Подписаться на обновления
26 апреляПятница

usd цб 64.6794

eur цб 72.1111

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Общество  Экономика  В мире  Культура  Медиа  Технологии  Здоровье  Экзотика  Мнения  Дискуссии  Сколько стоит Россия?  Кофейные заметки  Сеть 
Глеб Павловский, Александр Филиппов   четверг, 5 июня 2014 года, 10:30

Фронт и нация
Стенограмма предвыборного Skype-обсуждения ситуации на Украине Глебом Павловским и Александром Филипповым. Электоральные и социально-политические гипотезы вокруг вопросов учреждения «новой» Украины


Фото: nikitakartinginboxru /deviantart.com
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




География политики переменилась. Сегодня Львов растворился в Киеве. Быть украинским националистом теперь — это быть против Путина. Оспаривать национализм нельзя, не переходя через линию фронта к врагу. Нация — это что? Нация — то, что отстраивается от фронтовой линии.

Глеб Павловский: Я крайне депривирован схемой диалога по Скайпу и нуждаюсь в том, чтобы вы куда-то меня повели.

Александр Филиппов: То есть в высшем смысле?

Г.П.: Да, разумеется.

А.Ф.: Я знаю людей, на которых ваши слова оказывают терапевтическое действие. Даже в обстоятельствах очень переменчивых вы позволяли им увидеть порядок. Это, конечно, очень хорошо, это вызывает ощущение политической мудрости. Но все-таки с того времени, когда вы впервые высказались об украинских событиях, прошло уже несколько месяцев, какие-то предвиденные вещи сбылись, какие-то вещи появились непредвиденные. И никто, наверно, не скажет, что мы сейчас точно понимаем, в каком месте мы находимся. Поэтому я, если можно, хотел бы отойти именно от того, что произошло в самые последние дни. Вы об этом много говорили, причем на широкую аудиторию. Я же хочу снова задать тот вопрос, который ставился в самом начале, который был одним из ключевых моментов во всей вашей интерпретации. Вы говорили, что произошла революция и эта революция покатилась дальше, уже после бегства Януковича, как своего рода автокаталитический процесс (это уже не ваши слова, я так вас понял). И тот, кто думает, что он может его остановить в любом месте и в то время, которое ему удобно, несколько заблуждается. И, если я вас тогда правильно понял, то, что стало потом происходить на юго-востоке Украины, и следовало понимать как именно то, что вы предрекли.

Но, может быть, сейчас найдется множество людей, которые скажут: нет, никакой революции не было, а был заговор. Мы знаем, что есть интерпретация всего, что произошло в Киеве, как заговора. Но мы сейчас говорим именно о продолжении революции. Итак, одни говорят, что там сейчас — «русская весна», хотя, кажется, это не совсем то, что вы называете революцией, но, во всяком случае, во многом спонтанное движение. Другие же скажут, что там, наоборот, не было «русской» весны, там была спецоперация или, во всяком случае, движение не спонтанное, но инспирированное извне. Но пусть это пока что не играет никакой роли. Иначе мы скатимся к неразрешимому вопросу о том, как идентифицировать и как называть конкретных людей и обстоятельства. Я для этого недостаточно компетентен и предпочитаю говорить о другом. Итак, был момент, когда вы произнесли это слово. Вы произнесли слово «революция», вы произнесли слова «она пойдет дальше», и тем самым был задан некий тренд, рамки интерпретации всего последующего. И, конечно, мне бы хотелось воспользоваться моментом и задать вопрос: как вы отличаете революцию? Как вы отличаете революцию от переворота, от верхушечного переворота, который отсылает к каким-то своим сторонникам на улице, но все-таки является при этом не более чем переворотом? В какой момент мы фиксируем начало революции, конец революции, ведь рано или поздно она все равно завершается? Как мы обходимся с концептуальным аппаратом, работающим с понятием «революции», с применением его не к тому, что было когда-то, а к тому, что происходит здесь и сейчас, хотя бы и в завершающей фазе? Это мой вопрос.

Г.П.: Неудобный вопрос, он взывает к какой-то самопальной теории революции, а я не пытался ее выстроить. Мое интуитивное представление о революции скорее апофатическое, нежели позитивное. Поначалу осенью я видел в Киеве типично украинскую историю, отчасти заурядную, отчасти комичную. Хотя эксцентричную по игре: и блеф Януковича, и давление Москвы — все было избыточным и чуть-чуть чрезмерным. Игроки обостряли игру, рассчитывая на риске сорвать больше, и тут вдруг я стал сомневаться в том, что вижу лишь комедию политических ошибок. Всплыли давние представления о революции как тектоническом процессе. Революцию я, отчасти по Марксу, отчасти вопреки ему, рассматривал больше как Тяни-Толкая, чем как локомотив. Как процесс, в прелюдии которого все уже сорваны со своих оснований, но этого еще не знают и готовы улететь бог знает куда. Революция приходит как разрешение улететь, но, с другой стороны, и как удар по всем тормозам сразу. То есть революция — это одновременно и блокировка, чтобы род сей не улетел с планеты и не просочился в канализацию.

