Подписаться на обновления
24 июняСуббота

usd цб 59.6564

eur цб 66.6780

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденцияНоосфера. Запуск
ЗОЖ  Диета  Медицина  Народная медицина  Психология  Духовность  Практики  Экология  Хобби  Проблемы
старения
 
Аптекарский огород 
  пятница, 30 октября 2009 года, 13.51

Элеонора Бараль: «Наша задача — сделать всё, чтобы они чувствовали, что этот мир — это их мир»
Уникальный опыт московской школы № 299, где 15 лет практикуют инклюзивное образование без всяких государственных программ


Элеонора Бараль // Фото: Наталья Сидорова
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог



Инклюзивное образование, то есть обучение детей с различными физическими отклонениями в классах обычных общеобразовательных школ, в нашей стране только развивается. И все проблемы, связанные с ним, интересуют как педагогов, так и родителей особых детей. А проблем множество. Это и обучение учителей, и работа с родителями, и техническое оснащение школ специальным оборудованием, а главное — подготовка той среды, в которую попадут дети-инвалиды.

О своём опыте внедрения инклюзивного образования рассказывает директор 299-й московской школы заслуженный учитель России Элеонора Юрьевна Бараль.

— Элеонора Юрьевна, расскажите, пожалуйста, как и когда возникла идея практиковать инклюзивное образование в вашей школе?
— Ещё в 1993 году директор интерната для слепых детей предложил нам принять в нашу обычную школу ребят с полной потерей зрения, рассказав, что такой опыт уже есть в Бельгии.

— А почему обратились с таким предложением именно к вам?
— Мы много занимались социальными проблемами в школе. Поэтому они посчитали, что среда у нас в школе достаточно благоприятная. Дети уже были нацелены на то, что необходимо делать добро. Уже тогда мы ставили своей целью воспитывать добрые качества в детях: и в детские дома ездили, и в госпиталь в Ташкент к нашим военным — тогда ещё шла война в Афганистане, и ветеранами занимались, и музей у нас в школе был, несмотря на то что были годы, когда закрывали подобные инициативы. Поэтому мы решили попробовать.

— Кто был первым ребёнком-инвалидом, для которого ваша школа стала родной?
— К нам сначала пришли три полностью слепых ребёнка. Из них остался потом один Саша Зайкин. Двум другим оказалось это не под силу, потому что всё это очень сложно. Безумно сложно и для нас: как работать с абсолютно слепым ребёнком, который пришёл в девятый математический класс? Правда, некоторое облегчение было от того, что этот мальчик не был с рождения слепым. Он ослеп в шестом классе после операции. Мир ему был понятен больше, чем человеку, слепому с рождения. Как позже оказалось, у него были способности ко многим дисциплинам. Он закончил школу всего с двумя четвёрками. На нём мы учились. И его классный руководитель Кушнарёв Алексей Фёдорович, и мы все. Но сначала мы работали неправильно: окружили его заботой, теплом и вниманием, носились с ним как с писаной торбой. Только потом мы поняли, что это совершенно не нужно. Именно идея «такой как все» — главная в работе с такими детьми.

Алесандр Зайкин ведёт спектакль

Как только Саша к нам пришёл, сразу пошёл слух, что у нас слепой ребёнок учится в обычном классе. И на следующий год к нам пришли уже 20 детей с различными отклонениями в здоровье, но интеллект в норме был у всех. Это были разные дети: с тяжёлыми почечными заболеваниями, колясочники, слабослышащие, больные гемофилией. И они разошлись примерно по одному человеку по разным классам, потому что это были дети совершенно разных возрастов. Для нас было главным создать такую атмосферу, чтобы они не чувствовали себя неуютно. С этим набором мы тоже наделали много ошибок. Как-то перед Новым годом мы всех школьников-инвалидов собрали здесь в моём кабинете, посадили за стол, раздали подарки, устроили чаепитие. А они сидели почему-то какие-то тихие, невесёлые, как будто и не рады. Потом, когда всё кончилось, они подошли ко мне и сказали: «Элеонора Юрьевна, этого никогда не надо делать. Мы не хотим, чтобы нас вот так выделяли из всех. Мы хотим быть такими, как все». И больше мы никогда этого не делали. Это было для нас серьёзным опытом, когда мы поняли, что самое главное — «как все». Это чрезвычайно важно.

