Подписаться на обновления
20 сентябряСреда

usd цб 58.0993

eur цб 69.6785

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияПраво автора
Печать  ТВ и радио  Новые медиа  Медиабизнес  Стартапы  Кризис в СМИ  Информационное право  Facebook  Живой Журнал  Экономика знания  ВКонтакте  Общественное достояние  Ноосфера. Запуск 
  пятница, 28 марта 2014 года, 11:30

Галина Тимченко: «Государство и интернет будут взаимодействовать по силовому сценарию»
Бывший главный редактор «Ленты.ру» Галина Тимченко — об истории своего издания, о коллегах и конкурентах, о работе с инвесторами и чиновниками, о цензуре и самоцензуре в Сети


Галина Тимченко. //Kremlin.ru
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Интервью с Галиной Тимченко готовилось в начале марта. В нем главный редактор «Ленты.ру» рассказала о том, с чего начиналось и как развивалось ее издание, ставшее к 2014 году крупнейшим онлайн-СМИ страны. 12 марта Тимченко, возглавлявшая «Ленту» на протяжении десяти лет, была уволена со своего поста по решению владельца издания, бизнесмена Александра Мамута. Ниже представлено интервью бывшего главного редактора без изменений, снабженное необходимыми примечаниями.

По мнению Галины Тимченко, самоцензура в интернете сильнее любой цензуры. Власти вмешиваются в работу интернет-изданий, принимая законы, которые позволяют блокировать сайты. Однако, хотя эти законы и осложняют работу онлайн-СМИ, назвать их применение вмешательством в контент нельзя. При этом в дальнейшем попытки законодательного ограничения работы СМИ сохранятся, считает Тимченко.

Говоря о взаимодействии с новым инвестором, Галина Тимченко признает, что ее отношения с Александром Мамутом складывались тяжело, а в существовании «Ленты.ру» внутри холдинга были некоторые «внутренние противоречия». Тем не менее, в марте 2014 года Тимченко заявляла, что отношения с новым владельцем только начинали выстраиваться, и говорить о том, насколько хорошо «Лента» войдет в структуру активов Мамута было рано.

— Как вы начали работать в «Ленте.ру»?
— Галина Тимченко: Это было после кризиса 98-го года, и наши зарплаты в «Коммерсанте» упали примерно в пять раз. Единственным хорошим следствием этого было то, что мы все очень сильно постройнели, потому что ели мы раз в день и только гарнир и ходили пешком, поскольку не было денег на транспорт.

Поскольку я тогда остро нуждалась в деньгах, мне коллега из «Коммерсанта» сказала: «Ты знаешь, есть такой вот Антон Носик, он делает какую-то ленту, я не знаю, что это значит, но пойди поговори с ним».

Я пришла к Антону Борисовичу Носику, и он взял меня на работу примерно за три минуты. За это же время он успел напоить меня до бессознательного состояния и спросил, есть ли в «Коммерсанте» еще такие люди, как я. Вообще, за три минуты напоить голодного человека большого труда не составит. Носик предложил мне 50 грамм коньяку, и я «улетела». И привела в «Ленту.ру» еще трех человек из «Коммерсанта».

— Какая главная задача перед вами стояла?
— Антон Борисович говорил всегда, что когда на Страшном суде будут спрашивать, что вы такого делали, объясняйте просто: В мире ежедневно происходит несколько тысяч событий. Ни один человеческий мозг не в состоянии это воспринять. Вы должны отсеять события, понять, какие из них важные и общественно-значимые, какие из них интересные, и сделать из этих событий новостную картину дня, такую, чтоб без каждого из этих событий день был неполон. Вот и все. Мы делали новостную картину дня. Так оно на самом деле и осталось.