Картина революций двояка. То, на чем фиксируют внимание, — это выход новизн, которые в великих революциях представлены новым человеком и утопическими новыми небесами. А далее, как замечал Токвиль, в этой новизне старина слышится. И обнаруживается, что при возведении нового Иерусалима все строили редуты против сноса в неизвестное. Срыв всего с оснований наблюдать проще. Он виден на контрасте, когда люди, понятные в старом ландшафте, отделяются от прежних станин. С ними творится что-то необычное, и отчасти они это сознают. Но что дальше? Начинается самолимитирование Майдана, и оно нарастает, одновременно с распадом оснований.

С Донецком, Луганском и проектом «Новороссия» все сложнее. Сейчас Порошенко и Киев решили активировать так называемую антитеррористическую операцию, карательные акции против вооруженного повстанческого движения Донецкой и Луганской областей. Уже вчера это привело к гибели десятков, а по некоторым данным, сотен людей, Аваков радостно отрапортовал об убийстве 200 ополченцев, Александр Бородай — о гибели 50 вооруженных и 50 мирных людей, поступают данные о расстреле машин с ранеными. Славянск обстрелян, погибли мирные жители. Если Киев думает, что такими методами он решит проблему, то он заблуждается: каждая бомба, которая падает на Славянск и Донецк, порождает новых бойцов.

Сперва на сцене Евромайдана юные киевские хипстеры, которые танцевали в ноябре-декабре: «Кто не скачет, тот москаль», — и всем весело, все скачут вместе. А в январе хипстеры уже скандируют нехипстерские речевки «Слава Украине! Героям слава!». Над чем они в декабре еще потешались, а теперь деться некуда. Со временем толпа с упоением втягивается, нескандирующие уходят. Я сам могу вспомнить, как во время вольных уличных хождений 2012 года на площади Восстания была метода: все стоят в толпе, кто-то говорит без громкоговорителя, потому что с матюгальником сразу вяжут. Те, кто ближе, громко повторяют для тех, кто дальше. Катится звуковая волна, и я сам с удовольствием в этом участвую, это чисто психическое заражение. Так появилась и «Героям слава», а далее уже внутренняя репрессия к тем, кто не кричал.

Сегодня хочется узнать: когда все началось и плохая политика перешла в революцию? Я вижу произвол назначения стартовых точек: начало подбирают под апологию сегодняшнего действия. Например, если «виновник Путин» (у которого есть большая адская кнопка на столе, которой он то включает, то отключает революцию на Украине), тогда Евромайдан не актуален, а актуален Крым. И все, что было до этого, где оно? Оно утонуло.

Сегодня я уже ни Евромайдана, ни «небесной сотни» не вижу: все уже парит в вышине, как панно на сводах новой власти, — там и «небесная сотня», и Майдан, и сатана Янукович. Все уже собрано в миф. А снизу поднялись новые простые люди, и непростые либо стали проще, либо пристроились к простым. Ускоряется торможение революции, которая стала бояться самой себя. Она не породила никаких своих форм вовлечения граждан, зато заглотила несколько чужих, которые граждан отпугивают. Героям слава, слава Украине, хорошо, что дальше — как с этим работать? Где язык глубинной политики? На основании крика «Героям слава!» вызывают фанатов. Героев вызывали? Герои тут — а кого убивать?

Раннее начало уже сакрально, и оно не работает актуально. Надо придумывать новое. Принятие первой Конституции 1791 года для Парижской революции не является уже значимым событием в 1793-м. Глубина прошлого то приближается, то уменьшается, чтобы освободить руки для того или иного действия. Какой там Янукович, где Янукович? Янукович утонул в Путине. Януковича нет. А где тот старый мир, от которого освобождал Евромайдан? Он теперь уже вовне: это Россия Путина и «террористы» Востока. А кто такие киевские «мы»? А «мы» теперь те самые герои. Которые, наконец, не боятся быть националистами, когда приказано, уже не стесняясь.

Адекватные и мыслящие, казалось бы, люди зубоскалят по поводу погибших в доме профосоюзов. Мол, это все были жлобы, гопота, сепаратисты и они в нас стреляли. Да. Наверное были и эти. Не все так просто. Были и другие. Были мальчики 94 года рождения. Были и девушки молодые. Были и преподаватели в универе. А были и какие-то слесари. Не все успели прыгнуть. Не все выжили после прыжка. И это никакая не победа. Не надо нас поздравлять. «Одесса долго запрягает, да быстро едет» - и такие восторженные комментарии я встречал. Да кому такая езда нужна? Кому такая победа нужна? Да и какая это победа? Это самое настоящее фиаско. Это гражданская война. Одесситы убивают одесситов. Где здесь победивший? Зачем мне такие победы нужны? Есть звери среди людей, есть и люди среди зверей - как кто-то там выразился. Вот я об этом. Об этой самой грани. о пресловутой черте "мы" и "они". Я ее потерял после 2 мая. Я не знаю, где она. Я вижу людей. Вижу и зверей. Звери в моем лагере при этом. Люди - в чужом. И вот что делать дальше? Я фигегознает, мася - как говорят там, у них, в другом лагере... Где походу людей оказалось не меньше, чем зверей у нас...

