Подписаться на обновления
15 ноябряЧетверг

usd цб 67.9975

eur цб 76.7556

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Азарий Мессерер, chayka.org   среда, 1 февраля 2017 года, 19:00

«Сбывшаяся душа»
Жизнь и судьба российского философа, культуролога и писателя Григория Померанца


   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Около 40 лет назад я встретился с выдающимся, а может быть, и гениальным мыслителем, хотя истинное его величие осознал много позже... В редакцию молодежного журнала «Ровесник», где я работал в 1974 году, вошел далеко не молодой чудаковатого вида человек, одетый так, как будто он собрался в паломничество: за плечами рюкзачок, на ногах старые кеды, седоватые редкие волосы нуждались в расческе. Пояснив, что зашел по дороге на дачу, он вынул из котомки статью, про которую тут же сказал, что торопиться с отзывом не нужно — «все равно ведь не напечатаете». Когда он ушел, работавшие в моем отделе девушки прыснули со смеху: «Ну и авторы к нам захаживают!».

Со статьей в руках я пошел в свой маленький кабинет, решив прочесть ее позже — в тот день мы были заняты выпуском очередного номера. На ходу кинул взгляд на первые строчки, и уже этот первый абзац так зацепил меня, что оторваться стало физически невозможно. Я единым духом прочитал всю статью — да так в нашем журнале еще не писал никто и никогда! В уме всплыл странный телефонный разговор недельной давности с автором. Мне потребовалось найти философа или историка, который мог бы толково написать о героях — о том, как из века в век складывались и менялись представления людей об их месте в жизни общества. И поскольку мой отдел специализировался на переводах очерков из популярных иностранных журналов, то именно в одном из них, а конкретнее, в воскресном приложении к «Нью-Йорк таймс», меня заинтересовала статья об американских героях. Там, в частности, утверждалось, что после убийства братьев Кеннеди и Мартина Лютера Кинга американцы остерегались героизировать своих лидеров из опасения накликать очередную трагедию. В результате ряды подлинных героев в США неуклонно редеют.

Статью эту я пересказал на редакционной летучке, после чего главный редактор Нодия и поручил мне отыскать «специалиста по героям», который предварил бы ее своими рассуждениями. При опросе коллег и знакомых кто-то вспомнил, что оригинальные идеи о героизме высказывал некто Померанц в лекции, прочитанной у этого знакомого в библиотеке.

В тот же день я позвонил Григорию Соломоновичу Померанцу, узнав его номер из телефонной книги, благо абонентов с такой фамилией там значилось совсем немного. На вопрос, взялся ли бы он написать такую статью, последовал огорошивший меня ответ: тема эта, конечно, его давно интересует, только вряд ли мы его статью опубликуем. «Отчего же нет, если хорошо напишете?», — удивился я. Вместо ответа пошли уклончивые контрпредложения, дескать, ему лучше публиковаться не под своим именем, а под фамилией жены Зинаиды Миркиной. Я не сдавался, настаивал, журналу, мол, нужен автор со степенью. Последовала длинная пауза, а потом он опять затянул свое: «Жаль, но вы все равно меня не напечатаете».

Мало того, что статья Померанца была написана в кратчайший срок, она оказалась столь превосходной по форме и содержанию, что редактировать ее я посчитал святотатством. Вставил от себя только подзаголовки и, внутренне торжествуя, положил на стол главного. Своим же сотрудникам сообщил, потирая руки, что теперь-то номер о героях у нас наверняка на мази. Спустя неделю меня «вызвали на ковер», я почувствовал, что предстоит выговор, но за что — оставалось только гадать. Нодия редко повышал голос, но в этот раз он просто неистовствовал: «Вы что же меня под монастырь решили подвести, хотите, чтобы вместе с вами уволили? Кого вы мне подсунули? Этот ваш Померанц торчит «в черном списке», его печатают яро антисоветские журналы на Западе!» Я был потрясен и очень расстроен — весь задуманный мною номер о героях Нодия сгоряча отменил. Тему эту я скоро выкинул из головы, но желание узнать побольше о личности запрещенного Григория Померанца у меня осталось надолго.