— А как ваш первенец Саша адаптировался в новом коллективе?
— Сашка учился очень хорошо, я у него преподавала историю. Он очень интересный человек был с самого начала, потому что он был всё время с нами. Мы со студией Горького подписали договор, что мы у них раз в месяц смотрим исторические фильмы. Когда надо было идти на очередной фильм, я говорю: «Сань, ну ты-то не ходи, потому что ты ничего не увидишь, а ребята тебе потом расскажут». Он говорит: «Нет, я всё буду слышать, а то, что на экране, сидящие рядом мне расскажут». Другой случай. Мы изучали в девятом классе импрессионистов, и я говорю: «Мы идём в Музей изобразительных искусств смотреть импрессионистов. Сань, может, ты не пойдёшь?» На что он отвечает: «Нет, я пойду обязательно, я буду слушать и представлять». Потом для класса была организована поездка в Санкт-Петербург, и все очень беспокоились, как и что там будет, но Саша тоже ездил и был на всех экскурсиях. А кончилось всё тем, что абсолютно слепой Саша у нас в школе уже 11 лет преподаёт историю вместе со мной. Я что-то рассказываю, он что-то рассказывает, если надо что-то на доске написать, то я пишу. Опрос он может прекрасно любой провести. Он каждого ребёнка в течение недели запоминает по голосу. Его все очень любят.

В нашей школе любят всех особых детей. Есть среди них и те, кому всеобщее внимание и забота просто необходимы. Например, Сашка Кулагин, колясочник, он далеко отсюда жил. Три года дети приносили его на руках в школу. Не было тогда ещё даже пандуса. После каждого урока его носили в нужный кабинет. И конечно, его день рождения праздновала вся школа. Вся коляска мальчишки была засыпана подарками.

Мещанов Дима, тоже колясочник, когда был выпускной вечер, его на руках носили — и на Поклонную гору, и везде, где мы катались, он был с нами. Это было принято, это никого не удивляло, это не было предметом насмешки. Дети к этому привыкли.

— Бывало ли, что родители, не желая, чтобы их ребёнок учился с инвалидами, забирали его из школы?
— Чтобы ребёнка забрали из школы??? Никогда! Знаете, дети бывают очень жестокими. Но у нас с самого начала ничего подобного не было. Я не раз на конференциях слышала, что некоторые родители бывают против того, чтобы в классе учился колясочник или больной ребёнок. Поэтому мы за родителей взялись очень серьёзно: проводили родительские собрания по параллелям начиная с первого класса, объясняли им, что присутствие такого ребёнка в обычном классе важно не только для самого этого ребёнка, но и для детей, среди которых он находится. Ребёнок начинает понимать, что его «глобальные» проблемы никакие не глобальные по сравнению с теми, которые решает больной ребёнок.

Есть такое восточное изречение: «Я грустил оттого, что у меня не было обуви, до тех пор, пока не увидел на улице человека, у которого не было ног». И здесь происходило всё то же самое. Классы тоже стали меняться. Не сразу, конечно. Сразу в этом процессе вообще ничего не бывает.

Вообще у нас школа очень открытая и демократичная. Родители могут толпами приходить в кабинет директора и на любые уроки. Родители всё время видят этих детей. Конечно, когда проходят организационные собрания в начале учебного года для родителей первоклашек, мы честно говорим им: «Да, такие дети у нас есть, и если кто-то настроен против этого, сделайте сейчас свой выбор: или вы остаётесь и принимаете нашу школу с нашими условиями, или вы уходите. Мы не ломаем отношения с вами, а вы не пытаетесь нас перевоспитать». Пока ещё никто не ушёл.