География политики переменилась. Сегодня Львов растворился в Киеве. Быть украинским националистом теперь — это быть против Путина. Оспаривать национализм нельзя, не переходя через линию фронта к врагу. Нация — это что? Нация — то, что отстраивается от фронтовой линии. Революция привела простых. По той же причине военный коммунизм проще, чем «республика Советов» или «нэповская Россия». Военный коммунизм — это тысячи ребят, готовых шустрить немедля, их не надо организовывать: они сами организуют себе зерно из подвала соседа-кулака. Союз Майдана с Восточной Украиной — это слишком сложный вариант революции. Вариант реальной соборности для Украины оказался слишком сложен, киевская революция его отфильтровала, и той Украины уже не будет никогда. Зато есть новый киевский национальный консенсус. Удастся ли этот консенсус растянуть на восток и на юг? Львов уже — заурядная киевская периферия, уже нет никаких «двух Украин». Думаю, выборы президента покажут, что нет и столь жесткого деления по Днепру на Западную и Восточную Украину. А есть центральная национальная Украина, которая проецирует себя на прежнюю территорию, как вообще военная сила проецируется на театр военных действий. Используя прежнюю, никуда не девшуюся кучмовскую вертикаль власти. Вертикаль, строителем которой был Леонид Данилович, а полезные усовершенствования внес Янукович, по части отбора собственности, который нарастает.

Но РФ с Украиной по-прежнему одно пространство и «одна сатана». Мы еще крепче сшились в одно пространство, и внутри него еще трудней размежеваться — если только не через фронт. Новая украинская политтехнология, открытая в январе одновременно Януковичем и Автомайданом, — этозавоз активов. Завоз иногородних мобильных активов в регион, где конфликт строится их руками, а население превращено в зрителей либо в охотхозяйство. Янукович столкнул лбами несколько активов на территории одного Киева, «титушек» с охраной Майдана, что кончилось для него печально, но технология неформалов-насильников развивается дальше. В Одессе местные «пророссийские» не столько действовали, сколько горели — а действовали одни иногородние против иногородних. Думаю, так будет и впредь. Где здесь «новый человек»? Я не вижу. Возможно, он наметился на Майдане в начале года, а затем то ли растворился, то ли отступил, с удовольствием натянув на себя черную балаклаву. И теперь в социальных сетях говорит про «шашлычки по-одесски». Я вижу это даже в московских украинствующих. Вообще нет черты между социально близкими, что проукраинскими и что «пророссийскими». В киевской революции последний акт Путина — термидорианский. Он решил тормознуть, остановить процесс. И, как бывало со многими в прошлом, обнаружил, что тормоз не подключен или даже выведен на «газ». Как всегда в таких случаях, надо доказывать, что таков тонкий план Путина. Сейчас будут изображать, что это двойная хитрость: вот я приказал, но Бабай с бородой меня не слушает. А для западного наблюдателя или западного модератора кризиса в этом также яркий пример русской двойной игры. За которую надо дополнительно и еще сильней наказать — крепче, чем за простую интригу, потому что игра двойная: русские еще и Европу в дураках держат.

Киев превращается в оживленное тыловое хозяйство. Я не вижу ни одной силы, которая бы не выступала с фронтовых позиций, — полный фронтовой консенсус. Но это не консенсус вокруг «либеральной» или «революционной Украины», это оборонческий консенсус. Оборонческие консенсусы распадаются со временем, но сперва берут всех на крик. Вот на Востоке Украины несколько регионов населены «террористами», какой с ними диалог?

В русской революции не было такой мощной сцепки внешнего с внутренним — изначально была эскалация: сперва декрет о мире, недовольство союзников, Брестский мир, и только через год пошли первые интервенции. Здесь же революция развивается на выдвижном модуле Укровостока, а тот обеспечивается Россией, зря клюнувшей на Крым. Революционные лозунги вытеснены социальными и присоединительными. Они не могут стать универсальными, никого зажечь ими нельзя. Поэтому возможно, что украинская революция утонула. Быть может, временно, может, совсем.

А.Ф.: Она утонула в чем?

Г.П.: Утонула в своей новой восточной пародии, отчасти в новой мировой воинственности. Возникла потенциально емкая игровая публичная сцена, где можно и нужно иначе себя позиционировать — и где зато уже есть Россия в качестве тотального зла. Я не вижу, чем это может закрыться. К сожалению, нет языка для описания происходящего — социологического, политического, концептуального.