Одну из его статей, отпечатанную под копирку на папиросной бумаге, как это делалось тогда в Самиздате, мне удалось прочитать еще в Москве. Следить же всерьез за его творчеством стало возможным лишь после эмиграции в Америку в 1981 году. Я читал статьи Померанца в эмигрантских журналах «Континент» и «Синтаксис», буквально набросился на сборник его эссе, напечатанный в 1972 году во Франкфурте. Помню с какой радостью я купил в магазине Виктора Камкина — увы, уже давно прекратившем существование, — номер «независимого частного» журнала «Русское Богатство», издававшегося с перерывами, начиная с 1876 года. Сейчас этот номер (№2 за 1994 год), целиком посвященный Померанцу, наверное, библиографическая редкость.

Он открывается автобиографической повестью «На птичьих правах». Вот первая фраза, поясняющая смысл заглавия: «Я внештатный профессор, эссеист, писатель — в социальной структуре никто». И в самом деле, Померанцу каким-то образом удалось прожить полвека при советской власти «свободным художником»-отщепенцем, не считаясь с общепринятыми жесткими советскими нормами. Удалось, не кривя душой, писать только то, что хотел. Ему, понятно, всюду отказывали, но к отказам он относился философски: «... Неудачи перестали меня унижать. А потом оказалось, что неудачи — что-то вроде вод Стикса, в которые Фетида окунула своего сына. (Имеется в виду мать Ахиллеса, она окунала сына в священные воды, держа за пятку, ставшую его единственным уязвимым местом — «ахиллесовой пятой» — А.М.) В этом (во внутреннем настрое) все дело, а не в везеньи или невезеньи».

Его нисколько не оскорбляло презрительно-тупое высокомерие советских чиновников. Он, например, с юмором описывает, как один раз решил достать путевку в Коктебель, в дом творчества писателей, на том основании, что жена его числилась в группкоме литераторов. Вот только при подаче заявления выяснилось, что он забыл принести бумажку о состоянии здоровья. «У нас писатели (с ударением) приносят справки от лечащего врача!», — отшили его, имея в виду «настоящих» писателей, то есть членов Союза советских писателей, а не какого-то там группкома. Глядя из нашего времени, можно смело сказать, что горы «идеологически выдержанных» писаний тысяч членов ССП не стоят и одной статьи Померанца.

В России его начали печатать только в эпоху Перестройки, когда автору перевалило за 70 (!), хотя во многих странах к тому времени его уже давно считали одним из крупнейших мыслителей современности. Именно мыслителей — Померанц предпочитает это собирательное понятие термину «философ». Заметим к слову, что, помимо философии, его труды затрагивают многие другие гуманитарные науки: историю, культурологию, этнографию, социологию, лингвистику и теологию. Он много писал о поэтах-символистах начала ХХ века, чьим символом веры была жизнь яркая, экзотическая, изобилующая опасностями, прожить которую считалось так же важно, как преуспеть в творчестве. В этом смысле биографии Померанца позавидовал бы любой символист, по ней можно создать увлекательный роман или художественный фильм.

Жизнь без страха

Вот один лишь эпизод из его жизни, который просто просится на экран. Померанц попал в Гулаг уже после войны, пройденной им сперва солдатом, потом офицером, от Сталинграда до Берлина. Наплыв: нового зэка ведут в баню, где он сталкивается с бандитом, по лагерному сленгу, «ссученным», которого начальство за стукачество и физическую силу сделало надсмотрщиком в карантинном бараке. Речь его изобиловала грубейшим матом, к которому сам он так привык, что никак не ожидал услышать вежливую просьбу прекратить ругань. И от кого — от какого-то хилого интеллигента по фамилии Померанц, произнести-то которую у него бы язык не повернулся. Можете представить себе выражение на его зверском лице, когда он схватил табурет, чтобы расквасить физиономию наглеца. К тому же в голом виде Григорий Соломонович выглядел перед ним, что тощий цыпленок перед матерым медведем. Несколько секунд ссученный держал над головой табурет, а Григорий Соломонович, даже не пытаясь загородиться от удара, спокойно смотрел ему прямо в глаза. Этого взгляда уркаган не вынес — он бросил в сторону табурет и выскочил из бани, намеренно ударившись о притолоку.