— А как готовили педагогов к этой работе?
— Нами занялось Министерство просвещения Фландрии и Министерство образования России. Они подписали договор с Фландрией, поскольку там этот вопрос решался достаточно серьёзно. Затем педагоги, которые имели непосредственное отношение к эксперименту, — сначала я с руководителем класса слепых детей, а потом наш завуч по специальной работе Нина Алексеевна Пирожник — ездили в Бельгию учиться тому, как работать с детьми-инвалидами. Там были маленькие школы, человек по 150—200, и в каждой из них учился один больной ребёнок. И вся школа вокруг него приплясывала: у него были и компьютеры, и всё, что только можно себе представить. Там даже с нарушенным интеллектом детишек принимали в школу, и остальные ребята к ним были очень доброжелательны. Мы очень этого боялись, для нас это было непонятно — как принять ребёнка с серьёзными отклонениями? А сейчас у нас и аутисты учатся, которые могут вдруг посреди урока привлечь к себе внимание криком. Дети сейчас уже на это даже внимания не обращают. Продолжают заниматься, как будто ничего не происходит. Всё это, конечно, результат большой работы, разной и сложной.

Cпектакль 299-ой школы "Волшебник изумрудного города"

— По поводу подготовки педагогов: как это происходит? Каждый год какие-то курсы?
— Когда у нас всё это начиналось, мы приглашали учёных, проводили проблемные семинары. Когда мы начинали учить слепых детей, то приглашали профессора Людмилу Ивановну Солнцеву, она выступала на педсоветах, проводила семинары, рассказывала об особенностях их восприятия мира, особенностях построения урока с ними, как давать материал. Когда начали работать с детьми с ДЦП, к нам приезжала кандидат педагогических наук Наталья Дмитриевна Шматко. Мы ездили учиться в Бельгию, бельгийцы к нам приезжали каждый год. И весь педколлектив в этом участвует. На протяжении пяти-шести лет это было постоянно. Потом нам сказали, что мы многое наработали и этот опыт должны транслировать. И необходимость в учёбе отпала.

— А бывает, что к вам обращаются за помощью в обучении педагогов, просят поделиться опытом?
— Нет, этого не бывает… Хотя решение такое было и в комиссии при президенте и Министерство образования России выпускало соответствующие документы. Но как-то не пошло. Кстати, преподаватели спецшкол враждебно к нам относились. Это естественно, они считали, что мы отбираем у них хлеб. А вот группа преподавателей спецшколы из Наро-Фоминска к нам приезжала. Смотрели, как мы работаем с детьми.

— Вы и сейчас работаете в рамках эксперимента?
— Мы 10 лет были на уровне эксперимента внутри министерства образования. Оно занималось нами серьёзно — организовывало всевозможные открытые уроки, приходили, смотрели, как развиваются эти дети. Но из нашего района никто никогда не приходил. Единственное, что районная управа раз в год организовывала конференции по проблемам детей с ограниченными возможностями «Независимая жизнь детей с ограниченными возможностями» под девизом «Мы разные, но мы вместе» по всему нашему Бабушкинскому району. Но методический центр нами ни разу не заинтересовался. Зато на коллегию при президенте нас приглашали. Было специальное совещание по этому вопросу. После нашего выступления было принято решение о распространении нашего опыта на другие школы. Но всё это достаточно сложно. Опыт — он индивидуальный, потому что упирается прежде всего в коллектив.

— У всех ли учителей получилось работать в классах, где есть особые дети?
— Да, у всех, никто не ушёл. Нам стали доплачивать 15% к зарплате, тем учителям, которые работают в классах, где есть дети-инвалиды, и платили всё это время. Но дело не в деньгах, а в идее. Чуть позже к нам пришла Эмилия Ивановна Леонгард — учёный с мировым именем, которая предложила нам обучать абсолютно глухих детей. И вот 11 лет назад к нам пришли девять глухих детей. Для них мы организовали маленький класс и поставили себе цель, чтобы за годы обучения сделать их «нашими» — адаптированными к миру.