А.Ф.: С этим не может не быть проблем. Понятно, что имеющийся язык просто не вполне, не до конца пригоден, было бы странно, если бы он мог служить нам совершенно безукоризненно, особенно тогда, когда все так ново. Тем не менее, там есть какие-то вещи, которые, насколько я могу переводить их на понятный для себя язык, достаточно любопытны. Например, я тоже для себя отметил, что здесь в России мы недооцениваем степень ситуационной солидарности украинской верхушки, украинского верхушечного слоя, я не знаю, как его назвать. Я ужасно не люблю слово «элиты».

Г.П.: В Киеве есть как раз для этого термин — «политикум».

А.Ф.: Да, вот этот политикум. Это стало теперь модным, но я не был уверен, что я должен его употребить. Хорошо, пусть будет политикум. Это очень любопытно. И любопытный момент для меня состоит в том, что мы привыкли к тому, что революция все-таки отличается от традиционного переворота. Переворот — это что? Это когда остается тот же самый аппарат, но задание этому аппарату дают те, кто пришел для его разрушения, минуя рутинные процедуры. В демократическом обществе приходят разные политики к власти, все новые и новые, но они приходят посредством рутинных процедур. А если они прошли мимо рутинных процедур, то это переворот. Революция в этом смысле куда более радикальна. Она предполагает не просто новые задания старому аппарату и не просто замену новыми людьми старых аппаратных позиций, но именно слом аппарата и появление нового аппарата. Значит, если на Украине революция, она должна разрушить старый аппарат, она не может просто овладеть им, пусть не весь, но какой-то аппарат она должна разрушить. Какой? В данный момент наверху я вижу, по-моему, не тех людей, которых революция хотела выдвинуть наверх. Что там случилось с аппаратом? Часть аппарата безопасности была разрушена, но не весь аппарат безопасности. Армия? Видимо, армия у них, хоть и не вся, была сильно развалена, но не революцией. Но нельзя сказать, что сейчас появляется какая-то совершенно новая армия (хотя постепенно, видимо, она появляется), что вооруженные силы полностью заменены вооруженным народом. Финансовая система осталась, банки остались, банкиры остались. Что там еще? Почта, разумеется, и еще разные элементы совокупной связи и контроля. В общем, все, что должно было остаться? Или не все? Я знаю публикации, в которых показано, как много всего нового появилось. Мне кажется, что все-таки это очень локальные новации.

Г.П.: Тут момент ключевой, если мы говорим о новом и старом государстве. Я думаю, важным и объединяющим с русскими прецедентами является момент промежуточной победы. Победа над Януковичем была абсолютно неожиданна. Через день после ощущения полного разгрома, расстрела Майдана снайперами — взрыв истерической стойкости, при сознании того, что игра закончена. Завтра в лучшем случае придется вернуться домой, в худшем тебя унесут. И вдруг триумф! Невероятный, колоссальный триумф, которым Майдан обязан целиком лично беглецу Януковичу. Возникает вопрос: кто овладеет этим триумфом? Кто станет не символическим, как Майдан, а фактическим хозяином победы? И оказывается, что триумфаторы, полевые командиры Майдана, триумфом овладеть не могут. В соответствии с идеей Суханова в его «Записках о революции», они передают победу «цензовым элементам». А цензовые элементы — это бывшие комсорги и видные деятели всех продажных администраций, какие в Киеве были. Здесь важный момент для судьбы революции. Это не означает ее конца, но возникает вопрос: кто перехватит промежуточный триумф и двинется дальше? Кто это Мистер Х? Как вдруг оказывается, что Мистер Х — это Путин! Путин врывается на созданную революцией сцену. За триумфом в Киеве последовало могучее «нате», в Крыму (чего в нашей революции не было). Зато киевская власть с ее кадрами осталась единственным держателем оставшегося от Украины.

А.Ф.: Но тут возникает момент, тоже, мне кажется, важный. Обратите внимание, что чуть ли не каждое второе слово об Украине, которое произносится у нас нашими медиа и нашими политиками, — это слово «легитимность». Меня это, конечно, несколько удручает, потому что оно используется скорее неправильно, но я понимаю, что при этом хотят сказать. Легитимность — это высшая политико-правовая оправданность власти, легальность — соответствие правовой процедуре. Когда нам хотят сказать, что там все нелегально, то говорят, что все нелегитимно. А когда нужно было бы сказать, что все эти «народные мэры» и «народные губернаторы» хотя и нелегальны в строгом смысле, но легитимны, потому что поддержаны народом, у нас вообще не знают, что сказать, по-моему, тем более что «народ» — понятие тоже не простое, а значит, и слова о народной поддержке — это не просто свидетельство численности поддерживающих, которое мы либо принимаем, либо нет. Но это пока придется оставить. Вернемся к легальности и легитимности.

