Подписаться на обновления
19 ноябряПонедельник

usd цб 65.9931

eur цб 74.9022

днём
ночью

Восх.
Зах.

18+

ОбществоЭкономикаВ миреКультураМедиаТехнологииЗдоровьеЭкзотикаКнигиКорреспонденция
Литература  Кино  Музыка  Масскульт  Драматический театр  Музыкальный театр  Изобразительное искусство  В контексте  Андеграунд  Открытая библиотека 
Дмитрий Мишенин   четверг, 25 октября 2018 года, 16:00

Допинг-контроль №15. Ваня Разумов — художник на кушетке
Ваня Разумов о пионерах, психоаналитиках и психоделиках


Путти, 2018, digital sketch
   увеличить размер шрифта уменьшить размер шрифта распечатать отправить ссылку добавить в избранное код для вставки в блог




Недавно у меня был разговор со школьным товарищем. Он достаточно грубо высказывался о многих моих нынешних знакомых и друзьях, которые занимаются творчеством. В ответ на это я заметил, что он ничего о них не знает. Зачем критиковать людей, о которых не имеешь никакого представления? И добавил, что сам я, когда мне хочется узнать кого-то, просто делаю с ним интервью. Поделился простым рецептом, так сказать. Интервью — лучший способ узнать человека поближе. Но для этого вам необходимо потратить свое драгоценное время. Таким образом в моей рубрике побывало множество персонажей. Некоторые из них меня разочаровали, а другие, наоборот, приятно удивили, третьи же полностью соответствовали ожиданиям. После этой короткой преамбулы представляю читателям нового героя рубрики о современном искусстве «Допинг-контроль» — Ваню Разумова, художника и иллюстратора.


Дмитрий Мишенин: Впервые я узнал о тебе в Музее сновидений Фрейда, где готовил очередную выставку. Его директор, Катя Синцова, показала мне футболки с твоим рисунком, сделанные специально для музея, и мне они очень понравились. Ты помнишь их? Расскажи, пожалуйста, что это был за проект и почему ты решил реализовать его с музеем психоанализа. Ты оформляешь книги его основателя Виктора Мазина? А сам ты посещаешь сеансы? Присутствует ли в какой-то форме психоанализ в твоей жизни?

Ваня Разумов: Дима, спасибо за интересные вопросы. Я, в свою очередь, с любопытством и определенной завистью слежу за тем, что делает Doping-Pong, не всегда понимая до конца, кто или что за этим названием скрывается.

Психоанализ, наряду, например, с семиотикой, — та дисциплина в области научного знания, которая имеет непосредственное отношение к пониманию того, как работает и воспринимается изобразительное искусство. Поэтому художнику они не могут быть неинтересны.

Так сложилось, что среди моих близких друзей есть несколько людей, имеющих отношение к психоанализу. Таким образом, я, не прибегая непосредственно к платной психотерапии, имел в жизни довольно много бесед с психоаналитиками. Исходя из самой этой теории, какая-то доля терапии содержится в любой человеческой беседе. Так что нельзя исключать, что дружеский бесплатный мини-курс психоанализа я всё же незаметно прошёл.

К тому же, в своё время знание психоаналитического жаргона давало ключ к понимаю множества важных философских и культурологических текстов. Поэтому изначально мой интерес к этой сфере был продиктован простой служебной необходимостью.

Психоанализ содержит в себе одно из самых важных революционных антропологических открытий. В то же время он остаётся как бы научно непризнанным, маргинальным и герметичным. Это тоже роднит его с искусством, как мне кажется, и с тем местом, которое искусство всегда занимало.

С Виктором Мазиным меня связывает многолетняя дружба. Под дружбой нами всегда понималась, кроме всего прочего, приятная совместная творческая деятельность. Благодаря нашей дружбе было написано и проиллюстрировано несколько книг. И рисунки на майках — это, как правило, иллюстрации для них или для журнала «Кабинет», иллюстрируя который я и познакомился с Виктором уже почти четверть века назад. С тех пор я много раз участвовал в проектах Музея сновидений Фрейда, который создавался на моих глазах. Как ты сам знаешь, это уникальная, независимая, во всех отношениях достойная, очень дружественная к художникам институция.

Д. М.: Помню, мне неоднократно присылали твой рисунок с пионеркой, целующей бюст Ленина. С таким посылом: «Смотри, это должно понравиться арт-группе Doping-Pong». Мне действительно понравилось. Это второй раз, когда мне оказался симпатичен артист, рядом с которым нас упомянули. Первым был Денис Симачев: в миллениум многие писали, что мы по-своему возродили моду на эстетику СССР. Расскажи об этой работе, названии, годе создания. И чувствуешь ли ты какие-то пересечения с образами Doping-Pong, или это бред публики и журналистов?