Поначалу они совсем не говорили, ни один из них. Тараторили между собой на своём языке рук, моментально замыкаясь в своей «стране глухих». А Эмилия Ивановна из этой страны детей выводила. Они учились говорить и потихоньку начали интегрироваться, то есть приспосабливаться к той среде, в которой очутились. Они приспосабливались, и одновременно шло инклюзивное обучение, то есть уже приспособление среды к этим детям. Эти процессы, конечно, взаимосвязаны — и у нас прошли очень успешно. Ребята вскоре стали участвовать в школьных спектаклях, сами ставили великолепные танцы. Каждый раз, когда они выступали, весь зал вставал и аплодировал. А Саша Зайкин вёл эти вечера. Потом у них начали проводиться некоторые уроки интегрированные. Например, на физкультуру и труд они шли с обычными детьми. Больных ребятишек по одному человеку подключали к обычным классам на всевозможные игры, соревнования, чтобы расширять круг знакомств. Чтобы двери школы были для них раскрыты, чтобы они чувствовали, что этот мир — это их мир.

Танец "Ребята с нашего двора", поставленный классом глухих детей

Вот он опять вышел без тапочка в мешке, без пенала и без задания в дневнике. И значит, опять надо бежать по школе и собирать свои вещи, а потом ещё звонить кому-то из класса: «Извините, это мама такого-то. Скажите, а по математике задавали сегодня что-нибудь им?»

Потом наши учителя обычные стали проводить у них уроки, когда они начали хорошо читать с губ. Это уже с 5—6-го класса. У них наши педагоги проводили биологию, физику, экономику, историю, математику и только русский и литературу вёл специальный преподаватель, потому что там определённые сложности языковые. Так мы их довели до 11-го класса и в прошлом году выпустили в большой мир.

— Как сложилась судьба этих выпускников?
— Все наши выпускники-инвалиды из класса глухих в прошлом году поступили в Бауманский институт. Там тоже создали группы для таких студентов. Наконец институты тоже стали поворачиваться к нам лицом. А когда Саша Зайкин заканчивал школу, он хотел поступить в МГУ на юридический факультет, я ездила с ним, и мне в приёмной комиссии сказали: «Вы что, с ума сошли? А как он будет писать сочинение?» Я говорю: «Он напишет по Брайлю, а вы возьмёте человека, который всё это переведёт». — «Да вы что? Мы что, всем этим заниматься будем? Нет, нам хватает и так дел». Выпускники других лет тоже устроились. Например, Гаранина, тяжёлый инвалид, окончила школу с медалью, поступила в МИЭМ на факультет современной информационной технологии. Сейчас успешно работает. К счастью, общество понемножечку поворачивается к этим детям, и мы теперь даже объявляем в России год людей с ограниченными возможностями.

— В этом сентябре вы сделали новый набор особых детей?
— В этом году к нам пришли новые дети — слабослышащие, тоже девять человек, в первый класс. Они ничего ещё не могут, но с ними уже работает и наш психолог, и наш педагог, отвечающий за экспериментальную работу в школе. Мы уже очень любим этих малышей, хотя они ещё очень сложные. Мы подписали договор с центром реабилитации детей-инвалидов, и наши слабослышащие первоклашки два раза в неделю ходят туда. Там с ними занимаются психологи и педагоги, они раскрывают их творческие возможности, готовят среду для их обучения. Помимо этого у нас ещё 15 разных детей-инвалидов. В пятом классе мальчик с полной потерей слуха, в седьмом — очень талантливая девочка, которая выступает на всех конкурсах, тоже глухая. Многие с почечной патологией. В общем, все, кто имеет статус инвалидов.

У нас в четвёртом классе учится девочка с нарушением роста — она очень маленькая. Мы вообще очень боялись её брать, мы с такими детьми никогда не работали, но решили попробовать. И теперь её обожают все. Она такая очаровашка, такая умница. Всем помогает, у всех спрашивает: «Как ваши дела? Какое у вас настроение? Что-то вы неважно сегодня выглядите…» Или: «Элеонора Юрьевна, вы что-то не то сегодня надели, по-моему».

— Неужели совсем не бывает конфликтных ситуаций между детьми?
— Всякое, конечно, бывает, они же растут. Мы выпустили 11-й класс в этом году, там был Илюша Долгов, своеобразный мальчик, которого мы перевели с третьего класса в обычный класс. Поначалу у него были нормальные отношения с детьми, а в седьмом классе дети стали жёстче и ему стало труднее. Ребята как-то изменили к нему своё отношение, потому что у них изменились интересы. И он в орбиту их интересов как-то не вписывался. Но потом это всё проходит, дети перерастают это. И Илья отучился в седьмом, восьмом и девятом классах вместе с этими детьми. Хотя, конечно, сложности были.