— Насколько изменилась «Лента» с того времени?
— Категорически. «Лента» 99-го года состояла, по-моему, из трех больших рубрик и трех маленьких. Мы писали в среднем 30 новостей в день. Это очень смешно сейчас выглядит. И писали только в одном жанре — новостной заметки. О фотовизуальной составляющей, конечно, речи не шло. То, что мы делали с фотографиями, было очень тупое и очень примитивное иллюстрирование. Притом, что в этом тоже был какой-то прорыв, потому что «Лента» была и остается до сих пор единственным интернет-изданием, которое иллюстрирует каждую заметку. У нас не бывает заметок, не иллюстрированных фотографией, или видео, или инфографикой, или картинкой — все что угодно. Где-то с 2001 мы начали потихонечку осваивать другие жанры, и «Лента» стала вполне себе «монстром». Мы научились всему.

— С какими трудностями и кризисами вы столкнулись за это время?
— Во время экономического кризиса 2008 года нам полностью заморозили бюджет. А мы уже тогда находились технически в таком состоянии, что через полгода могли рассыпаться на кусочки. «Лента» очень долго работала на движке 1999 года рождения, который сделал Максим Мошков, основатель знаменитой библиотеки Мошкова. По-моему, он за ночь или за двое суток сделал движок, и мы работали на нем 7 лет. И мы понимали, что движок был похож на одеяло в заплатках, и что мы в любом случае рассыпемся. Мы как раз начали осваивать новые жанры, начали потихонечку писать лонгриды, делать что-то с фото, и в этот момент нам заморозили практически весь бюджет.

Была такая «Лента.ру», в последние года два самый интересный новостной сайт на русском языке. Была – и нет ее больше. После увольнения главного редактора Галины Тимченко ушел (ну или, как минимум, заявил о своем переходе в другое качество) и весь коллектив, нежно любимая дорогими читателями «дорогая редакция». В истолковании этого события особенных разногласий среди читателей не было: «При нас убивают профессию», - отчеканил, например, Глеб Морев. Искренне скорбя по «Ленте», я все-таки задумалась о странных свойствах этой профессии, которую на моих глазах убивали уже раз пятнадцать и с живой реальностью которой мне ни разу не было дано прийти в соприкосновение. Была ли профессия? Ведь только призрак или плод воображения можно успешно убивать много раз подряд.

В таком состоянии мы сидели три года, и это очень сильно отодвинуло нас назад. В какой-то момент мне показалось даже, что конец близок. Я помню, рисовала панические презентации для начальства. Первая страница презентации — прекрасный корабль, на который смотрел с берега миллионер, на втором слайде на этом корабле было написано слово «Титаник». Потому что на самом деле, как я говорила тогда, «Титаник» был очень хорошим судном. Но только швы были слабо заварены, и команда была очень маленькая.

И в каком-то смысле, если говорить о «Ленте», «родовая травма» и сохранилась, потому что мы до сих пор боимся, например, экстенсивно расширяться. Мы привыкли жить, как я это называю, в условиях ограниченной нищеты. Мы все время жмемся. Вот с тех пор есть ощущение, что у меня довольно мало сотрудников. То есть, мы производим довольно большое количество материалов очень маленькими силами.

— Есть ли у вас прямые конкуренты, такие, за кем вы наблюдаете, или конкуренты, которые наблюдают за вами?
— Я сейчас буду говорить неполиткорректные вещи. Самых главных конкурентов недавно торжественно зарезали при всех. Это были «РИА Новости». С одной стороны мне бы, конечно, руки потирать, с другой стороны, это плохо, когда в рыночную конкуренцию вмешивается государство, это всегда плохо. Когда уничтожают твоего конкурента, это тоже плохо. Потому что мы оказались, простите за некоторое самодовольство, в позиции или в состоянии Усэйна Болта: бежать вперед, когда тебя никто не догоняет — это неинтересно. Интересно соревноваться с кем-то. Нас этого соревнования лишили. Что касается исторических конкурентов, это «Газета.ру», теперь мы в одном холдинге. Но «Газета.ру», к сожалению для них, к счастью для меня, давно отстала от нас, во всяком случае, по показателям, по трафику, по объему аудитории. Я пока не вижу, чем они могут удивить аудиторию так, чтоб она к ним вернулась.