В. Р.: В том, что у нас с тобой можно усмотреть много общего, нет ничего удивительного: мы одного поколения и одной культуры субъекты. Если б эти ценители взяли ещё большую дистанцию, то им все русские художники показались бы похожими. Или все художники 20 века. Но, с познавательной точки зрения, в близких явлениях мне интереснее искать разницу и тонкие различия.

Лена, 2005, тушь, перо, бумага, 20Х30 см


Например, как и вы, я часто обращаюсь к образам советского культурного космоса. Но в том, как ты это описываешь, видно твоё специфическое attitude: «Вы, российские «молодые» художники, активно и с полным правом поднимаете волну стилистической моды…». У меня другой, более робкий подход. Я как бы случайный гость, бедный странник под прохудившимся зонтиком, не по своей воле попавший в вынужденную иммиграцию, оказавшийся в чужой стране, в какой-то анекдотической пародии на мою прекрасную, как детский сон, исчезнувшую родину. И вот на это приходится откликаться, подтверждать свой статус профессиональный, выживать. Мне в голову не приходит поднимать какую-то волну, чтобы меня не прихлопнули и с парохода не скинули.

Справедливости ради надо сказать, что я не фанат совка. Я далёк от идеализаций. Когда он рухнул, я уже был достаточно взрослым. Я хорошо помню, насколько тошнотворной, лицемерной и циничной была атмосфера этих десятилетий. Насколько это все было невыносимо, например, для моего деда, романтика и выдающегося советского иллюстратора. Очевидно, что некоторые представления, лежавшие в основе идеологии СССР, имели философский смысл, и, отказавшись от этого наследия полностью, нынешняя Россия вместе с грязной водой слила нечто ценное. Но образ моего советского детства — это, скорее, фантазия, ностальгический сон, почти не имеющий отношения к реальному СССР.

Пионерку, наряду с другими рисунками на тему пионеров, я впервые нарисовал году в 2000. Пионерка, целующая бюст Ленина, — это, конечно, пост-советский Пигмалион.

Это был период, когда отношение к наследию СССР в обществе стало резко меняться. На смену отвращению пришло желание снова оживить этот величественный труп.

С другой стороны, эта пионерская серия прямым образом выходит из школьной практики разрисовывания учебников. У меня были друзья по школе и художественному училищу, которые делали настоящие шедевры из иллюстраций в учебнике истории. Такого рода рисунки были только подготовительной частью мероприятия. Сама акция заключалась в том, чтобы среди урока в правильный момент показать смешной рисунок имеющему особые способности в хохоте ученику или группе учеников. И они своим сначала безуспешно подавляемым, а затем и открытым, раскатистым смехом могли сильно дестабилизировать ситуацию в классе и в лучшем случае вовсе сорвать урок.

Д. М.: Вижу твоего амура на кремлевской стене, и у меня становится хорошо на душе. В общем, я бы такой объект искусства у себя точно повесил! И сохранил на компьютер. Я сделал целую выставку «Нехороший мальчик» в нашем любимом Музее сновидений Фрейда, посвящённую Купидону из сказки Андерсена. Для меня это понятный и близкий «алфавит». Но в нем основные темы — пионерия, космос и спорт. Конечно, пропущенные через юношеский психоделический опыт. А что преобладает в твоём «алфавите», если выделить три темы?

В. Р.: Это лучше видно со стороны. Стереотипы относительно меня существуют не в моей голове. Я вижу все изнутри. Мое видение и оптика сформированы кинематографом, советской иллюстрацией и комиксами, традиционной живописью и современным искусством, классической музыкой и рейвом. Это я могу сказать наверняка.

Амур на кремлёвской стене читается совершенно по-другому, если вспомнить, что настоящее название амуров — путти (смеется).

Путти, 2018, digital sketch


Д. М.: Ты много делаешь копий и реплик удачной работы? И они все чем-то отличаются или существуют копии один в один? Какой из твоих образов — чемпион по заказам?

В. Р.: В процессе рисования меня захватывает то одна тема, то другая, а бывают периоды повторяющихся, преследующих меня образов. Это хорошо тестируется по такому явлению, как telephone drawings. Разговаривая с кем-то по телефону (раньше — особенно часто), рядом с аппаратом всегда держишь карандаш и лист бумаги, полубессознательно что-то рисуешь то на тему разговора, то о своих мыслях. Довольно интересно потом анализировать нарисованное. 

В первую очередь, я делаю много эскизов и подготовительных скетчей. На самом деле, это основная интересная для меня деятельность. Я люблю набрасывать, искать, намечать, процессировать искусство, а не производить товар. Заканчивать приходится лишь под нажимом институций. И часто именно эти наброски оказываются в руках коллекционеров: они приходят, а сапожник без сапог. И вдруг достаёшь папку с черновиками...



