именно спортивный интерес, за которым все следили как за очевидно и мастерски сделанной работой.

На такой азарт провоцирует сама специфика виртуозного солирования, позволяющая следить за тем как музыкант выплывет или не выплывет.

Венгеров выплыл. Ура покорителям севера!

Однако, именно этим, техническим совершенством и возвращением в строй содержание исполнения и исчерпывалось.

Оно было внешним (может быть, за исключением куска перед кодой в самом финале), исключительно чистым и совершенно не трогающим.

Так, что ты начинаешь удивляться тому, что тебе никак не получается погрузиться в это прекрасное сочинение - оно тебя точно выталкивает из себя как пересолённая морская вода, не даёт утонуть в себе.

Было заранее очевидно, что во втором отделении Юрий Симонов превратит «Венгерские танцы» Брамса в фонтан имени «Дружбы народов». Однако, в исполнении этого заранее привлекала его полнота и антологичность - в сюиту, составленную маэстро, вошли все симфонические танцы, записанные и раскрашенные («украшенные импровизациями») Брамсом.

На слуху, из тех, что дирижёры исполняют на бис, держатся два или три «танца». Все прочие являются, каждый сам по себе, шедеврами жанра. Но взятые вместе они утомляли.

«Торжествующая Юдифь» А. Вивальди. Musica viva. А. Рудин

Некоторые думают, что барокко - это просто; красиво и доступно; между тем, я знал на что шёл: три часа сквозного нарратива с одним антрактом; с мерными, убаюкивающими речитативами под клавесин; с редкими бурями в оркестре и ещё более редкими сольными партиями, лишь слегка разгоняющими ноябрьские сумерки.

Хорошо ещё, что Рудин со товарищи не исповедуют аутентизма, а то было бы и вовсе снотворно - если бы не титры по бокам сцены, призывающие следить за аллегорически развивающимся сюжетом, все бы точно, убаюканные, уснули.

Не зевать было невозможно и зевали все, что, впрочем, кажется мне самым верным, единственно правильным подходом и реакцией на барочную ораторию.

Но сначала про титры, взрывающие мозг когнитивным диссонансом, поскольку, во-первых, они не дают вниманию накопить умиротворение (оно же рассеивается от каждого взмаха головы или, хотя бы, ресниц - и даже от перемещения зрачка из заоблачных глубин внутренних блужданий к внешнему экрану), время от времени накрывающее зал и схватывающее его, точно цемент.

А, во-вторых, титры фиксируют разницу между ровным движением камерного оркестра и не менее камерных солисток (певец здесь только один, да и тот контртенор) и роковыми страстями, бушующими в либретто.

Почему скука методологически правильна? Да потому, что избыточная длительность исполнения (что не укор оркестру, но констатация его несомненной успешности), как и всё в барокко, завязана на конкретное времяпрепровождение конкретных людей.

Во времена Вивальди, поход на мессу или же на оперу длился часами и служил фоном для полноценной жизни горожан, вырвавшихся из замкнутости каменных дворов и комнат на территорию общественного общения. Так уж Венеция устроена.

Постоянное движение на сцене (приходы и уходы солистов, певцов и хора) создавало правильную суету и лишний шум, добавляя Вивальди подутраченной жовиальности.

Эта как бы интимность, приватность получастного музицирования, по всей видимости, была важна и самому Александру Рудину, который дирижировал, сидя за клавесином (точно так же, как на прошлом концерте Musica Viva он сидел в оркестре с виолончелью), из глубины звучания, распространяя возможную неформатность и почти невозможную теперь венецианскую неформальность.

Да, ему очень, очень нравится играть; вот почему у такого руководителя и весь оркестр такой живой.




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Допинг контроль #16. «Быстрый и безумный, поэтому его называют…»

Чугунное интервью

Мы живём в мире, в котором для разговора с интересными людьми необходим информационный повод. Такой стиль общения навязали нам средства массовой информации и, увы, это примета нашего времени. Информационный повод для нашей беседы с очень популярной в миллениум российской группой «Чугунный скороход» есть — появление всего их наследия 90-х и нулевых в новом музыкальном сервисе Apple music. Но даже не будь этого ретроспективного цифрового переиздания, я считаю, с такими остроумными собеседниками стоило бы поговорить и без всякого информационного повода. Им есть, о чем рассказать, а мне есть, о чем их спросить.

15.09.2019 16:00, Дмитрий Мишенин


Богатый сэр

Интересная жизнь Вилли Токарева

Цыганка нагадала Вилли Токареву, что он проживёт 120 лет. В свои 39 он махнул из СССР в Америку, чтобы спустя пятнадцать лет вернуться домой знаменитым. Он ушёл тихо, не многие стали вспоминать, что его имя было главным в советской эмигрантской культуре второй половины XX века.

11.08.2019 16:00, Алена Городецкая


Мальчик и дельфин

10 августа в Москве впервые выступит новозеландский музыкант Коннан Мокасин

Наконец-то! Объездив полмира, Коннан Мокасин решил добраться и до России. Ясноглазый блондин, чем-то напоминающий улыбчивого дельфинёнка, приплывёт к нам аж с берегов Новой Зеландии — видимо, по Москве-реке — и 10 августа вынырнет в баре «Стрелка», что на Берсеневской набережной. Enfant terrible современной поп-музыки запоминается не только своей внешностью и высоким голосом, но в первую очередь мелодическим талантом. Его песни I’m the Man That Will Find You, I Wanna Roll With You, Lying Has to Stop, Out of Touch — это редкий для ХХ века вклад в золотую сокровищницу мировых хитов, шедевры уровня 80-х, во всех смыслах.