А если говорить о мелких или новых СМИ, то да, конечно, они вызывают мою озабоченность. В журналистском жаргоне есть одно выражение, но я его смягчу: «замусоривают поляну». Потому что, например, «Лента» первой стала вести неспортивные онлайны. Онлайны политических событий, онлайны развлекательных событий. Мы первые провели онлайн «Евровидения», мы первые провели онлайн прямой линии Путина. Это, правда, было очень давно, но это был абсолютный рекорд — 370 тысяч посетителей за 2-4 часа, сколько там Путин разговаривал.

После чего онлайны стали вести все. Безусловно, у нас нет копирайта на онлайны, и мы не можем и не будем никогда в жизни их кому-то предъявлять, но ощущение, что за «Лентой» внимательно следят и начинают копировать, — это не ощущение, это знание. Потому что точно так же «Лента» первая сделала энциклопедию ньюсмейкеров, после чего энциклопедию ньюсмейкеров сделали РБК, после чего пресс-портреты или какое-то подобие начал делать «Яндекс». То есть, мы, безусловно, трендсеттеры, и какие-то вещи мы делаем первыми.

— Скажите, а вы сами страдаете от цензуры со стороны государства?
— Нет, я не страдаю от цензуры государства. Государство в мою жизнь не вмешивается. И все, кто говорят, что государство со страшной силой вмешивается в их жизнь... Наверное, так и есть. Но только не в нашей пока отрасли. Государство пока вмешивается другими методами в нашу жизнь. Государство вмешивается принятием бессмысленных и беспощадных законов, указов и приказов, рекомендаций и инструкций. Начиная от тех инструкций, которые к нам применяет Роскомнадзор, в частности блокировка материалов, экстремизм, и т.д. и т.п. Начиная от маркировки собственно сайта — 18+, которую мы обязаны были делать, и заканчивая последними инициативами Государственной Думы.

Огромная заслуга Гали Тимченко в том, что Лента.Ру завоевала и удерживает лидирующие позиции на рынке российских СМИ — по охвату аудитории, по оперативности, достоверности, объективности и независимости журналистских материалов. Но не меньшая её заслуга — в том, что в Ленте.Ру сложился такой достойный коллектив уважающих себя профессионалов, которые не боятся публично выступить против беспредела в отношении своего коллеги. Остаётся узнать, найдётся ли на всём российском медиарынке столько же смелых и честных журналистов, сколько их сегодня оказалось в редакции Ленты.Ру. Галя сумела собрать вокруг себя коллектив отважных и порядочных людей, которые не захотели прогнуться в ситуации, когда в страхе перед мутноглазым начальством исправно берут под козырёк миллиардеры, "хозяева жизни", владельцы заводов, газет, пароходов. Когда «деятели культуры» — в основном, немолодые люди, которым, казалось бы, незачем трусить, лебезить и угодничать, при всех их заслугах и регалиях — наперебой спешат заверить власть в своей безграничной преданности и одобрямсе.

В этом смысле государство вмешивается. Но это не вмешательство в контент. Это усложнение нам жизни как производственной единице. Что касается вмешательства в контент, то в интернет-СМИ, насколько я понимаю, самоцензура — больше, чем цензура. Конечно, цензура есть. Более того, на государственных каналах она есть по определению. Они получают государственные деньги, они должны транслировать государственную точку зрения. Что касается независимых СМИ, то там скорее не цензура, а желание получить политические или властные дивиденды от игр с государством.

То есть, у тебя всегда есть выбор — остаться в позиции независимого СМИ, но тогда не получить доступ к каким-то ньюсмейкерам, не достигнуть каких-то договоренностей, не быть аккредитованным и т.д. То есть, ты за независимость ты заплатишь отлучением от властных структур. Либо ты вступаешь в эти игры и начинаешь танцы с волками, но тогда уже будь готов заплатить за это тем, что тебя попросят исправить здесь, попросят убрать такой заголовок, не писать об этом или уделить особое внимание этой теме. Это очень тонкая грань, где каждый выбирает для себя.

— Будет ли дальше интернет контролироваться государством?
— Конечно, будет. Насколько я вижу, и это, опять же, мое оценочное суждение, взаимодействие государства с интернет-отраслью будет развиваться именно по силовому сценарию. То есть, нас будут пытаться ограничивать законодательно, и будут пытаться ограничивать с помощью специально созданных надзорных органов. Переговариваться с нами, телефонным правом пользоваться никто не собирается. Скорее всего, нас если и будут ограничивать, то только так.