Стокгольмский синдром


Таким образом, одна акварель с головой Статуи Свободы попала в коллекцию Центра Помпиду, две другие с разным освещением и небесами — в собрание Guerlain. Потом, через годы, их заказывали ещё раза два какие-то архитектурные бюро для оформления корпоративных интерьеров. Одна ушла с аукциона.

Д. М.: Да, для многих твой главный шедевр — как раз голова Статуи Свободы на Красной площади. Работа, на первый взгляд, пропитанная евразийскими идеями Курехина, Дугина, Гинтовта... Расскажи, пожалуйста, о ее появлении, названии, создании и техниках, в которых она существует, подробнее.

В. Р.: Я сам, конечно, далёк от этого дугинского «бородатого» манихейства. Эта работа хороша именно потому, что открыта для противоположных и взаимоисключающих интерпретаций. По разным причинам она нравится, например, как Гинтовту, так и Шендеровичу (оба мои хорошие знакомые). Во сне же, где я эту сцену увидел, речь шла о будущем, где после какого-то научно-гуманитарного открытия началась во всем мире полная свобода и процветание, и США, сочтя свою миссию выполненной, символически разделили Статую Свободу между теми странами, которые внесли наибольший вклад в достижение рая. Вот каким образом в оригинале, так сказать, голова Свободы заняла своё почетное место на Красной площади.  

Untitled, 2012, бумага, тушь, сухая кисть, 75Х150см


Вся наша культура стоит сейчас на пороге таких грандиозных перемен, что все старые оппозиции — правые-левые, восток-запад, манихейцы-либерасты — очень скоро не будут иметь ровно значения. Смысл этого всего будет совершенно непонятен следующим поколениям.

Д. М.: Для меня самая любимая твоя работа — «Голлум на фоне Кремля»... Так и хочется сказать: «Жжёт!!! Жжёт, моя прелесть!!!» О чем она? Поведай, пожалуйста (смеётся).


В. Р.: Это тоже небольшая диверсия. Рисунок с обратной стороны обложки обильно проиллюстрированной книги о кинематографе, которую написал кинокритик Юрий Гладильщиков. Разумеется, этот образ к содержанию книги отношения не имеет. Интереснее то, какие побочные мысли о природе власти в России продиктовали его. То был 2008 год. Рокировка.

Д. М.: Объясни, пожалуйста, в чём именно кроется секрет московского культа личности Пепперштейна? Я не видел пока ни одной его работы, которую мне захотелось бы иметь в коллекции. Названия весьма остроумные, но картин-то ведь нет. Возможно, это прозвучит для тебя кощунственно. Но не обижайся ни в коем случае.

Я однажды беседовал с замечательным фотографом Райаном Макгинли и сказал ему, что не понимаю, к примеру, культа личности Денниса Хоппера, который для меня, в первую очередь, тусовщик, а не художник. Он ответил мне, что говорить так — богохульствовать. И Хоппер так же важен для американской культуры, как Уорхол.

В. Р.: Ты сам и ответил верно. Пепперштейн для Москвы — это то же, что Уорхол для Нью-Йорка (смеётся). Паша, на самом деле, очень яркий, талантливый и очаровательный человек. Гениальный рисовальщик, импровизатор и выдумщик. Душа компании, вокруг которого постоянно вертится целая толпа поклонников, коллекционеров и молодых художников. Я с гордостью могу сказать, что Паша мой любимый, старинный и близкий друг, поэтому мне, опять же, сложно судить совершенно объективно — из-за отсутствия достаточной дистанции. Но в искусстве и культуре фактически редко бывают совершенно дутые авторитеты. Вопреки ожидаемому, здесь довольно сложно обмануть кого-то или обманывать долгое время. Поэтому, если репутация у художника есть, если она складывается десятилетиями, этой репутации, скорее всего, можно доверять, даже если нет понимания. Например, Паша и «МГ»* в 1980-90-х выполняли во многом функции отсутствующих в то время институций, описывая, называя и классифицируя явления, которые тогда происходили на поле совриска, создав таким образом язык целой субкультуры. Ранние теоретические тексты «МГ» были чем-то вроде учебников для нескольких последующих и даже предыдущих поколений местных художников.

Но в то же время я не вижу ничего страшного в том, что для тебя, как и для многих петербуржцев, по моим наблюдениям, феномен ПП не совсем понятен. В культуре такое многообразие, и что-то всегда оказывается за рамками возможностей нашего восприятия. Я, например, никогда не любил и не понимал парижскую школу. Почти всю. Пикассо, Модильяни, Руссо и Миро какого-то особого трепета или удовольствия у меня не вызывали.

