Подписаться на обновления
19 ноябряПонедельник

usd цб 65.9931

eur цб 74.9022

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Печать  ТВ и радио  Новые медиа  Медиабизнес  Стартапы  Кризис в СМИ  Информационное право  Facebook  Живой Журнал  Экономика знания  ВКонтакте  Общественное достояние  Ноосфера 
Аса Сигурэ   понедельник, 29 октября 2018 года, 16:00

Эпоха изобилия
«Жизнь общества определяется не политическими лидерами, а социальным консенсусом, который зависит от человеческого капитала»


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский о развитии проекта Цифровая платформа «Ноосфера», ценностях «цивилизации экрана», роли библиотек в цифровую эпоху и ноосфере, которая скоро станет новой реальностью.

— Как появилась идея создания проекта?

— Она, как и все хорошие идеи, пришла в самый неприятный момент. В то время у нас был запущен и уже активно работал банк знаний «Вернский». Из-за землетрясения в Калифорнии сервера вышли из строя, и все работы, загруженные на платформу, исчезли. Стало понятно — нам, как и в общем-то всем людям, нужен какой-то «back-end», место, куда сохраняется всё то, что мы считаем действительно важным.

— Вы реализовывали проект самостоятельно или привлекали к нему партнеров?

— С самого начала проекта в нём участвовали совершенно разные организации. Мы хотели привлечь людей, уже себя зарекомендовавших, имевших репутацию, например, Максима Мошкова, основателей НП «Викимедиа РУ» Станислава Козловского и Владимира Медейко, руководителя АНО «Инфокультура» Ивана Бегтина. Нам было важно пригласить людей из разных сфер, которые работают с совершенно разными данными.

Сложно было решить, кого выбрать в качестве генерального подрядчика, разработчика этой системы. Это был ключевой момент, потому что мы придумали идею, опирались в её реализации на нормативную концепцию Вернадского, но не могли разработать систему сами.

В этом нам помогли партнёры, в частности, НП «НЭИКОН» под руководством Александра Юрьевича Кузнецова. Чтобы наша система изначально пользовалась доверием и имела авторитет, нам было важно сотрудничать с таким лидером сообщества, за которым пойдут другие организации. В итоге НЭИКОН сделал для нас прекрасный ресурс на нарочито простой технологии, разработанный MIT в 2000-х. Она по-прежнему очень распространена, потому что у неё открытый исходный код и её используют вузы.

Цифровая платформа «Ноосфера» оказалась сконфигурирована так, что была понятна библиотекарям, и их отношение изменилось: систему делает НЭИКОН, собирает банки знаний и репозитории, под неё есть деньги, её поддерживает Фонд президентских грантов. С этого момента, можно сказать, что система как-то зажила.

— Библиотеки изначально воспринимали проект неоднозначно?

— У библиотек очень странное понимание своей роли. Они цепляются за всё, они очень педантичные. Это издержки профессии, потому что они должны обеспечивать надежное хранение, точно знать, где какая лежит книга. Но с такими людьми очень сложно договориться.

Библиотекари — очень консервативная публика, которая убила проект GoogleBooks и закрыла миру доступ к 25 миллионам книг, оцифрованных Google. Это был самый крупный проект по оцифровке, на который было потрачено порядка 400 миллионов долларов. И библиотеки, и сообщество оказались не готовы к этому проекту: они побоялись возникновения ещё одного информационного монополиста, такого как Amazon. Вместо того, чтобы обрадоваться, что у Amazon появится хоть какой-то конкурент, они испугались, что Google сделает их работу ненужной. Было прислано 6000 возражений против проекта. Компания, конечно, была готова с ними работать, но удовлетворить библиотеки было невозможно. Они боялись монополии Google — а на деле оставили в силе монополию Amazon — и вместе с ней традиционную бизнес-модель контентной индустрии, в то время как Google мог сделать ставку на открытый доступ и монетизацию через отчисления правообладателям.

— Разве инициатива по закрытию проекта в первую очередь принадлежала не правообладателям?