Почему он не убил Померанца? Наверное, потому же, почему пушкинский Сильвио в повести «Выстрел» не мог убить графа — тот во время дуэли равнодушно ел из фуражки черешни, сплевывая косточки, и не обнаруживал ни тени страха. Бандит, возможно, впервые увидел зэка, абсолютно его не боявшегося. А Померанц и в самом деле не знал чувства страха, избавленный от него еще на войне, в жесточайшей бомбежке под Сталинградом. Фашистские бомбардировщики «хейнкели» летели, к счастью, на большой высоте, им и дела не было до застигнутого в открытом поле сиротливого солдатика, который не успел добежать до своих окопов, но бомбы падали вокруг него без конца с душераздирающим свистом и грохотом. Юноша, в ту пору двадцати лет с небольшим, дрожал от страха, умоляя: «Мама, спаси меня!» Внезапно он вспомнил мысль, впервые озарившую его за несколько лет до войны: «если бесконечность — это, по определению, бездна, то меня нет, а если я есть, то значит, нет бездны». Обдумывая эту внезапно всплывшую в уме метафизическую сентенцию, он пришел к выводу, что раз его не испугала бездна пространства и времени, то нечего ему страшиться и «хейнкелей». Самовнушение сработало, и всего несколько мгновений спустя он почувствовал, как страх пропадает, уходит. И с того памятного дня Григорий Померанц уже не боялся никого и ничего — как видно, у мыслителя, если он подлинный, душа не приемлет унижения страхом.

В начале тридцатых годов, написав школьное сочинение на трафаретную тему «Кем я хочу быть?», Григорий буквально ошарашил учителя по литературе. Вместо того, чтобы, стремиться стать летчиком, стахановцем или полярником, как это желали себе его одноклассники, он вывел в тетради: «Хочу быть самим собой». К счастью, его не выгнали за это из школы, но наверняка «взяли на заметку», как тогда говорилось. А ведь он написал сущую правду: зачем же желать стать кем-то другим человеку, осознавшему, что Бог дал ему незаурядные таланты и воображение. Раз поняв это еще в школьном возрасте, Григорий Померанц стремился развивать собственную индивидуальность.

Его статьи дали мне множество ответов на вопросы, занимавшие меня долгое время. Вот один пример.

Мы и я

В бытность мою корреспондентом Московского радио мне довелось проводить беседы за круглым столом с участием заранее отобранных отличников из специализированных советских школ «с обучением на английском языке» и юных англичан из частных школ, приезжавших в Москву как туристы. Монтируя их выступления для молодежной передачи, я обратил внимание на то, что англичане почти каждое второе предложение начинали словами типа «я думаю», «мое мнение», «лично я полагаю» и т. п. В то же время советские школьники на старте любого высказывания говорили: «мы все считаем», «мы думаем», «наше мнение». В статье «В поисках свободы» Григорий Померанц как раз и пишет о «советском мы», называя его «прокрустовым ложем, в которое нас втискивали». Это был насажденный советской властью менталитет коллективизма, который, по его словам, «выкорчевывает с корнем личностное начало, когда “я — последняя буква алфавита”, любая инициатива наказуема, и все равны в своей безличности». Рассказывая о своей юности — а его очерки тем и сильны, что любую философскую мысль он как бы пропускает сквозь фильтр собственной жизни, — Померанц пишет: «Интуитивное чувство равновесия подсказывало, что нельзя всё время жить сознанием «мы», «мы», «мы». Что целостность личности требует иногда упора на «я», на свое мнение, на свой нестандартный поступок». Идея, казалось бы, простая, но не тут-то было: у Померанца все идеи словно сотканы из противоречий: «Против прокрустова «мы» я не мог не бунтовать и уперся в противоположность, в пустые провалы абстрактного «я» (оторванного от «мы» и «я»)».