Если я правильно понимаю и правильно воспроизвожу аргументы, получается, что у разных людей и по разным поводам спутывается легитимность народной поддержки с легальностью процедурной чистоты — это совершенно разные вещи. Например, Янукович был легальным президентом, и можно сказать, что в момент избрания он был также и легитимным, а потом в какой-то момент он лишился легитимности народной поддержки, не лишаясь легальности. Можно встретить и такой аргумент: Янукович, пользуясь своей легальностью, проводил такие законы, которые давали ему новые полномочия, то есть фактически менял конституционное устройство. Тем самым его критики ставят под сомнение не только его легитимность, но и его легальность. Это интересный политико-правовой казус, который следовало бы рассмотреть отдельно. Но одновременно мы понимаем, что публичный дискурс украинских политиков, формирующих страну «после Януковича», примерно такой: у нас все по закону, причем не по какому-то новому революционному закону, созданному революционным творчеством масс, а по старому, действие которого подтверждает непрерывность государства. Таким образом, получается словно бы наоборот: Янукович лишился легитимности, потому что перешел черту легальности. Эту легальность теперь восстановили. Но как тогда быть с революцией?

Ведь революция — это событие основания. Во Французской революции, которую часто берут за образец, это совершенно очевидно: начинается новое летоисчисление, дело не просто в Конституции, а в том, что начинается все новое: новая республика с новым названием, с новым календарем, с новыми культами, с новыми судами, с новой системой безопасности. Может быть, я просто знаю слишком мало, но я все время слышу, что на Украине все старое: старые законы и тот же самый народ, который, как нам говорят, наконец прорвал паутину испорченного старого режима, хотя и имевшего видимость легальности. Нам говорят: мы сейчас живем по законам, именно поэтому наши представители разъезжают по всему миру, поэтому мы можем заключать договоры и требовать от старых партнеров соблюдения старых договоров.

У вас в ваших разъяснениях есть очень важный пассаж, который я и раньше встречал, но здесь он снова прозвучал, поэтому я хочу к нему вернуться, к вашим же собственным словам. Вы говорите: нет разрыва между этой революционной поддержкой, которая обеспечивается заезжими силами, и поддержкой со стороны местных жителей, местного аппарата, и в этом особенность момента. Хорошо, допустим, что это и есть особенность нынешней революции, но мы видим, что при наличии старого аппарата и прежних политических чиновников между чиновниками с их аппаратом и собственно народом возникает новая сила, возникает новый элемент. Что в нем нового? Новое в нем — разрыв локализации солидарности, потому что в обычных ситуациях при представительном правлении идет очень сложная система связей от местной солидарности наверх до высших органов власти. Общие параметры этого совместного проживания определяются Конституцией, какими-то другими законами. Здесь мы видим, что в отдельных местах Украины есть разрывы. Местная солидарность — там, где самоорганизация, там, где ощущение соседства, представление о целях того, как люди, говоря словами Арендт, могли и должны были бы совместно жить между собой, — не продолжается — или это не видно из России — на какой-то политически высший уровень. Конечно, можно было бы тут сказать, что у нас в России в этом смысле структура солидарности и представительства построена, мягко говоря, не лучшим образом. И это было бы правильное возражение, если бы я, например, вздумал кого-то учить. Но я только наблюдатель. На Украине мы видим аппарат, который включился в новую игру, в эту новую революционную жизнь. Вы говорите, что аппарат овладел интересным инструментом — инструментом под названием «переброска мобильных частей солидарности» для зажигания восторгов там, где это можно, и для устрашения там, где невозможно зажечь восторг. Вполне возможно, что это вещь не новая, а старая. Это вне системы легальности, конечно, если это так. Есть ли что-то похожее в мировой истории? Во всяком случае, эта игра не очень распространена, и этот феномен, если он именно таков, вызывает у меня самое живое любопытство.