— Библиотекари тоже участвовали в этом деле, причем их было много. Если бы только правообладатели были против реализации проекта, у судьи был бы другой взгляд на ситуацию. Правообладатели могли бы договориться с Google, и это была бы исключительно коммерческая история.

Вмешательство библиотекарей подорвало уверенность судьи в том, какой исход этого дела в большей степени отвечал бы общественным интересам. Что в интересах общества: разрешить этот проект или закрыть его? Библиотеки же должны действовать в интересах общества, а они оказались против этого проекта, их что-то не устраивало. Вот почему именно они в большей степени оказались виноваты в том, что проект был закрыт. Впрочем, моё понимание этого сюжета основано на публикации из Atlantic, на самом деле об этом проекте почти не говорят, хотя скандал в том, что на этих текстах можно тренировать искусственный интеллект и переводчика. Получается, искусственный интеллект имеет сегодня более качественный доступ к информации, чем потребители из числа людей. Это опасная ситуация, в которой мы обязательно будем глупее машин, делает из Google злодеев вопреки их желанию. Необходимо менять copyright-режим, по крайней мере, в части научных статей, доступа к знаниям и культурным ценностям.

— Получается, библиотеки не понимают, что на самом деле необходимо обществу?

— Да, они не просто так чувствуют себя загнанными — у них действительно кризис идентификации. Раньше их задача заключалась в том, чтобы собрать все сокровища и следить за тем, чтобы человек мог воспользоваться, но, главное, ничего не украл. В советское время они были могучим племенем, потому что только через библиотеку человек мог получить информацию. Вся советская система работала как часы: начиная от получения обязательного экземпляра и заканчивая распространением книг, было идеально настроено в интересах развития науки и производства. А что делать в мире, где у каждого ученого есть Sci-Hub? Если ты в любой момент можешь скачать нужную тебе статью? Чем они должны заниматься сейчас?

Дальше начинается очень сложный для библиотекарей этап: расширить доступ к библиотечным фондам, открыть его. Казалось бы, они должны настраиваться на реализацию роли такого «проводника знаний», но на самом деле, по показателям, по отчетности, они вынуждены загонять людей к себе в стены — и это тоже определенная инерция. Их надо как-то оценивать — вот и считают людей, которые к ним приходят. Но на самом деле социальная миссия современных библиотек состоит в другом: чтобы у общества была вся необходимая информация. Поэтому библиотеки должны постепенно переключаться на собирание информации и предоставление доступа к инфраструктуре, где «всё есть», причём не только для потребителя информации, но и для её создателя. Новые медиа ставят вопрос не только о расширении круга авторов, о котором пишет Мирошниченко, но и об изменении типа контента на мультимедиа.

— Фактически проект опередил время? Он был создан тогда, когда у библиотечного сообщества ещё не сформировалось понимание ситуации?

— Да, ФРС опередила время, опередила тот момент, когда профессиональное библиотечное сообщество будет готово принять повестку, связанную с новыми медиа. Ведь что произошло сейчас в обществе? Его завоевали новые медиа, и люди потеряли свою индивидуальность из-за темпа жизни. Коммуникация происходит в реальном времени, люди не успевают долго думать, искать справочную информацию. Поэтому появились такие феномены, как «fake news»: у людей нет возможности проверить данные. И нам нужно сделать платформу, где знания можно было бы проверить за доли секунды хотя бы по принципу возможности сверки с источником.

Я удивляюсь тому, что в Facebook продолжаются дискуссии работников библиотек на эту тему: библиотекари не уверены, что им нужен открытый доступ. Я считаю, что получить доступ к культуре и науке людям необходимо, если мы хотим развивать коллективный интеллект человечества. Если они его не получат, общество будет другим, куда хуже, чем есть сейчас. Для развития людям нужны знания. А для их получения, как правило, не хватает доступа к источникам.

Мне кажется, что наш проект особенно хорошо развивается, потому что вместе с ним растёт проект «Научный корреспондент», благодаря которому мы формируем культуру академического письма, понимания жанров научной коммуникации и культуры открытой защиты. С помощью этих проектов можно генерировать новые знания.

— Почему проект называется «Федеральная резервная система»?