Его вывела из этого тупика война. Как и все солдаты, он мечтал о победе, и тогда-то обрел то, что он называет «фронтовое мы». А в Гулаге наш философ вполне удовлетворился «антисоветским мы», обретенным в «сократовских» разговорах с такими же, как он, интеллигентными зэками. На прогулках по территории лагеря в свободное от работы время они обсуждали их общую несовместимость с советской действительностью. И только через многие годы, переживши смерть любимой женщины, а потом вновь влюбившись в свою будущую жену, Григорий Соломонович пришел к мысли, что «есть какое-то Я-Ты-Мы любви (в самом широком понимании слова «любовь»), которое умнее, глубже каждого из нас и сливается с Божьей любовью. Я чувствую «Я», «Ты», «Мы» не отдельными предметами, а разными углами одного Целого. «Я» неповторимо, неотделимо от меня, я есть Я, и в то же время Я тоскует по своему Ты, по своему Мы, пока не найдет их, и находит самого себя в диалоге с ними...»

Учась в аспирантуре Нью-Йоркского университета (NYU), я написал статью по лингвистике, в которой обращал внимание на то, как отражался советский менталитет в языке. Например, я отмечал, насколько английский язык «агрессивен» в своей грамматике: в каждом предложении, за редкими исключениями, легко выявить деятеля, осуществляющего действие. А вот русский язык изобилует безличными фразами. Вы можете сказать «его пришили», или «с ним порешили разделаться», или типично советское, «вас не поймут», а кто убил, кто порешил, кто не поймет — не суть важно, то есть, деятель зачастую не ясен, что придает многим высказываниям своего рода мистический характер. Другими словами, в русском языке важнее действие, с вами происходящее, нежели инициирующее его лицо. Между прочим, только по-русски может вполне естественно бытовать знаменитая гоголевская реплика: «Мне сегодня хорошо врется» — на других европейских языках слово «врать» в качестве возвратного, непереходного глагола не употребляется.

Подтверждение и объяснение своей мысли я нашел в статье Померанца «В поисках свободы». Он также там поминает пассивные русские конструкции, в том числе самые обыденные, такие как «меня зовут», в отличие от «я зовусь», как это принято в западноевропейских языках, и рассматривает этот феномен в связи с проблемой прав человека. Cо времен крепостного права русские крестьяне говорили: «мы псковские», «мы новгородские», как бы подчеркивая свою принадлежность к Пскову, Новгороду и. т. д., а европеец или американец сказал бы «я — псковитянин», или «я — новгородец». По аналогии Померанц рассматривает едва ли не самое важное слово — «русский». Он пишет: «этноним «русский» — такое же имя прилагательное, обозначение принадлежности Руси. Все прочие этнонимы — даже пренебрежительные, бранные — имена существительные. Только русский себя определяет принадлежностью великой империи, со смирением — и гордостью. Ибо границы империи никогда не могут быть окончательно установлены, они расползаются бесконечно; практически до тех пор, пока империя, захватив слишком много, не начинает разваливаться».

Бессребреник Григорий Померанц

В России гениальные люди обретали славу либо после ранней смерти, либо в конце продолжительной жизни. Корней Иванович Чуковский, которого мне посчастливилось интервьюировать, так и высказался: «В России надо жить долго. Тогда что-нибудь получается». В 90-е годы когда Григория Соломоновича стали, наконец, выпускать на международные научные конференции, он посетил многие страны Европы и Азии. А когда ему исполнилось 90 лет, он сделался знаменит и «в своем отечестве»: о нем был снят документальный фильм, его интервьюировали по телевидению уже как члена Академии гуманитарных наук. Тогда же многие россияне узнали, что среди них живет не только великий математик и бессребреник Григорий Перельман, но и другой Григорий, великий мыслитель Померанц, тоже еврей и тоже бессребреник. Ведь он, кто легко мог бы сделаться профессором любого престижного западного университета, предпочел остаться в России, ибо там, в уединении, в созерцании природы сумел найти себя. Ему чужды почести и деньги. А любоваться природой, слушать музыку, читать любимых поэтов, многие стихи которых он помнит наизусть, можно где угодно. Я попросил известного поэта, Ларису Миллер, которую связывает с семьей Померанца теплая многолетняя дружба, поделиться тем, что прежде всего приходит ей на ум при упоминании имени этого мыслителя, и она ответила: «Сочетание страстности и тишины».