— Наша страна очень многонациональная и многоконфессиональная. Как вы справляетесь с тем, чтобы написать новость и никого не задеть? Чтобы люди не отсеялись?
— У меня нет такой задачи.

— Вы не чувствуете на себе эту ответственность?
— Абсолютно. Я информирую людей. Если у людей IQ меньше 80 и они оскорбляются, узнав какую-то достоверную информацию, то это их проблемы. Моя главная задача — доставлять информацию, правдивую, достоверную, проверенную информацию, и точно в срок.

В каком-то смысле я работаю разносчиком пиццы. Если человек заказал себе пиццу, а у него аллергия на перец, это не проблема разносчика. Если он заказал себе пиццу с ананасом, и потом плюется, это не проблема того, кто ему доставил эту пиццу. Это проблема человека, который знал, что у него аллергия, но попытался заказать себе пиццу с ананасом или перцем.

— Расскажите про Антона Носика. Был ли у него особый стиль управления, особые черты, которые знали только 10 человек, которые пришли?
— Нет. Антон Носик — очень открытый человек. Про него, по-моему, все знают всё. Что я, например, знаю об Антоне, так это то, что в нем совершенно точно живут два разных человека. В обычной, мирной жизни нет человека более толерантного, терпимого, ласкового и внимательного. Просто таких в природе не существует. Вне зависимости от того, что бы с тобой не случилось, ты можешь звонить и получить от него все, что тебе нужно в этот момент. Поддержку, деньги, его время, его связи, консультацию. Все, что угодно.

Как только мы переходим из личных отношений, дружеских, в рабочие, это превращается в сущий ад. Наверное, «Лента» неплохо работает до сих пор только потому, что мы получили эту прививку из самых недр ада. Потому что одновременно ты должен был, если Антону что-то не нравилось, в сию секунду ответить ему на восемь «асек», три смски, переписать заголовок, перестроить структуру текста, поставить 28 ссылок, и это должно было быть сделано сейчас, немедленно. Сам он писал в свое время до 20 тысяч знаков в сутки и никогда в жизни не считал писание текстов чем-то особенным.

Он всегда говорил, что средне образованный человек с нормальными умственными способностями всегда должен быть готов и способен внятно выразить свои мысли в письменной речи. Он не считал хороший текст достижением, он считал его формой жизни. Поэтому работать с ним было чудовищно тяжело. И мы работали всегда на пределе возможностей. Как бы ты не старался, ему всегда было мало. Он, бывало, и ночевал на работе, и дорабатывался до того, что попадал в больницу с обострением язвы желудка. Он чудовищно переутомлялся, и он жил, ел и спал на работе, усваивал гигантское количество информации, и успевал всех нас достать так, что когда он наконец уходил, господи... Хоть посидеть пять минут. Поэтому он очень жесткий начальник. И очень хороший человек.

— За время существования «Ленты.ру» у вас несколько раз менялся собственник. Расскажите, как это происходило?
— Я боюсь, что это будет не очень серьезно, потому что так было заведено и так заведено сейчас, что объединения — это бизнес-решения, а не политические решения. Поэтому редакция принимала в этом минимальное участие, нас просто ставили в известность в какой-то момент о том, что будут такие или такие изменения.

Первую историю, когда мы вошли в «Рамблер», и это был, если мне память не изменяет, двухтысячный год, мы не заметили, пока мы не переехали в здание, в котором сидел «Рамблер». Это было начало 2001 года, и мы ничего тогда не понимали про «Рамблер». «Лента» всегда была наособицу. У нас долго время было ощущение, в чем меня часто упрекают и сейчас, осаждённой крепости, потому что «Рамблер» развивался в соответствии с своей стратегией, не учитывая совершенно присутствия «Ленты».

Более того, время от времени появлялись в «Рамблере» менеджеры, которые считали «Ленту» основным конкурентом некоторым сервисам «Рамблера», например «Рамблер-Новостям». Поэтому мы привыкли жить в одиночку и ни на кого особенно не рассчитывать в этой жизни.