09.08.2019 19:00, Павел Пересветов


Русское поле экспериментов

В преддверии фестиваля Fields мы взяли интервью у его участников — Фёдора Переверзева, Павла Еремеева, Миши Мищенко, Vtgnike, Алексея Борисова и группы «Виды Рыб».

09.08.2019 16:00, Павел Пересветов


Борис Березовский: «Через искусство я пытаюсь понять жизнь»

Интервью о жизни, искусстве, политике и предстоящем с 10 по 14 июля фестивале «Летние вечера в Елабуге»

Во время интервью пианист Борис Березовский был весел, много шутил, но между шутками всерьёз говорил о Скрябине и Рахманинове, о создании своего оркестра с целью изменить наскучившую репертуарную политику и о своём open-air фестивале «Летние вечера в Елабуге», который пройдёт с 10 по 14 июля на фоне пейзажей волшебной красоты.

29.06.2019 17:00, Лилия Ященко


Ольга Раева: «И здесь Глинка первый!»

Берлинский композитор-авангардист о первом русском композиторе

Глинка жил, Глинка жив и, думаю, будет жить, ибо чувства добрые он лирой пробуждал и пробуждает до сих пор — двести лет, как говорится, вместе. 1 июня исполнилось 215 лет со дня рождения великого композитора.

01.06.2019 22:00, Дмитрий Бавильский


Фаррух Закиров: «Сцену надо заслужить»

Специальное интервью с артистом накануне его дня рождения

Верится с трудом, но в юности будущий руководитель ансамбля «Ялла» Фаррух Закиров на полном серьезе считал, что у него нет яркого голоса. 16 апреля Фарруху Каримовичу исполняется 73 года. Во время интервью в канун дня рождения мне удается спросить его: «Почему?». Ответ: «Я понимал, что от природы оперного певца из меня не выйдет».

15.04.2019 21:00, Данара Курманова


Антон Батагов: «Другое измерение бытия»

Композитор-минималист об Иоганне Себастьяне Бахе

Иоганн Себастьян Бах — автор более 1000 музыкальных произведений во всех значимых жанрах своего времени — родился 21 марта 1985 года. Одно из его самых значимых достижений — создание "Хорошо темперированного клавира", благодаря которому гармония стала одной из основ классической музыки. Спустя 334 года искусственный интеллект от Google проанализировал произведения Баха, и позволил создать свою музыку каждому пользователю. А мы публикуем беседу с композитором и исполнителем Антоном Батаговым о музыке Баха.

21.03.2019 10:24, Дмитрий Бавильский


Царь Борис

К юбилею пианиста Бориса Березовского

4 января пианисту Борису Березовскому исполняется 50 лет. Юбилей — повод написать портрет всемирно известного музыканта и сказать ему добрые слова от лица коллег, родных и поклонников. От имени последних я и пишу.

04.01.2019 17:01, Лилия Ященко


Дыхание дерева

Звуковые ландшафты саунд-арта

Историк звукового искусства Константин Дудаков-Кашуро рассматривает способы взаимодействия саунд-художников с миром природы: как они прислушиваются к взмахам крыльев бабочки, падающим снежинкам и пению разрезанных пополам древних валунов.

04.12.2018 13:00, Константин Дудаков-Кашуро, iskusstvo-info.ru






 

Новости

Умер художественный руководитель Ленкома Марк Захаров
Умер художественный руководитель московского театра Ленком, народный артист СССР Марк Захаров.
«Викимедиа РУ» подготовила рекомендации по «Открытому наследию»
В рамках проекта «Открытое наследие», выполняемого с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов, в 2018—2019 годах НП «Викимедиа РУ» совместно с Ассоциацией интернет-издателей проведено исследование причин, препятствующих публикации в открытом доступе культурного наследия России.
Подведены итоги второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019»
Подведены итоги и награждены победители и призёры второго этапа конкурса «Общественное достояние — 2019», проходившего с 1 июня по 14 июля 2019 года. Призовой фонд мероприятия, проводившегося некоммерческим партнёрством «Викимедия РУ» в рамках проекта Ресурсный центр «Открытое наследие» за счёт средств гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, составил 201 000 рублей.
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» про писателя Владимира Сорокина
Вышел трейлер документального фильма «Сорокин трип» — о русском писателе, драматурге и художнике Владимире Сорокине. Картина появится в прокате с 12 сентября.
Ресурсный центр «Открытое наследие» в Анапе
1 августа 2019 года в стенах Центральной библиотеки города Анапа прошла презентация ресурсного центра «Открытое наследие» для представителей библиотечного сообщества муниципального образования города-курорта Анапа. Пред представителями 29 филиалов Централизованной библиотечной системы выступили представители НП Викимедиа РУ Станислав Александрович Козловский и Дмитрий Александрович Жуков.

 

 

Мнения

Иван Засурский

Мать природа = Родина-Мать

О происходящем в Сибири в контексте глобального экологического кризиса

Мать природа — Родина-мать: отныне это будет нашей национальной идеей. А предателем будет тот, кто делает то, что вредит природе.

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.