Лариса Миллер, судя по его откликам на ее стихи в прессе, входит в число немногих выделявшихся Померанцем современных поэтов. (Недавно в «Чайке» №23 за 2012 г. было опубликовано прекрасное эссе Ирины Чайковской о творчестве Ларисы Миллер — А.М.). Разумеется, к любимым стихотворцам мастера относится и Зинаида Миркина, его жена и муза. Ни одно ее стихотворение не было напечатано без его одобрения, и если какая-то строчка ему не нравилась, Зинаида Александровна сочиняла ее заново. У неё, жены, было аналогичное право вето на произведения мужа. В преклонном возрасте — в марте этого года Григорию Соломоновичу исполнилось бы 95 лет — он писал так же ярко, как и в молодости, и так же живо излагал свои истории прекрасным языком, полным ярких метафор и ассоциаций, без единой запинки. Чтобы убедиться в этом, посмотрите телевизионные передачи о нем и о его жене в YouTube, а также его «журнальный зал» в Гугле, где вы найдете десятки статей, причем, многие из них были им написаны в последние пять-десять лет.

Счастье по Померанцу

Статьи эти затрагивают кардинальные для всех нас понятия: любовь, вера, свобода, счастье. Остановимся на последнем, ибо, наверное, нет человека, который не стремился бы к счастью, это стремление даже зафиксировано в Декларации независимости. В статье «Подлинное и призрачное счастье» Померанц приводит интереснейшие высказывания философов, писателей и поэтов об этом чувстве. Он рассматривает счастье на примерах известных литературных героев, отмечает различные оттенки счастья у одного и того же героя, в частности, у Фауста Гёте. Так же, как и в статье о свободе, Померанц обращается к лингвистике в поисках глубинного смысла, заложенного в самом слове: «со-счастье, собор всех частей, целостность бытия. В противоположность у-части, затиснутости в какую-то часть жизни, как в каземат». Но, пожалуй, самое интересное в этой статье — это его личные ощущения счастья. По его свидетельству, он иногда испытывал это чувство в непредвиденных обстоятельствах:

«Самое общее во всех случаях счастья, которое я пережил, — это, кажется, творческое состояние. Оно впервые пришло ко мне лет в двенадцать, за курсовой работой о Достоевском. (Впоследствии Померанц посвятил творчеству любимого писателя книгу «Открытость бездне» и множество статей — А.М). Оно, по-моему, приходило и на фронте как чувство полета над страхом. По большей части, поразительная ясность мысли, связанная с чувством такого полета, не находила в себе внешнего выражения, но один раз я несколько часов руководил боем и делал это толково, хотя совершенно не учился тактике. Я думаю, что можно назвать творческим состоянием и любовь... Без вдохновения, без творческого состояния музыка любви не напишется, как не напишется симфония». В другой автобиографической статье Померанц резюмирует те же мысли по-иному: «Счастье — не кошелек на дороге. Оно открывается изнутри, и чтобы оно открылось, нужно было все прошлое, все неудачи, в которых сбывалась душа».

К сожалению, чаще всего люди испытывают не подлинное счастье, а призрачное, скоро преходящее, не заслуженное, иначе говоря, — находят тот самый «кошелек на дороге». Это могут быть экстазы, вызванные наркотиками, алкоголем, сексом, подобные «случайной вспышке, оставляющей только тоску по новым вспышкам». И то, что мы называем «сладкой жизнью» оборачивается иллюзией, убивающей возможность настоящего счастья. Резюмируя эти мысли, Померанц выводит постулаты, звучащие как напутствия читателям. Вот некоторые из них:

«Счастье творчества — в самом творчестве, даже без признания, без успеха. Счастье любви — в самой любви, даже без взаимности. Способность к этому — часть той тайны, которой обмениваются любящие. Счастье любви, счастье творчества, победы над препятствиями — не кайф, а путь, сквозь боль и труд, как счастье матери».