После того, как «Профмедиа» сменило в очередной раз менеджмент «Рамблера» и объединило нас с «Афишей», жизнь наша поменялась кардинальным образом, потому что впервые за всю историю наших отношений с «Рамблером» к руководству холдинга пришли люди медийные. Не из телекома, не из бизнеса, а из «Афиши». Люди, которые говорят на нашем языке, думают, как мы. Это было первое руководство за долгое время, которое понимало, что такое «Лента», и почему нужно к нам относиться так или иначе.

И у нас начался конфетно-букетный период. Мы очень хорошо прожили эти полтора года. То есть, конечно же, мы ругались, в этом самом кабинете четыре часа с гендиректором «Рамблера», кричали друг на друга и стучали кулаками. Мы обижались, он писал мне страшные письма. «Если ты так когда-нибудь ещё со мной будешь так говорить — я не переступлю порог твоего кабинета». Я сказала, что это самая страшная угроза от начальства, которую я когда-либо в жизни слышала.

Но, тем не менее, мы очень хорошо прожили эти полтора года. Сейчас руководство холдинга сменилось, и сменился, собственно, владелец холдинга, им стал господин Мамут. И пока мы только начинаем выстраивать наши отношения. Я пока ещё не очень понимаю, куда это приведёт. Безусловно, это люди совершенно другие, это люди высокотехнологичные, которые мыслят категориями не только медийными, но и категориями интернет-бизнеса. Мне с ними тяжеловато. Но это мое личное отношение. Что касается всего остального — мне пока еще рано говорить о том, насколько хорошо «Лента» войдет в эту структуру. Есть какое-то количество внутренних противоречий. Их вижу пока только я, остальные не поддерживают меня в моих, как бы это сказать, потугах быть Кассандрой.

— Расскажите о работе «Ленты.ру» с социальными сетями.
— Мы пытались выходить в социальные сети, и в Twitter у нас это получилось, по-моему, в 2010 или 2011 году. А с другими социальными сетями мы не могли никак установить контакт — простите за каламбур. И только начав работать во «ВКонтакте», мы избавились от пренебрежительного отношения к социальным сетям, мы поняли, насколько это отзывчивая аудитория, насколько за внешней грубоватостью и юмором на грани фола стоят нормальные, живые, хорошие люди, очень хорошо саморегулирующиеся, на самом деле. И насколько хорошо там все организовано.

Поэтому сейчас «ВКонтакте» дает нам аудитории столько же, сколько «Яндекс». Аудитория из социальных сетей составляет, по-моему, больше 15% всей аудитории «Ленты.ру». И это одна из самых отзывчивых и реактивных аудиторий. Более того, мы даже несколько материалов в «Ленте» сделали на основании того, что присылали нам люди из нашего паблика «ВКонтакте».

Ну и понятное дело, что у «Ленты.ру» во «ВКонтакте» очень такой хулиганский имижд. Я получаю очень много жалоб от взрослых людей, которые говорят: «Как же вам, взрослой женщине, не стыдно, что у вас такой паблик». Мне не стыдно, мне весело как раз.

— А что скажете о Facebook?
— В Facebook было такое ощущение, что часть из Live Journal перетекла и устроила там небольшую тусовочку. Сейчас уже не так. Всегда сначала приходят самые пронырливые, потом приходят самые умные, а потом уже и все остальные. Уровень дискуссий, конечно, пошел вниз.

У меня к Facebook очень много вопросов. По поводу выдачи информации во френдленте, по поводу бесконечной рекламы и того, что Марк Цукерберг решает за меня, что мне нужно видеть, а что не нужно, по поводу взаимодействия со СМИ. Во «ВКонтакте» чем больше тебя читают, чем больше делятся твоим контентом читатели, тем выше ты поднимаешься на основной стене новостной. В Facebook за тебя это решает Марк Цукерберг, и часто в обратной пропорции. Если у тебя небольшая аудитория, тебя показывают почти всем, но как только твоя группа в Facebook пересекает некий рубеж — тебя начинают показывать только небольшому проценту аудитории, а если у тебя становится гигантская группа, как, например, у «Ленты», там почти 700 тысяч человек, и нас показывают трем процентам людей. Для чего это делается? Для того, чтобы мы выкупили промо и отдавали деньги Facebook для рекламы наших страниц.