— Название нарочито полемическое. Небольшая история: я был продюсером фильма GenerationP. Бандит Вовчик Малой, один из персонажей фильма, ставил такой вопрос: «Не может же быть так, что главное — это бабки? Должна же быть какая-то национальная идея». На самом деле, национальная идея для России должна быть связана с каким-то «общаком», потому что наши люди очень коллективистские. В принципе в своих плохих проявлениях они склоны к зависти, злости, в основном из-за того, что им кажется, что у кого-то что-то есть, а у них нет. Это изнанка. Но есть светлая сторона, фасад: то, что русские люди очень искренние, сердечные, теплые, хотят всем поделиться. Должно быть что-то, что их объединяет таким образом, чтобы, вкладывая усилия, они не чувствовали себя обманутыми.

Смысл жизни в том, что у нас есть общее «нечто». Когда ты что-то делаешь, ты на самом деле делаешь что-то полезное для общества: пишешь курсовую, защищаешь диплом, публикуешь научную статью. Этим ты вносишь вклад в Ноосферу, своими усилиями ты структурируешь знания, производишь их столько, что рано или поздно наступит изобилие. Это похоже на русскую национальную идею, потому что в основе этого лежит глобальное миссианство. И бессмертие в самом точном, на мой взгляд, античном его понимании – как места в памяти, на языке права, моральных прав автора.

Жизнь общества определяется не политическими лидерами, а социальным консенсусом, который зависит от человеческого капитала, то есть разделёнными между людьми знаниями и культурными ценностями. Общество как политическая система не может произвести ни счастья, ни благополучия, ни даже развития. Она может направлять инвестиции, эффективность которых всегда ограничена хорошо известными способами организации системы исполнения решений в нашей стране. Настоящее развитие происходит в других сферах — в науке, искусстве. Рано или поздно, когда люди будут заниматься тем, в чем они разбираются, это будет сумасшедшей силы система — никакой искусственный интеллект столько не сделает, сколько мы. Но для этого мы должны наполнить Ноосферу, найти своё уникальное решение, создать конфигурацию информационной системы 21 века, включая государственную политику и вопросы охраны произведений, и порядок их использования с новой и существующей инфраструктурой, И тогда выясняется, что никаких противоречий на самом деле нет. Выше прожиточного минимума гонорарами в России зарабатывает меньше тысячи человек. Но при этом права многих авторов нарушаются, люди порой просто не различают, где надо платить, а где их надувают посредники.

Люди пишут не ради денег, как правило, а чтобы быть услышанными, рассказать историю или опубликовать результаты своей интеллектуальной деятельности. При этом рано или поздно все эти имущественные права заканчиваются – но моральные права автора остаются. Другими словами, нам нужна формула создания информационного богатства общества, чтобы использовать реформу авторских прав как инструмент развития.И, конечно, должна быть инфраструктура, которая позволяет сохранить те знания, которые мы сможем генерировать через информационные системы следующего поколения. В этом как раз и состоит смысл цифровой платформы «Ноосфера», о которой я уже говорил.

— Как решается вопрос с авторскими правами? Если в «Ноосфере» по какой-то причине будут опубликованы произведения, которые ещё не перешли в общественно достояние, кто будет нести правовую ответственность?

— Если в «Ноосфере» будут опубликованы произведения, которые еще не перешли в общественное достояние, ответственность будут нести банки знаний и сами авторы. «Ноосфера» не будет отвечать за нарушения. При этом нас не интересуют произведения, все еще защищенные имущественными правами, нас интересует только общественное достояние и то, что опубликовано под открытыми лицензиями. Мы не хотим чужого, нелегального.

В обществе знания не должно быть препятствий к доступу к культурным ценностям, потому что это создаёт информационно бедность, так называемый digital divide. Сейчас из-за пиратства получается так, что доступ к развлечениям бесплатный, а доступ к знаниям и культурным ценностям либо очень дорогой, либо вообще отсутствует. Если у нас таким образом работает социальная система, то мы получаем людей, которым надоели развлечения, они невежественны и хотят больше крови, потому что им скучно.