Очень трудно в нескольких словах описать основные темы многогранного творческого наследия Померанца. В какой-то степени это удалось академику Андрею Сахарову. В своих воспоминаниях, говоря о диссидентском семинаре, собиравшемся на квартире физика Валентина Турчина в 70-е годы, он отмечает:

«Наиболее интересными и глубокими были доклады Григория Померанца – я впервые его тогда узнал и был глубоко потрясен его эрудицией, широтой взглядов и “академичностью” в лучшем смысле этого слова. Основные концепции Померанца: исключительная ценность культуры, созданной взаимодействием усилий всех наций Востока и Запада на протяжении тысячелетий, необходимость терпимости, компромисса и широты мысли, нищета и убогость диктатуры и тоталитаризма, их историческая бесплодность, убогость и бесплодность узкого национализма, почвенности».

Прочтите любую статью Померанца, и вы поймете, насколько мастерски и одновременно творчески свободно и остро своевременно она написана. Вы почувствуете исходящее от нее добро, желание помочь читателям в постижении важнейших ценностей. Самым ценным для этого глубоко религиозного человека являлась живая человеческая душа. В одном из своих произведений он назвал одного талантливого фотографа «анти-Чичиковым» в том смысле, что он стремился ловить не мертвые, а живые души.

Таким «ловцом живых душ» представляется мне и сам Григорий Померанц. Он умер 16 февраля 2013 года, не дожив одного месяца до 95 лет, вся сознательная часть которых протекла в подвижническом служении людям.

Источник: econet.ru




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



Салон, или 120 слов жаргона

Как француженки XVII века создали альтернативную светскую культуру

По мнению Жан-Жака Руссо, самая неестественная среда обитания для человека — пространство салонов. Однако в свое время эти закрытые аристократичные кружки сыграли большую роль в социальной и литературной жизни Франции. Салон XVII века — это как бы ранняя форма женского движения, которая провозгласила интеллектуальное равенство и освобождение от любовных обязательств. Именно в стенах салона зародилась новая светская культура — прециозность, из-за которой сыр стал называться «млечной ветчиной», а щеки — «престолами скромности».

14.11.2018 19:00, Мария Исламова, nplus1.ru


«Преобладающий тон моды — простота»

Чему учили женские журналы прошлых веков

Журналы для женщин существуют в России более 200 лет. Во все времена дамская пресса рассказывала о моде и стиле. О том, как на страницах изданий менялся образ «идеальной женщины», — в материале портала «Культура.РФ».

13.11.2018 19:00, Мария Соловьёва, culture.ru


Ядерный щит и гены культуры в детской библиотеке

Как прошёл V Всероссийский фестиваль детской книги

Тепло и солнце на редкость приветливой осени, уходя из столицы, будто переместилось на три дня в залы Российской государственной детской библиотеки, где с утра до вечера non-stop проходили мероприятия V Всероссийского фестиваля детской книги. По количеству посетителей можно смело сказать — фестиваль набирает обороты. Более 40 издательств приняло участие в фестивале, прошло более 120 мероприятий.

13.11.2018 16:00, Вера Астрова


Тяжёлое ремесло невесомых танцовщиц

Чего стоит успех балерины

Редкий человек не слышал о том, как тяжело стать профессиональной балериной: выносить многочасовые репетиции, жёсткий режим, постоянную конкуренцию. Тем более трудно справляться с этим начинающим балеринам. Бывшие ученицы балетных студий и хореографических школ вспоминают, с какими трудностями им пришлось столкнуться в училищах.

11.11.2018 16:00, Татьяна Копенкина


Киногид книголюба

7 документалок о писателях

Как рождаются великие книги? Через что проходят авторы, чтобы создать произведение, которым будут зачитываться поколения? T&P собрали документальные фильмы о писателях: Уильям Гибсон рассуждает о постлюдях, сидя в лимузине, больничный клерк Харви Пикар рисует комиксы, Джоан Дидион переживает потерю близких, а Роальд Даль мечтает о шоколадной фабрике.

10.11.2018 19:00, Sasha Pershakova, theoryandpractice.ru


Читать? А зачем?

Открытость к диалогу с миром

У Довлатова есть такая история, как кто-то, отчаявшись, что ребенок не читает, воскликнул: «ну как можно жить, не читая «Преступление и наказание»!» — получил мгновенный ответ от художника и остроумца Вагрича Бахчаняна: «Можно. Вот Пушкин не читал Достоевского — и ничего». Можно не читать «Преступление…», скажу шепотом: «Можно и Пушкина не читать», потому что не в чтении дело — а в открытости к диалогу с миром, в желании выйти за пределы своего представления о жизни, в желании понять другого.