Д. М.: Жоан Миро мне, к слову, ближе. Как, впрочем, и отец ПП Виктор Дмитриевич, который создал легендарный логотип «Веселых картинок», мне понятнее (смеется). Но это мое исключительно субъективное мнение…

Ты считаешь себя больше иллюстратором или художником? Хочется свести к нулю уничижительное отношение к слову «иллюстратор». В России, мне кажется, особенно кособокое восприятие ценности иллюстраторской работы. Так вот Обри Бёрдслей и Сергей Лодыгин — гениальные иллюстраторы. А Дейнека и Самохвалов, конечно, художники. Последователем кого из них ты себя ощущаешь в большей степени?

В. Р.: Это интересный вопрос, потому что эти диспозиции, имевшие силу так долго, наконец тоже потеряли свою актуальность. Раньше было понятно: иллюстрация разъясняет, показывает, конкретизирует. Картина, напротив, — это загадка, вопрос, провокация.

Но мы сегодня живем в период так называемого iconic turn (по аналогии с linguistic turn, имевшему место в 20 веке). Знаешь ли ты, что количество произведённых и загруженных образов за последние 4 года превышает всё количество образов, произведённых человечеством за всю предыдущую историю, начиная от Шове и Альтамира? Количество живущих, действующих сегодня художников больше, чем количество всех известных художников за всю историю. Это не простые цифры. Вовлечения и контрибуции такого масштаба просто беспрецедентны. И весь словарь, которым мы пользовались до этого, более нерелевантен в новой реальности. Нет понятия доминирующего стиля, например. Стили заменили мемы. Например, для меня загадка, почему ныне так популярны зооморфы. Сколько миллионов в день рисуется, сканируется и постится людей с рогами и звериными головами? Почему эта древнейшая изобразительная традиция опять заняла такое место? Нет жанровых разделений на высокое и низкое. Больше нет мейнстрима и маргинальных течений. Все, что было раньше маргинальным — девиантное, примитивное манго, — стало частью мейнстрима. Стирание различий между иллюстрацией и картиной — это тоже часть общего процесса.

Поэтому в новой реальности я бы свою должность назвал чем-то вроде эксперта по художественному манипулированию визуальными образами. Профиль и полномочия шире, чем просто у иллюстратора или живописца.

Д. М.: Абсолютно согласен. Сейчас от любого студиозуса или любительницы селфи остается визуального материала больше, чем от любого гения декаданса. Но вот меня увеличение информационного мусора удручает, а не радует.

В твоих картинах зачастую присутствует одновременно и анекдот, и романтика. Но при этом ты не скатываешься в карикатуру и остаешься в сфере искусства. К примеру, твоя замечательная работа с монахами у космической капсулы... По силе замысла и глубине — натурально «Раздумье» 1964 года Михайлова. Очень тонкая вещь! Как родилась эта картина и какое у нее название?

В. Р.: Это «Волхвы», как нетрудно догадаться (смеется). Долгая история. Я всегда разрабатывал что-то вроде авторской Graphic Novel. Это одна из первых сцен оттуда. История о том, как в наши дни прилетает космический аппарат с запущенного ещё в советское время тайного космического проекта...

Волхвы, 2017, х.м. 60Х100см


Я побаиваюсь собственной тенденции к китчу и анекдотизму. Самый адский художник в моем представлении — это Norman Rockwell.

Д. М. (смеется): Норман Роквелл — наш кумир. Чрезвычайно забавно, что ты выделил именно его. Мне он кажется почти таким же безукоризненным, как райский живописец Бугро (смеется).

Какое из твоих имён тебе больше нравится, и что оно значит? Ванечка фон Разумофф? На манер русского эмигранта в Париже? Это потому что ты родом из аристократическо-артистической семьи?

В. Р.: Я всего-навсего большой поклонник режиссера Ларса фон Триера. Он тоже этот «фон» просто выдумал (смеется). Имя Ваня Разумов в детстве меня немного смущало. Но теперь, мне кажется, оно само звучит как неплохой псевдоним, есть аллюзия из сказки и литературы, например, Фонвизина.

Vanecka von Razumoff — острейший карандаш обеих столиц, 20136 бумага, тушь


Д. М.: Расскажи, пожалуйста, где ты родился, где учился, как и когда стал художником?

В. Р.: Родился я в Москве. Мой отец — физик-ядерщик, всю жизнь проработавший в закрытых научных институтах военно-промышленного комплекса СССР. С маминой стороны в семье все были художники — сейчас их около 10 человек — архитекторов, мультипликаторов, живописцев, сценографов и графиков. Мой дед — иллюстратор, известный всем советским людям по картинке «Мцыри, борющийся с Барсом» в «Родной речи» 7 класса.