Мы пропагандируем другие ценности, связанные с внесением вклада во что-то значимое — например, в ноосферу. Поэтому мы всю жизнь спорили с авторскими обществами и сторонниками защиты авторских прав и наконец нашли компромисс, который позволил нам выжить и построить нашу концепцию. Мы взяли на себя заботу о моральном праве автора.

— У «Ноосферы» есть проблема, существующая у многих электронных библиотек, — плохое качество опубликованных копий. С чем это связано?

— Вопрос о низком качестве произведений должен решаться одновременно с поиском дублей. Сейчас мы идем бок о бок с библиотеками. Мы можем генерировать информацию только в рамках собственных проектов, таких как «Научный корреспондент». В проекте"Ноосфера«мы подключаем к себе организации, у которых есть важный контент. Поэтому мы вынуждены брать то, что есть, но по мере того, как будут появляться более качественные версии произведений, нам нужно будет распознавать дубли и учитывать их в поисковой выдаче и каталогах. Пока что мы не знаем, как это сделать. На данный момент у нас чуть больше миллиона произведений из ограниченного количества источников. Я думаю, когда их будет около 10 миллионов, эта проблема станет основной.

— Вы много говори про пользу, которую приносит «Ноосфера» миру и России в частности. Какие преимущества получают библиотеки от участия в проекте?

— Для библиотек «Ноосфера» может быть резервной системой и хранить копии их произведений. Если произведение по каким-то причинам было удалено с сайта библиотеки, они смогут скачать его из нашего резервного хранилища.

Для сайтов библиотек мы можем быть чем-то вроде СЕО. Мы делаем каталоги со ссылками на произведение вместе с метаданными. Это очень удобно для поисковых роботов, которые перенаправляют пользователей не к нам, а на сайты библиотек, потому что их копия старше, если она лежит в открытой коллекции.

— Возможно, библиотеки опасаются конкуренции?

— Нам нужно донести до библиотек мысль о том, что мы не можем и не собираемся конкурировать с ними в выполнении отчётных показателей. На самом деле, мы стараемся помочь им набрать больше посетителей, лучше проинформировать общественность об их достижениях. "Ноосфера«— это очень устойчивая система, которая может стать центральным маяком в развитии общества знания.

С моей точки зрения, сейчас наступила эпоха изобилия, которую лучше всего измерять человеческим капиталом. Критериями может быть количество информации, скорость оборота и доступ к ней. Процветание нашего общества зависит не от того, сколько мы сжигаем нефти, а от того, насколько нам удастся сделать наших людей богаче с точки зрения их внутреннего содержания. Мы можем построить мощное общество, в котором люди будут чувствовать связь со страной и друг с другом, в котором они будут настолько открыты знаниям, сведущи, у них настолько будут развиты речь и разум, что они смогут производить инновации, вносить свой вклад в решение глобальных проблем. Это будет «геймерская цивилизация», которая нуждается в интерактиве, в среде, где все открыто, все возможно. Именно для этого нужен открытый доступ.

Роль и миссия библиотек в этом процессе состоит в участии в таких проектах, как «Ноосфера». Та библиотека, которая собрала самую большую коллекцию и открыла ее, смогла внести больший вклад в появление такого общества. В зависимости от того, сколько произведений будет содержаться в наших каталогах, будет меняться количество людей, приходящих из разных поисковых систем. Мы будем ждать от библиотечного сообщества, чтобы, ориентируясь на «Ноосферу», как на платформу, которая может сохранять знания вечно, они объясняли это людям и производили знания, в том числе на заказ.

— Каковы цели проекта на ближайшие 5-10 лет?

— Главное, что мы сейчас пытаемся сделать, — настроить платформу таким образом, чтобы онабыла совместима с платформой iPChain, которая занимается охраной имущественных произведений. В этом году мы стали одним из узлов сети, которая коллекционирует, собирает и регистрирует все сделки, где упомянут правовой статус всех произведений. В будущем это будет очень важно, потому в системе должен быть порядок: то, что автор хотел передать в открытый доступ, должно находиться в нем, нельзя это присваивать, а те произведения, которые находятся в общественном достоянии, тем более должны быть общедоступны. При этом все охраняемые произведения должны охраняться. Но даже после истечения имущественных прав остаются моральные права автора, которые нужно уважать не меньше, может быть, даже больше. Ведь большую часть людей мотивируют не столько деньги, сколько возможность внести вклад в общее дело и получить признание, это ставит человека перед лицом вечности, а вечность проявляет в нас порой лучшие качества.