— Про какие основные события в истории «Ленты.ру» вы бы хотели рассказать сами?
— Во-первых, редизайн, конечно. Когда мы поняли, как нужно переделывать «Ленту» и какой должна быть внутренняя структура, мы начали с нашим аналитиком стали изучать статистику пути по сайту, то, как себя люди ведут, сколько они и где «залипают», какие пути для них остаются закрытыми. И когда мы представили схему и техническое задание для дизайнера, мы ее делали не так, как делают многие средства массовой информации — «сделайте нам красиво и ярко». Мы точно понимали, чего мы хотим добиться этим редизайном.

Мы запланировали, что у нас будет проседание в аудитории на четыре месяца, но уже через два вышли ровно на декабрьские показатели (перезапуск «Ленты.ру» состоялся в январе 2013 года — прим. theRunet.com). За что гигантское спасибо нашему дизайнеру. Правда, после этого он стал нарасхват, и я боюсь, что «Ленту» теперь растиражируют. А недавно один предприимчивый юноша на WordPress повесил объявление — «Кто хочет „Ленту.ру“ по 40 долларов за штуку? Шаблон я готов продать».

Есть некоторое количество сайтов, которые полностью копируют дизайн «Ленты». Какие-то чиновники из Московского Федерального правительства говорили, что теперь разные подразделения, муниципалитеты, когда заказывают себе сайты, говорят «сделайте нам, пожалуйста, как у „Ленты“». То есть мы каким-то образом задали такой отраслевой стандарт. Мы получили премию за лучший в мире новостной дизайн. Есть такая премия Solutions for News Design. В шорт-лист российские сайты входили, но премию не получали никогда. Мы получили ее вместе с мобильной версией Guardian.

Но два месяца мы стояли под вентилятором, на который набрасывают то, что не едят. В чем нас только не обвиняли. Тем не менее, получилось, что мы выиграли, и мне лично было важно, что мы выиграли битву с собственным начальством. Руководство объединенной компании говорило мне, что я не имею права делать полный редизайн. Что я должна сделать сплит на пять или десять процентов аудитории и посмотреть, как она отреагирует. А я доказывала, что аудитория всегда реагирует одинаково — «отдайте нам наше старое, любимое, привычное».

После редизайна мне писали возмущенные письма — особенно меня поразило письмо от юридического отдела Бабаевской кондитерской фабрики. Они сказали: «Вы убили не просто дух, вы убили самую душу нашей родной „Ленты!“». Это было очень смешно. Но, тем не менее, мы оказались в победителях, и я ужасно рада.

— Расскажите об интересных случаях из жизни редакции.
— Вы знаете, у нас в редакции забавные истории происходят примерно 18 раз в сутки, если не чаще. Поэтому дорогая редакция ржет бесконечно, стены содрогаются от их хохота. На самом деле, это просто такая разрядка, потому что очень тяжело работать в новостях, это тяжелый труд, в том числе эмоционально очень тяжелый.

Мы часто говорим, что яркий признак «Ленты.ру» — это почти тотальный аутизм. Не имея в виду ничего плохого. Потому что люди, например, могут в течение какого-то времени сидеть рядом за столами и не знать, как зовут друг друга, а знать друг друга только по нику в редакционном чате.

Точно так же многие не знают, кто главный редактор. Например, у меня есть прекрасный редактор Иван, который пришел работать в ночную смену, и мы с ним встречались, но он меня не запомнил. Я увидела ошибку в тексте и пишу ему в чат: «Ночная смена, исправьте, пожалуйста, ошибку». В ответ я получаю: «Ты кто?». Я говорю: «Я — Тимченко». Он: «А мне это что, что-то должно говорить?». Я говорю: «Ну, наверное, да. Исправь ошибку». Он говорит: «Ты, наверное, спамер, или робот? Я тебя сейчас забаню». Я говорю: «Я тот человек, который тебя уволит через 30 секунд, если ты сейчас же не прекратишь пререкаться, а исправишь ошибку». Остальное со слов ночной смены. Он говорит: «Ребят, а вы знаете, что такое Тимченко?». Они ему: «Ну вообще-то это наш главный редактор», — «Да, блин? А я ее чуть не забанил».