Ф. Константинов, Мцыри


Ф. Константинов, Портрет Есенина, ксилография, 1965


Также в школьном учебнике истории я встречал имя своего прадеда В. Н. Толмачева. В гражданскую он по заданию Ленина потопил Черноморский флот, потом был народным комиссаром (то есть министром) внутренних дел ленинского правительства в 1920-х начале 1930-х и пал одной из первых жертв сталинских репрессий. Моя бабушка ходила в одну школу с детьми Сталина и Микояна, случайно не покончила с собой, став дочерью врага народа. Но в 1960-х семья была полностью реабилитирована. Моя тётя — главный художник музыкальной редакции советского телевидения. Макеты оформления передач «Голубой огонёк» и «Музыкальный киоск» стояли у нас на обеденном столе. Мой дядя, Владимир Лыков, — главный художник редакции телеканала. Все телеспектакли 1970-80-х оформлял он. Он художник таких фильмов, как «Приключения Электроника» и«Чародеи», например. Это тема для отдельной статьи — Лыков был великолепным художником и замечательным человеком. Мне очень повезло быть его племянником и учеником. Он научил меня всему, то есть главному — рисунку и композиции. К сожалению, с недавних пор он больше не с нами.

Потом были МАХУ и 4 курса МГАХИ им. В. И. Сурикова. Потом суровая Школа МГ. Потом — Новая Академия Изящных Искусств им. Тимура Новикова. У меня даже есть диплом.

Д. М.: Назови имена своих богемных друзей, чтобы стала ясна среда обитания, тебя взрастившая и вдохновившая. Когда я увидел твою работу «Свет Знания», почему-то вспомнил некоторые образы В. Сорокина. Ассоциативно. Он является каким-то вдохновителем для тебя или это просто общее настроение, разлитое в универсуме: ирония над советской эстетикой с сексуальным подтекстом, начатые Комаром и Меламидом в 70-е годы прошлого века? 

Свет знания, 2013, х.м. 60Х80см


В. Р.: Ты как в воду глядишь. Еще некоторое время назад я бы просто сказал, что Сорокин — писатель, культовый для субкультуры, из которой я вышел. Но как раз пока мы с тобой писали это интервью, мне пришлось иллюстрировать одно из самых последних произведений Сорокина. Книга уже в печати. 80 иллюстраций. Раньше мне казалось, что такая самодостаточная литература не нуждается в художественном оформлении. Но, видимо, реалии книжного западного рынка настолько изменились, что это стало возможным. Книга на немецком. Еду ее презентовать на книжном фестивале 11 сентября в Берлине. Заодно познакомлюсь, наконец, с любимым писателем.**

(**Прим. автора: Беседа проходила летом 2018 года)

Богемные друзья… О да! Они только у меня и были. Я учился в МГАХУ памяти 1905 года (ныне МАХУ) (а родился по совпадению 9 января, то есть в годовщину «кровавого воскресенья»). Оттуда все и началось. С этой грядки вышла тогда значительная часть московской художественной сцены. Многие имена уже никто не вспомнит. В те времена я принадлежал к кругу, из которого впоследствии, например, вышел «Кровосток». По молодости я был довольно хорошо принят как московской так и питерской богемой. Про Пашу и Виктора Мазина мы уже упомянули…

С Ануфриевым дружил. Снимали студию год втроем с Владиком Монро. Была целая грибница. Ануфриев был супер-культовый и значимый персонаж. Старик сошёл со сцены в последние годы. Устал. Детей четверо.

Кроме многочисленных комиссаров «МГ» и «Облачной комиссии», московской квази-концептуалистской песочницы, которая меня взрастила, в моей жизни был период, когда я целое пятилетие протусовался в СПб. И тогда значительное место в моем существовании занимали Владик Монро, Тимур Новиков и Африка.

Во Владике я всегда души не чаял. Мы вместе снимали около 11 или 12 мастерских, переезжая и не платя каждые пару месяцев, старательно и феерично прожигая несколько самых ярких лет нашей юности. Невосполнимая потеря, конечно! Таких веселых и талантливых людей больше уже не делают.

Я всегда буду очень благодарен Африке за дружескую поддержку и отеческую заботу, которую он оказал мне в сложный момент моей жизни, поначалу почти меня не зная. Я поддерживаю тёплые дружеские отношения с ним. Также я счастлив, что застал Тимура Новикова, успел пообщаться с ним, услышать из первых уст множество легенд и мифов из жизни питерской богемы 1980-х… Это был интереснейший и бесценный опыт для молодого художника. Тимур, мне кажется, был первым, кто отнёсся к тому, что я делал, достаточно серьезно. Первая моя персональная выставка прошла в Новой Академии в 1997 году. Было также несколько незабываемых летних дней, которые я провел в компании Курехина. К сожалению, это были одни из самых последних дней в жизни этого светлого и яркого человека.