Наконец, я еще раз хотел бы перебросить мостик к одному из ваших последних важных тезисов. Это тезис о том, что Россия попалась, мы оказались в ситуации, из которой неизвестно как мы будем выходить, то есть Россия у вас выступает не то чтобы как совсем пассивный игрок или тот, которого облапошили, хотя он думает, что он ведет игру, а на самом деле играют им, но все-таки очень близко к тому. Вовремя не поняли, думали, что осуществляем активную фазу, а оказались сами тем, кого, может быть, сам расклад мировых сил приговорил быть козлом отпущения, сосредоточием мирового зла, негативной стороной борьбы. Мне кажется, что имело бы смысл расшифровать этот тезис или как-то развернуть его дальше, чтобы скорректировать, потому что, во-первых, не будем забывать, что уж совсем полной пассивности не то что не было — мы не знаем степень пассивности, как мы не знаем степень активности. Мы начали наш разговор задолго до выборов, даже задолго до того, как Россия объявила об отводе войск от границ с Украиной. Но и сейчас степень ее реального вмешательства трудно оценить. Говоря совершенно абстрактно, невозможно представить себе, что на границах с Украиной находится страна таких размеров и таких ресурсов, которая никак и ничем не участвует, с ужасом и бессилием взирая на то, что происходит по ту сторону границы. Никогда такого не было в истории. Мне кажется, это надо расшифровать, чтобы здесь была некая последовательность, некая системность аргументов с вашей стороны, чтобы позиция предстала более объемно. Вот как я это понимаю. Есть аргумент легитимности, аргумент процедурной чистоты. При этом в Крыму мы видели интересный опыт обеспечения процедурной чистоты такими, я бы сказал, новаторскими методами, как пресловутые «вежливые люди». И вы говорите, что этот аргумент отчасти напоминает игру с юридической чистотой, коллегиальностью, легитимностью и странными неформальными объединениями, которыми пользуется аппарат на Украине. То есть это неполное, незеркальное отображение, совершенно не то же самое, но вместе с тем здесь есть какие-то сходства в этой игре и есть что-то загадочное в том, что российская сторона с упорством настаивает на легальности, на праве, на процедуре. Неужели на этом поле еще возможно кого-то переговорить, уболтать и вести какую-то борьбу? Так или иначе, это немаловажный элемент публичного дискурса с российской стороны.

Г.П.: Есть образ, принадлежит он то ли Дизраэли, то ли его противникам, звучащий так: тори дожидаются момента, когда их враги уйдут купаться, чтобы унести их доспехи. Обмен шпагами с перехватом метода. Иногда подражания, иногда усовершенствования. Можно выстроить почти непрерывный ряд, континиум, — от «титушек» и «титушко-сафари» до «вежливых людей» и отрядов самообороны Донбасса. Потому что во всех случаях внутри завозные активы. На два этих якобы государственных, а на деле два государствоподобно-пространственных тела, как Россия и Украина, — это взаимный обмен гормонами, если угодно. Начиналось все с Автомайдана и его охоты на «титушек», с отрядов охраны Майдана, которые сперва превращаются в «бойцов с Грушевского», потом отчасти в «небесную сотню», и вдруг выплывает так называемый «Правый сектор». Который по всем законам мнимости объявляет себя всем, что действовало и победило. Таинственный и пугающий «Правый сектор» открывает путь таинственным «вежливым людям», ведь Крым — это март, а сперва все начинается в феврале. «Вежливые люди» — это усовершенствованные «титушки» — профессионалы. С тем отличием, что они не набраны из охраны донецких оболтусов, а это спецназ ГРУ плюс дисциплинированные самооборонцы. Но в принципе они тоже завозной актив. Заметьте, когда они появляются в Крыму и в силу чего? Они появились, как только стало известно, что русские крымчане действовать не готовы. Толпа из 1000 крымских татар вышвыривает их из местного парламента. И вот вам уже второй момент победы: только-только вот Киев победил, как на другой день появляются вот эти самые загадочные люди, и через неделю победа уже у них. Схема оборотническая, обычная для революции.

Этот прием с тех пор только усовершенствовался. Он используется киевской стороной. С их стороны действует хаотичная коалиция регулярных вооруженных сил, национальной гвардии, которая отчасти псевдоним отрядов Майдана, отчасти «Правого сектора» и местных олигархий. Но в Одессе это имело ужасающее развитие. Когда иногородние фанаты превратили зрителей в жертв, это изменило всю ситуацию на Укровостоке. Но мы еще слишком близко к одесской «гари», чтобы понять, сколько всего переменилось.

Россия больше не пассивный сосед, Россия втянута и включает Украину в свой внутренний обмен — обмен кадрами, терминами языка. Обмен эмоциями, а ведь обмен эмоциями не является ничтожным фактором. Слияние эмоций, слияние признаний и непризнаний — это сила. Идет сшивание одновременно разрываемых и воюющих пространств речью. Вот где место возможного возвращения революции. Та может выскочить каким-то неожиданным образом потому, что возникла масса ходов между двумя пространствами. Я вспоминаю прошлую осень и думаю: Боже мой, как же мы защищенно и огражденно жили! Было несколько каналов связи, и они более-менее всем известны. Не считая украинских гастарбайтеров, транзитных газовых, финансовых бизнесов и платных сект «соотечественников» — всего этого было очень мало, буквально несколько каналов. Сегодня Россия с Украиной на взаимном абордаже, и пытаемся не утонуть. Нет, это не пассивное отталкивание.

А дискурсивный момент? Он же не является просто орнаментом, декорацией. Население огромной страны РФ втянулось в определенный способ расизации соседнего народа. Язык этого описания взаимно освоен и политикумом украинского государства. То есть в формах обнаружения событий на Украине возник совершенно особый, исключающий дискурс. А что такое наш разговор? В сущности, в нем вся наша убогая публичность.