09.11.2018 19:00, Татьяна Морозова


«Глупость — еще более опасный враг добра, чем злоба…»

Глупость — еще более опасный враг добра, чем злоба. Против зла можно протестовать, его можно разоблачить, в крайнем случае его можно пресечь с помощью силы; зло всегда несет в себе зародыш саморазложения, оставляя после себя в человеке по крайней мере неприятный осадок. Против глупости мы беззащитны. Здесь ничего не добиться ни протестами, ни силой; доводы не помогают; фактам, противоречащим собственному суждению, просто не верят — в подобных случаях глупец даже превращается в критика, а если факты неопровержимы, их просто отвергают как ничего не значащую случайность.

09.11.2018 16:00, Дитрих Бонхёффер


13 историй «Легендарной Ордынки»

Об Ахматовой, Шостаковиче, Зощенко и многих других

Московская квартира актрисы Нины Ольшевской и драматурга Виктора Ардова на Ордынке в послевоенные годы была местом встреч известных деятелей литературы и искусств. Михаил Ардов, сын Н. Ольшевской и В. Ардова, ныне известный священник и писатель, собрал воспоминания о гостях дома в книге «Легендарная Ордынка». В нее также вошли заметки его братьев — Бориса Ардова и Алексея Баталова.

07.11.2018 19:00, izbrannoe.com


Список 100 величайших фильмов из разных стран (по версии BBC)

Неголливудского производства

Редакция BBC Culture попросила 209 кинокритиков из 43 стран перечислить их любимые фильмы неголливудского производства. Это преимущественно европейское и азиатское кино. В итоге вышло 100 фильмов 67 режиссеров из 24 стран на 19 языках, включая совсем редкие (например, фильм Touki Bouki на сенегальском наречии волоф). Лидирует французский язык (27 фильмов), за ним следуют китайский (12) и итальянский (11). В списке есть несколько шедевров киноискусства и на русском языке.

03.11.2018 19:00, izbrannoe.com


«Вдали кто-то играл Чайковского»

Жизнь Берроуза, Гинзберга и парижской богемы в конце 50-х

Публикуем главу документального романа Барри Майлза «Бит Отель» о жизни в известной парижской гостинице Аллена Гинзберга, Уильяма Берроуза, который закончил здесь «Голый завтрак», Грегори Корсо, Иэна Соммервиля и других богемных личностей в 1957–1963 годы.

02.11.2018 19:00, theoryandpractice.ru






 

Новости

Умер Стэн Ли
Сооснователь Marvel Comics Стэн Ли умер в возрасте 95 лет, передает портал TMZ со ссылкой на дочь покойного.
XXII ежегодный Фестиваль камерной музыки «Возвращение» проводит краудфандинговую кампанию
Концерты должны состояться в Московской консерватории 8, 10, 12 и 14 января.
Российский фильм «Ампир V» первым в мире выходит на криптобиржу, листинг подтвердила EXMO
Первым в мире кинопроектом, который прошел листинг на крупнейшей в Восточной Европе криптобирже EXMO, стал фильм Виктора Гинзбурга “Ампир V” (2019) по роману Виктора Пелевина. Об этом было официально объявлено сегодня, 8 ноября, на конференции по блокчейну и криптовалютам Blockchain Life 2018 в Санкт-Петербурге.
Умер создатель мультфильмов «Остров сокровищ» и «Приключения капитана Врунгеля» Давид Черкасский
В Киеве умер советский и украинский художник-мультипликатор, режиссер и сценарист Давид Черкасский. Об этом в фейсбуке сообщил его друг Александр Меламуд.
IPChain представила первую биржу интеллектуальной собственности IPEX и краудинвестинговую платформу CO-FI
Ассоциация IPChain (Национальный координационный центр обработки транзакций с правами и объектами интеллектуальной собственности) презентовала первую в мире биржу интеллектуальной собственности IPEX и первую в России цифровую краудинвестинговую платформу для кредитования под залог интеллектуальной собственности CO-FI.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.