Сегодня, так сказать, «на танцполе» с тех времён осталось не так много людей. Но мне кажется, я легко нахожу общий язык и с новым поколением московской и питерской арт-сцены, например, Лисокот и Влад Кульков — мои хорошие и веселые богемные друзья относительно новой волны.

Д. М.: Последний вопрос. Не так давно я написал на сайте журнала «Собака» заметку о том, что у тебя позаимствовали картину с головой Статуи Свободы на Красной площади для лук-бука новой коллекции Гоши Рубчинского. Я, наверное, единственный, кто это заметил, потому что сам часто страдаю из-за нарушения авторских прав. Поэтому сразу рассказал тебе. А когда ты мне ответил, что это еще и чужая перерисовка твоей картины, то усмотрел в стиле копии манеру рисования авторучками хорошо нам с тобой известного художника Молодкина из Парижа. Как ты отреагировал на эту новость, и что показало твое личное расследование?

В. Р.: Мне расследование проводить не надо, у меня глаза есть. И я за 30 лет уж изучил, кто как рисует на этой «поляне». Это очевиднее отпечатков пальцев. Но институции, заинтересованные в извлечении прибыли из моей деятельности и защищающие таким образом свои интересы, расследование провели. И оно лишь подтвердило наши общие подозрения. Надо сказать, что это нормально. Все художники вечно воруют друг у друга. В этом и заключается их деятельность. Мы имеем 40 тыс. лет визуальных практик за спиной, поэтому любое произведение всегда появляется в имеющемся чрезмерно богатом культурном контексте. Нет никакой возможности нарисовать что-то, что не рисовал раньше никто и никогда. Некоторое количество заимствований из имеющегося контекста не только желательно, но и необходимо, иначе мы не распознаем объект как произведение искусства. Глядя на любой рисунок или картину, мы невольно видим также и все изображения, которые когда-либо появлялись перед нашими глазами. Это азбука.

Есть вполне определенная, хоть и неписаная этика таких заимствований. И обычно все участники игры интуитивно отличают игривую стилизацию, пародию, удачное развитие чьей-то темы или просто подражательный жест уважения другому автору от тупого контрафактного копирования и плагиата.

То есть проблема не в самой краже, а в интенции этой кражи. Художник крадет, чтобы игра в целом стала интереснее и изобретательнее, он таким образом другим художникам показывает возможность собственной реализации. А плагиатор крадет из-за лени и неуверенности в себе, непонимания своего места в контексте культуры и традиций. Ну и тупо ради бабла, конечно! (смеется) Но такое среди художников случается редко. Как правило, воруют смежные сферы: рекламщики, издатели, дизайнеры. Из-за глупости, некомпетентности или нежелания договариваться. Раньше со мной таких случаев было больше, приходилось идти на конфликты, рассылать вверх по иерархиям гневные письма. Доходило до увольнений. Не один раз вызывал я журнальных главредов на дуэли просто за неуплату по договору. Короче, пришлось заставить людей уважать себя и авторские права.

Послесловие:

В. Р.: Не слишком огромный текст получился, как думаешь? В целом…

Д. М.: Нет. Но люди в массе своей ныне почти не читают, так что он для единиц. Может быть, наши читатели еще не родились или пока не научились даже читать.

В. Р.: Как греческие трагедии, знаешь, исполнялись не для публики, а для богов…

Д. М.: Я так и живу. И все, кто живет так же, вызывают у меня неподдельный интерес. Спасибо тебе за содержательную беседу!

*«МГ» — «Медицинская герменевтика» — сложная многоуровневая организация со сложной иерархией. Пепперштейн, Ануфриев, Лейдерман, Федоров — это официальные основатели. А были еще десятки комиссаров. Также была «Облачная Комиссия» Насонова со своим пересекающимся составом комиссаров. Было несколько тайных обществ — Тарту, Таити и т. д. Социальные сети у нас были и до интернета.

Была выставка «Звезда МГ» она же «Полюс Холода» — туда вошли более или менее все авторы. Можно по каталогам посмотреть. Группы «Фенсо», «Четвертая высота» — тоже оттуда. Этого уже никто, увы, не вспомнит. (прим. В. Р.)