Для нас, если оставить в стороне, надеюсь, ослабевшую перспективу прямого военного контакта, ощутима экспансия нового языка — крымского новояза. Это проникший во всё язык убийства. Так, что революция всегда может вернуться ниоткуда — перекинувшись на новые социальные слои, с другими мотивами и интересами, чем те, что имела в начале. Революция может вернуться за Шингаревым и Кокошкиным, отдав им дань как родоначальникам — штыком. И я думаю, она вернется в виде крымского дискурса — нашего дискурса об Украине, который превратился в дискурс самоуничтожения. Он генератор расколов и разрывов, построения фронтов между «ты» и «я». Движок внутренней вражды. Мотивирующая энергия этого мотива и ярость, с которой он набрасывается на первого же слушателя, готовый превратить его во врага и сожрать, — загадочна. Она предполагает некий фактор Х. Это уже не просто пропагандистское промывание мозгов. Тут есть экзистенциальный мотив, есть симптом, мне не вполне понятный, но он несет в себе второй — внутрироссийский акт украинской революции. Я хочу сказать, что носители его уже среди нас. У меня разнообразный круг знакомых, по обе стороны фронта, и вот уже иные сторонники Путина в ярости от Путина: они видят в его отказе развязать европейскую войну акт измены. Они бы так не думали год назад, но сегодня и в крымском дискурсе можно думать только так. Теперь они сами потенциально чей-то актив. Они актив неизвестно чего и кого, только Путина ли, вот вопрос.

А.Ф.: Но по существу можно сказать, что ввиду вот этих вещей истончается существующий порядок, и одни уже начинают бушевать от этого мотивационной энергией. Я понимаю, что многим людям сейчас достаточно сказать, что мы установим наш русский мир, и этого достаточно, но понятно, что, в общем, это хорошо только для того, чтобы кого-то, условно говоря, убить и вообще что-то разрушить, но мало для того, чтобы что-то построить. Тем не менее, безусловно, для первого этапа есть сильные люди с мотивацией.

Г.П.: Договоренности, чтобы что-нибудь сделать, которой нельзя достичь между нами после прошлых деполитизаций, — легко достичь по поводу того, чтобы кого-то убить. А дальше та уже начнет работать на новых предметах, необязательно на убийствах.

А.Ф.: Хорошо.

Г.П.: В таких случаях важно, где прорвет? Проще прорвать, проще договориться по поводу того — кого? Не «пятая колонна», это слишком интеллигентский ход — пятая колонна, либералы. Надо проще, поближе.

А.Ф.: Скорее всего, порядок прорвут не условные либералы, возможно, важнее будет то, что попытаются и что смогут сделать российские власти, поскольку речь пойдет и о новом устроении порядка, и о проблеме все более обширных территорий.

Г.П.: Если уж использовать беллетризованный образ революции, то мы где-то в июле 17-го года, еще даже не в августе. Мы где-то после провального июльского наступления, и еще возможны разные ходы. То, что нет Советов, может быть хорошо или плохо, может, они еще появятся, я не знаю.

А.Ф.: Но для меня все это важнейший симптом, то, что их нет, — это важнейший симптом, то есть как то, что они появились там, так и то, что их нет здесь, — это важнейший симптом происходящего, я согласен.

Источник: gefter.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Тогда мы сделали ракеты

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин первым из жителей Земли поднялся в Космос. Год спустя был учреждён День космонавтики

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин совершил облёт нашей планеты на космическом корабле «Восток», созданном творческим коллективом учёных, инженеров и конструкторов во главе с Сергеем Королёвым.

12.04.2019 08:00, Александр Головков


Русский разговор о погоде

Взаимосвязь климата и чувства ответственности у русского человека

Нигде так много не говорят о погоде и климате, как в России. Я имею в виду не сельскую местность, где это было бы естественно, а Москву и Петербург, защищенные от разгула стихий не хуже других мировых столиц. Приведу отрывок из раннего рассказа Фазиля Искандера «Начало».

23.03.2019 15:00, Михаил Эпштейн


Воспоминания детства, Дудь и российская действительность

Из серии «Записок вятского лоха». Март, 2019

Середина 1980-х... Поехали мы как-то полковым ансамблем на праздник 8 Марта в близлежащий поселковый Дом культуры. Небольшой концертик. Туды-сюды... И — танцы-шманцы по концовке. Все дела. Что-то типа армейской художественной самодеятельности — в помощь советским трудящимся. В данном случае — женщинам.

19.03.2019 16:00, Игорь Фунт


«Огромность тут важнее искусности. Сила нужнее таланта»

О менталитете, который проявляется в искусстве, и о том, как в действительности обстоят дела

Почему «Оскар» получают все эти «Зеленые книги», «Эрин Броккович», «Филадельфии» и прочие «12 лет рабства», «Милки» и «Миллионер из трущоб». Потому же, почему русские с такой упоительной маниакальной настойчивостью снимают и смотрят все эти «Сталинграды», «Панфиловцев» и «Т-34». Это все кино про войну. Только у нас разные войны.