На самом деле, это стандартная ситуация. Например, как-то на Новый год мы гуляли, и чтобы люди не ломились в кабинет генерального директора, написали на нем слово «Касса». И оно так и висело на кабинете. Пришел новый редактор и тоже делает ошибку. Выходит генеральный директор и говорит: «Вы знаете, мне написал приятель, у вас там ошибка, исправьте, пожалуйста». Редактор вскакивает и говорит: «А с каких пор мне кассирша указывает, как писать?».

Таких историй у нас много. Не считая того, что я в Facebook веду такую маленькую ленту забавных происшествий, которая называется «Будни класса коррекции». А началось это с того, что нас объединили с «Афишей», мы посмотрели друг на друга, и решили, что это как слить элитные классы гимназии из Столешникова переулка и класс коррекции из Бирюлево (это «Лента.ру»). Потому что они о высоком, а мы — исключительно о новостях, и в довольно грубом жанре. Так что на каждой летучке я записываю за ними то, что они говорят, потом выкладываю это в Facebook. Народ смеется.

— Что вы еще хотели бы сказать о «Ленте»?
— О том, какие замечательные люди там работают. В «Ленте» есть традиция возвращения. Есть рекордсмены, которых я брала на работу четыре раза. То есть люди возвращаются, и, конечно, возвращаются не просто так. Тут, кроме всего прочего, есть и такая история: ты можешь быть кем угодно, исповедовать какую угодно религию, делать все, что угодно, быть какого угодно размера, но если ты работаешь хорошо, тебя будут любить. Причем, любить беззаветно.

В прошлом году мне позвонила Светлана Рейтер и сказала: «Я знаю, что у вас есть ставка, может я могла бы прислать свое резюме?». Я просто чуть не зарыдала, потому что поняла, что «Лента» стала тем местом, где хотят работать, просто очень хотят работать хорошие журналисты и очень хорошие люди.

Источник: therunet.com




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Уход в себя

«Внутренняя эмиграция» по-английски

В Лондоне все чаще обращают внимание на то, что нарастающий объем информации, который обрушивается на современное общество и давит на человека, имеет обратный эффект и приводит к противоположному результату: потере интереса к новостной информации. Более того, эксперты отмечают драматическое наступление другого процесса — люди «отключаются» от информационного потока.

20.07.2017 13:00, Нана Яковенко


Спасибо Носику за это

Рунет лишился своего гуру. Не стало Антона Носика

Сейчас, когда к интернету в России подключено 70 миллионов человек, сложно представить, что лет 20 назад их было пару сотен тысяч, человек 100 из которых делали то, чем мы сегодня ежеминутно пользуемся. Антон Носик был одним из них.

10.07.2017 13:00, Антон Меркуров


Жизнь и смерть в цифре

О проблеме архивации и резервирования информации

По оценкам исследователей International Data Corporation, количество информации удваивается в мире каждые два года. На данный момент ее объем составляет несколько тысяч эксабайт, и лишь один процент из этого объема так или иначе проанализирован. Однако даже эта информация сохранена ненадежно: хрупкость аналоговых носителей и развитие ПО увеличивают риски ее потери.

30.06.2017 21:00, Евгений Механцев


Битва за открытый доступ

Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа. Часть 2

Крупнейшие архивы открытого доступа, функционирование пиратских площадок и будущее научной коммуникации.

29.06.2017 19:10, Аса Сигурэ


Новые медиа, старые проблемы

Олигополия научных издательств, ситуация со Sci-Hub и будущее открытого доступа. Часть 1

Один из персонажей в пьесе Бернарда Шоу «Врач перед дилеммой» говорит: «Профессия есть заговор против мирян». По словам профессора Джона Нортона, чтобы понять ситуацию в сфере научной коммуникации, нужно просто заменить слово «профессии» на «издатели академических журналов». Это справедливое утверждение: удивительно, но в эпоху развития интернета знания оказываются закрытыми, и на пути к ним стоят корпорации, получающие огромную прибыль за труды других людей.