— Но ведь дети с какими-то особенностями сами по себе часто бывают источником агрессии.
— Да, конечно, они бывают достаточно сложные и агрессивные. Вот интересно рассказать о Гурове нашем. Каким Митька пришёл в нашу школу — это передать нельзя. До этого четыре года он был дома всё время. К нам он пришёл в пятый класс. У него тяжёлые последствия ДЦП, он каждый год терял зрение, плюс плохая моторика — сложно писать. Но зато очень начитанный, эрудированный. И он безумно хотел своими знаниями со всеми поделиться. Дети принимали это в штыки. Иногда это раздражало. Что он творил! И кусал всех, и дрался. Естественно, дети тоже отвечали. Он-то вышел из четырёх стен — и сразу столько людей вокруг, и вдруг почему-то не все ему рады. А надо было просто набраться терпения и выслушать всё, что он на сегодня хотел рассказать.

Во-первых, никаких инклюзивных школ у нас пока нет. Есть только несколько экспериментальных с инклюзивными классами. Эти школы далеко не всегда действительно адаптированы для детей с диагнозами. Потому что трудность не в том, чтобы перестроить школу под нужды особых детей и адаптировать физику, а в том, чтобы перестроить общество — обычных детей, обычных родителей и обычных педагогов.

Он ещё увлекался биологией, очень хорошо её знал, и его стали привлекать к проведению уроков в младших классах. И детям это очень нравилось. Митя мог очень долго и интересно рассказывать о муравьях или ещё каких-то насекомых. И дети просили его приходить, звали его на свои уроки.

Потом он стал директором школьного музея. Причём блистательным директором. Он замечательно принимал ветеранов, проводил экскурсии. А ещё у него, видимо, в семье были сталинисты. И он нам пытался тоже навязывать сталинские идеи, а мы его пытались перенаправить совершенно в другую сторону. И он с нами боролся не на жизнь, а на смерть. Вот я однажды пришла в его класс на урок и собралась рассказывать об Александре Невском. А Митя сидит с «Кратким курсом» сталинским. Я говорю: «Что это?» А он отвечает: «Любимая книга». Но он поддавался, хотя и часто завязывал на уроках истории нешуточные споры.

Вообще для нашей школы это нетипично, а вот для него это характерно. Во всяком случае, мы всегда давали детям возможность высказаться. Если уж у него такое мнение, пускай выскажется, мы хоть будем знать, что у него в голове, куда перенаправить. А закончилось всё тем, что он прекрасно закончил школу и на общих основаниях поступил в институт.

— К слову, о терпимости. Я знаю, что в вашей школе учатся дети 16 национальностей. Это, конечно, для московской школы неудивительно, но вы же какую-то особую работу в этом плане ведёте?
— Мы сейчас участвуем в эксперименте «Учебная и внеучебная деятельность по воспитанию у детей толерантности». Четыре года назад мы стали задумываться и об этой стороне работы. К нам в школу приходят дети из других школ — и армяне, и азербайджанцы, и темнокожие, потому что они испытывали дискомфорт в этих школах. Мы ездили в Институт этнографии и антропологии, беседовали с учёными. Мы написали целую концепцию по развитию толерантности у детей, представили её. Но нас никто не поддержал. Нам говорят: «Это неактуально. Вот если вы найдёте несколько школ, которые захотят в этом плане работать, чтобы сетевая площадка была, — тогда пожалуйста». Но мы никого не искали, просто продолжаем работать уже без всякого эксперимента. Мы делаем и спектакли, где дети разных национальностей вместе участвуют, и костюмы делают национальные, и кухни национальные представляют.

— Бывает так, что желающих больных детей много и вы кого-то уже не принимаете?
— Если речь идёт о больных детях, то мы никогда не отказываем. Это просто невозможно.