ОТПРАВИТЬ:       



 




Статьи по теме:



NEWROMANTICS2018: в Санкт-Петербурге откроется выставка картин Виктора Цоя, Новой Академии и Doping-Pong

Новые Романтики представляют в двух новых арт-пространствах Санкт-Петербурга выставочный проект

Проект «Новые Романтики» впервые представляет на одноименной выставке уникальные произведения, созданные в петербургской традиции неоромантического актуального искусства. Эта традиция, начатая экспериментальным творчеством выдающихся личностей, тогда еще ленинградского андеграунда 80–х годов, продолжается и сегодня.

06.05.2018 16:00, Дмитрий Мишенин


О позитивной психологии и опустошении

Пропаганда “полноценной” формы счастья

В своей подавляющей части современное общество руководимо позитивной психологией, пропагандирующей идеал успешной и счастливой личности.

07.01.2017 16:00, Жюли Реше


Космос, время, движение

Жизнь и творчество Наума Габо

Наука и искусство — два контрастных по своей сути способа познания действительности. Искусство — постижение мира с помощью мысленных образов, рождающихся в воображении. Наука же — выработка и систематизация объективных знаний, которые не могут быть опровергнуты мнением. Но двадцатый век — время новых форм искусства, революционных научных открытий — дарит миру такого человека как Наум Габо, в творчестве которого наука и искусство переплелись неразрывными нитями.

05.08.2015 09:30, Ксения Трусова






 

Новости

Бондарчук презентовал платформу для соинвестирования в кино
Первым проектом на BeProducer станет фильм «Притяжение-2».
Умер Стэн Ли
Сооснователь Marvel Comics Стэн Ли умер в возрасте 95 лет, передает портал TMZ со ссылкой на дочь покойного.
XXII ежегодный Фестиваль камерной музыки «Возвращение» проводит краудфандинговую кампанию
Концерты должны состояться в Московской консерватории 8, 10, 12 и 14 января.
Российский фильм «Ампир V» первым в мире выходит на криптобиржу, листинг подтвердила EXMO
Первым в мире кинопроектом, который прошел листинг на крупнейшей в Восточной Европе криптобирже EXMO, стал фильм Виктора Гинзбурга “Ампир V” (2019) по роману Виктора Пелевина. Об этом было официально объявлено сегодня, 8 ноября, на конференции по блокчейну и криптовалютам Blockchain Life 2018 в Санкт-Петербурге.
Умер создатель мультфильмов «Остров сокровищ» и «Приключения капитана Врунгеля» Давид Черкасский
В Киеве умер советский и украинский художник-мультипликатор, режиссер и сценарист Давид Черкасский. Об этом в фейсбуке сообщил его друг Александр Меламуд.

 

 

Мнения

Иван Бегтин

Слабость и ошибки

Выйти из ситуации без репутационных потерь не удастся

Сейчас блокировки и иные ограничения невозможно осуществлять без снижения качества жизни миллионов людей. Информационное потребление стало частью ежедневных потребностей, и сила государственного воздействия на эти потребности резко выросла, вызывая активное противодействие.

Владимир Яковлев

Зло не должно пройти дальше меня

Самое страшное зло в этом мире было совершено людьми уверенными, что они совершают добро

Зло не должно пройти дальше меня. Я очень люблю этот принцип. И давно стараюсь ему следовать. Но с этим принципом есть одна большая проблема.

Мария Баронова

Эпохальный вопрос

Кто за кого платит в ресторане, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми

В комментариях возник вопрос: "Маша, ты платишь за мужчин в ресторанах?!". Кажется, настал момент залезть на броневичок и по этому вопросу.

Николай Подосокорский

Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Дмитрий Волошин

Три типа трудоустройства

Почему следует попробовать себя в разных типах работы и найти свой

Мне повезло. За свою жизнь я попробовал все виды трудоустройства. Знаю, что не все считают это везением: мол, надо работать в одном месте, и долбить в одну точку. Что же, у меня и такой опыт есть. Двенадцать лет работал и долбил, был винтиком. Но сегодня хотелось бы порассуждать именно о видах трудоустройства. Глобально их три: найм, фриланс и свой бизнес.

«Этим занимаются контрабандисты, этим занимаются налетчики, этим занимаются воры»

Обращение Анатолия Карпова к участникам пресс-конференции «Музею Рериха грозит уничтожение»

Обращение Анатолия Карпова, председателя Совета Попечителей общественного Музея имени Н. К. Рериха Международного Центра Рерихов, президента Международной ассоциации фондов мира к участникам пресс-конференции, посвященной спасению наследия Рерихов в России.

Марат Гельман

Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Владимир Шахиджанян

Заново научиться писать

Как овладеть десятипальцевым методом набора на компьютере

Это удивительно и поразительно. Мы разбазариваем своё рабочее время и всё время жалуемся, мол, его не хватает, ничего не успеваем сделать. Вспомнилось почему-то, как на заре советской власти был популярен лозунг «Даёшь повсеместную грамотность!». Людей учили читать и писать. Вот и сегодня надо учить людей писать.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin

Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev

Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Александр Чанцев

Вскоре похолодало

Уикэндовое кино от Александра Чанцева

Радость и разочарование от новинок, маргинальные фильмы прошлых лет и вечное сияние классики.