28.06.2017 19:00, Аса Сигурэ


«Общественность не должна платить за открытый доступ к исследованиям»

Точка зрения австралийского издателя: о сложностях политики открытого доступа

Аргументы в защиту свободного обмена научно-исследовательскими данными кажутся убедительными. Как заметил Стивен Инчкомб (Steven Inchcoombe) из издательства Springer Nature, «популярность журналов открытого доступа растет, так же как – чуть в меньшей степени – популярность монографий открытого доступа».

22.06.2017 16:00, NATHAN HOLLIER


«Я убеждена в том, что ни один врач не может определить, является ли кто-то душевнобольным»

Как журналистка проникла в психиатрическую больницу

Полиция забирает испуганную и растерянную Нелли Блай в 1887 году в Нью-Йорке. Вскоре она предстает перед судьей, ее обследуют несколько врачей. Сомнений у специалистов нет: девушка — душевнобольная, ее помещают в спецучреждение. Пока для Нелли Блай все идет по плану.

22.06.2017 05:00, Трульс Уссинг (Troels Ussing)


Проект European Open Science Cloud

Европа создает крупнейший научный репозитарий открытых данных

Ведущие европейские исследовательские институты договорились о совместной работе со спонсорскими организациями и законодателями над созданием European Open Science Cloud – крупнейшего открытого репозитория данных в истории науки. Идея проекта European Open Science Cloud заключается в том, чтобы предоставить каждому ученому и всем желающим открытый доступ к результатам исследований, проведенных за счет государственного финансирования.

20.06.2017 16:00, Benedict O'Donnell


Путь в ноосферу

Запущена Федеральная резервная система банков знания

В рамках Третьего международного профессионального форума «Книга. Культура. Образование. Инновации» состоялись специальный семинар «Открытый доступ» и пресс-конференция «Федеральная резервная система банков знания: настоящее и будущее», проведенная Ассоциацией интернет-издателей (АИИ) совместно с НП «НЭКИОН». Ключевыми темами для обсуждения стали открытый доступ к научным исследованиям и планы по развитию Федеральной резервной системы банков знания, которая была запущена в рамках проекта «Ноосфера. Запуск» весной 2017 года в тестовом режиме. На пресс-конференции был анонсирован ее официальный запуск.

07.06.2017 15:00, Агент Ноосферы


Пять вопросов об открытой науке и ответы на них

Кратко о главном: что такое открытая наука, почему это важно для исследователей и почему – для всех остальных

Под термином «открытая наука» понимается практика, когда научные исследования и их результаты становятся открытыми и доступными для людей за пределами узкого круга исследователей. Среди прочего, открытая наука подразумевает доступность исследовательских материалов, данных и лабораторных протоколов для всех желающих. Многие ученные также поддерживают открытый доступ – параллельное движение, сторонники которого считают, что научные статьи должны быть бесплатно доступны для чтения без необходимости платить за подписку или разовый доступ.

02.06.2017 14:00, Elizabeth Gilbert, Katie Corker, The Conversation






 

Новости

Сотни видеолекций преподавателей Факультета гуманитарных наук ВШЭ выложены в сеть
Сотни видеозаписей лекций преподавателей Факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ) выложены в свободный доступ.
570 оцифрованных страниц из дневников Леонардо да Винчи опубликованы онлайн
Британская библиотека опубликовала 570 оцифрованных страниц из дневников Леонардо да Винчи для всеобщего обозрения. Страницы можно листать, увеличивать и скачивать.
«Газпром-медиа» не выявил отношений «Эха Москвы» с американским агентством BBG
Холдинг «Газпром-медиа», контролирующий акционер радио «Эхо Москвы», в ходе проверок не выявил каких-либо отношений радиостанции со структурами американского правительственного агентства Broadcasting Board of Governors (BBG).

 

 

Мнения

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.