— А какие-то критерии отбора есть?
— Критерий только один — интеллект чтобы в норме был. Ни внешний вид, ни физическое состояние не влияет на решение о приёме.

— Есть ли в школе какие-то дополнительные специальные медработники?
— У нас есть договор с центром ЛФК на проведение два раза в год осмотра глухих детей. Это помимо того, что они проходят постоянные осмотры у специалистов по своему заболеванию. Мы организуем эти осмотры, потому что должны знать, как с ними физкультурой заниматься. Что им можно, что нельзя. Кроме того, у нас есть медсестра, и врач из поликлиники приходит к нам в соответствии с расписанием. Достаточно часто, раза три в неделю.

Наш разговор прерывается телефонным звонком. После чего Элеонора Юрьевна продолжает.

— Представляете, субботник назначили, дети уже оделись и стоят на крыльце с граблями, хотят работать. Сумасшедшие! Какой же субботник, когда дождь такой льёт?! Не дети, а Корчагины какие-то (с гордостью) .

— А от родителей требуется какая-то специальная подготовка ребёнка-инвалида, который обучался дома или в специальной школе, перед тем как прийти к вам?
— Нет, мы берём ребёнка такого, какой он есть. В любом варианте.

— Дайте советы родителям по подготовке ребёнка-инвалида к школе — специализированных детских садов ведь мало.
— Дети все разные. В нашем первом классе глухих детей все ребята совершенно разноуровневые, несмотря на то что они учились в одной группе детского сада. Есть четверо детей, которые успевают всё, и есть трое, которые не успевают делать и две трети того задания, что определено на урок. Поэтому тут уже ведётся сложная индивидуальная работа, выстраивание индивидуальных траекторий: чтобы не дать засидеться одним и продолжать их развитие и чтобы не загнать тех, кто не успевает по темпу, и в то же время чтобы они успешно осваивали программу.

У нас есть Вова Лагутин, он глухой, его семья приехала из Оренбуржья. Он пришёл в школу с очень плохой подготовкой. Он отсидел в первом классе с абсолютно нулевым результатом. Мама устраивалась на работу, жильё снимала, не могла оформить его в местную поликлинику, он не получал специальную помощь. И мы с логопедом, психологом и всем педагогическим составом насели на неё, чтобы она занялась ребёнком. Сейчас он ходит в центр «Участие», где получает коррекционную помощь, занимается с нашим педагогом. Но мы были вынуждены оставить его на второй год в первом классе. Потому что не было никакого смыла его гнать, гнать и гнать, чтобы он закончил школу в том же возрасте, что и все дети. Для мамы это был стресс. Но она его пережила, поняла, приняла. Вова отучился второй год в первом классе и выравнялся с остальными детьми. И сейчас он стал более уверенным. Очень старается. Из сильно закомплексованного ребёнка он превратился в очень активного.

— Скажите, а среди детей-инвалидов способных детей больше, чем среди обычных?
— Они такие же разные, как все остальные. У нас была девочка, Надя Гаранина, она закончила школу с серебряной медалью. Сашка Строкин, глухой, закончил школу с серебряной медалью. Света Остряковская, у неё был ДЦП, закончила без троек, стала компьютерщиком талантливым, работает заместителем директора фирмы. Дима Мещанов, Саша Зайкин — это всё очень способные дети. Но в то же время у нас учился Женька Бекетов — очень сложный, хулиганистый, ну просто ртуть живая. Он учился у нас до девятого класса, потом ушёл в колледж.

— Нужно ли собирать какие-то специальные документы, справки, когда ребёнок-инвалид поступает в обычную школу?
— Обычный набор документов, плюс они ещё сдают корочку, подтверждающую инвалидность. Это необходимо для организации разных социальных услуг — бесплатного питания или ограничения в оплате. Для открытия класса глухих детей необходимым документом является заключение медико-психолого-педагогической комиссии, которая находится в таких центрах, как «Надежда», «Участие». Там детей смотрят специалисты и дают заключение о готовности их обучения в массовой школе. Это вот единственный документ, который они приносят помимо обычного набора документов.