Я делал доклад про нашу систему на конференции НЭИКОН в Армении. Это было очень интересно, очень символично. Я думаю, что Армения может стать для нас важным партнёром, потому что именно там мы можем сделать хранилище на возобновляемых источниках энергии. Это позволит создать систему, которая гарантировала бы сохранение всего того культурного наследия, которое мы собираем, даже в случае непредвиденных ситуаций.

Мы обещаем долгосрочное хранения и должны показать, как это работает. Нельзя бесконечно платить за хранение информации, должны быть места, куда мы можем ее загрузить без затрат или контролируя затраты — поэтому мы обратились в СПбГУ с просьбой о заключении соглашения на 100 лет с Ассоциацией интернет-издателей, которое позволит нам гарантировать выполнение взятых на себя обязательств, а университет получит доступ к нашей полной коллекции свободно обращающихся произведений. Тогда будет понятно, почему наша система обеспечивает вечное, надежное хранение в открытом доступе, — она энергетически автономна, находится в защищенном от непогоды месте. Наверное, это план даже на 20 лет. На 10 лет — поиск партнеров, с которыми мы будем работать в Китае и Индии.

— Почему Китай и Индия?

— Потому что население Китая и Индии вместе составляет 40% от общего населения Земли. И Китай, и Индия остро нуждаются в таких инструментах управления знаниями. Я читал лекцию в Китае на эту тему. В этой стране существует система конкурсов, которые должны стимулировать молодых людей заниматься наукой, но при этом не происходит публикация работ в открытом доступе, поэтому не генерируются новые знания.

У китайцев есть сокровище — это их иероглифы. Главное достоинство иероглифического письма в том, что знаки не меняются со временем. То есть стабильность знаний достигнута только у них. Это значит, что, если мы получим на хранение в открытом доступе коллекцию китайских первоисточников с машинным переводом, у нас впервые появится доступ к источникам, которые старше 10-15 тысяч лет.

Мы также можем получить архивы индийских священных текстов, которые они сейчас оцифровывают. Взамен отдадим то, что есть у нас. Мы хотим с ними поменяться, чтобы у наших трех стран появилась общая политика в сфере культуры, общественного достояния. И мы считаем, что наш опыт по созданию интегрированной системы по охране прав автора, где сбалансированы имущественные и моральные права, позволяет нам говорить о том, что мы действительно готовы предложить миру модель реформы авторских прав, в которой будет учтена специфика новых медиа.

Наш проект хорош тем, что прочерчивает траекторию развития библиотек, учитывая представления об их реальной роли. Он показывает, как можно формировать систему генерации знаний и при этом контролировать их качество. Это задает определенные ориентиры и для развития научной журналистики и научных журналов. Рано или поздно, мне кажется, это сработает потому, что мы никогда не идем в борьбу, а просто предлагаем наше представление о том, как устроен баланс общественных интересов, рассказываем, что является общественным благом. В этом и состоит роль цифровой платформы «Ноосфера».




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Культурная сокровищница

Как музеи по всему миру оцифровывают и выкладывают свои коллекции в открытый доступ

Тарковский считал, что искусство видоизменяет человека, делает его готовым к восприятию добра, высвобождает духовную энергию. За столетия существования человечества были созданы тысячи произведений, самые великие из которых находятся в крупнейших музеях мира. Не каждый человек поедет за океан в поисках этих шедевров, но каждый сможет увидеть их онлайн – в цифровых коллекциях Лувра, Прадо, Метрополитен-музея.

31.10.2018 16:00


Зачем журналам деньги

Первые итоги выполнения программ развития научных журналов

В конце октября заканчивается первый этап проекта по поддержке программ развития научных журналов развитиежурналов.рф. Цель проекта – вхождение журналов в международные наукометрические базы данных. Отчеты от поддерживаемых журналов уже поступают, так что самое время понять, как они распорядились полученными средствами. Михаил Шварцман, координатор проекта, рассказал о результатах, которых добились научные журналы за год финансирования.