16.03.2019 16:00, Антон Красовский, facebook.com


Как не потерять связь со своим детством

Один из главных признаков детства — молчаливое бессилие, но не по нему же мы скучаем

«Я учился быть ребенком, я искал себе причал. Я разбил весь лоб в щебенку об начало всех начал». Осмысливая эту цитату Бориса Гребенщикова, скажу так: на мой взгляд, когда нет своего «причала», то и о ребенке внутри нас речи идти не может. Одно с другим связано неразрывно.

14.03.2019 13:00, Дима Зицер, для журнала «Сноб»


Любовь, ничего боле…

Из серии «Записки вятского лоха». Февраль, 2019

Вдруг осенило: «Я у будки сорвал незабудки…». На глазах выступили слёзы. Откуда-то сверху спустилась небесная мантия, мягко укрывшая с головой. Пришло спокойствие, доступное только гению, постигшему суть рифмы. Успокоившись, так, на всякий случай… пробил на антиплагиат. В общем-то уверенный в эксклюзивности новой в литературе фразы. Нового в поэзии слова.

17.02.2019 16:00, Игорь Фунт


Записки вятского лоха. Январь, 2019 г.

Про «Игру престолов», пропаганду, Титаник и баню

Вспомнил вдруг, что знаменитую хоккейную суперсерию 1972 года мы выиграли. Специально посмотрел — ан нет, проиграли, оказывается. Но пропаганда в СССР была настолько сильна и настроена таким образом, что у нас, советских мальчишек, отложилось, что будто выиграли.

12.01.2019 16:00, Игорь Фунт


Записки вятского лоха. Ноябрь, 2018

О футболистах, Собянине и диссертациях

Если мы получим вдруг сигнал из космоса о гибели инопланетной цивилизации, то, в первую очередь, полетим им на выручку, запомните! Уже потом — пенсии, зарплата учителям и детские пособия. Потому что помощь братьям по разуму поважнее Крыма, Украины и Сирии будет. Понятно?

10.11.2018 16:00, Игорь Фунт


Как женщины становятся тётками

Тетка — это всегда ужатие себя ради других, жизнь чужими интересами

Часто мужчины возмущаются, увидев, что из тонкой и звонкой девочки, которой когда-то была их возлюбленная, вдруг вылупилась тетка. Они считают, что их обманули. Подсунули вроде как некачественный продукт. Была студентка в белой шапочке, танцевала на дискотеке, читала Мураками, мечтала поехать в Париж, и вдруг — она.

04.11.2018 09:00, Морена Морана, zen.yandex.ru


Повернуть реку токсичности вспять

О том, как в людях рождается любовь

За полгода до смерти прабабушки я сидел рядом с ней и она вдруг начала рассказывать про обыск в квартире, когда арестовывали ее отца. Вчера ночью прабабушка умерла. Я где-то час не мог понять, она притихла или уже умерла и остывает. Я чувствовал очень некомфортную смесь облегчения и грусти. Я никогда не забуду, какой она стала холодной.

03.11.2018 16:00, Василий Сонькин, facebook.com/sonkine






 

Новости

Активист Ильшат Муртазин стал объектом телефонных атак
Ему звонят со скрытых номеров и обещают посадить в СИЗО за общественную активность.
Легендарный авиамузей в Монино будет закрыт
Авиамузей в Монино будет закрыт, а его территория передана под застройку.
В Калмыкии пропала студентка, снявшая на видео вброс бюллетеней на выборах
В Калмыкии пропала Айса Хулаева, студентка, которая была наблюдателем от партии "Справедливая Россия" на выборах в селе Приманы. Она зафиксировала на видео вброс бюллетеней, её же забрали следователи и после уже два дня как с девушкой нет связи, никто из её родственников и знакомых не знает, где она. Об этом сообщил "Кавказский узел".
Сегодня утром было разогнано собрание жителей Бурятии перед зданием регионального правительства в Улан-Удэ
11 человек задержаны, трое из них побиты. Одна из участниц собрания госпитализирована. Судьба остальных на данный момент неизвестна, попытки дозвониться до местного ОВД результатов не дают.
В Волоколамске обстреляли водителя мусоровоза, сообщают очевидцы
Водитель мусоровоза, перевозившего ТБО на полигон «Ядрово», получил ранения в ходе обстрела фуры. Об этом сообщают участники паблика «Ядрово. Задыхаемся» со ссылкой на полицию.

 

 

Мнения

Сергей Васильев

«Так проходит мирская слава…»

О ситуации вокруг бывшего министра Михаила Абызова

Есть в этом что-то глобально несправедливое… Абызов считался высококлассным системным менеджером. Именно за его системные менеджерские навыки его дважды призывали на самые высокие должности.

Сергей Васильев, facebook.com

Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский

Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.