— Как вы считаете, отличается ли уровень самого образования, которое вы даёте детям-инвалидам, от того, которое они получили бы, обучаясь дома или в специальных школах?
— Конечно, это даже несравнимо. Образование включает в себя и процесс общения и утверждения личности. С кем общается ребёнок в спецшколе? Круг людей достаточно ограничен: их интересы, их уровень — всё это накладывает определённый отпечаток на человека. А здесь у ребёнка открываются и глаза, и уши и крылья вырастают. В своих сочинениях эти дети пишут, что поняли, что они такие, как все. Это и было нашей задачей.

— Нужно ли вот такое инклюзивное образование внедрять в каждую школу?
— Видите ли, говорят, что есть школы в Москве и что их довольно много, в которых на уроках дети матом покрывают учителей, где в туалетах дети в массовых количествах курят. Или учителя не в состоянии решить какой-то конфликт, разнять драку. Я думаю, что в такие школы, а их много, нельзя посылать детей-инвалидов, они станут там ещё несчастней, потому что никто не сможет их там защитить. Если эти учителя не справляются с обычными детьми, то как они смогут стать защитниками тех, кто нуждается в особой опеке и особой помощи?

В этом году, когда у нас выпускался класс глухих детей, на самом последнем уроке мы дали им написать небольшие сочинения, на 20 минут, «Школа в моей жизни». Так вот, они там писали не о том, что им было трудно, а о том, как нам было с ними трудно.

Беседовала Наталья Сидорова




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:




Химия наслаждения

Уровень дофамина: как вернуть себе настоящее удовольствие

Давайте представим двух людей одинакового веса и роста. У обоих в мозге 40.000 дофаминовых рецепторов (условных), но чувствительность их разная. У одного человека в чувствительность рецепторов снижена в 10 раз, а у другого – нормальная. Оба человека видят одно и тоже приятное зрелище, скажем, милого котика. Это событие вызывает выработку, скажем, одной 10.000 молекул дофамина, т.е. уровень дофамина у обоих одинаковый. Но какое восприятие этого события? В этом случае у первого человека удовлетворение на 25%, а у другого - на 2,5%.

09.10.2015 14:00, Андрей Беловешкин


Непростая комбинация

Профессор медицины о ребенке от троих родителей

Уже не за горами эпоха дизайнерских детей — родители смогут выбирать интеллект, характер и телосложение будущего малыша. А в 2016 году на свет появится первый ребенок от троих родителей — эта технология позволяет женщинам с генетическими мутациями митохондрий иметь здоровых детей. Профессор Дмитрий Балалыкин, заведующий кафедрой истории медицины Первого Московского государственного медицинского университета имени Сеченова, рассказывает, как работает эта технология, когда появился первый ребенок из пробирки и каких последствий стоит ждать от вмешательства в естественный ход вещей.

31.08.2015 09:30, Дарья Варламова


Ребенок на заказ

Когда ждать эпоху дизайнерских детей

За полвека исследований ДНК человечество успело продвинуться от открытия двойной спирали к полной расшифровке генома. Кажется, еще немного, и человек начнет управлять эволюцией, а генетический отбор будет похож на перелистывание страниц в каталоге — только вместо мебели можно выбирать цвет глаз, рост, способность к музыке или точным наукам будущего ребенка.

28.08.2015 13:00, Дарья Обухова


Вечная жизнь

О современных способах продлить молодость

Мир не стоит на месте, однако, как и тысячи лет назад, человек озабочен проблемой старения. Стволовые клетки, теломераза, нанотехнологии, имплантанты и антиоксиданты — все это наконец должно привести нас к столь желанному бессмертию.

25.07.2015 13:00, Ренат Атаев


Про ВИЧ-диссидентов

Нет ничего более опасного для рядового сектанта, чем членство в движении СПИД-диссидентов

Так совпало, что именно в биологии и медицине сегодня наиболее высока концентрация форм научного фричества, которые без шуток опасны для общества. Newtonew о главном «полюсе зла».