31.10.2018 15:00, Шварцман М.Е.


«Моральные права дают автору возможность получить свою долю славы и ощущение связи с тем, что он создал»

Екатерина Чуковская, советник по правовым вопросам научного издательства «Большая Российская энциклопедия», рассказала об особенностях моральных прав автора, правовых обычаях разных стран и судебных делах, некоторые из которых длились порядка 50 лет.

31.10.2018 13:00, Ангелина Горбунова


Горизонты открытого доступа

На конференции НЭИКОН в Армении обсудили вопросы открытой науки и цифровой трансформации библиотек

В Ереване прошла 6-я международная конференция НП «НЭИКОН», на которой экспертное сообщество обсудило создание открытых репозиториев, цифровую трансформацию российских библиотек и препятствия распространению открытого доступа. «Частный корреспондент» публикует тезисы докладчиков секции, посвящённой открытой науке.

30.10.2018 15:00


Музыка в «цифре»

Опыт зарубежных организаций по оцифровке музыкальных произведений

Оцифровкой произведений активно занимаются организации как в России, так и за рубежом. Многие литературные произведения уже переведены в цифровой формат, оцифрованы и выложены в сеть коллекции шедевров изобразительного искусства. Не менее важным является сохранение аудиофайлов: например, коллекций классической музыки, архивных записей концертов, сыгранных великими музыкантами. Рассказываем, где найти такие аудиозаписи в интернете и как они способны повлиять на развитие нашего общества.

27.10.2018 17:00, Яна Кулаева


Улучшение по Парето

Как перевести культурное наследие в общественное достояние и открыть к нему доступ: обзор исследования ЦЭМИ РАН

Ограничения авторского права закрывают доступ к большому количеству произведений, созданных в годы существования СССР, — литературных объектов, фильмов, картин и скульптур. Авторы или их наследники требуют выплаты за использование произведений или запрещают их распространение вовсе. В рамках подготовки проекта Ассоциации интернет-издателей «Общественное достояние» было проведено исследование, направленное на решение проблем, связанных с авторским правом. «Частный корреспондент» публикует конспект исследования, играющего важную роль в контексте развития открытого доступа и перевода культурного наследия в режим общественного достояния. Результатом проекта «Общественное достояние» стал запуск цифровой платформы «Ноосфера».

20.10.2018 16:00


Богатство информационного общества и общественное достояние

По мере роста знания, доступного обществу без ограничений и оплаты, потребность в «пиратском» получении информации будет снижаться, а запросы людей будут становиться всё более точными, специальными — и люди будут с большей готовностью платить. Причём в новой экономике авторы будут получать больше — за счёт снижения роли посредников.

15.10.2018 20:00


Новые пространства

10 высокотехнологичных библиотек мира

Развитие технологий радикально трансформирует привычные предметы и веками сложившиеся общественные пространства и отношения. Даже такие, казалось бы, консервативные общественные институты, как библиотеки, все быстрее меняются до неузнаваемости. «Теории и практики» выбрали 10 сверхсовременных библиотек, применивших на практике различные инновационные идеи, чтобы понять, какой будет библиотека будущего.

13.10.2018 13:00, Андрей Ковалев, theoryandpractice.ru


«Читальные залы должны стать цифровыми издательствами»

Джеймс Ляру о будущем библиотек

Джеймс Ляру уже больше 20 лет заведует библиотеками округа Даглас в штате Колорадо. Он изучает вопросы интеллектуальной собственности в современном обществе. «Теории и практики» поговорили с Ляру о том, как государство может регулировать вопросы цензуры и зачем библиотекарю должность магистра.

11.10.2018 16:00


Музей 4.0: умные сервисы для умных горожан

Дополненная реальность, экспонирование полностью цифровых объектов и машинное обучение для работы с древними языками. Как трансформируют работу музеев технологии Индустрии 4.0?

09.10.2018 13:00, Ирина Шеян, Cio.ru






 

 

 

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.