Ясен Засурский

Одна история, разные школы

Президент журфака МГУ Ясен Засурский том, как добиться единства подходов к прошлому

В последнее время много говорилось о том, что учебник истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. И вот почему.

Ивар Максутов

Необратимые процессы

Тяжелый и мучительный путь общества к равенству

Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях.

Александр Феденко

Алексей Толстой, призраки на кончике носа

Александр Феденко о скрытых смыслах в сказке «Буратино»

Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем?

Игорь Фунт

Черноморские хроники: «Подогнал чёрт работёнку»...

Записки вятского лоха. Июнь, 2015

Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж – что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc.

Марат Гельман

Четыре способа как можно дольше не исчезнуть

Почему такая естественная вещь как смерть воспринимается нами как трагедия?

Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, придет время - умереть, но не исчезнуть. Иначе чистая химия. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет.

Андрей Мирошниченко, медиа-футурист, автор «Human as media. The emancipation of authorship»

О роли дефицита и избытка в медиа и не только

В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда (Gerd Leonhard) о будущем медиа есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ к информации, больше не будет проблемой…».

Михаил Эпштейн

Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Игорь Фунт

Евровидение, тверкинг и Винни-Пух

«Простаквашинское» уныние Полины Гагариной

Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой (Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий) решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся.

Петр Щедровицкий

Социальная мечтательность

Истоки и смысл русского коммунизма

«Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши».
Н.А. Бердяев

Лев Симкин

Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов

Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс

Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Максим Медведев

Фриц Ланг. Апология усталой смерти

125 лет назад, 5 декабря 1890 года, родился режиссёр великих фильмов «Доктор Мабузе…», «Нибелунги», «Метрополис» и «М»

Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи — нежели в пространстве относительно молодой десятой музы.

Игорь Фунт

А портрет был замечателен!

5 декабря 1911 года скончался русский живописец и график Валентин Серов

…Судьба с детства свела Валентина Серова с семьёй Симонович, с сёстрами Ниной, Марией, Надеждой и Аделаидой (Лялей). Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать!

Юлия Макарова, Мария Русакова

Попробуй, обними!

4 декабря - Всемирный день объятий

В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, а также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. Акции «Обнимемся?» проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России.

Илья Миллер

Благодаря Годара

85 лет назад, 3 декабря 1930 года, родился великий кинорежиссёр, стоявший у истоков французской новой волны

Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом.

Денис Драгунский

Революционер де Сад

2 декабря 1814 года скончался философ и писатель, от чьего имени происходит слово «садизм»

Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых.

Александр Головков

Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

Александр Головков

Зигзаги судьбы Маршала Победы

1 декабря 1896 года родился Георгий Константинович Жуков

Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично.


 

Интервью

Энрико Диндо: «Главное – оставаться собой»

20 ноября в Большом зале Московской консерватории в рамках IХ Международного фестиваля Vivacello выступил Камерный оркестр «Солисты Павии» во главе с виолончелистом-виртуозом Энрико Диндо.

В 1997 году он стал победителем конкурса Ростроповича в Париже, маэстро сказал тогда о нем: «Диндо – виолончелист исключительных качеств, настоящий артист и сформировавшийся музыкант с экстраординарным звуком, льющимся, как великолепный итальянский голос». С 2001 года до последних дней Мстислав Ростропович был почетным президентом оркестра I Solisti di Pavia. Благодаря таланту и энтузиазму Энрико Диндо ансамбль добился огромных успехов и завоевал признание на родине в Италии и за ее пределами. Перед концертом нам удалось немного поговорить.

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Александр Привалов: «Школа умерла – никто не заметил»

Покуда школой не озаботится общество, она так и будет деградировать под уверенным руководством реформаторов

Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать о судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Николаевичем Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу.

Василий Голованов: «Путешествие начинается с готовности сердца отозваться»

С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни – литературе, путешествиях и изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников – беседа заводила далеко.

Дик Свааб: «Мы — это наш мозг»

Всемирно известный нейробиолог о том, какие значимые открытия произошли в нейронауке в последнее время, почему сексуальную ориентацию не выбирают, куда смотреть молодым ученым и что не так с рациональностью

Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение.

«Триатлон – это новый ответ на кризис среднего возраста»

Михаил Иванов – тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги – Smart Reading.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

«Самое большое зло, которое может быть в нашей профессии — участие в создании пропаганды»

Правила журналистов

При написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.