15.07.2015 16:00, Ренат Атаев


Расщепление расщепления

Что известно и что неизвестно о природе шизофрении

В 1908 году Ойген Блейлер впервые ввел в медицину диагноз «шизофрения». 30 апреля этого года исполнилось 158 лет со дня его рождения. Подарок мэтру слегка запоздал – 4 мая в журнале Nature Neuroscience вышла статья, в которой группа нейрофизиологов из Университета Дьюка (США) представила экспериментальные доказательства существования универсального нейромолекулярного механизма, вызывающего три типа патологических изменений в головном мозге, которые традиционно связывают с возникновением шизофрении у людей. И хотя результаты пока получены только на мышах, а само исследование требует независимых подтверждений, тем не менее, открытие одного общего фактора, лежащего в основе целого букета неврологических симптомов, может поставить точку в одном длительном споре, длящемся уже полтора века. Споре о природе шизофрении.

04.06.2015 15:30, Даниил Кузнецов


«Нужно представлять, что на месте больного — ты сам»

Из-за витиеватости российских законов и особенностей правоприменения врачи лишний раз не рискуют выписывать больным раком обезболивающие средства. Дарья Саркисян поговорила с заведующей терапевтическим отделением Верой Парфенчик и директором фонда «Подари жизнь» Екатериной Чистяковой и выяснила, что даже в нынешних непростых условиях можно обеспечить онкологических больных необходимым им обезболивающим.

01.06.2015 12:00, Дарья Саркисян


Действие «Действия»

Прекратить сокращения в поликлиниках и вернуть 4-х часовой прием

В амбулаторном звене системы качественного оказания медпомощи Москвы сложилась катастрофическая ситуация. Нормативы времени приема одного пациента значительно меньше, чем требуют стандартные алгоритмы действий, которые должен совершить врач во время приема. Реальный поток обслуживаемых пациентов значительно больше продолжительности рабочего дня медработника, закрепленной в трудовом законодательстве. Физическое и психологическое изнурение медработников, потогонная организация труда чреваты повышением риска врачебной ошибки, угрозы жизни и здоровью пациентов.

16.04.2015 09:30


Как умирают врачи

«Никакого героизма. Я тихо уйду в ночь»

Доктор медицины из Южной Калифорнии рассказал, почему многие врачи носят кулоны с надписью «Не откачивать», чтобы им не делали непрямой массаж сердца в случае клинической смерти. А также - почему они предпочитают умирать от рака дома.

01.04.2015 18:45, Кен Мюррей


Неравный бой с болью

Невролог Алексей Алексеев о видах боли, механизме действия обезболивающих и новых классах анальгетиков

Боль является всего лишь сигналом, информирующим нас о наличии текущего или возможного повреждения тканей. В зависимости от типа и вида боли, временных характеристик болевой механизм так называемой ноцицептивной передачи несколько меняется, что меняет и фармакологические виды средств, назначаемых для терапии конкретного болевого синдрома.

05.03.2015 14:00, Алексей Алексеев, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры нервных болезней лечебного факультета Первого МГМУ им. И.М. Сеченова






 

Новости

Тетрис помогает забыть о плохом
Ученые из Великобритании, Швеции и Германии обнаружили, что «Тетрис» помогает избавиться от травматических воспоминаний, если успеть поиграть в него в первые часы после травмирующего события.
Глобальное потепление может вызвать эпидемию диабета
Голландские ученые нашли взаимосвязь между температурой воздуха и количеством заболевших диабетом II типа. Выяснилось, что глобальное потепление может способствовать развитию этого заболевания.
Найдено более 200 новых генов, связанных с облысением
Облысение (алопеция) чаще всего встречается у мужчин. Учеными подсчитано, что примерно 80% из них сталкиваются с потерей волос в возрасте до 80 лет. В дополнение к изменениям во внешности некоторые исследования выявили негативные последствия для здоровья, ассоциированные с облысением, такие как повышенный риск развития рака простаты и сердечно-сосудистых заболеванийю
Ученые нашли способ защититься от рака мозга
Исследователи пришли к выводу, что отвар из таволги является хорошей защитой от рака головного и спинного мозга.
82% россиян генетически предрасположены к полноте
У обладателей одного из вариантов гена FTO чаще встречается повышенный ИМТ и диабет второго типа.

 

 

Мнения

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.